Договор закон деликт

Договор закон деликт

Деликты. Понятие и виды. Квази-деликты

Деликтные обязательства — обязательства, которые возникали из правонарушения (деликта), а не из договора.

Деликт (delictum) в римском праве — причинение вреда вследствие прямого или косвенного нарушения прав с возникновением обязанности возместить вред.

В отличие от договорных в деликтных обязательствах правопреемство в отношении должника не допускалось, ответственность возлагалась также и на недееспособных, причем на каждого должника в полном объеме.

В римском праве различали:

1) публичные деликты, которые влекли за собой нарушение интересов государства в целом;

2) частные деликты, которые влекли за собой нарушение прав и интересов частных лиц, а также содержали следующие обязательные элементы деликта:

а) причинение незаконным действием одного лица другому объективного вреда;

б) наличие у совершившего деликт лица вины;

в) наличие формального признака, т. е. признание законом совершенного правонарушения деликтом и установление правовых последствий за его совершение.

Виды частных деликтов: 1) личная обида (iniuria), т. е. умышленное и противоправное нанесение одним лицом другому обиды, которая могла быть выражена либо в форме физического действия, либо словом. Личной обидой причинялся не имущественный, а либо физический, либо моральный вред. Ответственность за нанесение обиды первоначально устанавливалась в виде строго фиксированной суммы штрафа, которую судья не мог изменить, а позднее — в виде штрафа, который судья при назначении наказания мог определять сам;

2) корыстное посягательство на чужую вещь (furtum) — кража, под которой понималось любое умышленное действие, направленное на присвоение чужого имущества. В римском праве к краже относили собственно саму кражу, присвоение, растрату, противоправное владение или пользование чужим имуществом. Ответственность за кражу могла наступить в случае предъявления либо виндикационного иска, либо иска о возврате похищенного;

3) повреждение или уничтожение чужого имущества (damnum iniuria datum), ответственность за которые устанавливалась законом Аквилия (III в. до н. э.).

Так, согласно этому закону в случае убийства чужого раба или животного виновный должен был уплатить за него высшую цену, какую они имели на протяжении предшествующего года, а в слу-чаеповреждения раба, животного или иной вещи — высшую цену, какую они имели на протяжении последнего месяца.

Ответственность за повреждение или уничтожение чужого имущества наступала за любую вину как в случае физического причинения вреда, так и в иных случаях.

При совершении этого деликта несколькими лицами наступала солидарная ответственность.

Обязательства как бы из договора(Квази-деликты) — обязательства, которые возникали, когда лицо совершало действия, приводящие к возникновению обязательств, схожих с договорными обязательствами, но прямо не подпадающих ни под один из известных на то время видов договоров.

1) ведение чужих дел без поручения — обязательство, которое возникало, когда одно лицо (гестор) вело дела и действовало в интересах другого лица, не имея на это специального поручения данного лица.

а) ведение чужих дел либо совершение действий в чужих интересах, которые могли выражаться в совершении как юридических, так и фактических действий;

б) отсутствие обязанности гестора (лица, которое действует в чужом интересе) совершать действия в чужом интересе;

в) совершение действий в чужом интересе за счет другого лица;

г) осуществление безвозмездного ведения чужих дел, так как гестор за совершение действий не получал вознаграждения;

2) неосновательное обогащение — обязательство, которое возникало, когда одно лицо (приобретатель) без установленных законом или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица (потерпевшего), т. е. вследствие неосновательного обогащения одного лица за счет другого.

Источники неосновательного обогащения:

а) иск о возврате предоставления, основание которого не осуществлялось, т. е. того, что получено другим лицом вследствие неосуществления основания, которое имелось в виду, когда совершалось предоставление;

б) иск о возврате полученного в результате недобросовестного приобретения или кражи;

в) платеж несуществующего долга, условиями истребования которого обратно являлись:

— отсутствие долга, который был оплачен данным платежом;

— произведение ошибочного платежа из-за добросовестного заблуждения плательщика;

— совершение платежа несоответствующим лицом или несоответствующему лицу.

Обязательства как бы из деликта — обязательства, которые наступали, когда обязательство возникало из-за совершенного правонарушения, которое не подпадало ни под один деликт.

Виды обязательств как бы из деликта:

1) ответственность за вылитое или выброшенное на улицу или площадь, которая наступала независимо от личной вины хозяина дома или квартиры, откуда было вылито или выброшено;

2) ответственность за поставленное или подвешенное на здании или в квартире;

3) ответственность судьи за ненадлежащее ведение судопроизводства;

4) ответственность хозяев судов и постоялых дворов за имущественный вред, причиненный умышленными действиями их слуг.

scicenter.online

3. Обязательства из договоров и из деликтов в древнейшем римском праве

В условиях неразвитости товарно-денежных отношений (появление собственно монет в Древнем Риме относят к середине V в. до н.э.) такая форма фиксации обязательств как договор (контракт) использовалась крайне редко и отличалась ярко выраженным формализмом. При одностороннем характере древнейших договоров (право требования принадлежало только одной стороне, а обязательства возлагались на другую сторону) именно внешняя формальная сторона определяла характер контракта.

Наиболее ярко раннерабовладельческое право отражалось в договорах самозаклада (nexum), при этом Законы XII таблиц не разделяют сделки самозаклада и отчуждения вещи, регулируя и те и другие общей статьей Таблица 6 Законов указывает, что «Если кто заключает сделку самозаклада или отчуждения вещи (в присутствии 5 свидетелей и весовщика), то пусть слова, которые произносятся при этом, почитаются ненарушимыми.».

В этой же форме осуществлялись и договоры займа, регулированию которых Законы уделяют особое внимание. Должник после признания за собой долга или после принятия против него судебного решения получал тридцать льготных дней (III.1.).

Если же в течение этого льготного срока задолженность не погашалась, кредитор получал право «наложить руку» на должника, т.е. доставить его к месту судопроизводства (III.2.).

Законы XII таблиц строго регламентируют процедуру принуждения должника к исполнению обязательств, не допуская самоуправства кредитора и однозначно требуя судебного решения для ограничения прав должника. И хотя наказание для несостоятельного должника могло быть очень жестоким, от продажи в рабство и смертной казни (III.5.) до пропорционального расчленения сообразно претензиям кредиторов (III.6.), Законы регламентировали движение ссудного капитала, ограничивая размеры взимаемых процентов (VIII. 18а), наказывая ростовщичество крупным штрафом (VIII. 18б). Только в 326 году до н. э. законом Петелия договор займа был реформирован, и долговое рабство отменено. С этого времени должник отвечал перед кредитором в пределах своего имущества.

Читайте так же:  Правила баскетбола жесты судей в баскетболе

Законы XII таблиц определяют ряд обязательств, которые возникают вследствие причинения вреда, и рассматривают их не как правонарушение, а как посягательство на права частного лица (частные деликты), которое ставило обидчика в положение должника пострадавшего.

К категории таковых частных правонарушений относились личная обида, которая наказывалась штрафом в 25 ассов (VIII. 4.). Особо жестоко наказывалась клевета или позорящие слова (смертная казнь) (VIII.1a; VIII. 1б). Обязательство в виде штрафов или возмещения причиненного ущерба полагалось в случае порубки чужих деревьев, неосторожного уничтожения чужого имущества, хранение краденых вещей, ростовщичество, предъявление суду поддельных вещей, потрава или кража урожая в ночное время (для несовершеннолетних).

При этом наряду со штрафами сохраняется древнейший принцип талиона («VIII.2. Кто причинит членовредительство и не помирится с (потерпевшим), то пусть и ему самому будет причинено то же самое»).

Законам XII таблиц известны и публичные деликты, относящиеся прежде всего к посягательствам на государство. «IX.5. Закон XII таблиц повелевает предавать смертной казни того, кто подстрекает врага (римского народа к нападению на Римское государство), или того, кто предает врагу римского гражданина»

Однако, несмотря на достаточно широкий спектр преступлений, наказываемых смертной казнью, решение о лишении жизни римского гражданина могло быть принято только в центуриатной комиции.

. Основные черты семейного и наследственного права по Законам XII таблиц

О семейном праве древнего Рима может быть сказано ранее всего то, что римская семья, как ее рисуют Таблицы, была семьей строго патриархальной, то есть находящейся под неограниченной властью домовладыки, каким мог быть дед или отец. Такое родство называлось агнатическим, отчего все «подвластные» домовладыке были друг другу агнатами.

Когнатическое родство возникало с переходом агната (агнатки) в другую семью или с выделом из семьи. Так, дочь домовладыки, вышедшая замуж, подпадала под власть мужа (или свекра, если он был) и становилась когнаткой в отношении своей кровнородственной семьи.

Когнатом становился и выделившийся из семьи сын (с разрешения отца). Напротив, усыновленный и тем самым принятый в семью, становился по отношению к ней агнатом — со всеми связанными с тем правами, в том числе и на законную часть наследства.

Агнатическое родство имело несомненное превосходство над родством кровнородственным, когнатическим, в чем нельзя не видеть реликт, пережиток родовых отношений.

Издревле в Риме существовали три формы заключения браков: две древнейших и одна сравнительно новая. Древнейшие совершались в торжественной обстановке и отдавали женщину-невесту под власть мужа. В первом случае (confarreatio) брак совершался в религиозной форме, в присутствии жрецов, сопровождался поеданием специально изготовленных лепешек и торжественной клятвой жены следовать повсюду за мужем. Вторая форма (coemptio) брака состояла в форме покупки невесты (в манципационной форме).

Но уже Законы XII таблиц знают бесформальную форму брака — «sine manu» — то есть «без власти мужа». Можно предположить, что этот брак диктовался нуждой обедневших патрицианских семей в союзе с богатыми плебейскими, но это только предположение. Как бы там ни было, но именно в этой форме брака — sine manu — женщина нашла себе значительную свободу, включая свободу развода (которой она не имела в «правильном браке»). С разводом женщина забрала свое собственное имущество, внесенное в общий дом в качестве приданого, как равно и благоприобретенное после вступления в брак.

С течением времени именно браку sine manu было обеспеченно наибольшее распространение, тогда как «правильные» формы брака все более исчезали, сохраняясь главным образом в жреческих и патрицианских фамилиях.

Специфической особенностью брака sine manu было то, что его следовало возобновлять ежегодно, иначе на основании Законов супруг получал все права как в браке conventio in manum в силу давности владения. Для сохранения брака в форме sine manu жена в положенный день на три дня уходила из мужнего дома (к родителям, друзьям) и тем прерывала срок давности (VI.4.).

Издержки на содержание семьи лежали, естественно, на муже, ибо брак был патриархальным, по мужу, конечно, не воспрещалось распоряжаться приданым, принесенным женой. Оно было его собственностью.

По преданию, первый развод в Риме имел место в 231 г. до н.э., однако, очевидно, что семьи в Риме распадались и раньше. Так в Законах XII таблиц уже встречается статья, регулирующая эту сферу семейно-брачного права.

Развод был доступен мужу при всех формах брака, для жены только в браке sine manu. Для формального развода мужу достаточно было произнести жене «Бери свои вещи и иди прочь» и отнять ключ (IV.3.).

Также Законам XII таблиц известен и институт опеки, которая устанавливалась над женщинами («V.I:. вследствие присущего им легкомыслия.», несовершеннолетними, безумными и расточителями (V.7. а.б.).

В римском праве существовало два способа наследования — наследование по закону и наследование по завещанию.

После смерти домовладыки, имущество семьи переходило ближайшему агнату (V.4.), а если покойный оставлял завещание, следовало слепо и свято придерживаться его буквального текста (V.3.). Вдова покойного во всех случаях получала какую-то часть имущества, как для собственного пропитания, так и на содержание малолетних детей, когда они оставались на ее попечении после смерти отца.

Наследники могли, впрочем, не делиться, а вести хозяйство сообща, как это было при отце.

Имущество вольноотпущенника наследовалось патроном и переходило из семьи вольноотпущенника в семью патрона, в случае, если первым не оставлено формального завещания. (V.8а, 8б)

Долги и невозвращенные покойному ссуды распределялись между наследниками пропорционально их долям в наследстве. (V.9а,9б).

studfiles.net

Понятие генерального деликта

Обязательство вследствие причинения вреда, как и другие гражданско-правовые обязательства, возникает при наличии определенных юридических фактов. Юридическим фактом, с которым закон связывает возникновение данного обязательства, является факт причинения вреда, деликт.

Но обязательство вследствие причинения вреда имеет своим содержанием ответственность за причиненный вред. Поэтому следует признать, что закон, определяя основание и условия возникновения деликтного обязательства, одновременно решает вопрос и о возникновении ответственности за вред. Другими словами, условия возникновения деликтного обязательства и условия ответственности за причиненный вред совпадают. Было бы необоснованным выделение таких оснований для обязательства из причинения вреда, с одной стороны, и для ответственности за вред — с другой.

Определяя применение мер ответственности за причиненный вред, закон исходит из общего принципа, который в литературе обычно именуется «принцип генерального деликта». Согласно этому принципу причинение вреда одним лицом другому само по себе является основанием возникновения обязанности возместить причиненный вред. Следовательно, потерпевший не должен доказывать ни противоправность действий причинителя вреда, ни его вину. Наличие их презюмируется. В связи с этим причинитель вреда может освободиться от ответственности, лишь доказав их отсутствие. Считается, что принцип генерального деликта получил наиболее полное выражение в ст. 1382 Гражданского кодекса Франции, согласно которой «какое бы то ни было действие человека, которое причинило другому ущерб, обязывает того, по вине которого ущерб произошел, к возмещению ущерба».

Читайте так же:  Закон об основах гражданской службы

В ГК принцип генерального деликта выражен в п. 1 ст. 1064, установившем, что вред, причиненный субъекту гражданского права, «подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред». Предусматривая возмещение причиненного вреда в соответствии с принципом генерального деликта, закон не ограничивается провозглашением главной идеи этого принципа, но определяет условия, при наличии которых вред подлежит возмещению. Следовательно, принцип генерального деликта никоим образом не означает, что ответственность должна применяться в силу самого факта причинения вреда. Законом определены общие условия ответственности за причиненный вред, которые входят в содержание понятия «генеральный деликт». К числу этих условий относятся:

— противоправность поведения причинителя вреда;

— причинная связь между его противоправным поведением и вредом;

— вина (см. § 3 настоящей главы).

Наряду с генеральным деликтом, определяющим общие условия ответственности за вред, закон предусматривает ряд особых случаев, к каждому из которых применяются специальные правила, образующие специальные деликты. Например, к числу специальных деликтов относятся нормы, регулирующие ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности (ст. 1079 ГК), ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними (ст. 1073, 1074) и др.

Соотношение между генеральным деликтом и специальными деликтами можно выразить следующим образом: если закон предусмотрел специальный деликт, то к соответствующим отношениям должны применяться нормы этого деликта; нормы генерального деликта подлежат применению при отсутствии специального деликта. И тем не менее основные, изначальные категории деликтного права содержатся в правилах о генеральном деликте, а нормы специальных деликтов опираются на них.

students-library.com

Договор закон деликт

АРХИВ «Студенческий научный форум»

Просмотров научной работы: 50233

Комментариев к научной работе: 0

Поделиться с друзьями:

Таким образом, закон устанавливает обязанность лица, причинившего вред, возместить его. При этом имеется в виду и право потерпевшего требовать возмещения вреда, ибо обязанность может существовать только по отношению к субъекту, имеющему право требовать ее исполнения. Следовательно, здесь обязательственное отношение, которое можно определить следующим образом: в силу обязательства вследствие причинения вреда лицо, причинившее вред личности или имуществу другого лица (физического или юридического), обязано возместить причиненный вред в полном объеме, а лицо потерпевшее имеет право требовать, чтобы понесенный им вред был возмещен.

Юридическим фактом, с которым закон связывает возникновение обязательства вследствие причинения вреда, является факт причинения вреда, деликт. Но обязательство вследствие причинения вреда имеет своим содержанием ответственность за причиненный вред. Поэтому следует признать, что закон, определяя основание и условия возникновения деликтного обязательства, одновременно решает вопрос и о возникновении ответственности за вред. Другими словами, условия возникновения деликтного обязательства и условия ответственности за причиненный вред совпадают. Было бы необоснованным выделение таких оснований для обязательства из причинения вреда, с одной стороны, и для ответственности за вред – с другой.

Законом определены общие условия ответственности за причиненный вред.

К числу этих условий относятся:

• противоправность поведения причинителя вреда;

• причинная связь между его противоправным поведением и вредом;

Основанием деликтной ответственности следует признать факт причинения вреда имуществу гражданина или юридического лица либо неимущественным благам – жизни или здоровью гражданина. Основание ответственности обосновывает возможность ее применения, но при наличии установленных законом условий.

Следовательно, основанием деликтной ответственности является не правонарушение, а именно сам факт причинения вреда. Условия, необходимые для признания этого факта правонарушением (противоправность, причинная связь, вина), должны быть обнаружены (установлены) в случае применения мер ответственности (возмещения вреда).

Вред (наличие вреда) является непременным, обязательным основанием деликтной ответственности. При отсутствии вреда вопрос о деликтной ответственности возникнуть не может.

В случае причинения вреда личности объектом правонарушения являются нематериальные блага – жизнь и здоровье человека. Но при возникновении обязательства из причинения такого вреда принимаются во внимание главным образом имущественные последствия, т.е. возмещению подлежит имущественный вред. Лишь в случаях, предусмотренных законом, допускается также компенсация морального вреда (ст. 151, п. 2 ст. 1099 ГК). Например, при повреждении здоровья гражданина вред выражается в утрате потерпевшим заработка, в расходах на лечение, уход и т.п. Но наряду с этим, т.е. независимо от возмещения имущественного вреда, возможна и компенсация морального вреда (п. 3 ст. 1099 ГК).

Деликтные обязательства могут классифицироваться по различным основаниям в зависимости от того, какой деятельностью причинен вред: обычной или связанной для окружающих с повышенной опасностью; оперативно-хозяйственной или такой, в какой воплощены выполняемые государством и его органами функции властвования; в зависимости от того, кем и кому причинен вред и в чем он выражается.

Обязательства из причинения вреда публичной властью. Имущественный вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий или бездействия государственных органов, органов местного самоуправления или их должностных лиц, подлежит возмещению за счет соответствующей казны (ст. 1069 ГК).

Главную их особенность составляет то обстоятельство, что в качестве причинителей вреда здесь выступают органы публичной власти либо обладающие властными полномочиями их должностные лица, действующие на основании и во исполнение своих властных (публичных) функций. Речь идет о действиях любых органов всех ветвей государственной власти – законодательной, исполнительной и судебной – Российской Федерации либо ее субъектов, а также органов местного самоуправления, которые хотя и не относятся к государственным органам, но наделены законом определенными властными (публичными) функциями. К должностным лицам относятся граждане, постоянно или временно, в том числе по специальному полномочию, осуществляющие функции представителя власти (например, в области охраны общественного порядка) либо занимающие во властных органах должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных функций вне этих органов.

Все иные организации, в том числе государственные и муниципальные учреждения, не являющиеся государственными органами или органами местного самоуправления (учреждения образования, здравоохранения, науки, культуры и т.д.), и их должностные лица отвечают за причиненный ими вред по правилам ст. 1068 ГК. Это же относится и к случаям причинения вреда работниками государственных органов или органов местного самоуправления, не обладающими властными функциями вне этих органов (например, начальник охраны министерства или ведомства, завхоз управления) и потому не участвующими в административно-властных отношениях либо не являющимися должностными лицами (например, водитель служебного автомобиля). Поэтому в данных деликтных обязательствах понятие должностного лица yже аналогичной уголовно-правовой категории.

Читайте так же:  Штраф без осаго 2018

Особым случаем ответственности за вред, причиненный публичной властью, является ответственность за вред, причиненный гражданину в результате:

• незаконного привлечения к уголовной ответственности;

• незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде;

• незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста (п. 1 ст. 1070 ГК).

Перечисленные случаи представляют собой нарушения конституционного права каждого гражданина на свободу и личную неприкосновенность (п. 1 ст. 22 Конституции РФ), которые обычно влекут для граждан как нравственные страдания, так и неблагоприятные имущественные последствия. Поэтому закон предусматривает для них особые правовые, в том числе гражданско-правовые, последствия.

Законом теперь предусматривается имущественная ответственность публичной власти за вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения его к административной ответственности в виде административного приостановления его деятельности.

Незаконность действий правоохранительных и судебных органов в ситуациях, предусмотренных п. 1 ст. 1070 ГК, должна быть подтверждена оправдательным приговором суда либо прекращением уголовного дела по реабилитирующим основаниям (отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления, недоказанность участия гражданина в его совершении), а также прекращением дела об административном правонарушении. Прекращение дела по другим основаниям (амнистия, изменение обстановки и т.д.) исключает право требовать возмещения вреда.

В изъятие из общих условий ответственности за причинение вреда, в том числе причиненного публичной властью, вред, причиненный в указанных выше случаях правоохранительными или судебными органами, подлежит возмещению независимо от вины их должностных лиц (п. 1 ст. 1070 ГК, п. 1 ст. 133 УПК). Ведь последние, совершая незаконные по сути действия, в ряде случаев могли добросовестно заблуждаться, например, привлекая к уголовной ответственности невиновного гражданина под влиянием сложившейся у предварительного следствия версии совершения преступления. В таких ситуациях презумпция вины причинителя вреда вполне обоснованно могла бы быть опровергнута, а вред остался бы невозмещенным. Обязательства из причинения вреда несовершеннолетними и недееспособными гражданами.

Вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (малолетним), возмещают его родители (усыновители) или опекуны по правилам ст. 1073 и 1075 ГК.

Если малолетний, нуждающийся в опеке, находится в соответствующем воспитательном, лечебном учреждении, учреждении социальной защиты населения или в другом аналогичном учреждении, которое в силу закона является опекуном, то это учреждение обязано возместить причиненный малолетним вред.

Если малолетний причинил вред в то время, когда находился под надзором образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, обязанного осуществлять за ним надзор (школа, детский сад, ясли), либо лица, осуществлявшего за ним надзор на основании договора (няня, гувернантка, телохранитель), то вред возмещается этим учреждением или лицом.

Указанные лица и учреждения привлекаются к ответственности за вред, вызванный чужими действиями, но отвечают за свою вину.

Вина родителей, усыновителей или опекуна выражается в неосуществлении должного надзора за несовершеннолетними, безответственном отношении к их воспитанию или неправомерном использовании своих прав по отношению к детям (попустительство, поощрение озорства и т.п.).

Родители, проживающие отдельно от детей, отвечают за вред, причиненный детьми, на общих основаниях, но родитель может быть освобожден от ответственности, если по вине другого родителя был лишен возможности участвовать в воспитании ребенка.

Обязательства из причинения вреда источником повышенной опасности.

Юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (п. 1 ст. 1079 ГК).

В законодательстве и доктрине применительно к ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, понятие источника повышенной опасности, является предметом дискуссий.

источником повышенной опасности надлежит признать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную опасность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных объектов производственного, хозяйственного и иного назначения, обладающих такими же свойствами. Имущественная ответственность за вред, причиненный действием таких источников, должна наступать как при целенаправленном их использовании, так и при самопроизвольном проявлении их вредоносных свойств (например, в случае причинения вреда вследствие самопроизвольного движения автомобиля).

Под владельцем источника повышенной опасности следует понимать юридическое лицо или гражданина, эксплуатирующих источник повышенной опасности в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, права оперативного управления либо по другим законным основаниям (по договору аренды, по доверенности на управление транспортным средством, в силу распоряжения компетентных органов о передаче организации во временное пользование источника повышенной опасности и т.п.) (абз. 2 п. 1 ст. 1079 ГК).

При причинении вреда третьим лицам владельцы, совместно причинившие вред, несут перед потерпевшим солидарную ответственность. Третьим лицом при столкновении транспортных средств будет выступать пешеход, пассажир, юридическое лицо, чье имущество повреждено. Тот факт, что один из сопричинителей вреда сам пострадал от столкновения, юридически значимым обстоятельством для отказа в привлечении его к ответственности в данном случае не является.

Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064 ГК).

Указанные виды обязательств обладают необходимыми для их возникновения общими условиями, но основанием выделения их в отдельные виды является наличие специальных условий, без которых указанные обязательства возникнуть просто не могут.

Литература

Гражданский кодекс (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 30.11.2011) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.01.2012) // Собрание Законодательства РФ. 1996. № 5.

Иоффе О.С. Обязательственное право . М.: «Юрид. лит.», 1975. – 880 с.

Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности // Категории науки гражданского права: Избранные труды: В 2 т. Т. 2. М., 2005. (серия «Классика российской цивилистики»).

Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. Л.: Изд-во ЛГУ, 1983. -152 с

Суханов Е.А. Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т.II. Обязательственное право. М.: «Статут», 2011. – 1208 с.

Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. М : «Госюриздат», 1951. — 215 с.

Чаусская О.А. Гражданское право. М.: Дашков и К, 2007.— 480 с.

www.scienceforum.ru


Обсуждение закрыто.