10 людей которые правят миром

10 людей которые правят миром

Миром правят несколько бизнесменов

Джеймс Глаттфельдер, молодой математик из Федерального технологического института в Цюрихе ( Швейцария ), обнаружил, что всего 147 корпораций владеют более чем половиной мировых ресурсов. И это лишь верхушка айсберга! Планетой правит горстка людей, а то и один человек, чьего имени пока не знает никто. Но к одному из теневых воротил Глаттфельдер подобрался очень близко, о чем и рассказал « КП ». Успеет ли он раскрыть имена, пароли, явки прежде, чем его остановят?

Все гениальное просто

Глаттфельдер рассуждал так. В мире около 37 млн. компаний. У них 37 млн. директоров. Связаны ли эти люди? Может, среди них есть родственники? Одноклассники? А может, многие из этих компаний подчиняются друг другу (входят в холдинги, являются дочерними)? Выяснить все это в наш открытый век не составляет труда.

Глаттфельдер дотошно рассказывает, как из 37 млн. выкристаллизовалось ядро в 1318 компаний, потом — в 147. Он приводит первую десятку, но предупреждает: лидеры могут поменяться. Скорее всего, от топ-10 ниточки ведут куда -то еще. В маленькую фирму где-нибудь в штате Юта. Сонный городок, пыльная улица, вечно закрытая серая дверь. Мы фантазируем. Пока — фантазируем.

Друзья.

Круг первый

Топ-10 — список предварительный. Но даже в нем много интересного (см. таблицу).

Во-первых, почти все эти компании из двух стран — США и Великобритании . Во-вторых, ими руководит некий элитарный круг лиц. Маркус Эйджиус из Barclays — прямо из рода Ротшильдов , остальные не так высокородны, однако многие ранее руководили. другими компаниями из этой десятки. Что, согласитесь, странно, если бы они не были связаны. Мир велик, найти 10 профессионалов, прежде не связанных с этими компаниями, несложно.

В-третьих, эти воротилы часто учились в одних и тех же заведениях. Наконец, у многих в официальных биографиях мелькают интересные детали. Один был в правительстве США, другой — в Международном валютном фонде, третий, Джей Хулей, и вовсе состоит в некоем Форуме финансовых услуг. Структура находится в Вашингтоне , и это, как туманно сказано в биографии Хулея, «неформальная организация, которая объединяет 18 крупнейших топ-менеджеров». Вот объединяет — и все. Мужчины англосаксонского вида (Хулей именно таков) собираются у камина или играют в гольф. Потягивают виски или курят сигары. О чем говорят? Да кто же знает.

В мире немало подобных организаций, рассказывает эксперт компании «Финам» Александр Осин:

— Назовите их масонами, если хотите. Вспомните Ротари клуб. Люди встречаются, дружат лично, а ради чего или против кого, неведомо.

Упомянутый Ротари клуб — интересная штука. Есть в Португалии мыс, самая западная точка Европы . Стоишь на берегу океана и знаешь, что вот там, за горизонтом, Америка . Маяк, деревенька, овечки пасутся. И — на самом мысу — стела, поставленная Ротари клубом. И офис организации неподалеку. Зачем тут, в глуши.

У «масонов» же своя мистика. Они рассказывают про некий корабль, прибывший в Америку в XVII веке, на котором, дескать, голландские сектанты создали секретный документ, скрижаль мирового империализма. Еще они верят, что первыми американцами были финикийцы, которые отбыли именно отсюда, из нынешней Португалии, гонимые римлянами.

Хотя Ротари клуб основан еще в 1905 году, о нем известно мало. Чуть больше миллиона членов (говорят, наш кабинет министров при Ельцине во многом из них состоял), цель — благотворительность. Но это все-таки уже «засвеченная» организация. Есть же такие, о которых не знает вообще никто.

Читайте Ленина

Чего добиваются эти люди? Осин считает, что мировой кризис, эта эпоха нехватки ресурсов, приведет к открытой войне между «легальными» правительствами и «теневыми». Цель «теневых» — забрать всю власть себе.

Экономист Борис Кагарлицкий согласен отчасти:

Глаттфельдера нет ничего нового. Про это Ленин еще написал, а до него — немецкие и английские ученые. Концентрация капитала, сращивание его с властью — в СССР про это каждый школьник знал. А мы сейчас настолько умственно деградировали, что такие банальные вещи воспринимаем как откровение.

Капитал управляет миром примерно с 1900 года, примерно с этого же времени существует и Ротари клуб.

— Да, это именно то место, где люди встречаются и принимают решения, — говорит Кагарлицкий. — Надо же им где-то, в приватной обстановке, обсудить то, что потом представят публично. И в этом нет ничего странного.

Глаттфельдер будет изучать сильных мира сего до седых волос, считает Кагарлицкий, и никто его не остановит. До настоящих тайн ему все равно не добраться, так что для «мирового правительства» швейцарский математик — тот самый «неуловимый Джо», который никому не нужен.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Джеймс Глаттфельдер: «Одного мирового дирижера я почти поймал»

«КП» связалась с автором исследования и задала несколько вопросов.

— Готовы ли вы сейчас объявить, что мировая экономика контролируется узким кругом лиц, а то и одним человеком?

— Пока нет. В нашей базе данных есть сведения и о частных лицах, и о членах правительств. Но их рейтинг влияния оказывается ниже, чем необходимо, чтобы претендовать на роль мирового дирижера. Однако предстоит проделать ту же работу касательно личностей именно тех, кто руководит транснациональными компаниями. Возможно, тогда мы что-то и поймем.

— То есть вы пока не можете назвать имя теневого Ротшильда и Рокфеллера?

— Пока мы выявили некую фигуру с высоким рангом влияния. Могу сказать лишь, что это американский бизнесмен, который является сопредседателем инвестиционного фонда. Но его ранг низковат, это не Ротшильд, не Рокфеллер, даже не Билл Гейтс или Уоррен Баффет . Вообще чем больше я над этим думаю, тем сильнее подозреваю, что физического лица мы можем в итоге и не найти. Власть переходит от живых людей к корпорациям.

— То есть мирового правительства или «масонского заговора» может и не сыскаться?

— Честно, пока я понятия не имею! Пока мне даже не до конца понятно, какие, собственно, механизмы формирования структур власти нам удалось «поймать» и проанализировать. Либо все движется некими мощными личностями или группами личностей. Или речь идет о стихийном создании неких сложных систем, как это можно видеть в биологии или химии, когда такие конструкции, как мозг человека, формируются вроде бы случайными факторами.

Список Глаттфельдера: десять компаний, которые крутят миром

m.kp.ru

«Этим миром правят 9 человек»

Миру грозит война за ресурсы. Чтобы избежать ее, нужен тотальный слом потребительской этики поведения. Но это не в интересах финансовых элит. Что ждет Европу, Россию и Украину — «Росбалту» рассказал депутат Европарламента, антиглобалист Джульетто Кьеза.

17:20, 21.02.2011 // Росбалт, Украина

В ближайшие годы миру грозит война за ресурсы. Чтобы избежать катастрофы, нужен фундаментальный слом потребительской этики поведения. При этом финансовые элиты, скорее всего, захотят решить все проблемы по сценарию, обкатанному 11 сентября 2001 года. Что ждет Россию, Европу, США и Китай в ближайшем будущем – «Росбалту» рассказал экс-депутат Европарламента, антиглобалист Джульетто Кьеза, который приехал в Крым по приглашению международного медиа-клуба «Формат А3».

— Мы находимся в начале переходного периода, который не имеет прецедентов в истории. Он мог наступить ещё десять лет назад, но США в 2001 году событиями 11-го сентября отложили кризис на 7 лет. Отложили – но не отменили. И в 2008 году он вернулся. Кому эта эпоха будет выгодна – сказать сложно, но уже ясно, что история последних трех веков подходит к концу. Сегодня ясно, что невозможно развитие внутри замкнутой системы ресурсов – мир достиг пределов развития. Все, кто говорят, что прежняя система сохранится — врут. Уголь, нефть, даже уран – все ресурсы планеты почти исчерпаны, и лишь вопрос времени, когда они окончательно закончатся. Все наши реалии, всё, к чему мы привыкли – будет меняться. Цивилизация денег уйдет.

— Не рано ли вы ее хороните, г-н Кьеза? Критики современного общества несколько преувеличивают масштабы кризиса, вам не кажется?

— Нет, это действительно глобальный кризис. В том числе, кризис энергетический. Даже воды мы сегодня используем больше, чем природа способна нам дать. И что будет, когда 300 миллионов человек в течение следующих десяти лет будут испытывать нехватку этого ресурса? Мы производим отходы с такой внутренней структурой, которые не могут быть переработаны в принципе. Мы изменили курс самой природы.

— Об экологии говорят многие. Правительства тратят на нее огромные суммы, население голосует за экологические программы тех или иных партий…

— Нужно понять, что прежняя демократия уже умирает. В Европе половина населения не ходит на выборы – и вовсе не из-за своей аполитичности. Огромному числу людей не хватает представительства их интересов во власти. Я вовсе не против парламентов, местных советов и т.д. Просто нужно создавать новую систему представительства, новые партии и движения. И это движение должно идти снизу.

Читайте так же:  О налогах на имущество физлиц

— Под каким флагом?

— Под флагом самоограничения. Сегодня нужно начинать себя ограничивать, менять себя и свой образ жизни. Нужна культурная, организационная, политическая революция, нужно уменьшать затраты энергии.

— Вы полагаете, в мире наберется достаточно людей, которые по доброй воле готовы себя ограничивать? В мире, большая часть которого элементарно недоедает?

— Речь не о голодающих. Но даже те, кто мог бы себя ограничить, не начинают об этом думать. Потому что нами манипулируют, нас оболванивают! Людей превратили в инструменты покупки. Мозги абсолютного большинства контролируются. Мы живем для рынка, когда работаем и когда отдыхаем. Именно он диктует нам наши действия. Мы не свободные люди. Журналисты должны информировать об этом людей. Но СМИ об этом молчат. Телевидение 24 часа говорит нам, что надо покупать вещи, что наша шкала ценностей – это покупательная способность. Реально в современном телевидении непосредственно информации не более 8%. Все остальное реклама и развлечение. И формируют человека в итоге эти самые 92%.

— Ну, это естественно, ведь телевидение существует за счет рекламы. Кто будет содержать ТВ, если оно перестанет продавать? Что вы предлагаете?

— Для начала я национализировал бы СМИ. 50 лет назад личность человека формировалась в семье, школе, иногда – в церкви. Сегодня на 90% мышление молодых людей формируется телевидением. ТВ стало самой важной культурной структурой по всему миру, от США до Индии и Китая. Система СМИ – это фундаментальные права людей, и они не могут быть приватизированы. Их надо возвращать государству и народу. Рассказать о ситуации на планете людям без участия телеканалов невозможно. А вместо этого телевизор уговаривает нас купить ещё одну машину. Точно так же я уверен, что надо национализировать все банки, выпускающие деньги. Мы теряем контроль над деньгами.

— Государства, граждане государств. В середине декабря «Нью-Йорк Таймс» опубликовала на первой полосе статью – о том, что каждый месяц в каком-нибудь ресторане на Уолл-Стрит собираются руководители 9 мировых банков: «Голдман Сакс», UBS, «Бэнк оф Америка», «Дойче банк» и тому подобных. Каждый месяц эти девять человек принимают решения, касающиеся шести миллиардов человек: каким будет процент безработицы в мире, сколько людей умрут от голода, сколько правительств будет свергнуто, сколько министров будет куплено и так далее. Это респектабельные преступники, но они влиятельнее любого мирового политического лидера. У них реальная власть – власть денег.

— И все же сегодня нет оснований думать, что рост производства и потребления в обозримом будущем прекратится…

— Конечно. Мало того, если миллиард китайцев начнут есть мясо и пить молоко так, как это делаем мы – через десять лет нам всем не останется места на этой планете. А когда не будет места – что это будет означать? Ещё в 1998 году в США был опубликован документ – «Project for the new American century». В этом документе пророчески написали, что в 2017 году Китай станет самой большой опасностью для безопасности США. Все сбывается. Мы живем в 2011 году – ещё осталось 6 лет.

— Вы согласны с тезисом, что основная угроза планете исходит от Китая?

— Нет, самый большой источник опасности сегодня – это Нью-Йорк, Уолл-стрит и США. Доллар сегодня уже умер, США – банкроты. Но при этом они — хорошо вооруженные банкроты. Кстати, экономические атаки против Греции и Ирландии спровоцированы лишь для того, чтобы уменьшить суверенитет европейской валюты и Европы в целом. Ведь реально сегодня евро сильнее, чем доллар – хотя бы потому, что долг ЕС ниже, чем у США. Поэтому, кстати, я и не думаю, что евро исчезнет.

— Но у Европы тоже много слабых мест. Население стареет, власти вынуждены завозить мигрантов, а те – особенно мусульмане — не хотят ассимилироваться, напряжение растет… Меркель и Саркози уже признали, что политика мультикультурализма провалилась.

— Я не верю в провал мультикультурализма. «Опасность исламского фундаментализма» – это изобретение США, старт которому был дан 11 сентября 2001 года. Мы сами создали эту идею об экспорте демократии. Ирак и Афганистан доказали нежизнеспособность этой схемы. Равно как и ошибочность мнения Запада, что все народы и страны должны проходить тот же самый путь, что и они.

Исламский мир живет в одном веке. Мы – в другом. Это их вина? Нет, просто чувство времени и ситуации совершенно иные. При этом именно мы создали глобализацию, мы захватили их ресурсы.

Сегодня очевидно, что Европе объективно нужны 20 миллионов мигрантов, а мы не в состоянии их воспринимать. В итоге они приходят без всякой возможности жить нормально. Поймите, глобализация – это движение людей, а, значит, и культур.

— Вы не разделяете опасений, что Европа растворится в потоке мигрантов?

— Я считаю, что Европа как политический и культурный феномен будет существовать и дальше. Конечно, процессы, происходящие на континенте, очень сложны. Ведь до сих пор в мире не было прецедентов, чтобы 27 стран объединялись мирным путем. При этом одна сегодня половина ЕС – «европейская», а вторая половина – «американская» (речь идет о Западной и Восточной Европе – прим. ред.). Нынешний кризис региона – это самый сложный момент его истории.

Кстати, я думаю, что Россия могла бы играть большую роль в Европе. Более того, необходимо объединение усилий этих двух сил, интеграция интересов. Европа сегодня никому не угрожает. Россия также не станет никому угрожать, когда наступит дефицит ресурсов – хотя бы потому, что она имеет все эти ресурсы внутри страны. И вместе Европа и Россия могли бы играть огромную успокоительную роль для ситуации во всем мире. Пока же всех «успокаивают» США.

— Вы около 20 лет проработали в Москве репортером газет l’Unita и La Stampa. Россия сегодня переживает не самые простые времена в своей истории. Куда, по-вашему, она дрейфует?

— Трудно сказать. Я сам не достаточно понимаю, что происходит. Я с одной стороны вижу, что у России есть огромные возможности влиять на международную жизнь. С другой стороны, я, к сожалению, наблюдаю, что Россия пока продолжает действовать по-старому – защищая только себя. Как, кстати, она и воспринимается до сих пор в общественном мнении на Западе. Никогда за последние годы я не слышал масштабных идей от России об устройстве мира. Я приведу пример – американская империя была создана потому, что американцы смогли послать миру месседж: всё, что в их интересах – отвечает интересам всего мира. Они очень хорошо работали над идеей страны, которая говорит за всех.

Так что если Россия продолжит давать сигналы о своей силе, при этом ведя речь о защите только себя самой – это мало кому будет интересно. Это не будет интересно той же Европе и в этом же – самый слабый момент политики вашей страны. Хотите претендовать на мировое господство в хорошем смысле слова, хотите иметь влияние в той переходной ситуации, в которой весь мир оказался сегодня – меняйтесь. Нужно выходить с месседжами об объединении, об ограничении потребления ресурсов – чтобы их хватало всем. На этом можно строить большую мировую политику.

— Как может проповедовать самоограничение Россия, чей правящий класс демонстрирует миру самое разнузданное потребительство? Разве вы не видите, что этой страной руководят ревностные адепты мироустройства, с которым вы призываете покончить?

— Мне кажется, что ваши руководители эту новую ситуацию ещё не осознали. Российское руководство сегодня много времени уделяет Америке и мало – тому же Китаю. Но 21-й век не будет веком Америки. И бессмысленно для России сегодня покупать билеты на тонущий корабль. Играть нужно по разным направлениям.

— Что, на ваш взгляд, ждет в ближайшем будущем российско-украинские отношения?

— Они нормализуются. Был период Виктора Ющенко, когда было сильным влияние США и стремление включить страну в свою орбиту. Роковые ошибки. Сейчас, когда страница «оранжевой революции» перевернута, нужно создать нормальные отношения между суверенной, независимой, нейтральной Украиной, Россией и Европой. Но нужно, чтобы политические элиты Украины знали, что они не подчинены никому.

Читайте так же:  Закон военных пенсиях

— Похоже, они это начинают осознавать. Но это не отменяет желания украинских элит интегрироваться в Европу – хотя бы персонально. А Европе Украина нужна?

— Если честно, то Европе больше нужна Россия. Европа на словах и, быть может, даже финансово будет поддерживать Украину, но она сегодня не сможет просто «переварить» эту страну. Европа должна сегодня думать о себе, и было бы ошибкой со стороны Украины ждать многого от ЕС. Если бы я был руководителем Украины – я бы создавал свое сильное государство. Кстати, я голосовал против включения Турции в ЕС – я знал, что Турция слишком велика для нас. Но политику добрососедства с этой страной мы развивать сможем. Как и с Украиной. Вообще — Европа, Россия и Украина могли бы играть большую общую игру.

— Глобальный кризис только начался. Какими из него выйдут Украина и Россия?

— Россия находится в относительно благополучном положении, потому что у этой страны есть все необходимые ресурсы. У того же Китая их нет. Европа тоже не имеет достаточных ресурсов. И в этом трудном и деликатном переходном периоде, который наступает из-за глобального кризиса, Россия будет находиться в очень хороших условиях. Поэтому она должна использовать эту ситуацию.

Украина не имеет таких ресурсов. Но она, например, может играть большую роль в создании системы европейской безопасности. Не надо ждать предложений ни от России, ни от Европы. На месте украинского президента я бы создал центр, который бы занимался этим направлением. Здесь можно создать международный центр изучения безопасности нового мира. Нужно производить идеи. Завтра вещи будут стоить много, но идеи будут ещё дороже.

m.rosbalt.ru

Война и ВПК

Все за сегодня

Мультимедиа

Закулисные правители — Комитет 300

Что объединяет масонов высокого ранга, крупные банки, иллюминатов, королевские дома и денежных магнатов? Все они являются членами «Комитета 300», который, по данным бывшего британского агента, правит миром здесь и сейчас.

Когда некоторые люди слышат слово «заговор», они начинают качать головой: слишком упрощенно, слишком однобоко, слишком предвзято. И нельзя сказать, что их взгляды неверны. Ведь, на самом деле, никакие «масоны», «евреи» или «иллюминаты» не дергают за кулисами за веревочки и не управляют спектаклем, который для них будет триумфом, а для 90% человечества должен закончиться драмой. То есть большинство людей окажется в своего рода рабском состоянии, они будут прозрачны, ими будут управлять внешние силы посредством всемирного правительства — и так будет происходить от первой утренней чашки кофе до последнего глотка воды вечером.

Однако это, конечно, не означает, что не существует вообще никакого заговора. Только действующие лица за кулисами и кукловоды намного более неоднородны, чем в этом нас пытаются убедить слишком примитивно сконструированные теории.

Тот факт, что не политики нами управляют, стал очевиден, по крайней мере, для всех бодрствующих современников после начала так называемого финансового кризиса. Даже верный по отношению к существующей системе информационный журнал Spiegel в своем номере от 12 декабря 2011 года отважился, наконец, задать правильный вопрос: «Деньги правят миром . а кто правит деньгами?» Вот такой вопрос был смело вынесен на обложку этого издания.

У журнала Spiegel, разумеется, нет никакого окончательного и однозначного ответа — некоторые властные области даже для него являются табу, — но он, тем не менее, задает смелые и хорошие вопросы:
«Как так получилось, что государства дают банкам миллиардные кредиты для того, чтобы потом стать должником тех же самых банков?»
«Как так получилось, что один финансовый рынок в десять раз больше, чем показатели экономики всего мира?»
«Справедлив ли упрек политики относительно того, что “рынки” преднамеренно проводили спекулятивные операции с Европой?»
«Почему правительствам не удалось ограничить власть финансовых рынков?»
И, наконец: «Кому принадлежит мир и кто правит деньгами?»

Тот факт, что сегодня многие когда-то процветавшие государства находятся на грани банкротства, не является случайным. Он является следствием распоясавшегося финансового рынка, которым алчно пользуются немногие богатые, сильные, владеющие информацией и не знающие никаких ограничений люди. И все это происходит без риска. А если вам будет угрожать банкротство, то тогда в дело вмешаются государства для того, чтобы спасти вас с помощью народных денег. После чего вы просто продолжите заниматься своим делом.

Вот что сказал по этому поводу на итальянском телевидении итальянский юморист Маурицио Кроцца (Maurizio Crozza): «Подождите: государства спасли банки от банкротства. Затем эти банки использовали полученные деньги и сделали банкротами сами государства. И теперь банки хотят занять место правительства. Здесь что-то не так, или я не прав?»

К этому следует добавить, что нынешний (статья была опубликована в 2012 году — прим.ред.) итальянский глава правительства Марио Монти (Mario Monti), которого избирал не народ, этот кризисный менеджер, который должен спасти страну от надвигающегося банкротства, с 2008 года находится на службе у компании Goldman Sachs. А Марио Драги (Mario Graghi), бывший глава итальянского Центрального банка и нынешний руководитель Европейского центрального банка — с 2002 года по 2005 год был вице-президентом расположенной в Европе компании Goldman Sachs International. Он был «акционером», заботящимся об интересах «предприятий и суверенных государств», главой управления, которое незадолго до его прихода помогло Греции воспользоваться финансовым инструментом под названием swap для того, чтобы подправить свои балансы и скрыть государственные долги.

И Лукас Пападимос (Loukas Papadimos), который с 10 ноября 2011 года является (статья была опубликована в 2012 году — прим.ред.) греческим премьер-министром и главой переходного правительства, с 1994 года по 2002 год возглавлял греческий Центральный банк. Находясь в этой должности, он сыграл до сих пор еще неясную роль в сокрытии данных государственного бюджета с помощью компании Goldman Sachs.

Весь мир — рулетка

Еще несколько десятилетий назад подобные вещи были бы невозможными. Ответственность за грабительский набег банковского сектора несет так называемая Дерегуляция финансовых рынков, то есть уничтожение всех моральных, этических и, в конечном итоге, разумных правил. Этот процесс начался в 1970-е годы, когда экономисты все активнее поддерживали идею о том, что государственные предписания больше приносят вреда экономике, чем пользы. Они требовали еще больше свободы для богатых присваивать себе еще больше собственности, — естественно, под предлогом заботы об экономическом процветании. Они утверждали, что в конечном итоге более значительный экономический рост пойдет на пользу и простым людям. Но на самом деле относительно этих простых людей у них были совершенно иные планы.

Собственно «дерегуляция» началась в 1982 году во время правления Рональда Рейгана: региональные сберегательные банки были освобождены от государственных предписаний, а более крупным банкам было впервые разрешено, предоставлять кредиты под различные проценты. Весьма активно этот процесс пошел уже при Билле Клинтоне. Он «продолжил процесс дерегуляции американской банковской системы. В 1994 году он снял ограничения, которые налагались на американские кредитные институты в случае их регионального расширения. Спустя пять лет было отменено также законодательное разграничение между коммерческими и инвестиционными банками, которое было введено после Великой депрессии в 1930-е годы. При президенте Джорджа Буше-младшем американская Комиссия по ценным бумагам в 2004 году разрешила инвестиционным банкам без ограничений финансировать свои сделки с помощью кредитов», — подчеркивает газета Handelsblatt.

О том, какие фатальные последствия имел этот шаг, сообщает журнал Spiegel: «В целом во всем мире более 8 тысяч фондов управляют капиталом в 1,7 триллиона долларов. В 1990 году фондов было 600, а в управлении у них находились 40 миллиардов долларов». В течение 21 года количество фондов, таким образом, увеличилось в 13 раз, а управляемый ими объем денежных средств вырос в 42,5 раза. Самые крупные экземпляры этой «саранчи», то есть хедж-фонды, «располагают капиталом до 70 миллиардов долларов, отмечает журнал Spiegel.

«Хотя большая часть фондов работает с менее крупными вложениями в размере одного, двух или трех миллиардов долларов, их влияние, тем не менее, является непропорционально большим. Дело в том, что хедж-фонды, в основном, работают с помощью кредитного плеча: они вкладывают не только свой капитал, но также берут выгодные кредиты для того, чтобы использовать их в спекулятивных сделках. Таким образом, размеры их участия намного увеличиваются».
А кредиты, как подчеркивает журнал Spigel, «выдаются крупными банками: около дюжины финансовых институтов являются кредиторами и деловыми партнерами почти всех имеющихся в мире хедж-фондов».

Читайте так же:  Приказ 15 минтранса россии

Журнал смело называет «одни и те же банки» — «прежде всего JPMorgan Chase, Goldman Sachs, UBS, HSBC, BNP Paribas, Bank of America и Deutsche Bank». И делает вывод: «Тот, кто ищет ответ на вопрос, кто управляет деньгами, не ошибется, если обратит на них внимание». И поскольку, по мнению журнала Spiegel, миром правят деньги, то эти финансовые молохи принадлежат и к числу правителей мира — прежде всего банк с Уолл-Стрит, то есть Goldman Sachs.

300 кукловодов

На самом деле, они таковыми и являются. Но они там не одни, и возникает еще один вопрос — а существует ли над этими банками какая-то власть, разрабатывающая более крупные планы? Не принадлежат ли сами банки лишь к исполнителям, как и политики? Бывший офицер разведки британской секретной службы MI6 занялся поиском ответа на этот вопрос. С начала 1960-х годов он глубоко исследует эту тему с привлечением таких источников, к которым другие авторы никогда не смогли бы получить доступ. В большей мере те авторы, которые в последнее время добились собственной известности, — среди них Дэвид Айк (David Icke) и Джим Маррс (Jim Marrs) — постоянно у него списывают.

Тем временем 76-летний Джон Коулман (John Coleman) уже написал 12 книг на эту тему, и одна вещь является для него бесспорной: примерно 300 человек правят судьбами мира и направляют его в нужном для себя направлении. Он называет этих глобальных плеймейкеров «Комитетом 300». Упомянутый выше Билл Клинтон также входит в его состав, как и его преемник, а также его предшественник — Джордж Буш-младший и Джордж Буш-старший. То же самое можно сказать о главах тех банков, которые журнал Spiegel называет правителями денег. Плюс, естественно, два упомянутых Супер-Марио — Марио Монти и Марио Драги.

Выражение «Комитет 300» восходит к немецкому политику Вальтеру Ратенау (Walter Rathenau, 1870 — 1922), который в 1920-е годы был имперским министром иностранных дел. «Существует комитет из 300 человек, которые правят миром, а их личности известны только равным им самим по уровню», — так он якобы сказал. В венской газете Neue Freie Presse он написал: «Три сотни человек — все они знают друг друга — управляют экономическими судьбами континента и ищут преемников из своего окружения. Странные причины этого странного явления, которое бросает свой луч света в темноту будущего социального развития, здесь не будут подвергаться обсуждению».

В письме поэту Франку Ведекинду (Frank Wedekind) он высказался еще более точно: «Истинные “300 человек” на основании существующей привычки и, руководствуясь осторожностью, отрицают свою власть. Если вы им позвоните, они скажут: мы ничего не знаем; мы такие же торговцы, как и другие. Тогда как найдется не 300, а 3000 коммерции советников, занимающихся производством носков или маргарина, которые скажут в ответ: да, это мы. Власть предпочитает анонимность; я знаю одного человека из числа наиболее известных — но не всегда самых значительных, — который вообще ни с кем не встречается, кроме своего парикмахера. Я знаю одного человека, которого можно назвать почти бедным, но он владеет огромным предприятием. Я знаю одного человека, который, вероятно, является самым богатым, однако как его активы принадлежат его детям, которых он ненавидит. Многие уже не способны отвечать за свои поступки. Один работает в области собственности, принадлежащей иезуитам, а другой является агентом курии (центральный папский административный орган — примечание редакции Zeitenschrift). Один из них, будучи уполномоченным какого-то зарубежного объединения, владеет 280 миллионами британских государственных облигаций (consols) и является крупнейшим кредитором прусского государства. Все это конфиденциальные вещи. Но вы видите: этих людей не так легко встретить в обычной жизни».

Вальтер Ратенау погиб 24 июня 1922 года — он стал жертвой политически мотивированного покушения. Официально ответственность за его убийство была возложена на террористическую организацию «Консул». Джон Коулман считает, что его убийство было совершено по указанию «Комитета 300». Ратенау играл ключевую роль в ходе интенсивных совещаний, результатом которых стало подписание 6 апреля 1922 года Рапалльского договора. В нем Германия и Россия договорились об отказе от всех предвоенных долгов, а также о том, что Германия признает большевистскую Россию и увеличит размеры кредитов.

«Когда было объявлено об этом договоре, то среди британцев и французов возникла паника, а в Соединенных Штатах распространилось замешательство. Эти 300 человек, на самом деле, не дали своего разрешения и не согласились с теми последствиями, к которым приводило подписание этого договора. На самом деле Германия перечеркивала те планы, которые британцы и французы имели в отношении России. Создавалось впечатление, как будто Германия, несмотря на свое поражение в Первой мировой войне, вновь готовится к тому, чтобы бросить вызов господствующему положению британцев в мировой торговле», — подчеркивает британец Коулман.

«Генуэзская конференция, проведенная вблизи города Рапалло, была организована британцами с таким расчетом, чтобы взять под свой контроль британско-российскую торговлю. Однако, не поставив предварительно в известность «Комитет 300», Ратенау неоднократно делал предложение британцам и французам, на основе которых могли бы быть заключены соглашения, способные обеспечить быстрое восстановление Германии после катастрофы Версаля. Если бы союзники приняли справедливые и соразмерные предложения Ратенау, то тогда, возможно, не было бы Второй мировой войны.

Ратенау постоянно говорил о том, что сильная в экономическом отношении Германия может быть в интересах держав-победительниц, поскольку только в этом случае она будет способна в полном объеме выполнить те обязательства по репарациям, которые были наложена на нее «мирной конференцией в Версале». Однако эти державы хотели, чтобы Германия, по крайней мере, еще сто лет оставалась бы порабощенной нацией — или вновь ввязалась бы в совершенно ненужную войну для того, чтобы заново перемешать все карты.

«Когда британская и французская делегации вернулись из Генуи, их соответствующие правительства под руководством “Комитета 300” начали действовать с поразительной быстротой. Градом посыпались послания с требованием об аннулировании германо-российского Рапалльского торгового договора». По прошествии двух месяцев после подписания договора в Рапалло Вальтер Ратенау был убит прямо на улице с помощью гранаты и нескольких выстрелов из пистолета.

Коулман не сомневается в том, что «его убийство было совершено агентами британской Секретной разведывательной службы SIS. Самый блестящий государственный деятель Германии и архитектор Рапалльского договора был ликвидирован, а Германия как государство была потрясена до самого основания. Вероятно, впервые политик мирового уровня отважился рассказать о существовании тайного правительства, тайной власти, контролирующей весь мир».

Возможно, у Ратенау были ложные иллюзии относительно безопасности, и он полагал, что, как бывший советник Ротшильда, он гарантирован от покушений, считает Коулман. Династия Ротшильдов, несомненно, входит в состав «Комитета 300». Тайные правители знают, насколько огромной является их земная власть — не случайно они называют себя олимпийцами подобно греческим богам, восседавшим на горе Олимп.

Бывший высокопоставленный — и поэтому посвященный во многие тайны — иллюминат Джон Тодд (1950 — 2007) сказал, что существует еще более крупный клуб, который и осуществляет прямое руководство. Он говорил о «Совете 500», а не о «Комитете 300». Возможно, количество участников возросло вместе с увеличением населения в мире, или «300» — это только приблизительная цифра — в любом случае, как мы видим, и на этом уровне банки играют решающую роль. Тодд как раз и называл «Совет 500» «системой мирового банка». Над ним располагается «Совет 33» (самые высокие по рангу масоны), еще выше находится «Совет 13» (в него, судя по всему, входят Рокфеллеры), а на самом верху разместился Трибунал Ротшильдов, который рассматривается как «божество человечества». А сам трибунал, в свою очередь, находится в прямом контакте с Люцифером.

Все это может показаться фантастическим и далеким от реальности, однако и Джону Коулману в результате его продолжавшийся несколько десятилетий основательных поисков удалось установить, что уничтожение христианства находится не только в повестке дня иллюминатов, а входит и в планы свободных каменщиков и, соответственно, «Комитета 300». Самое удивительное то, что представители организации Opus Dei, иезуитов и папского престола, возможно, также входят в состав упомянутого комитета.

inosmi.ru

Обсуждение закрыто.