Законы для женщин в россии

Законы для женщин в россии

Законы для женщин в россии

Женщины и закон.

Веками, и наше время не исключение, женщина считалась наиболее законопослушной и уголовно не опасной частью общества, не склонной по своей природе к преступной деятельности в принципе, ведь женщина — мать, то есть то, что не отнимает, а дает жизнь, справедливо заботится о своих «детях», она скорее от себя отнимает, чем отберет кусок хлеба. В связи с чем те преступления, которые женщины все же время от времени совершали и совершают, нередко считались проявлением психических расстройств, а с недавнего времени, с точки зрения феминизма, как реакция бессилия на мужской деспотизм. Женщина слаба физически, она как ребенок, да и умом она особо не блещет, женщина — существо нравственное, духовное. Все эти установки живы в голове каждого человека фактически с самого детства. И хотя время от времени в прессе и на телевидении поднимается волна интереса к женской преступности, подчеркивается ее особая жестокость и непредсказуемость, все это выглядит не более чем погоня за экзотикой. Но а разве это не так? Достаточно взглянуть на статистику, чтобы убедится, что как в России, так и в других странах женщин-заключенных значительно меньше, чем аналогично мужчин — примерно в двадцать раз (в среднем 5%)! Нужны ли еще какие-нибудь доказательства? Увы, но количество заключенных — всего лишь свидетельство того числа человек, которое в данный момент находится за решеткой и не более. А почему это так, почему женщин за решеткой так мало, я и постараюсь ответить в своем исследовании.

Берясь за свое исследование, я вовсе не преследовал целью некое умозрительное женоненавистничество, я просто хотел опровергнуть один из краеугольных мифов, сложившийся в обществе, а заодно и дать ответ некоторым феминистским глашатаем, которые кричат о засилье мужского насилия вообще и над женщинами в частности. Поэтому я постарался высветить как можно больше сторон соприкосновения женщин с обществом, которые могут именоваться преступными, при этом я прекрасно отдаю себе отчет, что не имел и не имею пока возможности сделать такое исследование действительно полным и всесторонним. Так что не удивительно, если внимательный и квалифицированный читатель обнаружит, что какие-то стороны, какие-то темы я не высветил и не поднял, в чем я вообще-то не вижу большой трагедии, ибо и то, что я постараюсь здесь обсудить, представляется мне достаточным, чтобы опровергнуть еще один миф и начать продуктивную дискуссию. В качестве главного противодействия коей я предполагаю нежелание расстаться с «любимыми» вековыми предрасудками и преодолеть элементарную косность мышления. Но я полагаю, что факты и уровень аргументации, которые будут приведены ниже, заставят умного и непредвзятого читателя взглянуть на поднятую мной проблему спокойно и без шор на глазах.

Свое исследование я решил разделить на две основные части — небольшую первую и более обширную вторую. В первой части будет проанализированы «взаимоотношения» женщин с существующим уголовным законодательством, судебной и исполнительной практикой, и реальный уровень женской преступности, а вторая часть будет посвящена тем распространенным женским деяниям, которые фактически являются преступлениями, но таковыми не считаются, либо с точки зрения самого закона, либо с точки зрения исполнительной практики, причем эта вторая часть будет как бы разбита на две подчасти — явные, то есть несомненные преступления, вред и ущерб обществу от которых очевиден и те по которым можно вести дискуссию. При этом я вовсе не старался загнать в прокрустово ложе все, что только возможно, ибо мы действительно не знаем «как наше слово отзовется» — это, во-первых, а, во-вторых, мною рассматриваются деяния, которые носят именно женскую специфику, применительны в основном к поступкам женщин, хотя в отдельных случаях могут, конечно, совершаться и мужчинами. Речь, например, идет о манипуляциях с детьми на фоне и после бракоразводного процесса, где прерогатива женщин понятна в силу сложившейся незаконной применительной практики опеки над детьми в пользу женщин. Возможно, в мое исследование стоило бы включить и действия одинаково свойственные и мужчинам и женщинам, но не нашедшие своего отражения в карательном законодательстве, например, супружеская измена (хотя пример спорный), но, подчеркиваю, я не ставил перед собой задачу описания всех возможных вредоносных деяний людей, я просто стремлюсь доказать, что женщинами так же как и мужчинами, преступления совершаются и их количество гораздо больше, чем принято об этом думать.

Уголовный кодекс подробно указывает те меры наказаний, которые предусмотрены за деяния, признанные вредоносными по отношению к отдельной ли личности, обществу или государству. Полагаю, что нет причин напоминать, что это за деяния, ибо большинство людей имеет о них вполне реалистичное представление, хотя УК содержит и немало специфических статей, которые не на слуху и те, которые существуют в основном лишь на бумаге, а применительная практика по ним фактически или в основном отсутствует. Во второй части своего исследования я попробую обосновать, что большинством статей УК наказывает за «мужские» деяния и весьма индифферентен к специфическим поступкам, совершаемым женщинами. Тем не менее женщинами совершается немало преступлений предусмотренных в УК. Но принято считать, что доля женщин в их совершение незначительна. И в местах заключения их доля составляет всего 3-5%, что равно количеству подростков-заключенных мужского пола. Отражает ли эта цифра истинное состояние дел? К сожалению, исчерпывающих статистических данных на этот счет в моем распоряжение нет, и мне не приходилось слышать, что подобные исследования проводились где-либо еще в мире, но мне ни раз доводилось слышать, что женщины в прямой или косвенной форме замешаны в одной трети преступлениях. По некоторым другим данным эта цифра близка к 15%. Увы, но это пока единственные цифры, на которые можно более или менее опереться. При этом я прекрасно понимаю те обвинения, которые могут посыпаться на меня, дескать все это взято с потолка и является ни чем иным, как досужим домыслом. Но, во-первых, цифры эти ни раз озвучивалась людьми, которые по роду своей деятельности имеют дело с преступными миром, во-вторых, я не стремлюсь подогнать свои выводы под какие-либо цифры, а пытаюсь разобраться, верна ли официальная цифра в 3-5% и не могут ли цифры в 30% или 15% быть более близки к истине?

Такой вопрос становится более менее оправданным, скажем, при взгляде на УК, который тут уже неоднократно упоминался. Речь идет о женских привилегиях, прописанных в УК исключительно для женщин, несмотря на то, что он же утверждает, что все граждане России равны перед уголовным законодательством, независимо, в том числе, и от пола. На деле же автор насчитал в УК аж тринадцать льгот и привилегий, предназначенных исключительно для прекрасного пола, естественно , что автор не нашел ни одной, предназначенной для мужчин. Все эти привилегии можно разделить на две части. Первые — необъяснимые, связаны просто с самим наличием у женщин женского пола. Это, например, не применении к женщинам высшей меры наказания, или не заключении женщин в колонии особо строгого режима, а девочек в колонии строгого режима, это привилегии в связи с наступлением возраста нетрудоспособности, который для женщин, как известно, почему-то наступает на пять лет раньше, чем для мужчин. Вторая часть — это привилегии связанные с материнством, но не только с беременностью, а скажем с наличием у женщины малолетних детей. Так при наличие у женщины детей до восьми лет женщина не может быть арестована за не очень тяжкие преступления. Казалось бы справедливо. Все дело лишь в том, что у мужчин тоже есть дети, они тоже являются отцами, но для них таких льгот нет! Думаю, нет смысла напоминать о женщинах, находящихся в состоянии беременности или в послеродовом периоде, для них льгот еще больше. Даже из вышеперечисленных мною примеров можно уже сделать заключение, что женщины реже оказываются за решеткой, как в силу своего пола, так и особенно в силу своего материнства, мужчины в сравнении с ними — нет. В УК есть еще и третья особенность, это воинские преступления. Женщин военнослужащих пока еще мало да и автору не известно о случаях понесения женщиной какого-либо уголовного наказания именно за воинские преступления. Таким образом, воинские преступления в своей подавляющей основе распространяются именно на мужское население, а, учитывая, что за жизнь одного поколения через армию проходят миллионы мужчин, а так же учитывая, в каких условиях они проходят свою службу, становится ясным, что воинские преступления — весьма весомый источник мужской преступности. Для справки скажу лишь, что ежегодно в армии погибает тысяча человек и еще пять тысяч совершают из нее побег, еще несколько десятков тысяч мужчин незаконно уклоняется от службы в армии, что так же подпадает под действие УК, женщинам же от армии улоняться не надо, поэтому они не могут пополнить таким образом криминальную статистику.

Но, кроме пунктов УК, существует еще и применительная практика, которая так же характеризуется специфическим отношением к женщинам. В первую очередь, сюда следует отнести самый начальный этап — регистрация преступления. Регистрируются ли женские преступления так же как и мужские? По моим сведениям нет. Причиной тому и те же льготы и срок, который может быть дан женщине значительно меньше, если бы на ее месте был мужчина, органам правопорядка просто часто неохота возиться с лицами женского пола, но самое главное, женщины не регистрируются как подозреваемые там, где рядом с ними есть мужчины-соучастники. С мужчинами правоохранительным органам гораздо легче, ибо на них нет ни льгот, ни судейского смягчения. Пример из жизни. Мужчина обвиняется в изнасиловании пятнадцатилетней девушки. Он заключен под стражу, ведется следствие. Но все дело в том, что насиловал он эту девушку в присутствие и с помощью своей жены. Но несмотря на то, что сей факт известен следствию, его жену не только не заключили под стражу, но даже не выдвинули против нее никакого обвинения. Этот пример весьма характерен для рассматриваемого мною вопроса.

Но допустим, что преступление зарегистрировано, дело против женщины возбуждено, при этом неважно была ли женщина задержана или находилась под подпиской о невыезде. Наступил суд. Суды наши вообще редко выносят оправдательные приговоры, но довольно часто назначают наказания, не связанные с заключением в ИТК, а так же назначают наказания по низшему пределу и ниже низшего предела. Весь вопрос, назначается ли женщинам за одинаковые преступления одинаковое наказание? Полноценной статистики по этому вопросу, особенно по России так же не имеется, но ряд факторов дает основании предположить, что и здесь мы имеем особый подход. Для начала обратимся к статистики США, из которой известно, что, скажем, за убийство супруга мужчина в среднем получает наказание в три раза выше, чем женщина! Примерно та же картина может быть и в России. В большинстве случаев, когда жена убивает мужа, ее деяние квалифицируются как неумышленное убийство, совершенное в состоянии сильного волнения, или в результате доведения до преступления со стороны жертвы. Соответственно и сроки за подобное определение женщинам назначаются либо мизерные, либо вовсе никакие. Так может действительно все женщины жертвы? Даже несмотря на абсурдность подобного утверждения приведу два таких примера из жизни. У женщины был муж-алкоголик, он ее не бил, но видимо мог кое-что вынести из дому, правда в день совершения преступления единственное, что он вынес из дома был кулек с семечками, которые его жена намеревалась продать; кулек с семечками и явился ценой жизни данного мужчины, в итоге женщина была приговорена всего к двум да и то условно. Но что самое примечательное, что не прошло и года, как точно по такому же сценарию поступила ее дочь. Что дочь получила в виде наказания мне неизвестно, замечу лишь, что в первом случае прокуратура не подавала протест на слишком незначительное наказание. Второй пример несколько из другой области, там женщина не только участвовала в банде, но и была ее вдохновителем и по сути руководителем, вместе со своим любовником и еще несколькими людьми, она совершала грабительские набеги, которые сопровождались жестоким насилием в отношении попадавшимся им на пути гражданам. В конце концов банду поймали и женщину тоже. Как результат любовнику женщины определили 15 лет в виде наказания, а ей… 8 лет. Еще раз отмечу, что женщина не просто наравных принимала участие в грабежах и насилии, но и была вдохновителем данной банды. Но может дело в описываемых примерах все-таки не в половой принадлежности преступников? Увы, но автору почти неизвестны примеры, когда бы действия мужчины в отношении своей жены были бы признанны как следствие психологической травмы или доведения. Мужчины за убийство своих жен получают, как правило, 10 лет тюрьмы и более, невзирая ни на какие смягчающие обстоятельства.

И наконец женщины раньше мужчин могут выйти на свободу по условно-досрочному освобождению. Яркий пример тому последняя амнистия, когда решили освободить всех женщин, независимо от тяжести совершенных ими преступлений лишь на основании наличия у них малолетних детей. Но ведь у мужчин тоже есть дети!

И вот еще, с чем не раз приходилось сталкиваться автору данного исследования, это принятие на себя мужчиной вины женщины. Речь идет как о полном принятие вины женщины совершенно невиновным мужчиной, так перераспределение вины на себя, взятие всей вины на себя в случае, когда женщина является сообщником преступного акта. И неудивительно, ведь в уголовной среде подобное поведение мужчины считается естественным и предпочтительным.

Как я уже говорил во второй части будут описаны деяния женщин, являющиеся пагубными, но не нашедшие своего отражения в уголовном законодательстве, многие из них могут показаться спорными, но, как правило, спорными они являются из-за определенной выгоды для самих женщин, но как бы сами женщины и те, кто поддерживает их «особые» интересы и права не позиционировали лиц женского пола, как особую группу, объективная точка зрения предполагает рассматривать и учитывать интересы ВСЕХ слоев общества, кого эти действия так или иначе могут затрагивать и наносить ущерб, исходя из принципов равноправия и не менее важного иного принципа гласящего «свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого «.

Тема, всегда вызывающая множество споров и разногласий, нередко делящая целые части обществ пополам. Тем не менее, почти во всех странах западного типа демократии аборты являются легальными и не подлежат какому-либо наказанию, разве что кроме вопроса о сроках. В своем же собственном определении я исхожу из ясного и четкого принципа, что аборт является убийством, причем убийством существа малолетнего, находящегося в состоянии беспомощности и неспособности защитить свою жизнь. Определение аборту статуса убийства позволяет ясно лицезреть всю значимость и тяжесть подобного деяния. Для меня его тяжесть ничуть не меньше, чем обозначимого в УК убийства с отягчающими последствиями. Чем же руководствуются сторонники абортов? Прежде всего, тем, что плод до некоторого срока «нежизнеспособен». Определение тем более абсурдно, что речь-то идет как раз-таки о вполне жизнеспособном плоде, о плоде, который вполне нормально развивается в материнской утробе и не представляет угрозы для ее здоровья. «Нежизнеспособным» этот плод делает не срок беременности, а сам аборт. Следующий аргумент заключается в том, что раз плод еще не имеет признаков человека, то и его убийство не является убийством человека и детоубийством в полном смысле этих определений. Да, но разве, например, пятилетний ребенок является человеком в полном смысле этого слова, да и человек до восемнадцати лет так же не пользуется всеми правами человека и гражданина — значит ли это, что убийство означенных граждан в принципе допустимо или не является столь же тяжким, как убийство, скажем, взрослого развитого и состоявшегося в жизни человека? Да нет, совсем напротив, убийство пятилетнего ребенка, как и любого лица не достигшего совершеннолетия, является тяжким преступлением, не облегчающим, а усугубляющим вину преступника. Далее, лицо в силу своего старческого возраста так же может являться не совсем «полноценным», значит ли это, что его так же можно убить? А инвалидов, в том числе, с тяжелыми психическими и генетическими дефектами, в том числе, и таких, которые ведут растительный образ жизни, так же можно убить в силу их неполной функциональности? Да нет, я полагаю, что такое убийство будет признанно как совершенное с отягчающими последствиями, ввиду беспомощного состояния жертвы. Увы, но история знает примеры, когда и стариков и больных уничтожали, считая их «лишними», история так же знает и примеры, когда уничтожались целые «лишние и неполноценные» народы — евреи, цыгане, негры, женщин, кстати, тоже в некоторые времена считали не совсем полноценными. Еще один довод, который часто приходится слышать в оправдание абортов — «зачем плодить нищету»? А действительно, зачем? Может, начать ликвидацию всех бедняков? Вопрос лишь, с какого уровня доходов мы будем считать бедность бедностью? В нашей стране, например, под понятие бедные может попасть до половины всего населения.

Читайте так же:  Приказ 12н 20062012

Другая и наиболее реальная причина, которую приводят не так часто, но она является основной в деле легализации абортов, есть права и интересы женщин. Многим известен крылатый лозунг, придуманный американской феминистской Фаллуди, «женское тело — женское дело!» То есть как бы предполагается, что еще не родившийся ребенок — часть женского тела. М-да кто бы спорил, что тело женщины — ее личное дело, я, например, не считаю преступлением проституцию или самоубийство, хотя в иных странах эти два деяния — тягчайшие преступления. Но все дело в том, что нерожденный ребенок не является частью тела женщины, он — самостоятельный организм, который лишь связан с телом своей матери на время беременности. Кстати, только родившиеся дети также связаны с телом матери тем образом, что питаются материнским молоком, являются ли они тоже частью тела женщины? Право на аборт часто рассматривается как существенная часть репродуктивных прав женщины иметь желанных детей, то есть право матери убить нежеланного ребенка, чтобы иметь желанного. При всей чудовищности подобной посылки, зададимся естественным вопросом, почему такого же права лишены мужчины? Да, конечно, в их утробе не развивается новая жизнь, но когда мать убивает ребенка, она убивает ребенка и данного конкретного мужчины, то есть его отца. Почему отец лишен права решать, иметь ему или нет желанного ребенка? А что получается, если мать все-таки решила оставить ребенка, желанного ей, но не желанного для отца? Она имеет право принудить его к отцовству и взыскать с него алименты. Почему же тогда отец не имеет право сделать виртуальный аборт, отказавшись от отцовства, которое и будет всего-то заключатся не в убийстве чужой жизни, а только в отказе уплаты алиментов? Чем руководствуется женщина, когда решается на аборт? Она просто не хочет иметь детей либо только сейчас, либо вообще. Вот некоторые широко-распространенные объяснения причин. Еще не пришло время родить ребенка. Трудное материальное положение. Надо закончить учебу, сделать карьеру и так далее. Но все те же причины справедливы и для мужчины! Почему же он не может воспользоваться своими репродуктивными правами в соответствие с Конституцией, гарантирующей равные права обоим полам? Для чего я упомянул о нарушениях прав отцов? Да для того, чтобы показать, что проблема аборта — это нарушение прав не только ребенка, но и мужчины, его отца. И тем не менее аборт — типичное убийство, но с отягчающими обстоятельствами и доводы его сторонников мягко говоря выглядят неубедительными. И многие века это было так. В наш «гуманный» век подход несколько изменился: в споре трех сторон представляются интересы лишь одной стороны. И еще. В России ежегодно совершается около трех миллионов абортов, каждая женщина страны делает за свою жизнь в среднем шесть абортов, на каждого рожденного ребенка приходится двое убитых.

Речь идет, прежде всего, о ложных заявлениях об изнасилованиях и других насильственных актов в отношении женщин, ее детей и родственников. Сразу оговорюсь, что данная категория деяний в отличие от предыдущей подпадает под действие УК, но на практике автору неизвестно ни одного случая, чтобы хотя бы одна женщина понесла наказание за ложное заявление. Тема достаточно щепетильная и, как правило, воспринимается и обсуждается на уровне эмоций, которые нередко диаметрально поляризуются от «сама во всем виновата» до «женщина всегда права», даже на Западе, где правосудие имеет место быть, феминистки проводят многолетнюю психологическую кампанию, цель которой убедить население в том, что женщина не только права, когда заявляет об изнасиловании, но и что уже одного этого заявления вполне достаточно, чтобы вынести преступнику жестокий приговор. Но убедить противную сторону не так-то просто, вот в Италии даже приняли закон, согласно которому, если женщина была в брюках, то изнасилования не может быть по определению. Что и говорить , крайности, как известно, сходятся. Моя же задача разобраться объективно в существе вопроса. Думаю ни для одного нормального, способного здраво рассуждать человека, не секрет, что невиновные заключенные имеют место быть везде и по всем возможным обвинениям, но изнасилование и прочие преступления против женщины отличаются своей крайней субъективностью и в большей мере расследование и сам приговор во многом базируются на честности обвинительницы, мол, откуда свидетелям-то взяться, да и с доказательствами худо. Что такое невиновному человеку попасть за решетку, полагаю, так же объяснять нет смысла. Весь вопрос в том, насколько распространенно такое явление, может, оно несущественно? По данным независимых американских исследований общий процент ложных заявлений об изнасилованиях составляет более 60%; по России таких данных нет, но, по мнению людей, непосредственно работающих в правоохранительных структурах, этот процент близок к американскому, что-то около 70%. И ту и другую цифру можно оспорить в отдельности, но их относительное совпадение не может не наводить на некоторые размышления. Если это так, то, например, в 94 году в российские тюрьмы было отправлено порядка десяти тысяч человек, осужденных по ложным обвинениям в изнасиловании, в Америке эта цифра превышает десять тысяч человек, хотя могла бы быть и больше, просто большенство обвиненных были оправданы, поскольку, как я уже гоорил, судебная система работает, в отличае от нашей. Тут надо отметить, что истории о невинно осужденных мужчинах стали появляться давно, задолго до начала гайдаровских реформ и их черная особенность того периода заключалась в том, что большая часть заключенных тогда по 117 статье, были подростки, и среди подростковой преступности — изнасилование стояло на первом месте, сейчас же оно скатилось на одно из самых последних, как впрочем, снизился и сам общий уровень изнасилований по стране. В чем же причина? Причину видимо следует искать в том, что 14-16 летним девочкам часто приходилось заявлять на своих дружков. Еще каких-нибудь 15 лет назад секса в СССР «не было», и любое подозрение для девочки даже в невинной связи могло вызвать целый шквал неприятностей на ее голову со стороны родителей и не только, но чаще всего на такие поступки девушек толкали их матери, боясь общественного порицания. В то время подобное заявление автоматически означала тюрьма. Сейчас, как я уже говорил, число подростковых изнасилований резко снизилось, что так же косвенно свидетельствует в пользу данной версии, ведь в наши дни заниматься сексом не просто можно, а еще и модно. То же было справедливо и для взрослых женщин, но на первом месте для этой категории были и есть месть и корыстные побуждения, проще говоря, материальный шантаж. Так вот, последние два пункта справедливы и сейчас, можно легко представить, что если бы большая часть корыстного шантажа не удовлетворялась бы, зеков по ныне 131 статье было бы куда больше. Увы, но и сейчас в эпоху «торжества» демократии, не разработано никаких механизмов по защите мужчин от ложных наветов.

Насилие над детьми.

Прекрасно отдаю себе отчет в том, что данный пункт может вызвать крайнее недоумение, однако я уже говорил, что намерен придерживаться фактов, а не эмоций, а факты упрямо свидетельствуют, что женщины применяют физическое насилие в отношение детей в четыре раза чаще, чем мужчины. Таковы факты. И это не считая психологического насилия измерить которое вообще не представляется возможным. Многие наверняка часто видели и видят на улицах такую картинку — мать изо всех сил лупит своего ребенка ну или кричит на него что есть сил, нередко матом. Поведение настолько привычное для нашего общества, что многие просто не обращают на него никакого внимания, в то время как в странах западной демократии даже легкий шлепок мамой своего сына или дочки наверняка послужил бы поводом для ее ареста. У нас же эта сфера деяний находится вне применительной сферы уголовного законодательства.(Может, как раз по этой причине?) Насилие, кстати, процветает не только в семье, но и в школах, детских домах и медицинских учреждениях. Для сравнения, если в семейных конфликтах хотя бы единожды пострадали 15-20% супругов, то от рук родителей и других взрослых не менее 90% детей! А психологические травмы имели место быть в 99.9% случаях. Но, как я уже говорил, ни у нас, ни даже на Западе, где подобные деяния весьма успешно наказываются, эта тема не получила должной огласки, заглушенная кампаниями против насилия в отношении женщин со стороны мужчин, на втором месте, пожалуй, стоит насилие в отношении животных. В России подобное наплевательское отношение к правам детей привело к массовому бегству детей из своих домов. Оставшиеся по воле горе-матерей без отцов, без присмотра, воспитания, питающиеся кое-как, ежедневно избиваемые, не говоря уже о моральных травмах и бесконечных унижениях в семье и в школе, дети бегут буквально на все четыре стороны из своего семейного «рая». Что происходить с детьми на улицах известно. Итак, в насилие над женщинами громогласно обвиняют мужчин и потому не очень слышны голоса, объясняющие правду о положении детей. В сфере деятельности, где преобладают женщины, правительства всех стран привыкли направлять инвестиции, а не национальную гвардию и ОМОН, какие-либо репрессии в области, в которых преобладают женщины, грозят в мгновенье ока поставить крест на любом политике, собирающемся продолжать свою политическую карьеру.

В описываемом процессе задействовано практически все женское население имеющее или соприкасающиеся с детьми.

Психологическое насилие в семье.

Тема весьма неоднозначна и дискутивна (хотя бы что именно считать таким насилием), однако уже настораживает вот что, в своей широкоразрекламируемой кампании по предотвращению насилия в семье феминистки придерживаются лишь одной его ипостаси, а именно физическое насилие, «оставляя» его практически целиком на совесть мужчинам и напрочь игнорируют психологическое — не потому ли, что в этой области женщины играют «первую скрипку»? Автор же, в свою очередь, исходит из того, что психологическое насилие является куда более распространенным и имеющим более вредоносное воздействие, чем физическое насилие. Какой-либо статистики по этому вопросу, к сожалению, нет, но есть один наиважнейший факт, который трудно отрицать — мужчины в России живут на двенадцать лет меньше, чем женщины, в иных более толерантных западных странах эта разница, как правило, в два раза меньше, но тоже существенна, а вот в странах с гармоничной патриархальной системой продолжительность жизни обоих полов часто одинакова или почти одинакова, да и прежде, когда феминизм и эмансипация еще не были столь внедрены в общество и его сознание, разница так же была невелика, как, например, в США в двадцатые годы. А ведь, если отбросить такие факторы чисто мужских причин смертности как травматизм на работе, гибель на войнах и отравление от спиртного и табака, основная причина повышенной мужской смертности — сердечно-сосудистые заболевания, которые, по мнению многих специалистов, являются — суть невытесненных негативных эмоций, которые аккумулируются в стрессовых ситуациях и не могут найти своего выхода. Конечно, психологический прессинг в семье может осуществляться с обоих сторон, но факт продолжительности мужской жизни прямо указывает, что в отношении мужчин оно осуществляется в куда большей мере, чем на женщин, что также обуславливается чисто половыми особенностями женской психомоторной системы.

Какие конкретные проявления психологического насилия женщин в отношении мужчин можно выделить? Например, унижение мужчины путем истирание его статуса как главы семьи, лишение материальной свободы (отбор у мужа денег в день зарплаты), прессинг мужа за финансовое состояние в семье, угрозы лишить возможности жить с детьми, и множество самых различных примеров надоедания, «пиления» мужа, его беспричинного оскорбления, в том числе на глазах детей, игра на сексуальных недостатках, одним словом, позиция «мой муж — вечный козел», во всех прочих межполовых отношениях эту формулу можно выразить фразой «мужчина должен женщине — все, женщина мужчине — ничего».

Психологическое воздействие на детей до и после развода.

Ну если предыдущая тема могла вызвать много споров, дескать и мужчина сильно прессингует женщин и неизвестно, кто кого больше, вообщем оба виноваты, то воздействие на детей споров вызывать не должно. Я уже писал о насилие в отношение детей. Эта — тема неотъемлемая часть той, но носит свои специфические особенности. Во-первых, потому что она — практически стопроцентная особенность женщин, уже хотя бы потому, что наши суды в нарушении всех законов оставляют детей всегда только матерям; во-вторых, в данной ситуации ребенок оказывается в еще более беззащитной ситуации, когда на него оказывается мощное воздействие со стороны самой женщины, близких, подруг, органов опеки и суда, и еще ее специфичность заключается в том, что она возникает именно в тот период, когда женщина решается развестись со своим мужем.

Читайте так же:  Ходатайства по уголовному делу упк рф

По статистике примерно сорок или более процентов всех женщин оказывают достаточно заметное воздействие на своих детей с целью вызвать у тех стойкую неприязнь к своему отцу. Это может происходить как задолго до развода, так и после развода. У подобного поведения прослеживаются как минимум две основные цели. Первая. Таким вот способом добиться пресечения свидания ребенка с его отцом. Вторая. Из потребности собственной психокомпенсации за неудачный брак, когда в конечном счете «козлом отпущения» становится сам ребенок, ведь бывший муж — человек взрослый и не всегда позволит себя безнаказанно поносить, ребенок же — как правило, беззащитен и легко поддается внушению.

Совершая подобные действия, женщина наносит ущерб как минимум двум людям, один из которых (ребенок) ни в чем неповинен. Первое, она формирует у ребенка стойко негативное отношение к отцу, чего делать права никакого не имеет, ибо и сама такой же человек, а не Бог, чтобы судить иных людей; второе, делая это, она пользуется беззащитностью ребенка, тем, что его психика не полностью сформирована и не в состоянии сопротивляться мощному психологическом воздействию, по сути программированию; третье, тем самым она наносит ребенку непоправимый психический вред; ну наконец четвертое, она наносит вред отцу ребенка, который в итоге часто лишается возможности полноценно да и зачастую вообще заниматься воспитанием своего ребенка, а нередко и просто видиться с ним.

В вышеописанной ситуации женщина по сути берет на себя роль судьи, прокурора и Бога, решая своей волей и властью судьбы нескольких людей, манипулируя ими по своему усмотрению, что противоречит как юридическим, так и всем моральным законам.

Воспрепятствование свиданиям отца с ребенком.

Примерно в половине всех случаев, когда ребенок после развода или вне брака остается у матери, мать и другие ее родственники чинят препятствия к свиданию отца с его ребенком. В данной ситуации нарушаются права как минимум двух людей — ребенка и мужчины. Ребенок не может реализовать свое законное право видеть своего отца и проводить с ним достаточное время, а отец по воле матери ребенка лишается полностью или частично возможности заниматься воспитанием своего ребенка. Причем под описанную категорию попадают случаи не только, когда отец вообще лишен возможности видеть своего ребенка, но и те, когда эти возможности у него ограничены, например, несколькими часами в неделю, что так же является грубым нарушением прав как ребенка, так и его отца. Сюда же следует отнести и те случаи, когда действия матери выглядят «законно», имеется ввиду получение от суда или органа опеки разрешения не допускать отца к своему ребенку, без веских на то причин. Очень близкими к данной теме выглядят случаи, когда мать без ведома отца пытается сменить ребенку имя, фамилию или отчество, скрывает от него информацию о ребенке, например, факт болезни или без согласия отца пытается вывести ребенка в другую страну на постоянное место жительства. По данным различных статистических исследований лишь 10-20% матерей, живущих отдельно от отца своих детей, выполняют все требования юридического и морального права. Как вы наверное заметили и в данном случае многие действия женщин подпадают под действия уголовного или административного кодексов, но эти статьи фактически бездействуют.

Материальный шантаж отца за право видеть своих детей.

Деяние, несомненно, подпадающие под статьи УК о шантаже и вымогательстве, но автору так же ни разу не приходилось слышать, чтобы хотя бы одна женщина была наказана за подобное преступление. Содержание преступного деяния в данном случае заключается в том, что уполномоченным лицом (как правило, мать) нарушаются права отца и его ребенка на свободное и беспрепятственное общение без материальной оплаты за право на такое общения, то есть в данном случае мать становится на одну доску с чиновником, который выполняет за взятки те обязанности, которые он, согласно закону и в соответствие со своим долгом, ОБЯЗАН выполнять бесплатно . Налицо высвечивается и другая негативная особенность рассматриваемого поступка, а именно использование матерью своего ребенка как средства для извлечение материальной выгоды. Конечно, предвижу возражения, мол, алименты малы, а жить ребенку на что-то надо, но, во-первых, в любых действиях необходимо руководствоваться только и исключительно законом, во-вторых, не один отец, но и мать также обязана в доле не меньшей доли отца материально заботиться о своем ребенке, в-третьих, уже само намерение отца регулярно видится со своими детьми не дает основания считать, что отец как-либо преднамеренно обделяет своих детей в материальном плане, и наконец, в-четвертых, есть такое понятие как материальные возможности отца, но нет ни одной такой ситуации при которой мать ребенка могла бы требовать от отца суммы большей, чем положено по закону и при этом еще чинить ему препятствия в свидание со своим ребенком. К сожалению, подобные случае весьма распространены и не находят никакой адекватной оценки ни у правоохранительных органов, ни в общественных структурах, цель которых, на словах, защита прав детей.

Бесконтрольность трат алиментов.

В России согласно Семейному кодексу не предусмотрены алименты на супругов, кроме случаев его нетрудоспособности, основные и законно установленные размерами алименты предназначены исключительно и только для детей. Тем не менее, известны многочисленные факты, когда мать, в нарушение всяких законов, то есть абсолютно незаконно не только использует алименты на ребенка для себя, но и даже живет на них, обделяя, таким образом, своего ребенка значительной суммой и по сути используя его как средство наживы. Конечно, формально за распределением алиментов должен следить орган опеки и попечительства, , и судебные органы, но на деле все последствия отданы на откуп самой матери в полное и безраздельное ее распоряжение. Автор вовсе не подозревает, что подобным образом поступают абсолютно все матери, однако вряд ли найдется такая мать, которая хоть однажды не нарушала в этом плане закон, пользуясь своей полной бесконтрольностью и безнаказанностью.

Поступок распространенный в основном среди молодых женщин, но так же нередко встречающийся и среди женщин более старшего возраста. Под шантажом беременностью автором понимаются два вида случая. Первый, намеренное зачатие от данного конкретного мужчины без его согласия и путем введение его в заблуждение насчет средств предохранения от беременности, с целью принудить мужчину к браку или шантажировать его в материальном плане. Второй, обман мужчины о беременности, то есть случай с пвсевдобеременностью, мотивы которого преследуют те же цели, что и первый случай. Включая это деяние в свое исследование, автор исходил из той посылки, что рождение, воспитание и забота о детях — это не тот случай, при котором допустимы какие-либо махинации, игра на отцовских чувствах и на мужской порядочности и совести. Ребенок не может и не должен использоваться женщиной в качестве орудия достижения ею определенных целей, кроме того, не следует забывать о моральном и материальном ущербе, который в таком случае может быть нанесен отцу, более того, под вопросом могут оказаться все его дальнейшие жизненные планы и намерения, то есть подобные корыстные цели женщины могут нанести мужчине непоправимый вред, что, без сомнения, является преступным деянием. К сожалению, должен признать, что российские и не только российские законы позволяют женщине манипулировать отцом в случае, если женщина беременеет от мужчины любым способом, без его на то согласия, и занимают однозначно позицию женщины, каким бы подлым образом она не поступила в данной конкретной ситуации . На слуху еще яркий пример с Беккером в Германии. Эта проблема тесно переплетается с вопросом о репродуктивных правах мужчин, что будет рассмотрено ниже. По некоторым данным браки, причиной которых была «внезапная» беременность , составляют от четверти до одной трети от всех браков.

Принуждение к отцовству.

Во всем мире и в России в частности отмечается большое число случаев, когда женщина без ведома и согласия мужчины зачинает и рожает ребенка, после чего предпринимает действия по принуждению мужчины к отцовству. Среди арсенала действий могут быть и такие как кража донорского материала вполне конкретного мужчины, обман мужчины насчет применения противозачаточных средств, то есть попросту говоря женщина может обмануть мужчину, что она пользуется противозачаточными средствами, хотя, на самом деле это не так, так и просто решение за отца рожать ей ребенка или нет. Речь идет об элементарных репродуктивных правах мужчины, то есть право иметь желанного ребенка, а не того ребенка, которого ему назначит женщина. Речь не идет о праве мужчины решать делать женщине аборт или рожать, это женщина может решить и сама, но она не имеет право решать за мужчину, быть ему отцом или нет. Впрочем, в реальности «благородная» миссия женщины определить своему ребенку отца преследуется чаще всего одной единственной целью — взыскать с мужчины алименты. К сожалению, подобное поведение женщины не только не пресекается законом, но закон еще и стоит на ее стороне, и у мужчины в этом вопросе практически нет никаких прав.

Предвижу, что многие могут сказать, нехорошо бросать своего ребенка. Но данный пункт в общую тему я включил лишь потому, что женщина-то как раз и имеет такое право — решать, когда ей становится матерью, о чем я уже писал в разделе об абортах. Так она может решить, что ребенка она иметь не хочет, и не важно какой причиной при этом она руководствуется, она может решить, что ребенок ей нужен и родить его, после чего оставить его в роддоме или сдать в детский дом, она же может решить принуждать ли мужчину к отцовству или нет. Причем, заметьте, все это мать может решать ЕДИНОЛИЧНО, нисколько не считаясь ни с мнением, ни с желанием мужчины. Я же исхожу из принципа, что права женщины не выше прав мужчины, что женщина такой же человек как мужчина, а так же я исхожу из пункта третьего 17 статьи Конституции России, устанавливающей равноправие полов. Я так же исхожу их того принципа, что если женщина считает для себя нормой и считает себя вправе решать, быть или не быть ей матерью, то она не имеет никакого морального права решать за мужчину, быть или не быть ему отцом.

Обман мужчины насчет ребенка.

По статистике каждый десятый отец не знает о том, что ребенок, которого он считает своим, на самом деле не его, при том, что мать в 19 случаях из 20 твердо знает, чей это ребенок, и таким образом на лицо имеет место быть УМЫШЛЕННЫЙ обман мужчины. Обманутому мужчине приходится заботиться, отдавать значительное время из своей жизни и деньги для ребенка, который на самом деле не является его ребенком. Таким образом, данные действия женщины способны нанести мужчине тяжелую психологическую и моральную травму, а так же причинить крупный материальный ущерб. В подобных случаях женщины часто руководствуются просто желанием не выдать своей связи с любовником, то есть совершают двойной обман и предательство по отношению, к мужчине. Бывает, что они руководствуются «лучшими побуждениями», особенно в тех случаях, когда мужчина бесплоден, однако никто не давал им права решать подобные вопросы за другого человека.

Завладение имуществом в результате развода.

Часто процедуру развода в разных странах, в том числе, и в России можно сравнить с узаконенным грабежом, когда на законных основаниях или по праву некого обычая значительная часть или все имущество принадлежащее и заработанное мужем переходит в собственность жены, причем чаще всего, даже не имеет значения, кто инициатор развода и какими мотивами развод был обусловлен. Встречаются и обратные примеры, но в гораздо меньшей степени.

Оправдания целесообразности подобного подхода объясняются либо «зашитой женщины», либо спекулируя «интересами детей», но в том и в другом случае итог один — мужчина лишается немалой части того, что он заработал собственным трудом. Тем, кто спешит мне возразить, приведу такое сравнение: если человек по причине голода украдет батон колбасы, его могут посадить в тюрьму, и уважительность причин в данном случае не послужит оправданием для совершившего кражу, совсем иная ситуация в случае развода. Но по сути и в случае с батоном и в том случае , когда жена под разными предлогами отбирает у бывшего мужа его материальные ценности , мы имеем дело с одним и тем же явлением. Скажем, мужчина на протяжении многих лет работал, отдавал много своих физических и моральных сил, здоровья, и теперь результаты его труда потеряны лишь по воле узаконенных грабителей, а ведь мужчине, так же как и женщине , с возрастом все труднее начинать все сначала, и шанс остаться к старости ни с чем у него весьма велик.

В России действуют три схемы отъема у мужчины имущества и денег в результате развода. Первая, определенная законом пропорция в пятьдесят процентов. На первый взгляд, справедливо, но, учитывая, что в среднем мужчина зарабатывает в два раза больше, чем женщина, изъятие при разводе имущества заработанного именно мужчиной на лицо. Вторая, изъятие имущества на основании «в интересах детей». Так прикрываясь этими самыми пресловутыми » интересами » , доля отбираемого у мужчины имущества может быть поднята выше 50%, например, до 70%, и в таком случае, потери мужчины могут быть весьма значительны. Третья, нередко мужчина может лишится и вовсе всего, что он успел заработать за годы, живя в браке. В этом случае действуют неписаные общественные законы, принуждающие мужчину поступать определенным образом, именно принуждать, хотя с виду все выглядит абсолютно добровольным и «благородным». Достаточно вспомнить такое расхожее правило-мечту многих женщин, что, мол, уходя, мужчина должен взять с собой лишь чемодан со сменой белья и зубной щеткой. Заметим, что во всех трех случаях работает не столько закон, сколько само желание каждой конкретной женщины совершить данный поступок, нарушающий права мужчины.

Читайте так же:  Пенсионный закон 2018 для работающих пенсионеров

Требование платы и материального обеспечения.

Сложившееся традиционное представление о мужчине как об обязанном обеспечивать материальные потребности женщины. В некоторых странах это прописано даже в законах, Россия в этом смысле куда демократичнее, но стереотипы по-прежнему продолжают довлеть над абсолютной долей отношений между мужчиной и женщиной. Преступным и несоответствующим общечеловеческим нормам автор признает поведение женщины, которая требует косвенно или прямо материального вознаграждения за встречи и услуги, которые она оказывает мужчине. Причем, эти отношения я бы разделили на три ипостаси, собственно отношения и отношения в браке.

Конечно, большинство мужчин начинают свои отношения с женщиной еще до брака, и тут они сталкиваются с такими, например, установками, что за женщину надо платить в ресторане или кафе, ей необходимо регулярно делать подарки, оплачивать ее визиты к косметологу, стилисту и так далее. Мне могут возразить, что, мол, все это добровольно по заведенному порядку. Как угодно, но только не добровольно. Каждый мужчина знает, что если он не будет платить за женщину и не дарить ей подарки, он и ее потеряет и не будет понят обществом, так что неписаные правила принуждают его сильнее писаных. Особенно пагубность таких установок видна тогда, когда речь идет не о взрослых зарабатывающих мужчинах, но, например, о подростках, большинство которых живет за счет родителей, ибо это правило распространяется и на них. И в какой ситуации оказывается четырнадцатилетний юноша, когда у него появляется необходимость получить свой первый сексуальный опыт, провести время с подружкой? Правильно, ему приходится либо воровать деньги у родителей, либо у чужих дядь и теть. Как итог юноша отправляется в тюрьму, а девушка ищет другого мужчину с деньгами. Но не так все просто и со взрослыми мужчинами. Вместо того, чтобы планировать свою жизнь, делать накопления, помогать родителям, ему приходиться тратить довольно значительные суммы на женщину, с которой в данный момент он находится в определенных отношениях, причем, не только любовных, которая отнюдь не считает себя проституткой, но от денег отказаться ей и в голову не приходить. Впрочем, немало взрослых мужчин так же идут на преступления по той же причине, что и подростки. Мне возразят опять, что, мол, мужчины больше зарабатывают. Возможно, немного и больше, но разве когда в кафе встречаются две женщины, то за завтрак платит та, которая больше зарабатывает?

Не лучше ситуация может складываться и в браке. Мало того, что мужчина оказывается всегда ответственным за материальное положение в семье, так ему еще приходится отказываться от той работы, которая ему больше по душе, а искать ту, где можно больше заработать, что по сути является косвенным принуждением мужчины к труду. Для сравнения женщина в такой ситуации может варьировать свою трудовую деятельность. Так она может вообще не работать, может работать неполный день или на легкой работе, и может делать себе хорошую карьеру на высокооплачиваемой работе, и при этом считать, что все деньги, что она заработает, только ее деньги. Как итог мужчины вынужден тратить гораздо больше физических, душевных и моральных сил, чем он мог бы и, как следствие быстрее изнашивать свой организм — для статистики скажу, что мужчины имеют в два раза больше профессиональных заболеваний, чем женщины, и на производстве они погибают в десять раз чаще.

Принуждение мужчины к материальному обеспечению женщины — акт надругательства над личными правами, чувствами и свободой мужчины, есть акт уничижительного и не достойного отношения к нему, как к лицу второго сорта.

Роль охранника, роль носителя жизни меньшей ценности.

Многие женщины и не только они считают, что мужчина в случае чего должен умереть, чтобы могла жить она, что жизнь мужчины стоит дешевле, чем ее собственная, и что если возникнет выбор между ее жизнью и жизнью мужчины, должна быть сохранена ее жизнь. Подобные стереотипы, как и многие другие, могут навязываться мальчику с самого раннего детства и усваиваться в его подсознании, впрочем, как и у девочки. Но не только стереотипы предопределяют подобное положение мужчин, но так же и законы, например, такие как закон о воинской повинности, который принудительно вынуждает мужчин жертвовать своею жизнью и здоровьем ради женщины, которые в свою очередь только лишь на основании принадлежности к своему полу освобождены от такой обязанности и следовательно имеют право на жизнь, а мужчины не имеют такого права. Отсутствие такого права выражается в том, что, скажем, в случае военных или стихийных бедствий, женщины будут первыми, кого эвакуируют или окажут иную помощь. А неписаные правила, например, требуют от мужчины, чтобы он ввязался в схватку и встал на защиту женщины, даже если это заведомо угрожает его жизни и здоровью, даже если женщина сама виновата в случившемся. Последнее снижает ответственность самих женщин и позволяет использовать мужчин как средство для решения своих проблем.

Самое простое возражение, что женщина обладает меньшей по сравнению с мужчинами силой. Во-первых, далеко не все женщины слабы, есть немало конкретных женщин, которые сильнее конкретных мужчин, но их , например, не берут в армию не потому, что они слабее или глупее, а только лишь потому, что они женщины, в то время, как слабого и психически неразвитого мужчину могут забрать в армию лишь на том основании, что он мужчина.

В данной посылке я не склонен исходить из представлений и стереотипов, неписаных законов, а из той простой истины, что жизнь каждого человека равноценна, и никто не вправе распоряжаться чужой жизнью, особенно на благо своей собственной.

Это не ворчание ханжи, а попытка спокойного трезвого взгляда на некоторые вещи, ставшие уже давно привычными, хотя и не всегда они являлись таковыми. Речь идет о сексуальном провоцировании женщиной мужчин. Казалось бы вещь естественная и не должна вызывать каких-либо отрицательных эмоций, ну разве что кроме самых крайних случаев, и напротив, многим мужчинам нравится, сексуальные знаки, исходящие от женщин. Чтобы не быть многословным, в качестве примера возьму поведение многих молодых женщин на улице летом, вернее то, как они одеваются. Короткие юбки и топы, прозрачные блузы, сквозь которые во всех деталях можно рассмотреть бюстгальтер, а нередко и саму грудь, юбки, брюки, сквозь которые отчетливо просвечиваются трусы, чрезмерное и яркое применение косметики, украшений и многое другое. На первый взгляд, кому какое дело как одевается та или иная женщина, но речь идет не просто об одежде, речь идет о внешнем виде, сознательно или бессознательно предназначенном для провоцирования сексуального желания у мужчин, но а спорность правоты данного деяния заключается в том, что это провоцирование происходит без согласия мужчин и без возможности для подавляющего большинства из них удовлетворить могущее возникнуть в связи с этим сексуальное желание. Например, мужчина идет на работу, в магазин, по другим делам — почему он должен против своей воли испытывать сексуальное провоцирование, которое, может на инстинктивном уровне вызвать в нем ответную реакцию? Женщина, конечно, вольна одеваться так, как пожелает, но я исхожу из той посылки, что свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого, то есть свободное желание женщины нравится мужчинам и провоцировать их не должно пересекаться с таким же свободным желанием мужчин не испытывать этого влияния. Но, повторяю, автор вовсе не является ханжой и прекрасно сознает, что существует немало мужчин, особенно молодых, которым такое поведение в одежде и манерах женщин нравится, но почему бы для этого не выделять специальные места, районы, время, как это принято во многих цивилизованных странах? В этом случае каждый мужчина, желающий получить порцию сексуальных эмоций, мог бы пойти в это место и полностью удовлетвориться, а мужчина, не желающий этого, остался бы при своих интересах? Я прекрасно понимаю, что это вопрос больше не криминала, а этики, культуры человеческих отношений, хотя немало мужчин по этой причине несут и вполне конкретный физический и морально-нравственный ущерб.

Данная категория действий, характерных в основном для женщин, возможно, покажется самой легкой и малозначительной, но следует отметить, что она также может имеет негативное значение для мужчин и для детей мужского пола в том плане, что подобные действия, как правило, происходят вне воли, желания и учета психологических особенностей мужчин. Речь идет, в первую очередь, о нахождении женщин в тех местах, где они как бы находится не должны. Увы, но, как и все в обществе двойных стандартов, так же и здесь действует двойной стереотип, согласно которому, например, нахождение появление мужчины в женском туалете или бани может вызвать скандал, даже арест данного мужчины и расценивание его поведения, как опасного и так далее. В то же время никому и в голову не придет обвинить в том же или уж тем более арестовать женщину, появившуюся в аналогичных местах уединенного скопления мужчин. Правда, следует отметить, что обычные женщины вряд ли появятся в мужском туалете или в бане, речь, в первую очередь, идет о сотрудницах подобных учреждений. Я полагаю, многие мужчины могли часто наблюдать подобные сцены и без моего описания. Возьмем немного другой пример, так во многих странах обыскивать женщин разрешается только женщинам, в то время как обыскивать мужчин разрешено лицам обоего пола, чувства и желания мужчин в данных ситуациях, как видно, никого не волнуют. Бросим взгляд на юношей, подростков и детей мужского пола. В отличие от взрослых мужчин, у них еще меньше возможностей защищать свою интимность и личную неприкосновенность. Те, кто учился в школе, прекрасно знают, что учитель женского пола может вполне легко зайти в мужской туалет, якобы для поиска курящих учеников, присутствовать в раздевалке и на медицинском осмотре. Самые разные лица женского пола могут считать вполне естественным, когда в их присутствие мальчик вынужден делать такие вещи, чего бы большинство из них никогда не допустили, чтобы девочка делала то же самое в присутствие мужчин, особенно чужих. » Я не собираюсь описывать все возможные примеры, большая часть которых была бы, без сомнения, подпала бы под статью о сексуальных извращениях, если бы причинной стороной выступала бы не женщина, а мужчина.

Учительство и воспитание.

Учительство и воспитание — особая сфера, где ребенок не просто проводит какое-то количество времени и усваивает определенную сумму знаний, но и формирует весь свой уклад и все свои представления о будущей жизни; во многом удачность или неудачность, счастье или несчастье, которые человека подстерегут в будущем, будет сформировано в школьных и детсадовских стенах. В подобных ситуациях учитель, как правило, становится и властью и богом в одном лице, безраздельная власть если не над телами, то над душами сосредоточивается в его руках и от того, как он этой властью распорядится, будет зависеть вся жизнь того или иного человека. Так уж сложилось, что 90% преподавателей начальной и средней школы — женщины. У меня нет намерения анализировать всю школьную систему, а включил я этот пункт лишь потому, что лишь десять процентов выпускников школ полностью здоровы, что школьные нагрузки значительно превышают человеческие возможности, что в школах проповедуется тоталитарная идеология, унижающая и попирающая человеческое достоинство, что мальчики в школе оказываются в наиболее уязвимом положение, чем девочки, , и это приводит к более частым неврозам и самоубийствам. Женщины-учителя практически безнаказанно могут бить учеников, всячески их оскорблять и унижать, и, к сожалению, это происходит в каждой школе, практически в каждом классе. Несут ли женщины за это ответственность? Иногда да , но это иногда фактически означает , что почти никогда .

Итак, как видно из моего исследования выше, привычная для нас всех криминальная картина с женщинами, на самом деле является отнюдь не такой какой мы ее привыкли видеть (вернее, какой она нам казалась), политика, пропаганда и особые средства правового регулирования привели к сильнейшим искажениям в этой области, когда на многие века во всех обществах утвердилось то положение, что объектом совершения преступления является исключительно мужчина, а женщина, если попадает в сети Фемиды, то случайно и не по своей вине. Но как и многое в нашей жизни, это — камера-обскура, мы смотрим и видим мир не таким, каким он есть в действительности, а таким, каким его хотят нам показывать — перевернутым с ног на голову. К женщинам проявляют гуманность, не отправляя их в тюрьму, женские деяния не рассматриваются в качестве преступлений. Эта та же самая ситуация, когда женщин не допускают на вредные и опасные работы, после чего не упускают удовольствие порассуждать о «природе», которая из-за щедрости своей великодушной позволяет женщинам наслаждаться жизнью на пятнадцать лет дольше, чем мужчинам. К сожалению, все мы настолько привыкли к подобному положению вещей , что даже сам факт их обсуждения многим кажется нелепым и даже вызывает неадекватные реакции , как в этом уже не раз пришлось убедиться автору . Иные пытаются найти все возможные оправдания и объяснения , что является также уходом от проблемы . А является ли эта тема вообще проблемой или она чисто умозрительна ? Так в нашей стране большинство людей не считают проблемой защиту частной интеллектуальной собственности точно так же , как защиту от психологического насилия детей . Были времена , когда держать людей в цепях так же не рассматривалось в качестве преступления и не считалось проблемой , но тем людям от этого легче не было . Но самая главная проблема заключается в том , что борьба только с » мужскими преступлениями » напоминает тушение пожара только в одной комнате двухкомнатной квартиры . Нелепый самообман и неспособность (или страх?) адекватно оценивать происходящее вокруг и принимать хоть какие-то шаги для установления большей стабильности . Так ведь , например,сейчас уже точно известна главная причина бурного роста преступности последних десятилетий, коей является насильственное изгнание отцов из семей. А ведь мы не устаем требовать для себя большей безопасности, при этом страшась заглянуть в корень проблемы. Кроме того, большинство описанных в моем исследовании женских поступков, которые не считаются преступлениями сейчас, считались недопустимыми и даже преступными еще в не таком далеком прошлом. Неужели предки были настолько глупее нас, а мы настолько их умнее ?

menalmanah.narod.ru


Обсуждение закрыто.