Закон о браслете

Закон о браслете

Электронные браслеты для осужденных

С начала 2009 года в России при финансовой поддержке Евросоюза проходит эксперимент по внедрению электронных систем контроля над осужденными. Тема «электронных браслетов» и их использования в системе исполнения наказаний активно обсуждается на протяжении всего этого времени, разделив наблюдателей на два противоборствующих стана. Одни считают, что внедрение систем электронного контроля станет еще одним шагом в дальнейшей гуманизации системы наказаний. В то время, как другие, ссылаясь на российский менталитет, предрекают, как минимум, всплеск коррупции в системе исполнения наказаний, и, как максимум, — провал в нашей стране этого ноу-хау, уже хорошо зарекомендовавшего себя за рубежом.

Между тем, угрожающий рост числа заключенных в Российской Федерации позволяет рассматривать введение электронных браслетов как эффективную часть системы отбывания наказания без изоляции от общества. По данным Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации (ФСИН), на 1 июля 2009 года в учреждениях уголовно-исполнительной системы (УИС) содержалось 887 тысяч человек. В том числе в 755 исправительных колониях — 735 200 человек, в 225 следственных изоляторах, 7 тюрьмах и 164 помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов, — 144 500 человек, в 62 воспитательных колониях для несовершеннолетних — 7 300 человек.

По мнению многих экспертов, правонарушители, отбывшие наказание в местах лишения свободы, обстановка в которых отличается жестокими нравами и «перевернутой» шкалой жизненных ценностей, зачастую выходят за ворота исправительных учреждений морально, а то и физически искалеченными. Будучи не в состоянии занять место в обществе, от которого они были надолго оторваны, восстановить на прежнем уровне социальные связи и личностные контакты, многие бывшие заключенные снова возвращаются в преступную среду, то есть, становятся на путь рецидива.

Законодатели считают, что вырваться из этого замкнутого круга, перекрыть источник рекрутирования бывших заключенных в преступное сообщество, существенно облегчить их адаптацию после снятия судимости можно лишь одним путем: дать возможность осужденным по не тяжелым преступлениям отбывать наказание, что называется, в родных стенах, не покидая социальной системы. А сторонники введения электронных браслетов подчеркивают при этом, что, возможно, введение электронного контроля будет косвенно способствовать росту назначенных судами таких видов альтернативных наказаний, как ограничение свободы по месту жительства и домашний арест.

С чего все начиналось

К изучению мировой практики использования электронных видов слежения и контроля над осужденными, ФСИН России приступила еще в 2001 году. В частности, анализировался опыт США и стран Евросоюза, а так же возможные пути введения подобной системы в практику на территории нашей страны. Последние десять лет более 60 стран мира активно используют электронные браслеты как альтернативную меру наказания. Особенно активно такие меры контроля над преступниками используются в Великобритании. Опыт именно этой страны собирается перенять Россия.

В 2006 году Евросоюз выделил грант в размере трех миллионов евро на проведение эксперимента по внедрению электронных браслетов. 500 тысяч евро пошли на приобретение электронных браслетов, а 2,5 миллиона было решено потратить на обучение и подготовку специализированных кадров, а также на закупку специального оборудования. Браслеты были приобретены у зарубежной компании, однако в случае удачного исхода эксперимента за право серийного производства могут побороться и российские производители.

Об эксперименте — из первых уст

Об используемых системах контроля и первых итогах проводимого эксперимента рассказал «Право.Ru» руководитель пресс-службы ФСИН России Валерий Зайцев:

— В настоящее время используемые в эксперименте 220 браслетов делятся на три вида: 73 из них позволяют использовать возможности спутникового слежения за человеком, а остальные 145 — обеспечить домашний контроль посредством стационарного или мобильного телефона. Распределение браслетов производится в зависимости от того, к каким ограничениям осужден заключенный. Электронные устройства позволят следить за осужденным, определять его местонахождение в течение 24 часов в сутки. При этом устройство нельзя самовольно снять или перепрограммировать: в случае таких попыток на пульт сразу подается сигнал. Если осужденный зайдет на запретную для него территорию, соответствующий сигнал поступит диспетчеру. Отказаться от браслета можно, тут выбор за осужденным: ему решать, где отбывать наказание — дома в кругу родных и близких или в колонии.

Говоря о первых результатах, можно смело утверждать, что эксперимент проходит удачно. Мы даем заключенным право выбора — оставаться в колонии или отбывать наказание, не обрывая родственных и социальных связей. Есть примеры, когда осужденный, находящийся под электронным контролем, устроился на работу, а впоследствии перевез в Воронеж и свою семью. Осужденные и условно-досрочно освободившиеся, понимая, что постоянно находятся под контролем, защищены от искушения вернутся на путь преступлений. Естественно, как и в любом эксперименте, обнаруживаются свои минусы, но они сводятся лишь к техническим проблемам, над которым тут, же начинают работать специалисты (так, например у одного из осужденных из-за брака лопнул пластиковый ремешок).

В итоге можно сказать, что электронные браслеты успешно используются, и положительно приняты заключенными. Система электронного контроля сможет в будущем сэкономить огромные средства затрачиваемые государством на содержание в заключении оступившихся людей.

Законодатели и исполнители

Использование электронных систем контроля над осужденными является неотъемлемой частью идущей реформы системы наказаний, в общем, и системы альтернативных наказаний в частности. Пока ФСИН России в лице уголовно-исполнительных инспекций на практике реформирует исполнение альтернативных наказаний, законодатели работают над совершенствованием и развитием нормативной базы в области наказаний.

Так, 25 августа вступила в силу «Инструкция по организации исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера без изоляции от общества». Инструкция разъясняет порядок и рамки деятельности уголовно-исполнительных инспекций в отношении осужденных к наказаниям без изоляции от общества, а также тем, кому суд предоставил отсрочку отбывания наказания. Кроме того, в настоящее время на рассмотрении в Государственной Думе РФ находится проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в части назначения наказания». Проект закона подготовлен Министерством юстиции во исполнение поручений Президента Российской Федерации по итогам VII Всероссийского съезда судей в части, касающейся применения альтернативных мер уголовного наказания, не связанных с лишением свободы.

По мнению Минюста, принятие законопроекта о дополнении санкций ряда статей Уголовного кодекса РФ наказанием в виде обязательных работ будет способствовать сокращению количества лиц, осужденных к лишению свободы. Стоит обратить внимание на то, что в УК РФ в 45 составах преступлений такой вид наказаний, как обязательные работы, не предусмотрен, в то время как исправительные работы в санкциях данных статей имеются. Таким образом, если лицо, виновное в совершении этих преступлений, на момент вынесения приговора имело основное место работы, то ему не может быть назначено наказание в виде исправительных работ. Кроме того, в санкциях ряда статей УК предусмотрены такие виды наказаний, как ограничение свободы, арест либо только лишение свободы. В связи с тем, что ограничение свободы и арест в настоящее время не применяются, осужденному безальтернативно назначается лишение свободы. Отсутствие в санкциях указанных статей такого вида наказания, как обязательные работы, увеличивает вероятность применения к осужденным наказания в виде лишения свободы.

В Минюсте считают, что утверждение «Инструкции по организации исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера без изоляции от общества», принятие ряда законодательных поправок и успешное завершение эксперимента по введению электронных средств контроля над осужденными изменит эту ситуацию.

Сергей Перов, аналитик «Право.Ru»

pravo.ru

Скованные беспроводной цепью

Замоскворецкий суд Москвы 23 августа начнет процесс над бывшим директором Федеральной службы исполнения наказаний Александром Реймером. Он и два его подчиненных обвиняются в хищении из бюджета более 2,7 миллиарда рублей, выделенных государством на закупку электронных браслетов. «Лента.ру» выслушала рассказы людей, которым по решению суда пришлось долгое время жить с этими устройствами.

Лучше брюки в полоску, чем небо в клетку

Москвичка Анастасия обвинялась в экономическом преступлении. Суд отправил ее под домашний арест, и в ноябре 2014 года ей надели на ногу электронный браслет, с которым она прожила целый год.

Перед установкой браслета в управлении ФСИН девушка заполнила анкеты, в которых указала данные родственников, информацию о месте работы и контакты. Также в службе интересуются провайдером, обеспечивающим домашний интернет. «Мне было запрещено пользоваться услугами связи, интернетом, почтой. Телефонная связь разрешена только с близкими родственниками, адвокатом и следователем», — рассказала Анастасия.

Материалы по теме

Поставят в угол

При этом домашний интернет специально не блокируется, им могли пользоваться члены ее семьи.

«Я подписала также бумагу о том, что обязуюсь бережно относиться к оборудованию, не портить и не ломать его. Материальная ответственность составляла около 100 тысяч рублей», — добавила Анастасия.

Сотрудник ФСИН предложил ей самой выбрать, на какую ногу прикрепить браслет.

Читайте так же:  Налог вычеты на учащихся детей

«Он на кожаном ремне, внутри провода, на них датчик, сигнал с которого передается на прибор, внешне похожий на стационарный телефон. В него вставляется сим-карта оператора», — пояснила она.

Трижды браслет меняли из-за неисправности. Уже через три недели ношения «аксессуара» выяснилось, что сигнал с него не поступает во ФСИН, после чего Анастасия получила новое оборудование с переносным аппаратом, передающим сигнал. «Там тоже браслет, но к нему идет коробочка размером 10 на 15 сантиметров, с которой можно выходить на прогулки», — отметила Анастасия.

Через полгода Анастасии разрешили гулять три раза в день по часу в определенное время, не дальше километра от дома. Особых неудобств браслет не доставлял. Он водостойкий, поэтому мылась узница собственной квартиры без проблем. Носила брюки, чтобы скрыть от дочери-подростка свой пикантный статус.

«Изучала итальянский язык, пока сидела под арестом», — рассказывает Анастасия.

Самый серьезный проступок домашнего арестанта — несанкционированный уход из дома. «Как говорили сами фсиновцы, обычно так поступают наркоманы. Вот им приспичило — и он ушел за дозой на точку», — объясняет Анастасия.

Если человеку нужно в больницу или на прием к врачу, он должен сообщить во ФСИН и предоставить подтверждающие документы — например, талончик из терминала. Подследственные, находящиеся под домашним арестом, особенно те из них, что бывали в СИЗО, очень боятся нарушить установленные фсиновцами правила — это верный путь в заключение. Некоторые даже требуют, чтобы сотрудники тюремного ведомства возили их в суд и к следователю на служебной машине, чтобы не возникало повода для изменения меры пресечения.

«Я ездила сама, пользовалась лишним шансом выйти на улицу», — говорит Анастасия.

В сапожках не походишь

Внедрение электронных браслетов в России началось в 2010 году, после принятия поправок в уголовное законодательство о домашнем аресте.

Годом ранее была получена пробная партия устройств, изготовленных французско-израильской фирмой. Их тестировали 220 добровольцев, отбывающих заключение в Воронежской области, писала в 2010 году газета «Коммерсантъ».

«Мы выяснили, что женщины с тонкими кистями могут снять браслет с руки, поэтому им браслет крепится на ногу. Однако сразу же возникла другая проблема: с браслетом на ноге женщина не может надеть сапоги»,— цитировало издание представителя ФСИН, подполковника внутренней службы Татьяну Никитину.

На разработку и внедрение отечественных браслетов до 2018 года государство готово было потратить 13,5 миллиарда рублей.

По сути система представляет собой радиометку (собственно, сам браслет) и соединенное с ним стационарное контролирующее устройство (СКУ). Прибор устанавливается в квартире, работает от обычной розетки, но имеет внутренний аккумулятор на случай отключения электроэнергии. Тревожный сигнал на пульт оператора поступает при попытке вскрыть коробку или отключить ее. Также устройство подаст тревожный сигнал, если человек с браслетом отойдет от прибора примерно на 100 метров.

По данным «Известий», из-за низкого качества аппаратуры нередки случаи ложной тревоги.

«Инспектор всегда может связаться с поднадзорным лицом, и если «абонент» не отвечает, он должен выехать на место и лично разобраться в том, что произошло. И только когда становится ясно, что «абонент» грубо нарушает установленный режим, материалы передаются в отдел розыска, и оперативники начинают поиски беглеца», — рассказал собеседник издания.

Жалобная книга

На ложные срабатывания сигнала жаловалась известная фигурантка громкого дела «Оборонсервиса» Евгения Васильева. Порой сотрудники ФСИН приезжали к ней по пять раз в день с проверками, сетовал ее адвокат Хасан Али Бороков в интервью «Известиям».

«Вообще это жутко неудобная штука, особенно для женщин — ни колготки надеть, ни туфли, ни длинные сапоги», — сетовал он. Защита Васильевой выражала недовольство не только частотой визитов, но и тем, что они производились без предупреждения.

Во ФСИН в ответ заявили, что сотрудники уголовно-исполнительной инспекции посещают Васильеву один раз в день, и о своем приходе предупреждать не обязаны.

С электронным браслетом довелось познакомиться и бывшему главе «Роснано» Леониду Меламеду, находящемуся под домашним арестом по делу о крупных растратах. Суд разрешил ему ежедневные трехчасовые прогулки и телефонные переговоры с родителями, проживающими в Сочи.

Полгода с электронным девайсом прожил владелец аэропорта Домодедово Дмитрий Каменщик. 19 февраля, после того, как Басманный суд отправил его под домашний арест, ФСИН сообщила, что на бизнесмена наденут электронный браслет.

Каменщик был заточен в особняке площадью в 1675 квадратных метров, не считая пристроек, расположенном в сосновом бору, писала газета «Собеседник».

По данным издания, подмосковный особняк Каменщика оснащен системой умный дом, в нем есть «громадный бассейн, а деревья высотой 10 метров растут прямо под крышей — для того, чтобы прогуляться, заключенному даже не нужно выходить наружу. Конечно, это клетка, хоть и золотая».

Прогулки с секундомером

Москвичке Евгении пришлось зимой ходить в осенней обуви, потому что мешал браслет. Ей надели устройство в конце октября 2014 года, хотя судебное решение о домашнем аресте было вынесено тремя месяцами раньше. В конвойной службе сказали, что это первый случай в их десятилетней службе, чтобы отпустили под домашний арест.

«У меня было досудебное соглашение со следствием, иначе никак не отпускали», — объяснила Евгения.

Она осталась без девайса по банальной причине: его не было в наличии у ФСИН. Как сообщили Евгении в ведомстве, на тот момент практика по домашним арестам была очень маленькой, и, видимо, устройств на всех не хватало. «Сотрудник ФСИН сказал, что я третья, за кем он присматривает. Пока была без браслета, он приезжал без предупреждения и проверял, дома ли я», — рассказывает она.

Срок до домашнего ареста с марта по июль Евгения провела в следственном изоляторе. «Мне было с чем сравнивать, потому что находиться в замкнутом помещении достаточно тяжело, особенно когда кроме тебя там огромное количество людей, а некоторые крайне неадекватны. А так ты находишься дома — да, ты ограничен в передвижениях, из развлечений — только телевизор и книги», — вспоминает она.

Неудобств браслет практически не доставлял, говорит Евгения. «Но он ужасно гудит, состояние такое, что все кости левой ноги гудели постоянно», — поясняет она.

Прогулки разрешили через два месяца после перевода под домашний арест: «Я гуляла 60 минут в день, 61 минута — уже нарушение. Выходишь гулять с секундомером».

Еще, по словам Евгении, она мылась только под душем, с отставленной ногой в браслете, ванну принимать нельзя — девайс сгорает через минуту после погружения в воду. В случае поломки его стоимость компенсировал поднадзорный из своего кармана: «Он стоил то ли 140, то ли 240 тысяч рублей, я точно не помню».

Постоянное ношение браслета не отменяло контрольных визитов инспектора — два раза в неделю. «Мне повезло, он был веселый и хорошо ко мне относился. До меня у него тоже была мать-одиночка, так он с ней практически жил, потому что должен был ее все время сопровождать, каждый день вместе водили ребенка в садик и забирали. Он понимал, как тяжело 24 часа в сутки находиться в одном помещении, водил ее в кафе», — рассказывает женщина.

«Очень благодарна я сотрудникам ФСИН, они к людям относятся по-человечески, не так, как в СИЗО, где постоянно оскорбляют», — призналась Евгения.

По ее мнению, такая мера пресечения более гуманна и обеспечивает контроль лучше, чем в СИЗО.

Евгения прожила в браслете четыре месяца, до февраля 2015 года.

Работа над ошибками

Адвокат Оксана Михалкина защищала интересы Людмилы Есипенко, участницы акции православных активистов, которые 14 августа 2015 года ворвались на выставку в Манеже и разрушили экспонаты, которые, по их мнению, оскорбляли чувства верующих.

Суд назначил Есипенко домашний арест на период следствия, однако сотрудники ФСИН не смогли надеть девушке электронный браслет. Дело в том, что закон требует разрешение собственника квартиры на установку электронного оборудования. Мать Есипенко отказалась давать необходимое согласие, потому что очень боялась гаджетов, объяснила адвокат. Поэтому сотрудники ФСИН навещали Есипенко, пока она находилась дома, а когда девушку поместили в стационар Института имени Сербского для обследования, ей надели браслет, но после выписки снова сняли.

В 2014 году ФСИН объявила об изменении конструкции и дизайна индивидуальных систем слежения. Помимо этого, новые устройства подешевели в 11 раз, писали «Известия».

Модифицированные браслеты облегчат, сделают более компактными и всерьез подкорректируют «начинку», к которой было много претензий из-за ложных срабатываний.

Быстро разряжающийся аккумулятор пообещали заменить на стойкий, со сроком службы до семи лет. В комплекте к браслету идут пять ремешков разных размеров, появится новый удобный способ крепления и не будет замка.

Цена девайса не превысит 10 тысяч рублей (прошлая версия стоила 102 тысячи). Значительное снижение стоимости во ФСИН объяснили открытыми аукционами.

Однако информированный источник «Известий» в тюремном ведомстве рассказал, что на самом деле вся техническая документация и спецификация делается под одно единственное предприятие — ФГУП «Центр информационно-технического обеспечения и связи» (ЦИТОС). Стороннее предприятие победить в конкурсе не может, объяснил источник, потому что все протоколы и пароли, необходимые для программирования браслетов, есть только у специалистов ЦИТОСа. При этом как такового производства на этом предприятии как не было, так и нет, и работает оно все по тем же «серым» схемам.

Читайте так же:  Образец заявления на получение пособия по родам

Бывший директор предприятия Виктор Определенов в настоящее время на скамье подсудимых вместе с бывшими руководителями ФСИН Александром Реймером и Николаем Криволаповым. Им вменяется злоупотребление должностными полномочиями и мошенничество в особо крупном размере.

m.lenta.ru

Электронные браслеты для осужденных – как с ними работают на Ставрополье

21 октября исполнится год со дня образования федерального казенного учреждения уголовно-исполнительной инспекции УФСИН России по Ставропольскому краю.

Принцип социальной справедливости

До этого ФКУ именовалось несколько по-другому – ФБУ. Но была заменена не только одна буква в аббревиатуре, а главным образом усовершенствована сама структура: исчезли промежуточные звенья – межрегиональные инспекции. В результате, по признанию начальника филиала по Ленинскому району Ставрополя ФКУ УИИ УФСИН России по СК майора внутренней службы Анны Товчигречко, трудиться стало намного проще (но не легче!), поскольку меньше приходится возиться с бумагами и отчетностью. И, главное, теперь основные усилия сотрудников 35 инспекций, имеющихся в регионе, направлены непосредственно на « живое дело».

А работают инспекции, в том числе и филиал по Ленинскому району, с осужденными к наказаниям, не связанным с лишением свободы. Это такие виды, как условное осуждение, ограничение свободы, исправительные и обязательные работы, лишение права занимать определенную должность либо заниматься определенной деятельностью и отсрочки приговора до достижения ребенком 14-летнего возраста (что касается последних, то это в основном женщины, как их называют, « отсрочницы»). Всего такой контингент насчитывает 332 человека. Причем в нынешнем году их численность значительно возросла по сравнению с 2011-м: тогда в « подшефных» у филиала был 201 осужденный. Это объясняется либерализацией отечественной пенитенциарной системы (равнение на Европу!).

– Если человек после приговора суда оказался не за решеткой, а на воле, то он должен понять, что все равно наказан за противоправное деяние, – уверена А. Товчигречко. – А иначе как же принцип социальной справедливости? На мой взгляд, применение электронных средств надзора и контроля к осужденным к ограничению свободы очень дисциплинирует наших подопечных. Так, браслеты позволяют наблюдать за нахождением и передвижением приговоренных к ограничению свободы. Они, в частности, фиксируют приближение « объекта» к запрещенным ему « точкам», к которым могут относиться по приговору суда места распития спиртных напитков или проведения массовых мероприятий, а также выезд за пределы муниципального образования и выход из дома во внеурочное время.

Электронный надзор и контроль

На Ставрополье пластиковые электронные браслеты появились в прошлом году, и, кстати, первооткрывателем здесь стал филиал по Ленинскому району. Они довольно легкие и не вызывают аллергического раздражения на коже. Однако их нельзя носить людям с металлическими имплантами и кардиостимуляторами. В браслете можно принимать душ. А если кто-то отдает предпочтение плесканию в ванной, то ему придется « окольцованную» руку или ногу не погружать в воду. Кстати, браслет отдельно от мобильного контрольного устройства (МКУ) не работает. То есть вместе с « украшением» необходимо иметь при себе еще и черную коробочку величиной с небольшой блокнот. Если забыл « коробочку» дома и пошел, например, в магазин, то на монитор компьютера в УФСИН сразу приходит соответствующее сообщение.

Аккумулятор МКУ, как и мобильник, заряжается от сети и рассчитан приблизительно на 17 часов. На устройстве есть пять кнопок с различными изображениями. Две из них (зеленая и красная) показывают, заряжено устройство или уже требует подпитки. А те, на которых нарисованы телефонные трубки, предназначены для связи: загорается одна, значит, звонит инспектор осужденному, а если нажать на другую, то можно связаться (в исключительных ситуациях, разумеется) с сотрудником уголовно-исполнительной инспекции. Но есть и третья кнопка – « SOS». По ней абонент может вызвать « скорую», полицию и другие экстренные службы. К слову, временные владельцы МКУ прекрасно знают, что ложные вызовы оплачиваются ими из своего кармана.

Браслет невозможно снять (некоторые осужденные, желавшие доказать обратное, в этом пока не преуспели) и разобрать. А. Товчигречко вспомнила случай, когда компьютер забил тревогу – « попытка взлома устройства». Сотрудники филиала срочно выехали по указанному на мониторе адресу. Выяснилось, мужчина, всю жизнь проработавший слесарем, из чисто профессионального интереса очень хотел узнать, что же там « внутри». Но такая информация предназначена сугубо для служебного пользования.

Любопытно, что стоимость такого комплекса контроля, по некоторым данным, колеблется от 90 до 115 тысяч рублей. Заметим, что в эту сумму входит не только цена самого электронного браслета, но также программного обеспечения и трафика, а кроме того, плата за обработку информации на сервере мониторинга. Материальную ответственность за оборудование несет сам временный владелец.

Браслет спас от тюрьмы

В кабинете начальника филиала по Ленинскому району удалось пообщаться с некоторыми осужденными, которые приходят сюда один раз в месяц « отмечаться». Я спрашивал, как им живется-можется и какие проблемы у них возникают. Мне рассказали немало интересного, но история с Маргаритой, пожалуй, самая удивительная.

Так вот. Суд приговорил Маргариту к ограничению свободы на полтора года за незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ с целью сбыта, поэтому она уже несколько месяцев носит на ноге электронный браслет. Ирония судьбы, но именно это техническое средство надзора и контроля, заставляющее ее с десяти часов вечера и до шести утра не покидать место проживания, спасло от тюрьмы. Как-то к Маргарите пришла подруга. Девушки поболтали на скамейке во дворе, но к строго установленному сроку осужденная поднялась в свою квартиру. Через три дня к ней приехали полицейские и сообщили, что дескать к ним поступило заявление о краже крупной суммы денег и заявитель указывает на Маргариту. Будто бы она с подругой совершила это в два часа ночи в чужом доме и, что поразительно, именно в тот самый день, когда приятельницы беззаботно разговаривали на скамейке.

Правоохранители уже было собирались отвезти ее в отделение, ведь нашлись « свидетели» преступления, готовые дать « правдивые» показания. Но молодая женщина предложила « спросить» у компьютера в филиале ФКУ УИИ по Ленинскому району, где она действительно находилась во « вменяемый» ей временной период. И конечно, система мониторинга полностью опровергла домыслы недоброжелателей.

Адекватные работодатели

Примечательно, что у Андрея, осужденного за угрозу убийством на три года ограничения свободы (пытался утихомирить не в меру расшумевшихся соседей), приговор суда и изменение социального статуса не повлияли на работу. Не секрет, что на предприятиях от подобного контингента частенько отказываются. А вот работодатель Андрея отнесся с пониманием к произошедшему и не стал увольнять специалиста.

. Дмитрий, у которого 27 октября уже закончится годовой срок ограничения свободы за незаконный сбыт сильнодействующих веществ, не являющихся наркотическими средствами, столкнулся с одной проблемой, помешавшей ему в работе. Он занимается геоинформационными технологиями и до « браслета» часто выезжал за пределы Ставрополя. Руководство фирмы также вошло в положение своего оступившегося сотрудника – не уволило, а поручило ему заниматься объектами, расположенными в городе, или выполнять какие-то задания на дому.

« Условное» весьма условно

– У нас работа многогранная, – говорит А. Товчигречко. – И бумаг хватает, и беготни « по земле» достаточно. Мы также проводим рейдовые мероприятия, плановые и внеплановые выезды, ежеквартально проверяем наш контингент по месту жительства и трудоустройства. Кстати, нам очень помогают сотрудники отдела полиции № 1 Управления МВД России по Ставрополю (Ленинский район). Но основа основ – профилактика. До последнего бьемся за каждого человека, вытягиваем людей из совершенно глупых ситуаций, в которые они сами себя загнали, разъясняем, приводим жизненные примеры, чтобы никто из них второй раз не оступился. Всегда надеемся на лучшее, верим в хорошее в каждом.

А. Товчигречко служит в правоохранительных органах уже 16 лет. У нее два высших образования – юридическое и психологическое (впрочем, по ее словам, все сотрудники филиала в своей работе не только юристы, но и по большей части психологи – профессия обязывает). Она вместе с коллегами старается донести до сознания тех, кто впервые оступился, что, например, в формулировке « условно осужденный» само слово « условно» весьма условно. Ведь суд поверил человеку и не лишил его свободы, то есть дал шанс исправить жизнь, давшую трещину. А если кто этого не осознает, то рискует реально угодить за решетку.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter

www.stapravda.ru

Браслет — предмет, дополняющий часть руки или ноги и способствующий выражению или решению тех или иных задач, поставленных перед ним. В процессе эволюции данная вещь приобрела в сознании людей понятие украшения, но изначально браслет представлял собой более глубокое интегральное значение. И, конечно, около 10 000 лет назад (именно этим периодом датируется применение первых браслетов) никто не рассматривал этот предмет так, как на него смотрят сегодня.

Читайте так же:  Приказу мз рф 328 от 23081999

Изначально люди рассматривали браслеты как вид настройки и считали их определенной формой настроечной одежды, т. е. тем, что поддерживало более высокочастотные вибрации и защищало тело от разрушения. При этом браслет на ноге имел задачу телесной защиты, а на руке представлял природу человека вне его земного существования. Хотя, конечно, многое зависело от символов и силы резонирования самого браслета.

Осмысление роли браслета началось в период создания совершенных людей. И здесь, пожалуй, следовало бы начать с Гильгамеша или Заратустры, а следовательно, с Месопотамии, где браслеты воспринимались уже во всевозможных энергетических значениях, т. е. в плане их ношения и на руках, и на ногах.

Впоследствии мы находим серьёзное применение данного предмета в андийской традиции (Виракоча), в майянской (Кетцалькоатль) и у более близких для нас инков.

Наибольший удар по понятию сакральности данного предмета нанесло Средневековье, которое разделило понимание браслета на его декоративную составляющую и различные геральдические или эзотерические значения (выделив, например, амулеты, защищающие от злых духов). И то и другое сильно упростило восприятие и увело от самого главного, изначального понятия данного сакрального предмета.

При этом можно сказать, что в Индии сохранились знания об интегральности браслета, но из-за сложности их восприятия для европейцев они растворились в первую очередь в знаниях храмовых танцев, где, кстати, браслет на ногу представляется более важным, так как по законам ведической медицины смерть приходит к человеку сначала в ноги. Ну и вообще, ноги — это основа движения, а в индийском танце ноги любого мастера — предмет поклонения. Помимо всего прочего, браслет на ноге для женщины — важнейший повседневный атрибут, демонстрирующий ее внимание к своим ногам.

Браслет как Интегральное украшение

Однако, как бы мы не смотрели на браслет сегодня, безусловно, мы не можем рассматривать его вне контекста декоративного украшения. Вопрос здесь в том, что, как и для чего мы украшаем. Интегральное украшение не опирается на эмоциональную природу человека, а определяется задачами, проявляющимися через ту или иную матрицу предмета, где существует определённый и чёткий закон — ВИБРАЦИЯ. Т.е. браслет — это определённый резонатор, где важно понимание металла, кристалла, символа и формы. Он рассматривается не с позиции личностной природы человека, а с позиции пространственного значения, или с позиции интегральности, где актуально положение «человек под браслет», а не «браслет под человека».

Браслет — опоясывающий запястье руки или щиколотку ноги предмет, «обручающий» нас посредством своей энергии с пространством.

Форма браслета, конечно, может быть разнообразной, но если говорить о браслете как об интегральном предмете, то должно присутствовать условие соединения пропорции, металла и символа, и форма должна быть устойчивой. Поэтому, о каких бы задачах мы не говорили, невозможно реализовать их без определённой платформы. Безусловно, символы могут меняться, но невозможно заменить три алхимических металла — медь, серебро и золото, в задачу которых и входит помимо всего прочего удержание формы.

Форма важна для удержания усилия в запястье. Она не только задаёт, но и удерживает необходимую циркуляцию.

Металл

Интегральное украшение — это резонатор, имеющий свою силу иллюминирования, поэтому ничто не может заменить в браслете три важнейших металла — медь, золото и серебро. И если мы говорим об интегральном, многоуровневом воздействии, то металл — это обязательное условие для интегрального украшения, где медь представляет один план пространства (низший), серебро — следующий план пространства, закрепляющий и создающий опору для высоковибрационного третьего пласта, который представляет золото. Так как особенность интегрального украшения состоит в искусстве комбинации двух или трех металлов, то в зависимости от задаваемого усилия важен план, т. е. соответствие напряжения.

Так что здесь немаловажно качество металлов и пропорция каждого из них в изделии. Медь и серебро должны быть представлены по формуле 1000 единиц, золото — 24 единицы. По своим характеристикам металл не должен понижать качество человека, а должен соединять его, сонастраивать с определённым полем, где затем и проявляется значение самого браслета. Т.е. речь идет о важности иллюминационных возможностей металла.

Кристалл играет важную роль в интегральных украшениях. Но для определения, где и как он должен применяться, важна более узкая задача. Настоящий кристалл — это определённая сила, и она должна соответствовать задачам интегрирования в пространство. Кристалл сам по себе уже символ, и если он находится в комбинации с сакральной, т.е. символической геометрией, то он не должен перекрывать символ или быть над ним. Таким образом, кристаллирование украшения — это отдельное и сложное направление.

К инкрустации кристаллами стали активно прибегать в Древнем Египте в попытке усилить символы, но ни к чему хорошему с позиции интегральности это не привело, так как египтянам были доступны не все минералы.

В конце концов, всё это скатилось к декорированию и ритуальности. Т.е. невозможность разделять символику или представлять её полностью может свести на нет любые знания и намерения и, самое главное, сбить необходимые в данном случае настройки. Поэтому из рабочих задач и значений украшение превратилось в символ власти и богатства, что для интегрального значения не только не важно, но и вредно.

Символика браслета может быть разнообразной, но при этом она определяется определенными законами. Они представляют три уровня — энергетический, геометрический и кристаллический.

Энергетические символы

Энергетические символы, хотя и представляют наименьшую резонансную группу символов и в отличие от геометрических и кристаллических символов не несут высшие свойства, являются при этом самыми сложными, так как всё, с чем мы соприкасаемся, имеет энергетический эквивалент, и умение понимать его и настраиваться открывает дорогу к высшим реализациям.

Мало того, если говорить об интегральности украшений, важной задачей является необходимость добиться резонирования в первую очередь с природой нашего тела, чтобы совершенствовать ее или как минимум настраивать. К тому же, говоря о форме и металле, мы также определяем и ту энергию, которая должна стать проводником символа.

Энергетический символ сам по себе несёт идею меры пространства, которую трехмерность предопределяет в девяти значениях. Т. е. мера энергетического символа представляет один из девяти энергетических порядков. Получается, что в интегральном украшении (и непосредственно в браслете) заложен смысл алхимии, смысл Великого делания. Само же место соприкосновения браслета с телом предопределяет возможности использования энергетических символов шести порядков, т. е. от первого до шестого энергетического поля.

Геометрические символы

Геометрический символ — это определённый знак, который выражает узкую задачу, хотя и более совершенную. Символ, не несущий геометрической нагрузки, может представлять лишь энергетическое поле (а значит, считаться энергетическим) или напряжение (и считаться кристаллическим). Т. е. по сути, все знаки, геральдика, отображение или изображения пространственного значения должны быть описаны геометрически.

Геометрические символы часто переплетаются с вегетативными, тотемными или узорчатыми символами, куда входят и письмена. Вегетативные и тотемные силы относятся к энергетическим символам. Узоры есть попытка завязывания энергетических полей, и поэтому они всегда представляют поля высших энергетических порядков, которые хорошо описывать ритмом.

Когда все символы переплетаются и пересекаются, они также входят в подчинение геометрической модели, так как описываются математически.

Кристаллические символы

Кристаллические символы в интегральных украшениях— это в первую очередь искусство ювелира и дизайнера. Так как кристалл интегрируется в форму или металл, очень важны не только свойства кристалла, но и его точное вживление, чтобы он не нарушил пропорции и влияние символов. Но самое интересное — это, конечно, представление кристалла самим браслетом, т.е. когда браслет целиком состоит из кристаллических камней. И здесь интегральность сводится, собственно, к знанию самого кристалла, к умению в первую очередь подобрать его и затем уже обработать.

В таком случае каждый кристалл становиться символом со своей линейкой напряжённости, представляя один из кристаллических углов.

Ношение

Ношение интегрального браслета не должно становиться делом украшения или привычки, к нему должно выражаться должное отношение. Браслет может коммуницировать с щиколоткой, запястьем, плечом, носиться под одеждой или надеваться на ночь. Каждый интегральный браслет — это своеобразная батарейка, с чего, собственно, его история и началась.

Если интегральный браслет носится открыто, то появляются требования и ко всему вашему гардеробу. Одежда должна соответствовать интегральному стилю или попросту быть предметом силы.

Дизайн интегральных украшений создаётся только теми, кто владеет интегральной живописью, где в задачу дизайнера входит не только определение закона интегральности, но и выделенный расклад по материалу, форме, размерности и расположению символа.

Создание интегральных украшений должно происходить только в особых, энергетически сильных местах теми ювелирами, которые понимают дух и силу того, что они делают. При этом должна присутствовать тесная связь между художником и дизайнером.

www.sheonaona.com

Обсуждение закрыто.