Знак вора закона

Знак вора закона

Ломка воровских понятий и мастей, в частности, определения такого коронного звания, как «вор в законе», в постсоветском пространстве началась с 90-х годов ХХ века – когда вместе с рушившимся Советским Союзом нивелировались и привычные представления о криминальной иерархии.

«Старые» воры не ожидали, что даже этот статус, как и все остальные «традиционные советские ценности», тоже может быть монетизирован. В действительности же так и случилось.

Местечковость «новых» воров»

На самом деле, термины «лаврушник» и «апельсин» применительно к статусу вор в законе изначально имели территориальное обособление – так называли, главным образом, грузинских воров в законе, которые заполучили свой коронный воровской статус благодаря заслугам, не имеющим отношения к прежней, привычной, «шкале ценностей» настоящего «законника».

Просто по национальному признаку таких «законников» на постсоветском пространстве оказалось количественно больше, и они были заметнее остальных. Лишь много позже эти термины повсеместно стали синонимом нелегитимности воровского статуса.

Это мы не проходили

Для вора в законе есть «букварь», без которого он просто никто – это набор определенных жизненных ориентиров, подтверждающих статус – вроде виртуальных знаков различия. Настоящий вор в законе обязательно должен посидеть по «правильной» воровской статье, и желательно не раз. Ни дома, ни семьи, ни богатств, ни недвижимости, ни всего прочего драгоценно-обрем енительного – необходимое отличие вора в законе. Таких отличий – множество. И все они – «правильные», воровские.

«Апельсины» и «лаврушники», как говорят сами «законники», не знают вкуса баланды, не имеют представления о воровской терминологии – они этого «не проходили и это им не задавали». Есть категория воров, которые вообще никогда не сидели, они даже не судимы. У новоявленных «апельсинов» появляется «отмазка», якобы нивелирующая понятия, которые должны предшествовать «коронации» – «апельсин»-«лавр ушник»вроде бы может сделать для воровского мира столько всего хорошего (финансово, разумеется), что его судимость как таковая значения не имеет.

Все покупается и продается

Старые воры в законе с сожалением констатируют: с обрушением советской системы ценностей, как это ни странно, стали растворяться в небытии и прежние воровские традиции, хотя они ни в коей мере не были составной частью коммунистической идеологии.

Ритуал коронования воров в законе сегодня донельзя дискредитировали . И основную роль в этом сыграли деньги. В СССР их у воров было огромное количество. Но они не играли определяющей роли в таком закрытом, тоталитарном государстве как Советский Союз. Тогда вектор для функционирования и развития криминального мира определяли воровские понятия.

В современном же воровском мире давно главенствует дилемма – воры в законе, коронованные по правилам, – отсидевшие, обросшие авторитетом в преступном мире, и – «денежные мешки» – «апельсины», «лаврушники» – купившие статус за деньги. Идет борьба идеологий. В криминальном мире, разумеется, она часто сопряжена с кровавыми разборками.

Блатные и воровские татуировки представляют собой «царственную» категорию из всего разнообразия криминальных наколок. Уголовная татуировка первоначально призвана, лишь, отметить положение носителя криминальной символики в криминальном обществе. Личность недостойная по воровским суждениям не имеет права наносить воровскую татуировку.

К вашему сведению — в криминальном обществе воровской знак не всегда наносится только по достижении воровского статуса, в основном символы наносят молодые люди, познающие воровскую идею.

По каким тату узнаются воры в законе?

Татуировка либо печать на заключенных применялась еще с царских времен. Сначала это было вроде клейма. Власти использовали это, чтобы на всю жизнь заклеймить человека, совершившего преступление. Заключённые стали сами это использовать, сделав тюремные наколки своего рода уголовным паспортом в криминальной среде.

Основные знаки, по которым можно прочесть, как в подробном досье жизнь и быт уголовника это перстни на пальцах. Разнообразные рисунки на пальцы имели практически все уголовники, нередко ее наносили насильно. Значение изображений знал каждый заключенный, и в первую очередь татуировщик. Поэтому в старое время соблюдалась жесткая иерархичность, любой как на ладони и знал собственное положение.

Криминальные лидеры, зачастую наносили себе на грудь или спину большой крест. Татуировка карточного туза также является воровским символом, может находиться на руке, но чаще всего в виде перстня на пальце.

Наколки воровских звезд обычно делают еще только когда только становятся на воровскую дорогу.Неизвестно, как может сформироваться дальнейший путь заключенного, возможно его перевербуют или сломают «красные», но тату останется. Тату остается, а отношение может поменяться, если человек совершенно не соответствует воровской идее. Уголовники серьезно относятся к воровским символам, в том числе к воровской звезде, ведь ее не зря многие наносят на колени, что говорит «Никогда не встану на колени перед «мусорским».

Тату звезды могут отличаться, строгой формы, цвета и размера в ней не наблюдается, каждый вор в законе зачастую добавляет что-то свое в атрибутику. Это может быть элемент религиозного содержания или фрагмент его «воровского ремесла».

Самая необычная и в тоже время очень известная криминальная наколка. Необычность и странность состоит в том, что в случае если точно следовать воровским определениям, то погоны или что либо подобное в преступной жизни не допустимо. Но эта татуировка является исключением из воровских правил. Это чисто воровской атрибут.

История эполетов, началась еще в дореволюционный период. В то время преступные авторитеты, как сейчас, имели тату в виде царских погон-эполетов, отличающий их от остальной уголовной массы. В 30-х годах появляется воровской кодекс, но наколка погоны остаются, вопреки правилам, видимо, «законодатели» имели на своих плечах эти символы. Особенное презрение к погонам началось во время и после сучьей войны, когда часть воров в законе отправилась на фронт, тогда их называли «автоматчики» и «суки». До сих пор в преступном мире можно услышать споры об этой татуировке.

tatoo.urkagan.ru

Татуировки воров в законе

Татуировки, которые использует уголовный мир, имеют свою систему символов. Человек посредством нательного рисунка становится носителем информации. Это его визитная карточка, которая отражает статус преступника в среде уголовников. Ее уже невозможно потерять, такой знак не так просто стереть.

Бывалый уголовник по наколкам способен прочесть всю историю и жизненную позицию того, кого он видит перед собой. Тут отражается криминальное прошлое, сколько раз человек был судим и по каким статьям, сколько лет он отсидел. По наколкам можно сразу увидеть вора в законе и отрицалу, узнать о его характере и даже национальности. Символика отражает сексуальную ориентацию и вероисповедание. А работникам правопорядка татуировки расскажут о склонностях преступника к побегу и его жизненной позиции, важными будут и знание о месте уголовника в тюремной иерархии.

На самом деле у уголовных наколок воров в законе есть две стороны. В преступном мире это своего рода знак авторитета, который с ходу укажет на статус собеседника. А с другой стороны, все эти нательные метки органам сыска сразу помогают определить представителя преступного мира. Ведь помимо статуса, татуировка могла объединять преступников из одной бандитской группировки.

Символика нательных рисунков развивалась постепенно, и примерно к 50-м годам в уголовном мире сформировалась жесткая система татуировок, которая определяла право на ношение того или иного рисунка на теле исходя из положения человека на зоне и за ее пределами. Тело заключенного может порой рассказать больше, чем его личное дело, а прелесть этого явления в том, что не каждому доступна такая информация. Причем, достоверность всего, что отражено на теле, должна быть подтверждена. Если кто-то нанес татуировку, которая не соответствует реальному статусу, его могут наказать или даже опустить.

Читайте так же:  Налог на водный транспорт

Особая ответственность полагается за нанесение татуировок авторитета, за такое действие может последовать даже смерть. Чтобы защитить подделывание наколок, в уголовном мире постоянно додумывали новые знаки и символы, которые становились незаметными, но важными деталями нательного рисунка.

Самым ярким примером наколок на теле, по которым сразу можно распознать авторитета, являются звезды, которые чаще всего располагаются под ключицей и на коленях. Наколки на коленях, в целом, несут смысловую нагрузку, которая говорит, что их обладатель не встанет на колени перед представителями закона.

Вор, имеющий такую татуировку, не имеет право просить об уменьшении срока, не может сотрудничать с правоохранительными органами.

Среди рисунков этого типа существует множество разновидностей. Они могут иметь дополнения и небольшие элементы, которые раскроют дополнительную информацию об их хозяине.

Подключичные звезды

Обычно авторитеты накалывают помимо звезд под ключицами звезды на коленях. От подключичных они отличаются меньшим количеством деталей. Согласно правилам, звезды под ключицей у авторитетов не могут сопровождаться подписями. В течение многих лет в каталоги МВД вносились фотографии все новых вариантов звезд.

Самым распространенным вариантом звезды, указывающей на отрицалу, является звезда с 8 вершинами. Есть также вариант такой звезды, внутри которой нарисована свастика и череп. Такой символ означает «Я родился свободным». Если в такой татуировке нет черепа, а вокруг звезды изображено сияние, то владелец наколки предпочитает насилие в решении проблем.

Пахана можно узнать и по звездам, внутри которых изображен лик Иисуса Христа.

А вот семиконечная звезда с изображением могильного креста означает симуляцию авторитета, всего лишь приблатненный рисунок.

У паханов-масульман могут встречаться звезды с 9 вершинами. В центре таких звезд может изображаться серп луны и звезда, а также кинжалы. Обычное значение таких наколок – смерть отступникам веры, они прославляют Аллаха.

Внутри восьмиконечных звезд можно встретить и изображение звезды Давида. Такой рисунок тоже может иметь значение «прошел зону, но веру не предал».

Погоны и эполеты

Особенность данных рисунков в том, что они дают право их носителю на применение физической силы, если это оправдано. Нанести такой рисунок может только уголовник, который относится к элите. Эти рисунки наносятся на плечи авторитетным блатным.

Обычно на эполетах у авторитетов зоны изображается корона, различные карточные масти и крылья. Также может присутствовать гербовое изображение орла.

Погоны чаще всего имеют значение, что их обладатель отказывается работать на промзоне. На погонах обычно имеется две полосы, иногда дополнительно могут встречаться 3 звезды (полковничьи погоны).

Изображение тигра на эполетах означает, что обладатель является злостным нарушителем режима на зоне.

На погонах авторитетных непримиримых отрицал можно увидеть изображение черепа с костями и аббревиатуру «SS». Но в этом случае она означает «сохранил совесть».

Перстни на руках

Чаще всего у лагерных авторитетов можно увидеть наколку в виде перстня на пальце с белой короной с тремя зубцами, от которой отходит свет. Количество лучей света означает количество судимостей.

Тюремные отрицалы накалывают перстни с черепами или свастикой на черном или белом фоне. Такое изображение говорит об агрессии человека, склонности к насилию.

Также у авторитетных воров можно увидеть перстни с изображением церквей. Количество куполов обозначает количество ходок. О количестве судимостей и лет, проведенных за решеткой, также могут рассказать цифры на перстне. Обычно вверху перстня располагают число, обозначающее общий срок, а внизу – сколько раз преступник был осужден.

Изображение кота на перстне – явный признак того, что обладатель татуировки коренной обитатель тюрьмы.

Изображение свастики в черно-белом ромбе обозначает, что его обладатель является лидером преступной группировки, этот человек явный отрицала.

Уникальность рисунков на теле, наносимых в тюрьме, или имеющих тюремную символику в том, что в основном знания об их значении передаются.

Любовь, цветы и голубки в татуировках в тюрьме

Среди уголовников тема любви, цветов и голубей в татуировках очень популярна. Большинство значений таких наколок связано с романтикой, свободой.

Морская тема в татуировках в тюрьме

У заключенных на территории России морская тематика в наколках – излюбленная тема. Здесь нет никакой случайности. Дело в том, что для зэка.

Музыкальные истории в тюремных татуировках

В воровском мире на самом деле есть и место для искусства, пусть оно и своеобразно. Всем известны мотивы «мурки», а ведь это признанная песня.

Значения татуировок в тюрьме в виде орла

Даже простому обывателю пригодятся в жизни знания о том, какие символизируют значения татуировок в тюрьме. Ведь согласно отечественной.

exzk.ru

Разделы сайта

Энциклопедия бандитских татуировок

От швейной иглы до электрической бритвы

Нательные рисунки с использованием красящих веществ, вводимых под кожу, появились в Европе в начале XIII века. Их использовали балаганные артисты, демонстрируя перед публикой разукрашенное тело. Затем татуировки перекочевали в цирковое искусство с той же целью. Необычное художество имело такой успех, что через несколько десятилетий оно воспринималось как нормальное явление. Предприимчивые парижане первыми открыли мастерские по нанесению татуировок. Мастера сами изготовляли красящее вещество, которое вводилось клиенту под кожу за умеренную плату.

Предполагают, что родина татуировки — Гаити, где племена отмечали нательными символами совершеннолетия, юбилеи, половую зрелость. Импортировал ритуальную достопримечательность мореплаватель Кук. Слово «татуировка» произошло от полинезийского «тату» («рисунок»). Нательная символика использовалась уголовным миром как средство связи и носитель информации. Татуировка стала своеобразной визитной карточкой преступника, которую трудно испортить, а еще труднее потерять. По наколкам блатари делили мир на «своих» и «чужих», на воров и фраеров. В нательной символике закладывались криминальное прошлое, число судимостей, отбытый или назначенный по судебным приговорам срок, воровская масть, отношение к административным огранам, склонности, характер, национальность, вероисповедание, сексуальная ориентация, место в уголовной иерархии и даже эрудиция.

В прошлом веке уголовная полиция европейских стран, в том числе и России, начала изучать нательную символику преступников, формировать каталоги татуировок и проводить их анализ. Но тогда наколки воспринимались лишь как внешние приметы. В начале XIX века сыщик уголовной полиции Парижа Э. Вилок предложил систему идентификации преступника, построенную на особых приметах. Была создана картотека на парижский криминалитет с указанием фамилий, биографий, кличек, адресов, преступных связей и внешних особенностей. Тогда же в Сюрте (службе криминальной безопасности) появился художник-криминалист, который делал наброски с лиц уголовников. За двадцать лет службы Видоку и его подчиненным удалось накопить более четырех миллионов карточек. Примечательно, что сам Эжен Вилок в прошлом был преступником.

Новый виток в развитии идентификации произошел в середине прошлого века, когда в брюссельской тюрьме впервые принялись фотографировать осужденных преступников и вносить их в картотеку. Настоящую же революцию в криминалистике провел Альфонс Бертильон. Он предложил измерять подследственных (существовало одиннадцать различных измерений), брать отпечатки пальцев и ввести «словесный портрет».

Ч. Ломброзо, работая врачом в одной из тюрем Италии и создавая психологические портреты заключенных, одним из первых отметил автобиографичность наколок. Наблюдения итальянского криминолога вошли в его знаменитый альбом уголовных типажей. Ломброзо считал, что по нательным узорам (впрочем, как и по всем человеческим деяниям) можно судить о личности их владельца.

Читайте так же:  Ук рф статьи с примерами

Толкование татуировок становилось для полиции обычным инструментом в борьбе с преступностью. Но мгновенной отдачи не было и быть не могло. На изучение нательной живописи требовались десятилетия, и к новому направлению постепенно охладели. Его отнесли к разряду кабинетных теорий. Полиция лишь регистрировала татуировки, относясь к ним, как к обычным особым приметам преступника. Каталогом пользовались, когда нужно было установить личность погибшего, идентифицировать или опознать преступника, объявить розыск и т.д.

Начиная с 30-х годов в Советском Союзе ситуация несколько изменилась. Татуировки были вынуждены изучать, потому что они стали своеобразным орудием уголовного мира.

Ни в одной стране мира зэки не были настолько сине-фиолетовыми, как у нас (конкурировать с ними могли лишь японские якудза или воины китайских триад). Корни этого феномена кроются там же, где и корни всей тюремно-лагерной субкультуры. Еще пять-шесть лет назад криминалисты из Америки, Германии, Франции скептически относились к каталогам татуировок и снисходительно отказывались от информационной помощи в этом вопросе.

Сегодня СНГ успешно проэкспортировало преступность в Западную Европу и США. В структурах криминальной полиции многих стран созданы «русские отделы», призванные бороться с «четвертой волной». В русских кварталах наступило время отстрелов, и полицейские чины все чаще натыкались на трупы с характерным нательным рисунком или на расписанного с ног до головы вымогателя, прошедшего «лагерные университеты» в России. Волей-неволей пришлось заняться изобразительным искусством блатного мира.
Всю информацию о татуировках МВД попыталось вложить в несколько иллюстрированных каталогов и рекомендации к ним. Это наследие издавалось, хранилось и использовалось под грифом «ДСП» — для служебного пользования. Лишь в начале 90-х годов несколько сотен татуировок стало достоянием неискушенных граждан, появившись в массовых изданиях благодаря творческому усердию российских офицеров-криминалистов Бронникова, Болдаева, Дубягина и др., изучавших нательную живопись десятки лет и имевших в своих частных коллекциях не одну тысячу рисунков и фотоснимков.

Распространение клейма на теле преступников началось по инициативе государственных органов много веков назад. Отличительный знак обычно наносился на лицо (у женщин — на грудь или плечо) и мало чем напоминал произведение искусства. Скажем, на лбу российского каторжанина выжигался знак, в котором угадывалось слово «кат» Со временем уголовный клан помог сыскным структурам и сам стал метить своих представителей. В начале XX века татуировки получили распространение на Сахалине, в Петрограде, Москве, и в основном среди воров. Нательный рисунок имел скрытый смысл и указывал прежде всего на принадлежность к конкретной преступной группе. Это помогало быстро установить связь с вором своей масти.

Развитие нательной символики длилось почти полвека, и к 50-м голам блатной мир имел свои блатные законы татуировки. Тогда же утвердилось жесткое право на ношение определенного рисунка согласно статусу в тюремно- лагерной системе. Тело зэка превратилось в его личное дело, которое прочитать мог далеко не каждый. Шла регулярная борьба за достоверность символики, за чистоту нательной информации. «Самозванцы» строго наказывались, вплоть до членовредительства или опускания. За «симуляцию» лагерного авторитета могла последовать даже смерть. Блатари пытались защитить свои наколки от подделок, изобретая новые символы, не приметные, но обязательные детали рисунка.

Однако лагерная живопись не была догмой. Изобразительное творчество поощрялось, зэки с удовольствием наносили репродукции картин и фотографий, клялись на своем теле в любви и верности дамам, напоминали о мести за измену, благодарили страну и вождей за «счастливое детство» и т.п. Но существовали символы, за которые их владелец обязан был отвечать. Особенно блатари ненавидели приблатненных — тех, кто старается подражать или выдает себя за вора.

Многие молодые парни безо всякого тайного умысла в романтическом порыве выкалывали безобиднейшие на первый взгляд рисунки — обнаженных женщин, кошек, кинжалы и прочее. Они даже не пытались кого-либо копировать, а лишь придавались своим буйным фантазиям. Когда парни по капризу судьбы попадали в зону, то в первые же дни во время водных процедур их ждала неожиданность. Вначале им задавалась пара вопросов, затем следовало резюме: «Фраер. Блатованный» Оказалось, что татуировки до обидного точно напоминали воровские знаки различия.Объясняться с блатарями бесполезно. Получилось, что зря был клеймен.

Существует несколько способов нанесения татуировки в зоне. Лучшим и непревзойденным красящим веществом считается китайская тушь. Но долгие десятилетия она была недоступной для большинства зэков. На ранних этапах ПТУ использовали пасту для шариковых ручек или, на худой конец, тушь, приготовленную из сажи, сахара и мочи. Инструментом для введения красителя служила обыкновенная спичка, к которой нитками приматывались две-три швейные иглы. Если же игл в камере не было, использовались скобы тетрадей или книг. Их разгибали и затачивали о бетонный пол или стену. Более удачным инструментом считались медицинская игла или шприц, в которые можно было заправить тушь.

Самостоятельно татуировка наносилась редко: прибегали к помощи специалистов. Подобные услуги были не из мелких, и лагерный художник за свое мастерство брал относительно солидный гонорар. Вначале на коже набрасывался контур рисунка, затем приступали к “иглоукалыванию». Опытные спецы наносили татуировку без предварительной подготовки.

Позже стали использовать «трафаретную печать». На толстом куске картона рисовали утвержденный эскиз и утыкали его иглами. Трафарет прикладывали к телу и били по нему сверху. После этого в многочисленные ранки втиралось красящее вещество.

Любое искусство требует жертв. Нательная живопись также. Первое неудобство татуировки проявляется спустя несколько часов. Краснеет и вспухает кожа, усиливается боль, может повыситься температура. Если опасную инфекцию не занесли, болезненный процесс длится от нескольких дней до нескольких недель: каждый организм реагирует на инородное вещество по-своему. Но случалось, что вместе с иглами или тушью в организм попадали венерические заболевания или другая инфекция. Владелец татуировки попадал в санчасть. Доходило и до хирургического вмешательства, когда клейменому пациенту с диагнозом «гангрена» ампутировали конечность. В худшем случае он погибал от заражения крови. На свободе, вне зоны, подобные эксцессы случаются среди наркоманов.

Сегодняшние механизмы для «кожной гравировки» шагнули далеко вперед. Используется электробритва или специальное приспособление, действующее по принципу швейной машинки. До и после процедуры кожа обрабатывается одеколоном или спиртом. Пасту и мочу с сажей сменила первосортная китайская тушь, которую доставят в лагерь сотрудники ИТУ за небольшое вознаграждение.

Единой систематизации татуировок не имеется. Классифицировать их можно по многим признакам. В первую очередь — по тематике рисунков, среди которых встречаются религиозные, лирические, исторические, политические, порнографические. Часто тематика переплетается: исторический сюжет подается в порнографическом исполнении, религиозные соседствуют с политическими (горящее распятие с надписью «Верь в Бога, а не в коммунизм») и т. д.

Татуировки разделяют и по расположению их на теле. Самым популярным местом для живописи остается грудь. На ней размещаются обнаженные женщины, соборы, лики святых, библейские персонажи, черепа, животные (в том числе тигры и львы), черти, могильные кресты, распятия, портреты вождей, птицы, пауки, звезды лагерных лидеров, рыцари и гладиаторы.

Спина служит для церковных колоколов, подков, пауков, музыкальных инструментов, скелетов, гладиаторских! поединков. На руках и ногах выкалывают кинжалы, змей, кандалы, якоря, корабли, опять-таки пауков, наколенные звезды отрицал.

И, наконец, голова. На лоб наносят свастику, все тех же пауков, аббревиатуры, короткие фразы, цифры (даты или статьи Уголовного кодекса). Текстовые татуировки (аббревиатуры, афоризмы и блатные изречения) встречаются на всех частях тела, включая веки и половые органы.

Читайте так же:  94 фз реестр недобросовестных поставщиков

Можно систематизировать наколки по манере и сложности исполнения: художественные, фрагментарные, орнаментальные, символические, текстовые. Художественную татуировку обычно наносит «гравер» высшего разряда. Она требует усложненного инструмента и детальной проработки. При умелом подходе на теле рождается целая панорама. Особенно преуспела в художественной нательной живописи французская школа, впервые применившая цветную тушь.

В 30-х годах французский уголовник Шарль Брижо создал на своей груди настоящий шедевр: порнографическую картину в цвете. Когда Шарль ритмично напрягал мышцы, татуировка приходила в движение. С началом войны Брижо лишился своей гордости. В одном из концентрационных лагерей, куда его депортировали из оккупированного Парижа, немецкий офицер заприметил наколку. Спустя несколько дней ее владельца убили, осторожно сняли кожу, обработали и украсили ею папку эсэсовца. В концлагерях подобные шедевры встречали с удовольствием и имели с них свой доход.

Татуировки классифицируют по половому признаку (женские, мужские и «разнополые»), по сексуальной ориентации, по скрытому значению и т.п.

Каталог наколок огромен и исчисляется десятками тысяч. Чтобы понимать «фиолетовый язык», нужно изучать его десятилетиями, а то и научиться «говорить» на нем. Этот раздел книги может дать лишь общее представление о характере и классификации татуировок. Здесь использован уже изученный материал, ставший достоянием гласности. Это не путеводитель по блатным просторам, хотя большинство приведенных татуировок «сняты» именно с блатарей. Возможно, они остановят кого-то от приблатненного клейма, которое может стоить здоровья, а то и жизни.

Часто встречающиеся татуировки

Здесь приведен показательный каталог татуировок, которые чаще всего встречались среди профессиональных уголовников.

Во многих мужских татуировках фигурируют женщины. При этом рисунок совсем не обязательно символизирует любовь или лирические чувства. Для уголовной живописи характерно отсутствие смысловой привязки к рисунку или тексту. Полуобнаженная женщина с цветком может символизировать жестокость, благозвучное «БОГ» означает «был осужден государством», а наколка кота указывает на «коренного обитателя тюрьмы».

www.bnti.ru

Знак вора закона

Вор в законе – титул представителя элиты преступного мира, пользующегося значительным авторитетом в своих кругах. Считается, что понятие «вор в законе» — это специфическое явление, не имеющее аналогов в мировой практике и присущее лишь СССР и постсоветскому пространству.

Как же можно получить этот титул?

История вопроса

Считается, что воровской кодекс, принятый в СССР, начал складываться в 20-30-х годах и окончательно сформировался к 70-м годам прошлого века в ходе многочисленных «воровских войн» и «сходняков». Разумеется, ряд традиций и обычаев зародился еще в каторжных тюрьмах царской России, но все же «воровские масти» и титул «вора в законе» — специфическое явление советского периода. Традиция «коронования» идет из периода нэпа, когда воры для поднятия своего авторитета распространяли байки о происхождении воровской касты от разбойничьих атаманов, живших в XVII веке и принадлежавших к дворянскому сословию. Сравнительно недавно воры именовали себя «князьями» преступного мира.

В настоящее время законы воровского мира переживают, как говорят, некий кризис. Старые авторитеты потеснены новыми, многие обычаи отошли в прошлое.

Кандидатура

Стать «вором в законе» может отнюдь не каждый преступник. Как правило, воровская специальность кандидата – домушник, «медвежатник» (вор, берущий сейфы), и прочие, требующие высокой квалификации. У кандидата должна быть за спиной одна или несколько «ходок» в тюрьму. Он должен пользоваться авторитетом, жить строго «по понятиям», не иметь карточных долгов, никогда не сотрудничать с властями, на нем не должно быть даже тени подозрения в нетрадиционной сексуальной ориентации.

Человек, отвечающий всем этим требованиям, должен сообщить о своем намерении стать «законником» другим представителям этой «масти». Они рассылают весточки-«малявы » по всем тюрьмам и изоляторам России с извещением о том, что такой-то, имеющий такую-то кличку – «погоняло», желает стать «вором в законе». Каждый, кто имеет что-то сказать о кандидате, хоть бы вспомнить и грехи двадцатилетней давности, должен это сделать. Кандидат должен заручиться поддержкой двух «воров в законе», которые имеют стаж не менее пяти лет. Они будут его поручителями. Когда воровской мир извещен должным образом, назначается сходка.

Процедура коронации

Короновать человека в «законники» может только сходка. Часто такие сходки собираются на воле, под предлогом юбилея, свадьбы, или просто в тайном месте. Однако, большим почетом пользуются воры, коронованные на «зоне».

Процедура коронации не слишком хорошо известна, сообщество преступного мира относится к числу самых закрытых сообществ, однако, некоторые детали все же просачиваются во внешний мир.

Уже было сказано, что на сходке должны присутствовать, как минимум, два «законника» — поручителя. Саму коронацию производит наиболее авторитетный на этой сходке вор. Кандидату предлагают обнажить торс и ноги. Авторитет осматривает его наколки, которые могут многое сказать о человеке, и убедившись, что на нем нет наколок, свидетельствующи х о том, что он когда-либо нарушал законы воровского мира или был когда-либо «опущен», обращается к соискателю с речью. Он предлагает произнести клятву приблизительно такого содержания: «Я мертв. У меня нет родных и близких, для меня существует только воровской закон и братва, я жил, живу и буду жить только по воровскому закону. Обязуюсь соблюдать воровской закон, гордо носить воровскую масть и работать на благо своей братве». После этого авторитет обращается к присутствующим с вопросом: не знают ли они какого-либо препятствия к тому, чтобы этот человек стал «законником»? Если ни у кого возражений нет, то авторитет торжественно объявляет, что такой-то отныне является «вором в законе». Если же возражения имеются, то их необходимо обосновать, и дело тщательно обсуждается, с выслушиванием доводов обеих сторон. Впрочем, надо думать, такое случается нечасто, до сходки допускается только кандидат, не имеющий очевидных промахов перед воровским сообществом.

Понятие «корона» — чисто символическое. Никаких сведений о том, что вору действительно вручается какая-либо корона или ее аналог на коронации, нет. Сама процедура очень смахивает на партийное собрание: два поручителя со стажем, ознакомление принимаемого с «моральным кодексом» воровского мира, принятие решения голосованием. Некоторые криминалисты усматривают в этом прямое копирование советских традиций

Знаки отличия «вора в законе»

В ближайшее после коронации время новоявленному «вору в законе» наносят на тело татуировки – в зоне их называют «наколки», свидетельствующи е о его новом статусе. К числу таких татуировок относятся звезды по двум сторонам груди, сразу под ключицами, летящий орел с короной, звезды на коленях. Этот символ свидетельствует о том, что никогда вор не встанет на колени перед законом. И, наконец, один из самых частых символов – сердце, пробитое кинжалом. Это означает «смерть за измену». Эту наколку набивают в назидание вору, чтобы он помнил, чем грозит ему отступление от законов «братвы».

Настоящее время

Раньше «вор в законе» был обязан не иметь собственного жилья, отказываться от внешних примет роскоши, соблюдать скромность в быту. Теперь все сильно изменилось. Дома «воров в законе» соперничают с дворцами кинозвезд, воры, вопреки традиции не иметь контактов с государством, тесно связаны с политикой и бизнесом. Возможно, одной из причин такой ситуации стал тот факт, что в 90-е годы развилась невиданная доселе практика – короновать вора за деньги! Таких «воров в законе» зовут «апельсинами» и не слишком жалуют матерые «законники».

russian7.ru


Обсуждение закрыто.