Встречный иск на цессию

Встречный иск на цессию

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 30 октября 2015 г. N Ф06-723/15 по делу N А65-408/2015 (ключевые темы: договор цессии — договор подряда — договор уступки — задолженность по договору — встречный иск)

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 30 октября 2015 г. N Ф06-723/15 по делу N А65-408/2015

30 октября 2015 г.

Дело N А65-408/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 27 октября 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 30 октября 2015 года.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Хакимова И.А.,

судей Вильданова Р.А., Мельниковой Н.Ю.,

при участии представителя:

истца — Халитова М.И., доверенность от 25.05.2015,

ответчиков — извещены надлежащим образом,

третьего лица — извещено надлежащим образом,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Стройтехника», г. Казань,

на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 19.06.2015 (судья Салимзянов И.Ш.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.07.2015 (председательствующий судья Морозов В.А., судьи Демина Е.Г., Туркин К.К.)

по делу N А65-408/2015

по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью «Стройтехника», г. Казань (ОГРН 1071690000832, ИНН 1660096903) к обществу с ограниченной ответственностью «Бергауф Лаишево», Республика Татарстан, с. Столбище (ИНН 1624007231, ОГРН 1021607359960) о взыскании долга в размере 230 469,90 руб. и неустойки в размере 93 938,40 руб., с участием третьего лица — общества с ограниченной ответственностью «Казаньжилстрой», г. Нижний Новгород (ИНН 1655166376, ОГРН 1081690067007),

по встречному исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью «Бергауф Лаишево» к обществу с ограниченной ответственностью «Стройтехника», обществу с ограниченной ответственностью «Комжилстрой», г. Казань (ИНН 1655239828, ОГРН 1121690015578) о признании договора цессии от 16.12.2014 N 2 недействительным,

общество с ограниченной ответственностью «Стройтехника» (далее — ООО «Стройтехника», истец) обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Бергауф Лаишево» (далее — ООО «Бергауф Лаишево», ответчик) о взыскании долга в размере 230 469 руб. 90 коп. и неустойки в размере 93 938 руб. 40 коп.

К участию в деле в качестве в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, судом привлечено общество с ограниченной ответственностью «Казаньжилстрой» (далее — ООО «Казаньжилстрой»).

В свою очередь, ООО «Бергауф Лаишево» обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан со встречным исковым заявлением к ООО «Стройтехника» о признании договора цессии от 16.12.2014 N 2, заключенного между обществом с ограниченной ответственностью «Комжилстрой» (далее — ООО «Комжилстрой») и ООО «Стройтехника», недействительным.

Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 14.05.2015 к участию в деле в качестве второго ответчика по встречному иску привлечено ООО «Комжилстрой».

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 19.06.2015, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.07.2015, в удовлетворении первоначального иска отказано. Встречный иск удовлетворен. Судом признан недействительным договор цессии от 16.12.2014 N 2, заключенный между ООО «Комжилстрой» и ООО «Стройтехника».

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ООО «Стройтехника» обратилось в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит их отменить, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права и нарушение норм процессуального права.

ООО «Бергауф Лаишево» в представленном в соответствии со статьей 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отзыве на кассационную жалобу просило решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции оставить без изменения, считает их законными и обоснованными.

ООО «Казаньжилстрой», ООО «Бергауф Лаишево», ООО «Комжилстрой» явку представителей в судебное заседание не обеспечили, о месте и времени судебного разбирательства надлежащим образом извещены.

ООО «Бергауф Лаишево» заявило ходатайство о рассмотрении кассационной жалобы по делу в отсутствие своего представителя.

В судебном заседании 20.10.2015 по инициативе суда кассационной инстанции в соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации объявлялся перерыв до 13 часов 30 минут 27.10.2015.

Кассационная жалоба по делу рассмотрена в порядке, предусмотренном статьей 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная инстанция проверяет законность судебных актов, принятых арбитражными судами первой и апелляционной инстанций, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Выслушав представителя истца, изучив материалы дела, оценив доводы кассационной жалобы и дополнений к кассационной жалобе, отзыва на кассационную жалобу, проверив в пределах, установленных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судами норм материального права и соблюдение норм процессуального права, а также соответствие выводов судов имеющимся в материалах дела доказательствам, Арбитражный суд Поволжского округа приходит к следующему.

Как установлено судами из материалов дела, 02.09.2010 между ООО «Бергауф Лаишево» (прежнее наименование — общество с ограниченной ответственностью «Казанский завод сухих строительных смесей») (заказчик) и ООО «Казаньжилстрой» (подрядчик) был заключен договор подряда на выполнение отдельных видов и комплексов работ N 2/09/10, по условиям которого заказчик поручает, а подрядчик обязуется своими силами и из своих материалов выполнить работы по устройству дорожных покрытий на территории заказчика.

Кроме этого, 12.07.2012 между ООО «Бергауф Лаишево» (заказчик) и ООО «Казаньжилстрой» (подрядчик) был заключен договор на выполнение общестроительных работ N 12/07Р-12, по условиям которого заказчик поручает, а подрядчик принимает на себя обязательства выполнить своими силами и из своих материалов устройство проездов из железобетонных плит на территории заказчика по адресу: Республика Татарстан, Лаишевский район, с. Столбище, ул. Лесхозовская, 32а.

Во исполнение принятых на себя обязательств по вышеуказанным договорам ООО «Казаньжилстрой» выполнены, а ООО «Бергауф Лаишево» приняты работы, что подтверждается представленными в материалы дела актами о приемке выполненных работ и справками о стоимости выполненных работ и затрат.

В дальнейшем между ООО «Казаньжилстрой» (цедент) и ООО «Комжилстрой» (цессионарий) был подписан договор уступки прав требования (цессии) от 10.01.2013 N 10/01Рц-13, по условиям которого цедент уступает, а цессионарий принимает право требования ООО «Казаньжилстрой» к ООО «Бергауф Лаишево» по исполнению обязательства по оплате задолженности по договорам подряда от 02.09.2010 N 2/09/10 и от 12.07.2012 N 12/07Р-12.

Согласно пункту 1.2 данного договора цессии от 10.01.2013 N 10/01Рц-13 общая сумма передаваемого права составляет 230 469 руб. 90 коп.

ООО «Комжилстрой» 08.12.2014 направило в адрес ООО «Бергауф Лаишево» претензию с требованием о погашении указанной суммы задолженности, которая оставлена без удовлетвороения.

Впоследствии между ООО «Комжилстрой» (кредитор-1) и ООО «Стройтехника» (кредитор-2) был подписан договор цессии от 16.12.2014 N 2 (далее — договор цессии, договор от 16.12.2014 N 2), по условиям которого кредитор-1 уступает кредитору-2 право требования с должника (ООО «Бергауф Лаишево») суммы общей задолженности в размере 230 469 руб. 90 коп., приобретенной кредитором-1 по договору уступки права требования (цессии) от 10.01.2013 N 10/01Рц-13.

Согласно пункту 1.3 договора от 16.12.2014 N 2 момент требования суммы долга наступил у кредитора-2 в момент подписания договора цессии.

ООО «Стройтехника», являясь кредитором ООО «Бергауф Лаишево» по договорам подряда на основании договора цессии от 16.12.2014 N 2 и ссылаясь на ненадлежащее исполнение последним обязательств по договорам подряда, обратилось в арбитражный суд с соответствующим иском.

ООО «Бергауф Лаишево», в свою очередь, обратилось со встречным иском к ООО «Стройтехника» и ООО «Комжилстрой» о признании договора цессии от 16.12.2014 N 2 недействительным. Истец по встречному иску полагает, что договор цессии от 16.12.2014 N 2 заключен в противоречие пункту 7.3 договора подряда от 02.09.2010 N 2/09/10 и пункту 5.6 договора подряда от 12.07.2012 N 12/07Р-12 без письменного согласия заказчика.

При этом факт наличия задолженности по оплате работ, выполненных по договорам подряда от 02.09.2010 N 2/09/10 и от 12.07.2012 N 12/07Р-12, в общей сумме 230 469 руб. 90 коп. ООО «Бергауф Лаишево» не оспаривается.

Рассматривая спор, суды исходили из того, что договорами подряда от 02.09.2010 N 2/09/10 и от 12.07.2012 N 12/07Р-12 прямо установлена обязанность подрядчика получить согласие заказчика на переуступку им принадлежащих ему прав требований третьим лицам, договор цессии от 16.12.2014 N 2 был заключен его сторонами без получения письменного согласия ООО «Бергауф Лаишево». Данное обстоятельство позволило судам сделать вывод о нарушении оспариваемым договором прав и охраняемых законом интересов заказчика и явилось основанием для признания его недействительным.

В связи с признанием договора цессии от 16.12.2014 N 2 недействительным суды пришли к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения первоначального иска, поскольку у ООО «Стройтехника» не возникло право требования с ООО «Бергауф Лаишево» спорной задолженности по договорам подряда.

Вместе с тем судом нарушены нормы процессуального права при принятии и рассмотрении встречного иска.

В соответствии с частью 1 статьи 132 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ответчик до принятия арбитражным судом первой инстанции судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, вправе предъявить истцу встречный иск для рассмотрения его совместно с первоначальным иском.

Исковое требование о признании недействительным договора цессии не может быть рассмотрено в качестве встречного, поскольку договор является двусторонней сделкой, требование о его недействительности должно быть обращено к двум сторонам договора. Предъявление иска к двум ответчикам в форме встречного иска в данном споре невозможно.

В соответствии со статьей 386 Гражданского кодекса Российской Федерации должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора, если основания для таких возражений возникли к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору.

Однако требование о признании недействительным договора цессии не является таким возражением должника.

Более того, при рассмотрении дела судом не была учтена правовая позиция Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации изложенная в пункте 14 информационного письма от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации», согласно которой в силу положений, предусмотренных статьями 312 , 382 , 385 Гражданского кодекса Российской Федерации, должник при предоставлении ему доказательств перехода права (требования) к новому кредитору не вправе не исполнять обязательство данному лицу.

Читайте так же:  Заявление внж приложение 3

Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для изменения или отмены решения, постановления арбитражного суда, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильного решения, постановления ( часть 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, принятые с нарушением норм процессуального права, подлежат отмене на основании части 1 , 3 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела в соответствии со статьями 71 , 168 , 170 , 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд должен вынести законное и обоснованное решение, изложив в судебном акте мотивы, по которым суд отклонил те или иные доказательства и доводы лиц, участвующих в деле, правильно применить нормы материального и процессуального права.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 3 части 1 статьи 287 , статьями 286 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 19.06.2015 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.07.2015 по делу N А65-408/2015 отменить.

Дело N А65-408/2015 направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Татарстан.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

www.garant.ru

Правопреемство в деле со встречным иском

Добрый день. Прошу подсказать по следующему вопросу. Мною были приобретены по договору цессии права требования к одной организации. Основаны они были на договоре поставки, на основании нарушений по которому Цедент получил судебное решение в его пользу. В этом деле организацией-должником был подан встречный иск по тому же договору, но он не был удовлетворён судом. В этот момент я и купил долг этой организации, сделал в суде правопреемство, и тут ответчик подаёт апелляцию и его заявление принято к рассмотрению судом, я указан как ответчик по встречному иску, сумма там даже больше, чем присудили Цеденту. Как же так? Я могу ещё и должен остаться или ответственность несёт Цедент, ведь переход обязанностей по договору цессии не должен происходить, а только прав? Или я неправ? Буду благодарен за любую помощь. С уважением, Максим.

Ответы юристов (1)

Здравствуйте, Максим Викторович!

В соответствии со статьей 390 Гражданского кодекса РФ,

1. Цедент отвечает перед цессионарием за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, за исключением случая, если цедент принял на себя поручительство за должника перед цессионарием.

2. При уступке цедентом должны быть соблюдены следующие условия:

уступаемое требование существует в момент уступки, если только это требование не является будущим требованием;

цедент правомочен совершать уступку;

уступаемое требование ранее не было уступлено цедентом другому лицу;

цедент не совершал и не будет совершать никакие действия, которые могут служить основанием для возражений должника против уступленного требования.

Законом или договором могут быть предусмотрены и иные требования, предъявляемые к уступке.

3. При нарушении цедентом правил, предусмотренных пунктами 1 и 2 настоящей статьи, цессионарий вправе потребовать от цедента возврата всего переданного по соглашению об уступке, а также возмещения причиненных убытков.

А в соответствии со статьей 386 ГК РФ, должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора, если основания для таких возражений возникли к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору.

Анализируя данные нормы права для того, чтобы аргументировано и компетентно ответить на Ваш вопрос необходимо знать все обстоятельства совершенной вами сделки, а также ознакомиться с содержанием состоявшихся судебных актов и апелляционной жалобой.

С уважением, юрисконсульт Мальцев Сергей Владимирович.

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

m.pravoved.ru

По каким основаниям можно признать такой договор цессии недействительным?

Я защищаю интересы застройщика. Индивидуальные предприниматели (далее ИП) обращаются с исками в Арбитражный суд Московской области на основании соглашений (цессий) об уступке прав Участниками долевого строительства ИП требований, вытекающих из договоров долевого участия (далее -ДДУ) в строительстве, в части взыскания неустойки и штрафа за несвоевременную передачу объекта недвижимости (квартиры). Данные договоры цессии заключены после подписания передаточного акта. Хотел заявить встречный иск о признании договоров цессии недействительными, поскольку в силу п.2 ст.11 Закона № 214-ФЗ , уступка допускается с момента госрегистрации ДДУ до момента подписания сторонами передаточного акта о передаче объекта, следовательно, сделка противоречащая закону ничтожно. Но нашел практику первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. что регистрация договора цессии после передачи объекта по акту является юридическим пуризмом (Определение ВС РФ от 1 сентября 2015 г. N 308-КГ15-11584). Нашел практику, что такой договор цессии пытались признать мнимой сделкой, притворной сделкой, но увы положительной практики не нашел. Арбитражный суд Московской области считает, что цессия подлежит государственной регистрации до момента подписания сторонами передаточного акта, а после передачи — такая цессия не подлежит регистрации и взыскивают с нас неустойку и штраф в полном объеме. О снижении неустойки не хотят слышать. 10 ААС вообще отменил все наши решения со сниженной неустойкой и в полном объеме удовлетворил требования ИП. Как думаете, по каким основаниям можно признать такой договор цессии недействительным?

09 Января 2018, 08:14 Анна, г. Москва

Ответы юристов (2)

Здравствуйте Анна. Подскажите пожалуйста акт передачи подписан со стороны участника долевого строительства (цедентом) или цессионарием? Я так понял что квартира передавалась участнику долевого строительства.

И еще вопрос договор цессии относился к праву требования неустойки или объекта недвижимости?

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Встречный иск на цессию

Именем Российской Федерации

город Омск 13 января 2014 года

Мировой судья судебного участка № 112 Центрального административного округа города Омска Чернышева Е.А., при секретаре Абильмеизовой М.Б., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Общества с ограниченной ответственностью «Триумф+» к Лукьянову АЛ, Лукьяновой АН о взыскании задолженности по кредитному договору, встречному иску Лукьянова АЛ к Обществу с ограниченной ответственностью «Триумф+» о признании сделки недействительной,

ООО «Триумф+» обратилось в суд с иском к Лукьянову А.Л., Лукьяновой А.Н. о взыскании задолженности по кредитному договору, ссылаясь на то, что 21.05.2007 между Лукьяновым А.Л. и ОАО «Промсвязьбанк» был заключен кредитный договор № -, согласно которому Банк предоставил заемщику денежные средства в размере — рублей под 18% годовых на приобретение автомобиля. Сумма кредита подлежала возврату до 21.05.2009. Возврат кредита и уплата процентов должны осуществляться заемщиком ежемесячно в соответствии с графиком погашения кредита. В обеспечение исполнения обязательств заемщика между Банком и Лукьяновой А.Н. был заключен договор поручительства № — от 21.05.2007, согласно которому поручитель обязуется перед Банком безусловно и безотзывно отвечать за исполнение заемщиком всех его обязательств перед Банком по указанному кредитному договору в размере предоставленного кредита, начисленных процентов за пользование кредитом, а также иных требований Банка в том объеме, в котором они существуют к моменту их фактического удовлетворения, в том числе по оплате убытков, причиненных просрочкой исполнения обязательств заемщика перед Банком, штрафов за неисполнение либо ненадлежащее исполнение заемщиком своих обязательств по кредитному договору, судебных и прочих расходов. ОАО «Промсвязьбанк» заключило с ООО «Триумф+» договор уступки прав требования (цессии) № — от 27.01.2012, в соответствии с которым Банк уступил истцу свои права требования, в том числе по кредитному договору № -, заключенному между ответчиком и Банком. В соответствии с п. 1 договора цессии, уступаемые цессионарию по договору права (требования), принадлежащие цеденту на основании обязательств, возникших из кредитного договора, включают в себя, в том числе: права требования возврата основного долга, право требования уплаты комиссий, неустоек, предусмотренных условиями кредитного договора, а также права, обеспечивающие исполнение обязательств должников из кредитных договоров. На момент заключения договора уступки прав требования сумма задолженности по кредитному договору № — от 21.05.2007 составила 44860,92 рублей, в том числе: задолженность по основному долгу 29966,30 рублей, задолженность по уплате процентов 14894,62 рубля. Ответчик не предпринимал никаких действий, направленных на исполнение своих обязательств по кредитному договору. Просит взыскать с ответчиков солидарно в пользу ООО «Триумф+» сумму долга по кредитному договору № — от 21.05.2007 в размере 44860,92 рублей, расходы по оплате госпошлины в размере 1545,83 рублей.

В свою очередь Лукьянов А.Л. обратился со встречным иском к ООО «Триумф+» о признании недействительным договора уступки прав (требований), указав, что в соответствии с разъяснениями, данными в Постановлении Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17, Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право Банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении. ООО «Триумф+» не обладает лицензией на осуществление банковской деятельности. Просил признать договор цессии № — от 27.01.2012, заключенный между ОАО «Промсвязьбанк» и ООО «Триумф+», уступающий права, в том числе и по кредитному договору № — от 21.05.2007, ничтожным в соответствии со ст. 168 ГК РФ.

В судебном заседании представитель ООО «Триумф+» Фоменко Е.В., действующая на основании доверенности, заявленные исковые требования поддержала в полном объеме по изложенным в исковом заявлении основаниям, встречный иск Лукьянова А.Л. не признала. Полагала, что в кредитном договоре выражено согласие заемщика на обработку персональных данных, в том числе на распространение их лицам, указанным в п. 8.3.4.3 кредитного договора, включая уступку права требования. Не отрицала, что ООО «Триумф+» не является кредитной организацией и не имеет лицензии на право осуществления банковской деятельности. Полагает, что по заявленным ООО «Триумф+» исковым требованиям срок исковой давности не пропущен, поскольку о наличии у ответчиков задолженности по кредитному договору № — от 21.05.2007 истцу стало известно только при заключении договора об уступке прав (требований) № — от 27.01.2012, в связи с чем, срок исковой давности необходимо исчислять с этого момента, и он не пропущен.

Читайте так же:  Размер госпошлины при подачи апелляционной жалобы по гражданскому делу

Ответчики Лукьянов А.Л., Лукьянова А.Н. в судебное заседание не явились, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом, о причинах неявки суду не сообщили.

В судебном заседании представитель Лукьянова А.Л. по доверенности Олениченко А.С. исковые требования ООО «Триумф+» не признал, указав, что между Лукьяновым А.Л. и ОАО «Промсвязьбанк» было заключено три кредитных договора: 21.05.2007 два кредитных договора на приобретение грузового автомобиля и прицепа на сумму — рублей и — рублей соответственно; в 2009 году кредитный договор на собственные нужды на сумму — рублей, который был заключен с целью реструктуризации задолженности по предыдущим кредитным договорам, денежные средства на руки Лукьянов А.Л. не получал, а они были перечислены на его счет в ОАО «Промсвязьбанк» и впоследствии списаны в счет погашения задолженности. 26.05.2011 и 12.09.2013 Центральным районным судом г. Омска вынесены решения о взыскании с Лукьянова А.Н. задолженности по кредитным договорам в общей сумме 1306255 рублей. По всем кредитам им была внесена сумма в размере 1385000 рублей. Учитывая, что 545000 рублей было направлено на реструктуризацию, погашение предыдущих кредитов, совокупная задолженность Лукьянова А.Н. должна была составлять 556648,18 рублей без штрафных санкций. Таким образом, совокупная сумма уплаченных платежей и максимальная сумма задолженности по всем кредитным договорам не соответствуют суммам обязательств по кредитным договорам. На момент заключения договора цессии задолженность в заявленном размере 44860,92 рублей по кредитному договору № — от 21.05.2007 у Лукьянова А.Л. отсутствовала. Кроме того, кредитный договор с Лукьяновым А.Л. был заключен на срок до 21.05.2009, в связи с чем, срок предъявления исковых требований о взыскании задолженности истек в 2012 году. Исковые требования предъявлены ООО «Триумф+» за пределами срока исковой давности, доказательств уважительности причин пропуска срока не представлено. Просил применить последствия пропуска истцом срока исковой давности, в удовлетворении исковых требований ООО «Триумф+» отказать. Встречные исковые требования поддержал в полном объеме, просил их удовлетворить.

Представитель привлеченного к участию в деле в качестве третьего лица ОАО «Промсвязьбанк» в судебное заседание не явился, о месте и времени рассмотрения дела извещен надлежаще, просил рассмотреть дело в его отсутствие. В представленном заявлении указал, что права требования к Лукьянову А.Л., возникшие на основании кредитных договоров, переданы ООО «Триумф+» на основании договора уступки прав (требований) № — от 27.01.2012. Право требования по обеспечительным договорам, а именно по договорам поручительства, заключенным с Лукьяновой А.Н., перешли истцу в силу прямого указания закона.

Выслушав представителя истца, представителя ответчика, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

В силу ст. 421 ГК РФ, г раждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Согласно ст. 431 ГК РФ, п ри толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Согласно ст. 819 ГК РФ, по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее. К отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом 1 главы 42 о заеме, если иное не предусмотрено правилами настоящего параграфа и не вытекает из существа кредитного договора.

На основании ст.ст. 361, 363 ГК РФ, по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Договор поручительства может быть заключен также для обеспечения обязательства, которое возникает в будущем. При неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства. Лица, совместно давшие поручительство, отвечают перед кредитором солидарно, если иное не предусмотрено договором поручительства.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В судебном заседании установлено, что 21.12.2007 между АКБ «Промсвязьбанк» (ЗАО) и Лукьяновым А.Л. был заключен кредитный договор № -, по условиям которого банк выдал заемщику кредит в сумме — рублей на срок по 21.05.2009 включительно под 18% годовых, а заемщик обязался возвратить полученную сумму и уплатить проценты за пользование кредитом.

Пунктом 8.3.4.3 договора предусмотрено, что Банк и заемщик обязуются не разглашать каким-либо способом третьим лицам информацию, содержащуюся в договоре, его приложениях и документах, представляемых сторонами друг другу, включая персональные данные заемщика, за исключением случаев, предусмотренных законодательством РФ и настоящим договором, в том числе третьим лицам в целях заключения Банком сделок в связи с реализацией прав Банка по настоящему договору и/или обеспечению, включая уступку прав требования.

В качестве обеспечения надлежащего исполнения заемщиком обязательств по кредитному договору между АКБ «Промсвязьбанк» (ЗАО) и Лукьяновой А.Н. заключен договор поручительства № — от 21.05.2007, по условиям которого поручитель обязуется перед Банком безусловно и безотзыно отвечать за исполнение Лукьяновым А.Л. всех его обязательств перед банком по кредитному договору № — от 21.05.2007 в размере предоставленного кредита, начисленных процентов за пользование кредитом, а также иных требований Банка в том объеме, в каком они существуют к моменту их фактического удовлетворения, в том числе по оплате убытков, причиненных просрочкой исполнения обязательств заемщиком перед Банком, штрафов за неисполнение либо ненадлежащее исполнение заемщиком своих обязательств по кредитному договору, судебных и прочих расходов, предусмотренных кредитным договором.

Пунктом 4.1.4.3 договора предусмотрено, что Банк и поручитель обязуются не разглашать каким-либо способом третьим лицам информацию, содержащуюся в договоре, его приложениях и документах, представляемых сторонами друг другу, включая персональные данные поручителя, за исключением случаев, предусмотренных законодательством РФ и настоящим договором, в том числе третьим лицам в целях заключения Банком сделок в связи с реализацией прав Банка по настоящему договору и/или обеспечению, включая уступку прав требования.

В соответствии со ст. 309 ГК РФ, обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Согласно ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Из материалов дела и пояснений представителя истца следует, что кредит в сумме -0 рублей Лукьяновым А.Л. получен, однако платежи в счет погашения задолженности производились им несвоевременно и не в полном объеме с нарушением сроков, установленных кредитным договором, в связи с чем, образовалась задолженность, размер которой согласно представленному расчету составляет 44860,92 рублей, в том числе: задолженность по основному долгу — 29966,30 рублей, задолженность по уплате процентов — 14894,62 рубля.

Согласно ст. 382 ГК РФ, право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Из представленных материалов следует, что 27.01.2012 между ОАО «Промсвязьбанк» и ООО «Триумф+» был заключен договор об уступке прав (требований) № -, согласно которому Банк уступил свое право (требования) по кредитным договорам, в том числе, по кредитному договору от 21.05.2007 № -, заключенному с Лукьяновым А.Л.

В соответствии с приложением № 1 к дополнительному соглашению № 1 от 16.02.2012 к договору № — об уступке прав (требований) от 27.01.2012 цессионарий приобрел право требования у Лукьянова А.Л. задолженности по кредитному договору № — от 21.05.2007 в сумме 54052,90 рублей, из них: основной долг — 29966,30 рублей, проценты за пользование кредитом — 14894,62 рубля, неустойка 9191,98 рубль.

На основании ч. 1 ст. 388 ГК РФ, уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

По смыслу указанных норм, кредитором по договору может выступать только банк или иная кредитная организация, обладающая специальной правоспособностью, статус которых установлен Федеральным законом «О банках и банковской деятельности».

Согласно ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

В соответствии с ч. 2 ст. 388 ГК РФ, не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Поскольку для кредитного договора на потребительские цели характерен особый субъектный состав и порядок заключения, обусловленные распространением на соответствующие правоотношения законодательства о защите прав потребителей, кредитные требования, вытекающие из данного договора, могут уступаться без согласия должника только кредитным организациям.

Читайте так же:  Какие нужны документы на пенсию многодетной матери

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), следует иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Требование о согласии должника на уступку прав требования по кредитному договору иному лицу, не имеющему лицензии на осуществление банковской деятельности, обусловлено и нормами, обязывающими субъектов банковской деятельности соблюдать банковскую тайну.

Согласно ч.ч. 1, 2 ст. 857 ГК РФ, банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и порядке, которые предусмотрены законом.

Согласно ст. 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», кредитная организация, Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, и их служащие гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону.

При этом указанные нормы законодательства не подлежат расширительному толкованию, то есть распространяются лишь на кредитные организации, являющиеся таковыми по смыслу ст. 1 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности», то есть имеющие право осуществлять банковские операции на основании специального разрешения (лицензии) Центрального банка РФ.

Как следует из преамбулы Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей», настоящий Закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов.

Из анализа приведенных норм права следует, что гражданин, заключая кредитный договор с банком как субъектом, наделенным в установленном законом порядке специальным правом, которое подтверждается лицензией, выдаваемой Банком России, выступает потребителем финансовой услуги, предоставляемой банком. При этом соблюдение банковской тайны также относится к качеству финансовой услуги, оказываемой банком гражданину-потребителю. Соответственно уступка требования банком прав по кредитному договору, заключенному с гражданином, другому лицу, не обладающему специальным правовым статусом, которым обладал первоначальный кредитор, нарушает права гражданина как потребителя.

Таким образом, требование лицензирования, а равно наличия банка на стороне кредитора в кредитном договоре, распространяется как на сам кредитный договор, так и на все действия по предоставлению кредита и его возврату. Любая уступка права требования возврата кредита и уплаты процентов субъектам небанковской деятельности должна признаваться ничтожной как противоречащая требованиям закона. Кредитор в обязательстве по возврату кредита может быть заменен на другого кредитора только в том случае, если новый кредитор также является кредитной организацией.

При уступке права требования возврата кредита субъекту небанковской сферы без согласия должника в нарушение норм как общегражданского, так и специального законодательства, со стороны Банка неизбежно происходит разглашение информации, составляющей банковскую тайну.

При таких обстоятельствах, заключение договора цессии без согласия должника и нарушение банковской тайны, сопутствующее исполнению данного договора, свидетельствуют о его противоречии приведенным выше нормам материального права.

В материалах дела не имеется сведений о том, что ООО «Триумф+» является кредитной организацией и имеет лицензию на право осуществления банковской деятельности. Возможность передачи права требования по указанному кредитному договору ни законом, ни рассматриваемым договором не установлена. Законом РФ «О защите прав потребителей» право банка передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, не предусмотрено.

В соответствии со ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Согласно ст. 168 ГК сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В соответствии со статьей 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 № 2360-1 условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Таким образом, с учетом представленных доказательств суд приходит к выводу, что сделка, по которой ОАО «Промсвязьбанк» передало свои права требования ООО «Триумф+», не являющемуся кредитной организацией и не имеющему лицензии на осуществление банковской деятельности, является недействительной, поскольку передача прав по кредитному договору лицу, не имеющему лицензии на осуществление банковской деятельности, нарушает права должника. В такой ситуации должник лишается гарантии соблюдения банковской тайны, права на выдвижение против нового кредитора, не являющегося исполнителем банковской услуги, возражений, которые он мог иметь против первоначального кредитора. Из чего следует, что личность кредитора в данном случае имеет существенное значение для должника.

Судом не могут быть приняты во внимание доводы представителя ООО «Триумф+», поскольку условия заключенного 21.05.2007 между Банком и Лукьяновым А.Л. кредитного договора, а также условия заключенного 21.05.2007 между банком и Лукьяновой А.Н. договора поручительства не предусматривают возможности уступки права требования взыскания задолженности лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности.

Доказательств того, что заемщик впоследствии дал явно выраженное согласие на уступку Банком его долга по названному кредитному договору третьим лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, в материалах дела не имеется.

С учетом изложенного, договор об уступке прав (требований) № -, заключенный 27.01.2012 между ОАО «Промсвязьбанк» и ООО «Триумф+» является недействительным в части уступки права (требования) по кредитному договору № — от 21.05.2007, заключенному между ОАО «Промсвязьбанк» и Лукьяновым А.Л.

Согласно ч. 1 ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Таким образом, заявленные исковые требования ООО «Триумф+» о взыскании с Лукьянова А.Л., Лукьяновой А.Н. задолженности по кредитному договору не подлежат удовлетворению, поскольку основаны на недействительной сделке.

Рассматривая заявление ответчика о пропуске истцом срока исковой давности, суд приходит к следующему.

Согласно ст.ст. 195, 196 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Общий срок исковой давности устанавливается в три года.

На основании ч. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В соответствии со ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются Гражданским кодексом РФ и иными законами.

Согласно ст. 201 ГК РФ, перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.

Кредитный договор между сторонами заключен и начал исполняться 21.05.2007, срок исполнения обязательств Лукьяновым А.Л. по кредитному договору установлен до 21.05.2009.

25.10.2013 истец обратился в суд с иском с требованием о взыскании с ответчиков задолженности по кредитному договору от 21.05.2007, сумма иска состоит из отдельных периодических ежемесячных платежей, которые ответчик обязан был уплачивать Банку в соответствии с графиком платежей. Поэтому в данном случае срок исковой давности по каждому из платежей, предъявленных ко взысканию, начинает течь с момента возникновения обязанности по уплате данных платежей. Поскольку срок исполнения обязательств по кредитному договору определен 21.05.2009, истцом пропущен установленный законом трехгодичный срок исковой давности для защиты нарушенного права, о чем заявлено ответчиком, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Судом не могут быть приняты во внимание доводы представителя истца о том, что срок исковой давности по заявленным требованиям должен исчисляться с момента заключения договора цессии, поскольку данные выводы основаны на неверном толковании норм действующего законодательства.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ, ст. 333.19 Налогового кодекса РФ с ООО «Триумф+» подлежит взысканию в доход бюджета города Омска государственная пошлина за подачу встречного искового заявления, от уплаты которой истец освобожден в силу закона, в размере 200 рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Исковые требования Лукьянова АЛ удовлетворить.

Договор об уступке прав (требований) № -, заключенный 27.01.2012 между ОАО «Промсвязьбанк» и ООО «Триумф+» признать недействительным в части уступки права (требования) по кредитному договору № — от 21.05.2007, заключенному между ОАО «Промсвязьбанк» и Лукьяновым АЛ.

В удовлетворении исковых требований Общества с ограниченной ответственностью «Триумф+» к Лукьянову АЛ, Лукьяновой АН о взыскании задолженности по кредитному договору отказать.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «Триумф+» в доход бюджета города Омска госпошлину в размере 200 рублей.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Куйбышевский районный суд города Омска в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме путем подачи жалобы мировому судье.

112.oms.msudrf.ru

Обсуждение закрыто.