Парламентское расследование по закону

Парламентское расследование по закону

Парламентское расследование по закону

Парламентский контроль прописаны – это обеспечение соблюдения, исполнения и применения Конституции РФ, законов РФ; обеспечение и защита гарантированных Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина; содействие выполнению общегосударственных и территориальных программ социально-экономического развития, соблюдению установленного порядка исполнения государственных и муниципальных бюджетов, а также бюджетов внебюджетных фондов, управлению и законному распоряжению государственной, муниципальной и иными видами собственности; оценка действия законодательства РФ, субъектов РФ, выявление причин его неэффективной реализации, выработка необходимых мер и рекомендаций по более действенному применению законодательства, приведению его в соответствие с потребностями практики, совершенствованию механизмов правоприменения; укрепление законности, принятие или содействие принятию мер по пресечению выявленных правонарушений, устранению причин и условий, способствующих их совершению; выявление и содействие устранению причин коррупции в органах государственной власти и органах местного самоуправления; инициирование привлечения к установленной законодательством ответственности за выявленные в ходе парламентского контроля правонарушения.

Существует несколько форм парламентского контроля, но, к сожалению, не все сегодня получили равное развитие и нормативно-правовое закрепление. Так, например, 27 декабря 2005 г. был принят Федеральный закон «О парламентском расследовании Федерального Собрания Российской Федерации», однако до сих пор этот закон не получил своего практического воплощения.

Следует отметить, что в мировой практике институт парламентского расследования зарекомендовал себя в качестве значимого инструмента демократии, реализации принципа разделения властей.

Анализ мировой практики функционирования данного института позволяет говорить как об общих чертах, так и об особенностях, различных решениях отдельных аспектов данного института в различных государствах.

В частности, во многом схожим является предмет парламентских расследований (эффективность и целесообразность деятельности органов исполнительной власти в процессе осуществления государственного управления).

С другой стороны, вопрос, например, о численности депутатов, которые могут инициировать процедуру проведения парламентских расследований, а также о предельном сроке для проведения парламентских расследований или возможности продления данного срока при наличии объективных причин не имеет однообразного решения в законодательстве зарубежных стран.

В РФ названный институт является сравнительно новым.

Парламентское расследование можно определить как форму парламентского контроля над органами исполнительной власти (иногда и над органами местного самоуправления), осуществляемого созданными в установленном порядке специальными временными комиссиями законодательного органа государственной власти, которые чаще всего исследуют факты нарушения прав и свобод граждан, эффективность деятельности должностных лиц по устранению причин и последствий природных и техногенных катастроф.

Целями парламентского расследования являются:

1) защита гарантированных Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина;

2) обеспечение палатами Федерального Собрания РФ контроля деятельности Правительства РФ, исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, государственных органов, не являющихся органами государственной власти, а также органов местного самоуправления по устранению причин и последствий событий, послуживших основанием для проведения парламентского расследования;

3) выявление причин и условий возникновения фактов и обстоятельств, послуживших основанием для проведения парламентского расследования, информирование о них общества, а также оказание содействия в устранении таких причин и условий.

Ст. 2 Федерального закона от 27 декабря 2005 г. №196 «О парламентском расследовании Федерального Собрания Российской Федерации» (далее – Закон) закрепляет следующие принципы осуществления парламентского расследования: законности; уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина; уважения чести и достоинства личности; равенства граждан перед законом; коллегиальности; объективности и гласности.

А. Спиридонов классифицирует принципы осуществления парламентского расследования на следующие группы:

1. Общие принципы осуществления парламентского расследования – общие принципы управления обществом и государством, определяющие основы конституционного строя России, закрепленные в Конституции Российской Федерации и присущие институту парламентского расследования как комплексному образованию, который, являясь одной из форм парламентского контроля над исполнительной властью, является органической частью социального управления.

2. Специальные принципы осуществления парламентского расследования – присущие институту парламентского расследования как специфическому виду контрольной деятельности, на которых базируется ее организация и реализация в процессуальном смысле.

При этом первую группу принципов (общие принципы) можно условно разделить на две подгруппы:

1) принципы, закрепленные в законодательстве, регулирующем процедуру парламентского расследования (принципы законности; уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина; уважения чести и достоинства личности; равенства граждан перед законом; другие);

2) принципы, прямо не закрепленные в законодательстве, регулирующем процедуру парламентского расследования, являющиеся принципами конституционного значения, соблюдение которых обязательно при осуществлении любой государственно-правовой деятельности (принципы народовластия; разделения властей; политического многообразия; другие).

Среди принципов второй группы (специальные принципы) можно обозначить следующие: 1) коллегиальность; 2) объективность и точность; 3) гласность; 4) независимость; 5) полнота; 6) целесообразность; 7) обоснованность; 8) результативность; другие.

Таким образом, как справедливо отмечает С.М. Зубарев, общие принципы раскрывают содержательную, социально-правовую направленность института парламентского расследования, а специальные – его организационную и технологическую сторону.

Представляется, что право проведения парламентских расследований должно быть прописано в основном законе государства, поскольку данное право является важным элементом системы «сдержек и противовесов», нуждающимся в конституционной регламентации как гарантии реализации.

Эффективность функционирования института парламентских расследований в значительной степени предопределена тем, насколько четко и оптимально законодателем будет установлен предмет таких расследований. Думается, в частности, целесообразно включить в предмет парламентского расследования Федерального Собрания РФ деятельность Президента России, в предмет депутатских расследований (проверок) на региональном уровне – деятельность высших исполнительных органов государственной власти субъектов РФ.

Приближение выборов Президента России, депутатов государственной Думы Федерального Собрания РФ не должно являться основанием для запрета на выдвижение инициативы проведения расследования. Совершенствование Федерального закона «О парламентском расследовании Федерального Собрания Российской Федерации» предполагает исключение из ст. 9 указанного закона положений, предусматривающих запрет на выдвижение инициативы проведения парламентского расследования в связи с приближением выборов Президента России, депутатов Государственной Думы РФ.

В целом, в настоящее время необходимо совершенствовать и укреплять контрольные функции законодательных органов в РФ. Это касается, прежде всего, именно парламентских расследований. Мировая практика, замечу, знает разные подходы к ним. Так, расследования проводят либо постоянные комитеты и комиссии (по поручению парламента или по своей инициативе), либо специально создаваемые следственные (контрольные) комитеты и комиссии. Первый подход преобладает, например, в США, второй – в ФРГ, во Франции. Причем конституционное законодательство требует указывать сферу деятельности каждой из создаваемых временных следственных комиссий. Предметом расследования в основном может стать деятельность органов власти и предприятий государственной собственности. Однако, в принципе, может расследоваться и иная деятельность.

У нас при наличии принципиальной возможности проводить расследования есть один недостаток: не определены собственно следственные прерогативы соответствующих комиссий и должностных лиц парламента. Конституции и законодательство ряда стран (ФРГ, Италии) предусматривают, что в ходе расследования парламентские комитеты или комиссии наделяются такими же правами, как правоохранительные органы. К собиранию доказательств в этом случае применяются предписания об уголовном процессе со всеми вытекающими последствиями: право принудительно доставлять лиц для дачи показаний, право истребовать любые доказательства и так далее. В США комитеты Конгресса обычно также могут истребовать необходимые документы и материалы, могут вызывать для допроса в качестве свидетелей любое лицо, а правоохранительные органы обязаны оказывать им помощь. В России правовая система, скорее, романо-германская, чем англосаксонская, и для полной реализации подобных прав следует закрепить их нормативно. И здесь возможно если не изменение Конституции РФ, то принятие специального федерального закона о парламентском контроле (или о парламентских расследованиях).

Читайте так же:  Правила зайцева

В.С. Виноградов, Пермский государственный национальный исследовательский университет, г. Пермь

Материалы по теме
Источник// Второй пермский конгресс ученых-юристов: ред. 2011 тезисы итог (г. Пермь, Перм. гос. нац. иссл. ун-т,
28–29 октября 2011 г.) / отв. ред. О.А. Кузнецова; Перм. гос. нац. иссл. ун-т. – Пермь, 2011. – 349 с.

territoriaprava.ru

Парламентское расследование Федерального собрания Российской Федерации и расследование по уголовному делу: вопросы соотношения

Страницы в журнале: 43-47

Ю.Г. ФЕДОТОВА,

ассистент кафедры государственного права, ассистент кафедры гражданско-правовых дисциплин Курганского государственного университета, соискатель кафедры конституционного и административного права Южно-Уральского государственного университета

Рассматривается актуальный вопрос о разграничении расследования по уголовному делу и парламентского расследования Федерального cсобрания Российской Федерации.

Ключевые слова: парламентское расследование, права человека, уголовное дело, федеральный закон, предмет расследования.

In the Russian Federation the parliamentary inquest of the wreck on Sajano-Shushenskaja hydroelectric station has performed. Besides there were criminal cases have related with such subject. That’s why it is important to identify the distinguishing features of the investigation of criminal case and the parliamentary investigation of the Federal Assembly of the Russian Federation.

Keywords: parliamentary investigation, human rights, criminal case, federal law, subject of the investigation.

Принятие Федерального закона от 27.12.2005 № 196-ФЗ «О парламентском расследовании Федерального собрания Российской Федерации» (далее — Закон о парламентском расследовании) связывалось, в частности, с необходимостью решения проблемы роста коррупции, которая стала одной из наиболее серьезных угроз национальной безопасности России, препятствуя экономическому росту государства[1]. В ходе парламентских слушаний в Государственной думе обсуждались проблемы, связанные с оборотом контрафактной и фальсифицированной продукции, и было высказано мнение о том, что первое парламентское расследование может быть проведено именно по данной проблеме[2]. В 2007 году инициировалось парламентское расследование действий милиции и ОМОНа в ходе акций протеста в Москве и Санкт-Петербурге[3].

Фракция «Родина» в Государственной думе настаивала на проведении парламентского расследования в связи с событиями в карельском городе Кондопога в конце августа — начале сентября 2006 года. По мнению депутатов, в данном случае предметом расследования могли стать вопросы, связанные с бездействием органов исполнительной власти и правоохранительных органов[4]. В сентябре 2009 года было инициировано проведение парламентского расследования аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, произошедшей 17 августа 2009 года[5]. В связи с этой аварией проводился также ряд расследований по уголовным делам[6]. Именно поэтому актуален вопрос о разграничении расследования по уголовному делу и парламентского расследования Федерального собрания РФ. Данные институты не должны подменять либо исключать друг друга.

Законом о парламентском расследовании регулируются общественные отношения, связанные с осуществлением палатами Федерального собрания РФ деятельности по расследованию фактов и обстоятельств, имеющих негативные последствия для общества и государства (ч. 1 ст. 1). Вместе с тем потребность в проведении парламентских расследований возникла в России задолго до принятия данного закона. Стоит отметить довольно большой опыт создания комиссий: например, Парламентская комиссия Верховного совета СССР осуществила работу по расследованию трагических событий в г. Тбилиси 9 апреля 1989 г.[7] Проведено парламентское расследование для установления лиц, ответственных за принятие недостаточно подготовленных политических и военно-технических решений по введению чрезвычайного положения в Чечено-Ингушской Республике[8]. Примерами парламентских расследований в период действия Конституции РФ 1993 года могут служить временные комиссии 1994—2001 гг. Так, например, проведено независимое парламентское расследование трагических событий в г. Беслане[9]. Формально не обладая правом на проведение парламентских расследований, российский законодательный и представительный орган не смог исключить из своей работы реализацию данного института, органически присущего всякому парламенту. Такая практика стала необходимой, несмотря на то что в период с 1993 по 1998 год российский парламент не использовал в полной мере свои контрольные полномочия[10].

Пристальное внимание следует, на наш взгляд, уделить определению предмета парламентского расследования. Значимость данного вопроса заключается в том, что от его решения зависит разграничение контрольных полномочий парламента с контрольными, надзорными полномочиями других органов государственной власти, а также органов и учреждений, не являющихся носителями властных полномочий. Отметим опыт зарубежных стран в этом вопросе. Так, Конституция Сирии устанавливает, что Народный совет может создавать временные комиссии из числа депутатов для сбора сведений и расследования фактов, связанных с осуществлением его полномочий (ст. 73). В Конституции Сирии установлены полномочия Народного совета, в частности, по принятию законов, утверждению государственного бюджета и планов развития и т. д. (ст. 71)[11]. Однако законодательное определение предмета должно способствовать отражению специфики парламентского расследования. В этой связи не вполне удачен и способ разграничения полномочий парламентской комиссии и судебных органов, применяемый в Италии. Согласно ст. 82 Конституции Итальянской Республики «каждая палата может проводить расследование по вопросам, представляющим государственный интерес. Комиссия по расследованию проводит исследования и проверки с такими же полномочиями и ограничениями, как и судебная власть»[12].

Российский законодатель устанавливает место рассматриваемого института в общей системе правового регулирования контрольной и следственной деятельности. Так, парламентское расследование не подменяет собой дознание, предварительное следствие и судопроизвод-ство (ч. 3 ст. 2 Закона о парламентском расследовании). Данная норма нуждается, по нашему мнению, в конкретизации императивного запрета. Проведение парламентского расследования может иметь целью выявление фактов не уголовно-правового, а организационного, технического, исторического значения и т. п. Расширительное толкование нормы может обусловить запрет на расследование обстоятельств, входящих в целом в компетенцию правоохранительных органов. Например, как указал С. Попов, итоги парламентского расследования причин, приведших к возникновению техногенной катастрофы, могут существенно отличаться от результатов расследования по соответствующему уголовному делу[13]. Это связано с тем, что цель парламентского расследования — установление причин, которые привели к той или иной ситуации, и применение мер по их устранению, а также предотвращение подобных фактов впредь. Историческое значение имеет, например, расследование Верховным Советом фактов по поводу заключения пакта Молотова—Риббентропа, когда было доказано существование пакта[14].

Читайте так же:  Заявление о прекращении действия договора

Представляются целесообразными конкретизация предмета и последовательное изложение целей соответствующего парламентского расследования по определенному факту или обстоятельству в принятом палатой постановлении о поддержке инициативы возбуждения парламентского расследования (о поддержке предложения о создании комиссии) и о составе комиссии. Определенность в данном вопросе позволит выявить специфику парламентского расследования и исключить подмену других процессуальных институтов и дублирование работы иных уполномоченных органов. В отечественном законодательстве есть соответствующий опыт, а именно: ст. 3 Закона СССР от 31.08.1991 № 2377-1 «Об образовании, полномочиях и порядке деятельности парламентской Комиссии по расследованию причин и обстоятельств государственного переворота в СССР» определяла, что основной целью Комиссии является расследование и анализ обстоятельств совершения государственного переворота, произошедшего в СССР 18—21 августа 1991 г., и политическая оценка этого события. Согласно ст. 4 указанного закона, в задачи Комиссии входило: расследование причин и целей организации государственного переворота, определение союзных государственных структур и должностных лиц, участвовавших в нем; установление роли общесоюзных общественных организаций, их органов и должностных лиц в подготовке и проведении государственного переворота; выявление недостатков действующего законодательства, затруднивших предотвращение и пресечение переворота, выработка предложений по устранению этих недостатков.

Однако данный опыт не был принят во внимание при инициировании парламентского расследования обстоятельств, связанных с возникновением чрезвычайной ситуации техногенного характера на Саяно-Шушенской ГЭС 17 августа 2009 г., так же как и при возбуждении парламентского расследования причин и обстоятельств совершения террористического акта в городе Беслане Республики Северная Осетия — Алания 1—3 сентября 2004 г.[15] В соответствующих постановлениях Совета Федерации и Государственной думы Федерального собрания РФ большее внимание уделено составу членов парламентской комиссии от соответствующей палаты парламента.

Предмет парламентского расследования включает факты грубого или массового нарушения гарантированных Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина; обстоятельства, связанные с возникновением чрезвычайных ситуаций техногенного характера; обстоятельства, связанные с негативными последствиями чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера (ст. 4 Закона о парламентском расследовании). Принимая во внимание, что парламентское расследование не подменяет дознание, предварительное следствие и судопроизводство, становится очевидным, что реализация института парламентского расследования может быть затруднена, поскольку нарушения прав личности, как правило, влекут за собой возбуждение уголовного дела или приводят к судебному обжалованию действий (бездействия) должностных лиц или уполномоченных органов.

Так, в проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1994 года под массовыми нарушениями прав человека понимаются убийства, пытки, установление или поддержание положения рабства, подневольного состояния или принудительного труда, преследование по социальному, политическому, расовому, религиозному или культурному признаку, осуществляемые на систематической основе или в массовом масштабе; депортация, принудительное перемещение населения[16]. Всемирная конференция по правам человека выразила тревогу и осуждение в связи с тем, что грубые и систематические нарушения прав человека и ситуации, которые создают серьезные препятствия на пути полного осуществления всех прав человека, все еще имеют место в различных частях земного шара. Такие нарушения включают в себя пытки, жестокие, бесчеловечные, унижающие достоинство виды обращения и наказания, произвольные казни, исчезновения людей, все формы расизма, расовой дискриминации и апартеида, иностранную оккупацию, ксенофобию, другие формы отказа в пользовании экономическими, социальными и культурными правами, религиозную нетерпимость, терроризм, дискриминацию в отношении женщин, отсутствие законности и др.[14]

В США предметом парламентского расследования были вопросы, связанные с фактами насилия и применения пыток по отношению к лицам, содержащимся под стражей в Иране[18].

По нашему мнению, понятие массовых нарушений прав человека должно включать такие нарушения общепризнанных прав и свобод, которые выявляются неоднократно, причем причина возникновения данных нарушений связана с несовершенством правового регулирования конкретных общественных отношений. Несовершенство правового регулирования может препятствовать своевременному и эффективному выявлению, предупреждению, пресечению или устранению указанных правонарушений. Именно в таких случаях целесообразно проведение парламентского расследования, поскольку проявляются его смысл и назначение, что позволяет отличить данный институт от других процессуальных форм.

Следует обратиться к определению зарубежным законодательством механизма разрешения коллизии интересов при совпадении предмета расследования парламентской комиссии и какого-либо органа публичной власти. Так, французский парламент не может даже выносить на обсуждение вопрос о создании следственной комиссии, если министр юстиции, которого в обязательном порядке предварительно уведомляет председатель Собрания, сообщает о проводимом по этому вопросу судебном расследовании. Если же предварительное расследование начато после образования парламентской комиссии, она обязана прекратить свою работу[19]. Польский законодатель избрал иное решение. Закон не исключает возможности проведения следственной комиссией расследования по вопросу, являющемуся предметом производства либо вступившему в силу по решению иного органа публичной власти. Предметом работы комиссии не может быть лишь оценка соответствия судебных решений нормам права[20].

Отметим, что включение в предмет парламентского расследования обстоятельств, представляющих государственный интерес, можно признать традиционным. В Палате общин Великобритании высказывалось мнение о том, что «верховенство парламента и его контрольные полномочия являются априорно присущими, свойственными от природы признаками данного органа. И наиболее эффективным инструментом, посредством которого парламент может держать органы исполнительной власти под контролем, является именно парламентское расследование. Расследования, проводимые парламентариями, особенно уместны при необходимости решения проблем, имеющих политические масштабы. Парламентские расследования в таких случаях становятся более предпочтительными, чем судебные»[21].

Представляет интерес развитие проблемы разграничения парламентского расследования и расследования по уголовному делу в США. Так, контрольные полномочия Конгресса США в основном сведены к законодательным формам, что вполне оправданно, так как способствует эффективной реализации законотворческой функции. В 1986 году Верховный Суд США указал, что «Конституция… не предусматривает активной роли Конгресса в контроле за деятельностью должностных лиц, занятых исполнением принимаемых им законов». По мнению Верховного Суда США, как только «Конгресс осуществляет свой выбор принятием законодательства, его участие на этом кончается. Конгресс впоследствии может контролировать исполнение принятых им законов только косвенным образом — посредством принятия нового законодательства»[22].

В 1927 и 1929 годах Верховным Судом США рассматривались вопросы, касающиеся характера полномочий следственных комиссий Конгресса США. Так, Верховный Суд США указал, что палаты Конгресса обладают не только полномочиями, которые прямо предоставлены Конституцией США, но и вспомогательными полномочиями, которые необходимы и целесообразны для эффективной реализации функций парламента. Несмотря на то что полномочие по проведению расследований является необходимым и дополнительным по отношению к законодательной функции, оно должно осуществляться при соблюдении прав участвующих лиц, а именно: свидетель вправе отказаться от дачи объяснений в случае превышения полномочий комиссии или в случае, когда поставленные комиссией вопросы не имеют непосредственного отношения к предмету расследования[23]. Комиссия уполномочена проводить расследования по обстоятельствам, касающимся государственных интересов США, а также по вопросам, имеющим непосредственное отношение к исполнению законотворческой функции[24].

Читайте так же:  Как считается стаж работы в россии

В 1945 году Верховный Суд США указал, что полномочия комиссии по расследованию важны для реализации законотворческой функции. При этом утверждалось, что Конгресс, предоставив комиссии полномочия по расследованию каких-либо нарушений, поставил цель, в соответствии с которой действия комиссии и Генерального прокурора должны быть последовательными и не одновременными. Заключение комиссии носит рекомендательный, необязательный характер для судебных и административных органов[25].

В дальнейшем, в 1957 году Верховный Суд США признал, что «право Конгресса проводить расследования присуще законодательному процессу. Это право широкое. Оно включает в себя расследования, касающиеся исполнения существующих законов, а также предложенных законодательных актов, в которых существует необходимость». В то же время Верховный Суд США предостерег, что право на расследование может быть реализовано только «в порядке содействия исполнению законодательных функций и не может быть использовано только для выявления» и «нет общих полномочий выставлять на показ личные дела отдельных лиц, не имея на это оснований в плане деятельности Конгресса»[26]. В действительности эффективность парламентского контроля в США не исчерпывается косвенным контролем, но ключевой является, безусловно, законодательная форма контроля. Особые роль и место парламентских расследований в контрольно-надзорной деятельности и впоследствии неоднократно подчеркивались в актах Верховного Суда США[27].

Российскими парламентариями высказана точка зрения, согласно которой выявление обстоятельств, связанных с возникновением чрезвычайных ситуаций техногенного характера или с наступлением негативных последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, что входит в предмет парламентского расследования, может быть отнесено в большей мере к компетенции исполнительной власти. По мнению В. Илюхина, «здесь, наверное, меньше интереса у парламента в этой части. Наверное, государственные органы исполнительной власти больше заинтересованы в выяснении причин и устранении последствий»4[28]. И все же деятельность исполнительных органов направлена прежде всего на разрешение конкретной, единичной ситуации, в то время как законодательный орган наделен полномочиями по комплексному разрешению возникших проблем и вправе внести необходимые изменения в действующее законодательство. Считаем включение в предмет парламентского расследования обстоятельств, связанных с возникновением чрезвычайных ситуаций техногенного характера или с наступлением негативных последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, целесообразным и оправданным.

Исходя из изложенного выше, можно сделать вывод о том, что в целях разграничения парламентского расследования и расследования по уголовному делу в России необходима конкретизация законодателем предмета парламентского расследования посредством внесения изменений в ст. 4 Закона о парламентском расследовании. Несовершенство правового регулирования соответствующих общественных отношений должно являться ключевым моментом при определении фактов массовых нарушений прав и свобод человека как основания для проведения парламентского расследования. Кроме того, в принятом палатой постановлении должны быть определены цели конкретного парламентского расследования.

1 Борьба с коррупцией в Госдуме не дает никаких результатов, считают 44% россиян // URL: http://www.regnum.ru/ news/496323.html (дата обращения: 03.10.2007).

2 Первое парламентское расследование может быть проведено по проблеме, связанной с оборотом контрафактной и фальсифицированной продукции // Интерфакс. URL: http://www.vladimirvasilyev.ru/index.php?page=position&id=131 (дата обращения: 30.11.2007).

3 Депутаты согласны выслушать несогласных, но не в формате парламентского расследования // Коммерсантъ. 2007. 19 апр. № 66(3642).

4 «Родина» настаивает на проведении парламентского расследования событий в Кондопоге // Новости города. 2006. 15 сент. № 104(224).

5 Постановление ГД ФС РФ от 16.09.2009 № 2508-5 ГД «О поддержке инициативы возбуждения парламентского расследования обстоятельств, связанных с возникновением чрезвычайной ситуации техногенного характера на Саяно-Шушенской ГЭС 17 августа 2009 года»; Постановление СФ ФС РФ от 21.09.2009 № 324-СФ «О возбуждении парламентского расследования обстоятельств, связанных с возникновением чрезвычайной ситуации техногенного характера на Саяно-Шушенской ГЭС 17 августа 2009 года».

6 URL: http://www.gazeta.ru/news/lastnews/2009/10/27/n_1418389.shtml (дата обращения: 28.10.2009).

7 URL: http://www.nlobooks.ru/rus/magazines/nlo/196/328/373/ (дата обращения: 16.08.2010).

8 Постановление ВС РСФСР от 11.11.1991 № 1855-1 «Об Указе Президента РСФСР от 7 ноября 1991 г. «О введении чрезвычайного положения в Чечено-Ингушской Республике».

9 Постановление СФ ФС РФ от 22.12.2006 № 448-СФ «О докладе Парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств совершения террористического акта в городе Беслане Республики Северная Осетия — Алания 1—3 сентября 2004 года; Постановление ГД ФС РФ от 22.12.2006 № 4014-4 ГД «О докладе Парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств совершения террористического акта в городе Беслане Республики Северная Осетия — Алания 1—3 сентября 2004 года по итогам ее деятельности»; Послесловие к Беслану // Российская газета. 2005. 29 дек.

10 См.: Глейзнер Дж., Чейсти П. Российская Государственная дума: структура, деятельность и эволюция в период 1993—1998 годов. — М.: Московский общественный научный фонд, 1999. С. 54—59.

11 См.: Сапронова М.А. Государственный строй и конституции арабских республик. — М., 2003. С. 298—299.

12 Конституции зарубежных государств: Великобритания, Франция, Германия, Италия, Соединенные Штаты Америки, Япония, Бразилия [текст]: Учеб. пособие. 6-е изд., перераб. и доп. / Сост. В.В. Маклаков. — М., 2009. С. 267.

13 Дискуссия о законопроекте «О парламентских расследованиях» / Эхо Москвы, 19.10.2005. Ведущий: С. Бунтман // URL: http://www.yabloko.ru/Publ/2005/2005_10/051020_echo_popov.html (дата обращения: 02.10.2007).

14 Законопроект о парламентских расследованиях прошел со свистом второе чтение // URL: http://www.polit.ru/news/ 2005/11/25/wistle.html (дата обращения: 02.10.2007).

15 Постановление ГД ФС РФ от 22.09.2004 № 956-IV ГД «О Парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств совершения террористического акта в городе Беслане Республики Северная Осетия — Алания 1—3 сентября 2004 года»; Постановление СФ ФС РФ от 20.09.2004 № 289-СФ «О Парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств совершения террористического акта в городе Беслане Республики Северная Осетия — Алания 1—3 сентября 2004 года».

16 См.: Курс уголовного права. Т. 5: Особенная часть / Под ред. д-ра юрид. наук проф. Г.Н. Борзенкова, д-ра юрид. наук проф. В.С. Комисарова. — М., 2002.

17 Венская декларация и Программа действий: принята в г. Вене 25.06.1993 на Второй Всемирной конференции по правам человека // Дипломатический вестник. 1994. № 3—4. С. 45—63.

18 Amnesty International USA. Independent investigation needed into rape and torture in detention in Iran. 17 August 2009 // URL: http://www.amnestyusa.org/News_and_events/News_and_reports/page.do?id=1011302&n1=5&n2=1296 (дата обращения: 05.09.2009).

19 См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран: В 4 т.: Учеб. Т. 1—2. Часть общая. 3-е изд., обновл. и дораб. / Отв. ред. проф. Б.А. Страшун. — М., 2000. С. 568—570.

20 Институты конституционного права иностранных государств / А.Н. Домрин, Н.М. Касаткин, Д.А. Ковачев, А.К. Колибаб, В.И. Лафитский и др. — М., 2002. С. 297—298.

www.sovremennoepravo.ru


Обсуждение закрыто.