Защита чести и достоинства президента в суде

Защита чести и достоинства президента в суде

«Президент у нас — не кисейная барышня»

В стране может появиться специальный закон, защищающий честь и достоинство гаранта Конституции. Идею разработки документа поддержал спикер Госдумы Вячеслав Володин во время общения со студентами. В Кремле предложили изучить вопрос более детально. Почему главе государства нужна особая защита, «Лента.ру» попыталась выяснить у российских политиков и общественных деятелей.

Во время посещения университета Иннополис у председателя нижней палаты парламента поинтересовались, нужно ли защитить президента от нападок специальным законом в свете «ощущаемого в прессе информационного наката» на российского лидера Владимира Путина. Спикер Госдумы идею поддержал. «Весь международный опыт говорит, что такие законы не просто необходимы, они везде есть», — отметил Володин. По его словам, в западных странах, в частности в США, за оскорбление главы государства можно получить реальный тюремный срок.

Материалы по теме

Разозлили президента

В Кремле считают, что тему следует как минимум изучить, в том числе и международный опыт. «Вопрос нужно проработать», — заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

Предупредить политический вред

Алексей Чепа, зампредседателя комитета Госдумы по международным делам:

«Конечно, когда некие люди, в том числе журналисты, политические деятели позволяют себе очень резкие высказывания против глав государств, причем законно избранных или конституционно назначенных, это оскорбляет народ. Допустим, за президента проголосовали 80 процентов населения страны, а некий блогер позволяет себе абсолютно оскорбительные и непроверенные высказывания. Это наносит политический вред государству. Я считаю, что все высказывания против любого руководителя должны быть проверены.

Президент — это не любой гражданин. Мы понимаем, что у нас все граждане равны, но президент равнее всех, потому что он представляет наше государство в мире. Мы должны понимать, что любые оскорбления в адрес президента — это оскорбления нас всех. Считаю, что это правильное предложение».

По заявлению частного лица

Михаил Федотов, глава президентского Совета по развитию гражданского общества и по правам человека:

«Я бы поддержал предложение, но только при одном условии — что подобные дела будут делами частного обвинения, то есть они могут возбуждаться только по заявлению самого потерпевшего. Иначе будет нарушен принцип равноправия граждан, поскольку право на защиту чести и достоинства Конституция в равной степени гарантирует всем гражданам Российской Федерации».
(Цитата по РИА Новости)

Есть закон о президенте

Сергей Пашин, судья в отставке, член Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека:

«Я полагаю, нет никаких оснований вводить какую-либо ответственность за критику в адрес президента или любого другого федерального должностного лица, ибо это может привести к развязыванию репрессий против инакомыслящих.

У президента есть юридические советники, в частности в ГПУ, чтобы обратиться в суд, как обращается любой чиновник и гражданин РФ. А уголовное наказание и административное взыскание здесь совершенно не уместно. Есть закон о президенте: там говорится о неприкосновенности президента, об особых средствах защиты его личных и имущественных прав, и этого вполне достаточно».

Не сейчас, но позже

Михаил Емельянов, первый зампред комитета Госдумы по госстроительству и законодательству:

«Острой необходимости в этом законопроекте сейчас нет, поскольку нынешний президент дополнительных механизмах защиты чести и достоинства не нуждается — настолько у него высокий авторитет и в России, и на международной арене.

Если абстрагироваться от личности и говорить о защите института на будущее, то, может быть, такой закон и стоит принять, потому что президент Российской Федерации больше, чем президент, он гарант Конституции, высшее должностное лицо, которое символизирует само государство. Поэтому оскорбление и унижение достоинства президента в значительной степени является и унижением достоинства страны».

Как за судью — 15 суток

Павел Пятницкий, член общественного совета при МВД:

«Я не скажу, что такой закон прямо так уж необходим. Президент у нас — не кисейная барышня, и он не берет в расчет нелицеприятные отзывы от людей неконструктивных. Он тихо делает свое дело, а о его работе говорят результаты.

В ряде стран такие законы существуют, потому что президент — это гарант Конституции, основной стержень государственной политики. От президента зависит практически все в стране: он выбирает направление внешней политики, направляет правительство.

У нас же есть статьи за оскорбление представителей власти, в том числе сотрудников полиции, судей. Если вы оскорбите судью во время заседания суда, вы можете на месте получить 15 суток административного ареста. А президент в этом плане у нас, получается, дополнительно не защищен».

Ксения Абрамова
Екатерина Кориненко

lenta.ru

Посиди за президента

В России закон о защите чести президента еще только обсуждается, а в Казахстане уже сажают за нелестные слова — в адрес Путина

Фото: РИА Новости

В России могут принять закон «О защите чести и достоинства президента». О целесообразности введения такой нормы на днях рассуждал спикер Госдумы Вячеслав Володин. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков призвал в этом вопросе не торопиться, но все же изучить лучший мировой опыт. Такой опыт может быть легко найден, с одной стороны, в дружественной нам Турции, где с 2014 года суды рассмотрели более двух тысяч дел об оскорблении президента Эрдогана. С другой стороны, есть Казахстан, где аналогичное законодательство действует с 90-х годов. При этом за критику Назарбаева в последние годы не сажали. А вот за нелестные слова в адрес российского президента в Казахстане вполне можно сесть.

46-летний Санат Досов из Актобе в декабре прошлого года попал под суд за критику действий Владимира Путина на своей странице в фейсбуке. Несмотря на свое раскаяние, тюремного срока обвиняемый не избежал: суд дал ему три года колонии общего режима, а 15 февраля 2017 года апелляционный суд оставил это решение без изменений.

Читайте так же:  Гос Реестр юр Лиц

Досов предстал перед судом по обвинению в «Умышленных действиях, направленных на возбуждение социальной розни с использованием телекоммуникационных сетей». Поводом для возбуждения дела стали несколько записей в фейсбуке, в которых Досов нелестно отозвался о российско-украинском конфликте и о Владимире Путине в частности.

Спрашивается, с чего бы вдруг казахстанское правосудие, не каравшее никого за критику собственного президента уже с середины 90-х годов, вдруг так сильно возмутилось постами обычного гражданского лица, да еще и прошлось по нему достаточно строго? Статья 174, по которой привлекли Досова, предусматривает, например, ограничение свободы, а не ее лишение.

«Сидят товарищи на зарплате, которые отслеживают соцсети, — говорит руководитель Международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис. — Что-то привлекло внимание «цензора» в этих словах, и он пошел советоваться: Путин — наш союзник, а союзников и президентов вообще критиковать нельзя; тут еще и калькировали наверняка эти слова на Назарбаева».

Нелепость процесса могла быть видна всем, но если уж начали — обратной дороги нет. К тому же сам Досов попытался пойти на сделку со следствием, но прокуратура внезапно отказалась это делать. А дальше активист и сам ухудшил свое положение донельзя: он открыто призвал судью «наказать его», поскольку «это не наша война» и «нечего было об этом писать».

«Я люблю русских, я по-казахски разговаривать не могу, только по-русски…» — цитируют последнее слово Досова СМИ.

В Казахстане честь и достоинство действующего президента Назарбаева защищается отдельной статьей уголовного кодекса. До принятия в 1997 году нового уголовного кодекса в вопросах защиты президента руководствовались, по сути, решением Верховного Совета КазССР. По этому обвинению к ответственности привлекался, в частности, известный гражданский активист эпохи 90-х Мадэл Исмаилов. Он вспоминает в интервью, что однажды его осудили на год за то, что он назвал Назарбаева «подлецом» на публичном митинге за якобы имевшее место избиение своих единомышленников милицией.

Каждое новое дело по поводу «оскорбления президента» вызывало большой резонанс, вспоминает бывший генеральный прокурор Казахстана Жармахан Туякбай: «Говорили, что нужно эту статью отменять, и если что — судить человека за обычную клевету, на общих основаниях». Общественному мнению не вняли: в новом уголовном кодексе посягательство на честь и достоинство президента было названо преступлением отдельной статьей. Самый известный случай применения этой статьи — суд против журналиста Казиса Тогузбаева в январе 2007 года, который написал в своем блоге, что Назарбаев несет ответственность за гибель оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбаева. Тогузбаеву тогда дали два года условно, прокурор просил три года реального срока.

Нынешняя версия казахстанского уголовного кодекса, действующая с 2014 года, содержит ч. 1 ст. 317, которая дублировала уже имеющуюся, но при этом дополнительно закрепляла уникальность первого президента. Правда, с тех пор никого за унижение чести и достоинства Нурсултана Назарбаева не привлекали. Сам по себе закон о защите чести и достоинства главы государства бесполезен, поскольку это абсолютно не останавливает критиков власти: язвительные высказывания в адрес Нурсултана Назарбаева звучат в интернете постоянно (и достаточно очевидно, что это очень раздражает казахстанские власти).

Тем временем в Кыргызстане официально разрешили критиковать президента в соцсетях. Госкомитет национальной безопасности выявил 45 пользователей Facebook, которые размещали негативные публикации об Алмазбеке Атамбаеве. Некоторых «фейсбукчан» даже вызвали в комитет для объяснений, а депутат Ирина Карамушкина потребовала «принять меры» в отношении этих пользователей. Однако Генеральная прокуратура Кыргызстана заявила, что никто не может запретить критиковать президента.

www.novayagazeta.ru

Закон о «защите Путина»: Володин вступился за президента

В Германии за оскорбление главы государства могут посадить на 5 лет, а в Иране побить палками

13.02.2017 в 21:57, просмотров: 34192

В преддверии президентских выборов в России может появиться закон « О защите чести и достоинства главы государства». В понедельник в поддержку подобной инициативы высказался спикер Госдумы Вячеслав Володин. По его мнению, весь «международный опыт говорит о том, что такие законы не просто необходимы, они везде есть». Юристы в свою очередь указывают, что уже имеющихся в российском законодательстве норм вполне достаточно, чтобы наказать потенциальных обидчиков президента. Однако, как показывает практика, ими не всегда пользуются.

С инициативой ужесточить наказание для особо ретивых критиков президента выступили учащиеся казанского университета «Иннополис». Обычно во всех странах мира молодежь ратует за расширение свобод и протестует против закручивания гаек, но в России почему-то все наоборот. Студентам показалось, что в прессе (интересно, в какой?) сейчас ощущается «информационный накат» на российского президента. Своими наблюдениями они поделились со спикером Госдумы Вячеславом Володиным, находящимся в Казани с рабочим визитом.

И поинтересовались: не нужно ли в этой связи защитить честь и достоинство главы государства с помощью специального закона?

— Вы правы, президента нужно защищать. Все страны защищают, — согласился Вячеслав Володин. По его словам, «весь международный опыт говорит о том, что такие законы не просто необходимы, они везде есть». И только в России этот вопрос законодательно не урегулирован. Володин отметил, что Россия более демократичная, более открытая — «говорят, что хотят, пишут, что хотят». И это неотъемлемая часть нашей культуры, добавил он.

Спикер не обманул: законы, карающие за оскорбление первых лиц, действительно, есть во многих странах мира, причем география их применения распространяется в том числе на такие оплоты демократии, как ФРГ и Нидерланды. Например, в Германии за оскорбление федерального президента могут посадить на срок от 3 месяцев до 5 лет, в Голландии аналогичные меры предусмотрены в отношении обидчиков правящего монарха. В Польше наказание чуть помягче — до 3 лет. А в Дании тяжесть расплаты зависит от того, кто именно пострадал: если это монаршествующая особа женского пола (например, супруга короля или вдовствующая королева), то принятые меры будут более строгими. На постсоветском пространстве соответствующие законы есть в Белоруссии, Азербайджане и Казахстане. Но вне конкуренции, безусловно, восток, причем не только арабский. В Турции осыпать ругательствами нельзя не только действующего главу государства, но и первого президента страны Мустафу Кемаля Ататюрка. С момента избрания в 2014 году на пост президента Реджепа Эрдогана органы юстиции успели рассмотреть более 2 тыс дел об оскорблениях в его адрес. Впрочем, самым суровым наказанием для обидчиков турецкого лидера является тюремное наказание. А например, в Иране нарушителя могут приговорить к 74 ударам плетью.

Читайте так же:  Наследование признаков моно

В СССР закон «О защите чести и достоинства президента» был принят в 1990 году одновременно с появлением самого института президентства. Он предусматривал лишение свободы до трех лет, а если оскорбление было нанесено с использованием СМИ — до шести лет. Кроме того, статья 2 этого закона предусматривала серьезные ограничения для СМИ, «опубликовавшее материал, оскорбляющий президента СССР или содержащий клевету в его адрес»: его могли оштрафовать на крупную сумму или закрыть по решению суда. Закон просуществовал до распада СССР. Борис Ельцин принимать аналогичный документ, защищающий честь и достоинство президента РФ не стал. Более того в Конституции РФ появилась Статья 29:» Каждому гарантируется свобода мысли и слова. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается».

Однако в прошлом году реанимировать «советский» закон попытались

депутаты Госдумы предыдущего созыва. Поводом послужили многочисленные ролики, обнаруженные депутатом Романом Худяковым в YouTube. Они, утверждал политик, содержат прямые оскорбления в адрес президента РФ, но наказания за это никто не несет. Худяков пообещал разработать специальный закон о защите чести и достоинства главы государства, взяв за основу образец 1990 года. А также написать обращения в адрес Генпрокурора и главы СКР с требованием положить конец интернет-безоразиям. Но его инициатива не получила административной поддержки.

По словам Вячеслава Володина, Госдума нового созыва пока не приступала к разработке подобного законопроекта. «На сегодняшний день вопрос в повестке не стоит», — сказал он в беседе со студентами и преподавателями «Иннополиса». Хотя, по словам спикера», «это — вопрос безопасности наших институтов, институтов власти». Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что у Кремля пока нет позиции относительно идеи принятия закона о защите чести и достоинства главы российского государства. «Вопрос нужно проработать, в том числе изучить международный опыт», — сказал он журналистам. Ранее Песков называл оскорблениями слова представителя Министерства финансов США Адама Шубина, назвавшего Владимира Путина «олицетворением коррупции». «Если бы я, например, допустил подобное оскорбление в адрес президента США, меня бы уволили», — заявил представитель Кремля.

Юристы в свою очередь отмечают, что от заокеанских критиков специальный закон российского президента не спасет. А для наказания сквернословов и прочих невоздержанных на язык граждан внутри страны в законодательстве уже есть все необходимые инструменты. При наличии желания ничто не мешает главе государства защитить свои честь и достоинство в гражданском судопроизводстве. Положения статьи 152 Гражданского кодекса РФ позволяют любому жителю страны требовать по суду опровержения порочащих сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Кроме того, Уголовный кодекс РФ содержит статью 319 «Оскорбление представителя власти», устанавливающую ответственность за публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением. Ее положения, указывают юристы, позволяют уже сейчас привлечь к уголовной ответственности за соответствующее поведение в адрес президента РФ. Правда, наказание невелико — до 1 года исправительных работ. Сам Путин никогда по этим статьям ни с кем не судился. А его добровольные защитники не нашли понимания у российской Фемиды. Например, житель Санкт-Петербурга Александр Скурсис, пытавшийся засудить участников митинга на Марсовом поле 15 января 2015 года, выкрикивавшем матерные оскорбления в адрес главы государства, на свои обращения в разные органы власти получил одни отписки. Например, из МВД ему ответили, что « в действиях и высказываниях участников митинга ничего противозаконного не обнаружено».

www.mk.ru

Защита чести и достоинства

Вице-президент ФПА РФ Генри Резник прокомментировал опубликованный ВС РФ обзор судебной практики по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации

29 марта Верховный Суд РФ опубликовал «Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации» за период с 2010 по 2015 г. В связи с допускаемыми судами ошибками и возникающими у них вопросами ВС РФ обратил внимание на ряд моментов, требующих разъяснений.

Комментируя обзор судебной практики по ст. 152 ГК РФ, вице-президент ФПА РФ Генри Резник отметил, что в нем зафиксированы позитивные изменения, которые произошли в рассмотрении дел данной категории. «Начало этим изменениям положило Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. “О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц”. Укрепило их Постановление Пленума ВС РФ от 15 июня 2010 г. “О практике применения судами Закона Российской Федерации “О средствах массовой информации””. И сейчас суды – как общей юрисдикции, так и арбитражные – разводят оценочные суждения и заявления о фактах, поскольку проверить на соответствие действительности можно только последние», – пояснил Генри Маркович.

Вице-президент ФПА РФ положительно отозвался о п. 8 обзора: «Критика деятельности лиц, осуществляющих публичные функции, допустима в более широких пределах, чем в отношении частных лиц». Но заметил, что здесь необходима дополнительная расшифровка: «Это нельзя понимать таким образом, что в отношении публичных фигур возможно распространение ложных утверждений об их действиях. И неплохо было бы, если бы Пленум ВС РФ сделал дополнение, что при определении размера компенсации морального вреда публичным персонам, таким как политики, государственные деятели, звезды спорта и шоу-бизнеса, учитывалось, что они более открыты для критики, и даже в случае, если утверждение в отношении них не соответствует действительности, размер компенсации был бы меньше, чем частным лицам», – отметил он.

Читайте так же:  Мои штрафы в гибдд я пешеход

Комментируя п. 10, согласно которому «СМИ не несет ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию, если оно дословно воспроизвело сообщение, опубликованное другим СМИ, и если не будет доказано, что оно знало или должно было знать о том, что распространяемые сведения не соответствуют действительности», Генри Маркович отметил: «Здесь воспроизводится положение закона о СМИ, освобождающее от ответственности при цитировании, но с очень важным дополнением по поводу осознанного цитирования заведомо не соответствующих действительности фактов. Это направлено против известного еще с советских времен механизма, когда в малоизвестной и незначительной газете публикуется некая ложная информация, которую потом массово тиражируют крупные издания. Это трудно доказуемо, но все же бывает достижимо».

«Важное для адвокатуры утверждение приводится в п. 17 обзора: “Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в процессуальных документах, для обжалования которых предусмотрен иной установленный законом судебный порядок”. Это важно потому, что в 2005 г. мы убедили суд, что к процессуальным документам нужно отнести не только постановления следователя, приговоры суда, но и ходатайства, которые подают адвокаты. Потому что были такие случаи, когда адвокатов пытались привлечь, и иногда успешно, за распространение не соответствующих действительности порочащих сведений в ходатайствах. Теперь же дано четкое пояснение на этот счет», – сказал он.

Также Генри Резник отметил значимость п. 18 обзора, касающийся того, что присуждение компенсации морального вреда должно соответствовать цели, для достижения которой установлен данный способ защиты неимущественных прав граждан. «Бывает, истцы заявляют, что надо взыскивать с ответчиков большие суммы для предупреждения подобных нарушений в будущем, чтобы “остановить потоки лжи” и т.д. Но это абсолютно недопустимо – компенсироваться должен только тот моральный вред, который был нанесен лично истцу». При этом он отметил необходимость гармонизации оснований для компенсации морального вреда со стандартами Европейского суда, а также установления того, что моральный вред вовсе не обязательно должен взыскиваться при совершении гражданско-правового деликта по ст. 152 ГК РФ.

Генри Маркович выступил и с критикой, так как, по его словам, п. 6 вносит неясность в отношении ответственности за оскорбление. «В нем говорится, что при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо учитывать, что содержащиеся в оспариваемых высказываниях ответчиков оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, если только они не носят оскорбительный характер. Но совершенно не ясно, при чем тут вообще ст. 152 Гражданского кодекса РФ! Ведь даже в последнем пункте обзора подчеркивается, что привлечение лица к административной ответственности за оскорбление (ст. 5.61 КоАП РФ) не является основанием для освобождения его от обязанности денежной компенсации, причиненного потерпевшему морального вреда в соответствии со ст. 151 ГК РФ. В ГК РФ нет нормы, которая позволяла бы гражданскому суду устанавливать факт оскорбления. Шестой пункт можно принимать только при введении особого понятия гражданско-правового оскорбления, выраженного в приличной форме. Но не думаю, что ВС РФ разделяет такую точку зрения, ибо это лишит понятие оскорбления какой-либо правовой определенности», – заключил вице-президент ФПА РФ.

fparf.ru

В России может появиться закон о защите чести и достоинства президента РФ

Во время посещения университета Иннополис в Казани 13 февраля у спикера Госдумы РФ Вячеслава Володина поинтересовались, нужно ли защитить президента от нападок специальным законом в свете «ощущаемого в прессе информационного наката» на российского лидера Владимира Путина. Спикер Госдумы идею поддержал. «Весь международный опыт говорит, что такие законы не просто необходимы, они везде есть», — отметил Володин. По его словам, в западных странах, в частности в США, за оскорбление главы государства можно получить реальный тюремный срок.

В России оскорбления любого чиновника, в том числе и президента, подпадают под статью 319 Уголовного кодекса России, предусматривающую до одного года исправительных работ. За ущемление чувства достоинства остальных граждан уголовное наказание не предусмотрено, но можно поплатиться штрафом.

Идея уже звучала в парламенте прошлой весной, но тогда ей не придали особого значения. Сейчас, похоже, законотворцы готовы заняться инициативой всерьез. Так, член комитета Совфеда по конституционному законодательству Людмила Нарусова считает, что за оскорбление президента нужно наказывать как за оскорбление государственного символа — например флага или гимна страны. По этой статье предусмотрено до года лишения свободы. Большинство других парламентариев относятся к проблеме сдержаннее, но сходятся во мнении, что президента на всякий случай лучше защитить.

Глава президентского Совета по развитию гражданского общества и по правам человека Михаил Федотов сказал в интервью РИА Новости: «Я бы поддержал предложение, но только при одном условии — что подобные дела будут делами частного обвинения, то есть они могут возбуждаться только по заявлению самого потерпевшего. Иначе будет нарушен принцип равноправия граждан, поскольку право на защиту чести и достоинства Конституция в равной степени гарантирует всем гражданам Российской Федерации».

«Я полагаю, нет никаких оснований вводить какую-либо ответственность за критику в адрес президента или любого другого федерального должностного лица, ибо это может привести к развязыванию репрессий против инакомыслящих – говорит Сергей Пашин, федеральный судья в отставке, профессор кафедры судебной власти факультета права НИУ ВШЭ, член Московской Хельсинкской Группы и член президентского Совета по правам человека. – У президента есть юридические советники, в частности в ГПУ, чтобы обратиться в суд, как обращается любой чиновник и гражданин РФ. А уголовное наказание и административное взыскание здесь совершенно не уместно. Есть закон о президенте: там говорится о неприкосновенности президента, об особых средствах защиты его личных и имущественных прав, и этого вполне достаточно».

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова не считает целесообразным принятие особого закона о наказании за посягательство на честь и достоинство президента РФ, так как действующее законодательство вполне справляется с этой задачей. Такое мнение она высказала в интервью телеканалу «Дождь».

monitoring.mhg.ru


Обсуждение закрыто.