Возвращение уголовного дела из суда на дополнительное расследование

Возвращение уголовного дела из суда на дополнительное расследование

О возвращении судами уголовных дел для дополнительного расследования

Нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан от 13 декабря 2001 года № 19. Утратило силу нормативным постановлением Верховного суда Республики Казахстан от 24 декабря 2014 года № 4

  • Текст
  • Официальная публикация
  • Информация
  • История изменений
  • Ссылки

Сноска. Утратило силу нормативным постановлением Верховного суда РК от 24.12.2014 № 4 (вводится в действие со дня официального опубликования).

Обсудив результаты обобщения судебной практики о возвращении уголовных дел для дополнительного расследования, пленарное заседание Верховного Суда Республики Казахстан отмечает, что ежегодно судами республики направляется для дополнительного расследования незначительное количество рассмотренных дел.
В большинстве случаев постановления судов о необходимости дополнительного расследования дел не оспариваются и принимаются органами уголовного преследования к исполнению, что свидетельствует о правильном применении судами ст. 303 УПК. Вместе с тем имеют место и случаи необоснованного направления дел для дополнительного расследования. Несмотря на то, что законом определены исчерпывающие основания, суды возвращают дела для дополнительного расследования по основаниям, не указанным в законе, и в том числе из-за неполноты предварительного следствия, при отсутствии ходатайств сторон по инициативе суда со стадии главного судебного разбирательства.
Отдельные суды возвращают дела для дополнительного расследования при отсутствии существенных нарушений уголовно-процессуального закона, препятствующих назначению главного судебного разбирательства.
Некоторые постановления судов не соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона, предъявляемым к процессуальным документам. В постановлениях не всегда указывается, по чьим ходатайствам, по каким основаниям принято решение о необходимости дополнительного расследования дела, не приводятся данные, подтверждающие выводы суда и мотивы принятого решения.
В целях обеспечения правильного и единообразного применения норм уголовно-процессуального закона, регулирующих возвращение дел для дополнительного расследования, пленарное заседание Верховного Суда Республики Казахстан постановляет:
1. В соответствии со ст. 75 Конституции Республики Казахстан суд осуществляет при рассмотрении уголовных дел исключительно функцию отправления правосудия, которая отделена от функций обвинения и защиты. В связи с этим, суд не вправе по собственной инициативе ставить вопрос об усилении ответственности подсудимого и привлечении других лиц к уголовной ответственности.
Судам необходимо учитывать, что указанный в ст. 303 УПК перечень оснований для возвращения дела для дополнительного расследования является исчерпывающим, право суда возвращать дело для дополнительного расследования по своей инициативе ограничено.
2. Обратить внимание судов на необходимость безусловного соблюдения норм уголовно-процессуального закона, регулирующих возвращение дел для дополнительного расследования. Решение о направлении дела для дополнительного расследования может быть принято как в ходе предварительного слушания дела, так и в ходе главного судебного разбирательства.
По результатам проведения предварительного слушания суд вправе направить дело для дополнительного расследования, как по своей инициативе, так и по ходатайству сторон, только лишь в случаях неправильного соединения или разъединения дел либо обнаружения других существенных нарушений уголовно-процессуального закона. При этом судам следует иметь в виду, что не любые нарушения уголовно-процессуального закона могут служить основанием для возвращения дела для дополнительного расследования, а только такие, которые препятствуют назначению главного судебного разбирательства.
По основаниям, указанным в части первой статьи 303 УПК, суд вправе направить дело для дополнительного расследования только по ходатайствам сторон, которые в ходе предварительного слушания были рассмотрены и признаны судом обоснованными.
Непризнание подсудимым своей вины при проведении в соответствии со статьей 363 УПК судебного следствия в сокращенном порядке, не является основанием для направления дела для дополнительного расследования. В таких случаях суд постановляет о проведении судебного следствия в обычном порядке и исследует все материалы дела в полном объеме.
Сноска. Пункт 2 с изменениями, внесенными нормативным постановлением Верховного Суда РК от 25.06.2010 № 12 (порядок введения в действие см. п. 2 ).
3. Существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, препятствующими назначению главного судебного разбирательства, могут быть признаны такие нарушения, которые лишают суд возможности организовать и подготовить назначение главного судебного разбирательства, а также определить его пределы.
В частности, препятствия к назначению главного судебного разбирательства могут иметь место, когда:
— прокурор не выразил согласие с обвинительным заключением, протоколом упрощенного досудебного производства;
— обвиняемый не предан суду;
— в постановлении о предании суду указаны не все лица, которые привлечены в качестве обвиняемых, и в отношении которых составлено обвинительное заключение, при отсутствии постановления о прекращении уголовного преследования в отношении лиц, которые не преданы суду;
— допущены ошибки при написании анкетных данных подсудимого, которые не могут быть судом исправлены;
— не указаны часть и пункт статьи УК, по которой привлечен к уголовной ответственности и предан суду обвиняемый;
— отсутствуют в деле адреса лиц, подлежащих вызову в суд (кроме допрошенных, в соответствии со ст. 101 УПК, под псевдонимом и лиц без определенного места жительства);
— отсутствует опись материалов дела;
— материалы дела исполнены способом, исключающим возможность их полного прочтения и другие, которые не могут быть устранены судом.
Сноска. Пункт 3 с изменениями, внесенными нормативным постановлением Верховного Суда РК от 25.06.2010 № 12 (порядок введения в действие см. п. 2 ).
4. Пределы главного судебного разбирательства ограничены ст. 320 УПК, согласно которой производство судебного разбирательства допускается только в отношении того подсудимого и в пределах того обвинения, по которому он предан суду. Дело подлежит направлению для дополнительного расследования со стадии предварительного слушания и в тех случаях, когда вопреки требованиям статьи 207 УПК в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не указано, какие конкретные действия вменяются каждому обвиняемому, уголовный закон, предусматривающий ответственность за данное преступление, либо имеются существенные противоречия между данным постановлением, обвинительным заключением, постановлением о предании суду и в силу этого определить инкриминируемое обвиняемому преступление и определить пределы судебного разбирательства невозможно.
Сноска. Пункт 4 с изменением, внесенным нормативным постановлением Верховного Суда РК от 25.06.2010 № 12 (порядок введения в действие см. п. 2 ).
5. Обратить внимание судов на то, что поводом к возвращению дела для дополнительного расследования в главном судебном разбирательстве является только ходатайство сторон.
В соответствии со ст. 7 УПК, сторонами уголовного процесса являются подсудимый, его защитник и законный представитель, государственный обвинитель, потерпевший и его представитель, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители.
Ходатайство о возвращении дела для дополнительного расследования по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 303 УПК, может быть заявлено сторонами в ходе главного судебного разбирательства: в подготовительной части, во время судебного следствия и по его окончанию в дополнениях. Сторона, заявившая ходатайство, должна указать для установления каких обстоятельств или разрешения каких вопросов, предусмотренных ст. 303 УПК, она просит провести дополнительное расследование. Сторона вправе заявить ходатайство и в письменном виде.
В случаях заявления сторонами ходатайства о возвращении дела для дополнительного расследования в ходе судебных прений или подсудимым в последнем слове, суд обязан возобновить судебное следствие, для выяснения мнения других участников процесса о заявленном ходатайстве и принятия решения.
6. При рассмотрении ходатайств сторон о возвращении дела для дополнительного расследования суд, в соответствии со ст. 303 УПК, должен выяснить, по какому из указанных в законе основанию предлагается направить дело для дополнительного расследования, имея в виду, что обоснованные ходатайства подлежат обязательному удовлетворению. Ходатайства сторон о возвращении дела для дополнительного расследования в соответствии с ч. 2 ст. 325 УПК рассматриваются в совещательной комнате, о чем судом выносится постановление.
Сноска. Пункт 6 с изменением, внесенным нормативным постановлением Верховного Суда РК от 25.06.2010 № 12 (порядок введения в действие см. п. 2 ).
7. Судам следует иметь в виду, что требования ст. 24 УПК о принятии мер для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств обязательны для суда в отношении тех доказательств, которые имеются в деле и представлены суду сторонами уголовного процесса. Неполнота предварительного следствия, отсутствие или недостаточность в деле доказательств, подтверждающих выводы органов уголовного преследования, а также допущенные при производстве дознания или предварительного следствия существенные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие признание материалов дела недопустимыми доказательствами, не является основанием для направления дела для дополнительного расследования. В таких случаях дело подлежит рассмотрению по существу с принятием итогового решения. Если неполнота стороной обвинения не восполнена в судебном заседании, то суд принимает решение с соблюдением требований подпункта 8) пункта 3 статьи 77 Конституции Республики Казахстан и части третьей статьи 19 УПК о том, что неустранимые сомнения в виновности подлежат толкованию в пользу подсудимого. Если при осуществлении упрощенного досудебного производства не были обеспечены полнота и всесторонность исследования всех обстоятельств дела или когда оно проведено при наличии, предусмотренных в части второй статьи 190-1 УПК обстоятельств, а равно при установлении обстоятельств, указанных в статье 303 УПК, суд направляет дело соответствующему прокурору для проведения предварительного следствия или дознания.
Суд не связан с мнением сторон о необходимости возвращения дела для дополнительного расследования и если суд не установит обстоятельств, подтверждающих обоснованность заявленного ходатайства, то вправе оставить его без удовлетворения и продолжить рассмотрение дела в судебном заседании.
Сноска. Пункт 7 с изменениями, внесенными нормативным постановлением Верховного Суда РК от 25.06.2010 № 12 (порядок введения в действие см. п. 2 ).
8. В постановлении суда в зависимости от обстоятельств, послуживших основанием для возвращения дела для дополнительного расследования, помимо краткого изложения сущности предъявленного обвинения, должно быть, в частности, указано:
— кто из сторон заявил ходатайство о возвращении дела для дополнительного расследования;
— какие существенные нарушения уголовно-процессуального закона, препятствующие назначению главного судебного разбирательства, должны быть устранены;
— какими данными, установленными в судебном заседании, обосновываются выводы суда о неправильном соединении или разъединении дел;
— какие доказательства, приведенные сторонами, свидетельствуют о наличии оснований для предъявления подсудимому другого более тяжкого обвинения и о его связи с рассматриваемым делом;
— на основании чего стороны считают необходимым изменить указанное в обвинительном акте обвинение на более тяжкое или существенно отличающееся от первоначально предъявленного обвинения;
— какие основания имеются для привлечения к уголовной ответственности других лиц и как их действия связаны с рассматриваемым делом;
— почему отдельное рассмотрение дела в отношении других лиц невозможно и другие обстоятельства.
9. Судам следует учитывать, что при возвращении дела для дополнительного расследования, как по результатам предварительного слушания дела, так и с главного судебного разбирательства, недопустимо предрешать вопросы о доказанности обвинения, давать оценку доказательствам и указывать о применении конкретного уголовного закона.
10. В случаях установления оснований, указанных в ч. 1 ст. 303 УПК суд, при отсутствии ходатайств сторон о направлении дела для дополнительного расследования постановляет в соответствии с требованиями закона оправдательный приговор или постановляет обвинительный приговор по тому обвинению, которое нашло свое подтверждение в судебном заседании либо выносит постановление о прекращении дела или о признании судопроизводства недействительным.
11. В соответствии со ст. 403 УПК, постановление суда первой инстанции о направлении дела для дополнительного расследования может быть обжаловано и опротестовано в течение пятнадцати суток в вышестоящий суд. Жалобы и протесты рассматриваются по правилам апелляционного производства. Суд апелляционной инстанции обязан проверить, соблюдены ли судом первой инстанции порядок и основания возвращения дела для дополнительного расследования, предусмотренные ст. 303 УПК. Если эти требования закона судом не соблюдены, то постановление суда не может быть признано законным и обоснованным.
Сноска. Пункт 11 с изменениями, внесенными нормативным постановлением Верховного Суда РК от 22.12.2008 № 18 (порядок введения в действие см. п. 2 ).
12. Суд апелляционной инстанции, отменяя приговор суда первой инстанции, при наличии оснований, предусмотренных частью первой статьи 303 УПК, по ходатайству сторон направляет дело для дополнительного расследования.
Сноска. Пункт 12 в редакции нормативного постановления Верховного Суда РК от 25.06.2010 № 12 (порядок введения в действие см. п. 2 ).
13. Обратить внимание судов апелляционной инстанции на то, что когда по делу постановлен приговор, который подлежит отмене в соответствии с п. 8 ч. 1 ст. 411 УПК, требование о недопустимости направления дела по инициативе самого суда для дополнительного расследования по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 303 УПК, в равной мере относится и к ним.
Кассационная инстанция при отмене приговора вправе направить дело для дополнительного расследования по основаниям, указанным в части 1 статьи 303 УПК.
Сноска. Пункт 13 с изменениями, внесенными нормативными постановлениями Верховного Суда РК от 25.06.2010 № 12 (порядок введения в действие см. п. 2 ); от 04.04.2013 № 2 (вводится в действие со дня официального опубликования).
14. Суд апелляционной инстанции вправе по ходатайству сторон принять, в соответствии с п. 8 ст. 411 УПК, решение о направлении дела для дополнительного расследования в тех случаях, когда суд первой инстанции оставил без удовлетворения аналогичные обоснованные ходатайства сторон, заявленные ими в судебном заседании.
В иных случаях, когда стороны в суде первой инстанции не заявляли ходатайств о возвращении дела для дополнительного расследования по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 303 УПК, в связи, с чем суд был обязан вынести решение на основании исследованных в судебном заседании доказательств, апелляционная инстанция не вправе даже при наличии ходатайств сторон, изложенных в жалобе или протесте, отменять решение суда и направлять дело для дополнительного расследования.
Сноска. Пункт 14 с изменением, внесенным нормативным постановлением Верховного Суда РК от 25.06.2010 № 12 (порядок введения в действие см. п. 2 ).
15. По смыслу закона вступившие в законную силу постановления суда первой инстанции о возвращении дела для дополнительного расследования, а также постановления апелляционной инстанции об оставлении без изменения постановления суда первой инстанции о возвращении дела для дополнительного расследования или об отмене приговора суда с возвращением дела для дополнительного расследования, подлежат пересмотру в порядке надзора.
В соответствии с ч. 6 ст. 467 УПК, суды надзорной инстанции, отменяя приговор, не вправе принимать решение о возвращении дела для дополнительного расследования, однако в соответствии с частью шестой статьи 467 УПК вправе отменить постановление суда первой, апелляционной и кассационной инстанций о направлении дела для дополнительного расследования, если к моменту принятия такого решения дополнительное расследование по делу не было начато.
Сноска. Пункт 15 с изменениями, внесенными нормативным постановлением Верховного Суда РК от 25.06.2010 № 12 (порядок введения в действие см. п. 2 ).
16. В связи с принятием настоящего постановления признать утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда Казахской ССР от 30 июня 1989 года № 5 «О некоторых вопросах применения судами Казахской ССР уголовно-процессуальных норм, регулирующих возвращение дел на дополнительное расследование».

Читайте так же:  Фз закон о страховании осаго

Председатель Верховного Суда
Республики Казахстан

Секретарь пленарного заседания,
судья Верховного Суда Республики Казахстан

adilet.zan.kz

Возвращение дела на дополнительное расследование служит уловкой для суда

Уважаемый Ильяс Жакипбекович

Ильяс Жакипбекович Бахтыбаев.

Родился в Алма-Атинской области, окончил юридический факультет КазГУ имени С.М. Кирова в 1977 году, работал в городе Алматы помощником прокурора района, старшим следователем районной прокуратуры, народным судьей, заместителем прокурора района, прокурором района, референтом, консультантом в Аппарате Президента Р.К., заместителем прокурора города Алматы, прокурором Алматинской области, заместителем, первым заместителем Генерального Прокурора Р.К., прокурором Костанайской и Южно-Казахстанской областей. С марта 2003 года первым заместителем Генерального Прокурора Республики.

Женат, трое детей, четверо внуков.

Сегодня Ильяс Жакипбекович гость нашего номера и любезно согласился ответить на наши вопросы. Тему нашей беседы можно обозначит коротко — Будет ли суд в Казахстане скорым и справедливым?

— Как известно, Генеральная прокуратура намерена уже в этом году ввести в свою работу кое-какие новации. В частности, закладывается механизм отказа государственного обвинителя от обвинения. Что это за механизм и что конкретно подразумевается?

— Действительно, в настоящее время в целях усиления правозащитной роли органов прокуратуры проводится большая работа. В принятом 16 июля текущего года Приказе Генерального Прокурора «Об организации прокурорского надзора за законностью рассмотрения уголовных дел судами первой инстанции» регламентирован порядок отказа государственного обвинителя от обвинения как одна из мер усиления правозащитной функции органов прокуратуры. Цель такого подхода заключается в том, что в случае принципиального несогласия государственного обвинителя с позицией прокурора, предавшего обвиняемого суду, будет решаться вопрос о замене государственного обвинителя либо поддержание государственного обвинения будет обеспечено лично тем прокурором, которым утверждено обвинительное заключение или протокол обвинения. На наш взгляд, данный механизм гарантирует независимость позиции государственного обвинителя от позиции прокурора, утвердившего обвинительный акт, создавая тем самым определенные условия для повышения правозащитной роли прокурора.

Читайте так же:  Кто правил в руссе

-То есть в прокуратуре предлагается отказаться от такой оценки работы прокурора, как «эффективность надзорного опротестования». Как на практике он будет работать и что даст в конечном результате?

— Да, сегодня эффективность надзорного опротестования уже не будет учитываться при оценке работы прокуроров. На практике это должно привести к тому, чтобы работа прокуроров оценивалась не по количественным показателям, а по результатам стабильности судебных постановлений и своевременным исправлением ошибок еще до вступления приговора в законную силу. Мы не можем поощрять прокуроров, не своевременно обеспечивающих принятие судом законных и обоснованных решений, и поэтому нами ужесточается требования к работникам органов прокуратуры в этом направлении.

— В Астане в последних числах августа состоялась международная конференция «Обеспечение конституционных прав граждан в досудебной стадии уголовного процесса». Организаторами конференции выступили Парламент, Генеральная Прокуратура, Верховный Суд Республики Казахстан и Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ. На конференции обсуждались существующие проблемы обеспечения конституционных прав граждан на досудебной стадии уголовного процесса. Вы были модератором этой конференции и, конечно же, высказали не только официальную позицию по этому вопросу, но и свою…

— Конституция Казахстана, как известно, закрепила важную задачу государства — защиту прав и свобод личности. Конституционный принцип, в соответствии с которым высшими ценностями является человек, его жизнь, права и свободы, определяют всю правотворческую и правоприменительную деятельность государственных органов. Практика реализации конституционных норм о правах участников уголовного процесса выявила наличие проблем в этом вопросе.

В числе этих проблемных вопросов — соответствие Конституции института возвращения судом уголовного дела на дополнительное расследование. Этот вопрос возник не на пустом месте. Ежегодно судами возвращается на дополнительное расследование со стадии главного судебного разбирательства несколько сотен уголовных дел. При этом часто дела возвращаются после того, как в суде они были на рассмотрении уже несколько месяцев. Судебному рассмотрению, как правило, предшествуют месяцы, а может быть и годы предварительного расследования. Все это время человек находится в орбите уголовного преследования, а потерпевшая сторона — не может восстановить свои права и причиненный ей моральный, физический или иной вред.

— Ильяс Жакипбекович, а о какой защите прав человека в такой ситуации мы можем говорить?

— Даже если суд возвратил дело на доследование, ведомственный интерес заставляет органы уголовного преследования, нередко — и прокуратуру, оспаривать и опротестовывать такое решение. И волокита по делу продолжается. Пока следователи, прокуроры и судьи выясняют, были ли основания для возвращения дела на доследование, часто обвиняемые томятся под стражей, нелегче и потерпевшим, находящимся в ожидании торжества справедливости.

— Тогда возникает вопрос — а соответствует ли само существование института возвращения дела судом на дополнительное расследование духу и букве Конституции?

— Считаю, что пока процессуальный закон позволяет суду возвращать дела на дополнительное расследование, то спорным становится тезис о том, что суд действительно стоит на защите прав человека. А будет ли суд объективен, если при возвращении дела на дополнительное расследование в своем определении указывает на необходимость проверки тех или иных позиций обвинения и предлагает собирать дополнительные доказательства вины подсудимого? Не подменяет ли он в такой ситуации орган уголовного преследования, особенно, если возвращает дело по собственной инициативе? Наличие такого института в уголовном процессе расхолаживает и органы уголовного преследования, которые, зная о возможности запросить дело на дополнительное расследование, по различным мотивам направляют в суд некачественно расследованные уголовные дела. Возвращая такие дела на доследование, суды как бы потворствуют плохому следствию. Почему? Неужели у суда не хватает смелости при отсутствии веских доказательств вины подсудимого оправдать его?

Нам представляется, что наличие такого института как возвращение дела на дополнительное расследование служит уловкой для суда для того, чтобы не брать на себя ответственность за судьбу конкретного дела. В такой ситуации каждый орган старается принятие окончательного решения по делу возложить на другой. Пока суды, прокуратура и органы уголовного преследования, образно говоря, гоняют дело от одного к другому, они забыли о правах человека, которого все они призваны, по Конституции, защищать. Только отказ от этого института в уголовном процессе позволит резко сократить волокиту при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел и может реально защитить права участников процесса. Возможно, это предложение несколько утопично. Но когда-то надо решать и этот вопрос, если мы движемся к правовому государству.

Пока в нашем уголовном судопроизводстве существует такая стадия процесса как предварительное расследование и не будет упразднен институт доследования с главного судебного разбирательства, условий для суда скорого и справедливого у нас будет с каждым годом все меньше и меньше, а волокиты с каждым годом все больше. Эту отрицательную тенденцию, к сожалению, подтверждает статистика.

Многие из нас знают, что в англосаксонской системе права нет предварительного расследования. Поэтому как орган обвинения, так и сторона защиты предъявляют все свои доказательства сразу в суде. Поэтому там и нет возвращения дела на дополнительное расследование, а суд является действительно арбитром.

— А что же мешает нашему суду быть объективным арбитром? Как Вы считаете?

— На наш взгляд, на этот вопрос должны ответить сами судьи, что им мешает быть независимым арбитром. Сегодня государством созданы все условия для работы суда. Принципы беспристрастности, объективности и справедливости предусмотрены действующим уголовно-процессуальным законом и судам следует просто соблюдать законность. Думаю, общеизвестно, что обязанность доказывания предъявленного подсудимому обвинения всецело возлагается на прокурора.

Статьей 23 УПК РК предусмотрено, что суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создает необходимые условия для выполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Суд только оценивает представленные доказательства, хотя и не лишается права принимать участие в исследовании представленных доказательств.

Но всегда следует помнить, что это право, но не обязанность суда.

С другой стороны, наш уголовный процесс, как известно, многое унаследовал от существовавшего ранее порядка уголовного преследования советского периода. В частности, факт преступления сначала расследуется специальными органами, которые формируют уголовное дело с обвинительным актом. Затем дело передается через прокурора в суд, который должен провести ревизию всей предшествующей работы этих органов и прокурора в главном судебном разбирательстве, т.е. провести судебное следствие. Иначе говоря, идет дублирование, двойная работа. Это очень затратный механизм. И не только в материальном смысле. При такой системе уголовного судопроизводства институт возвращения дела на дополнительное расследование судом устраивает почти всех участников процесса. В первую очередь, органы уголовного преследования, которые зачастую не обеспечивают качество следствия, прокурора, который нередко пропускает в суд «сырое» дело и т.д. Но эта существующая система устраивает, например, следователя и прокурора еще и потому, что ошибки допускают и суды, которые 40% дел отправляют на доследование необоснованно, их решения отменяются вышестоящими судами по протесту прокурора. Например, за первое полугодие т.г. удовлетворено 149 из внесенных 292 частных протестов. Всего же судами Республики возвращено за этот период дел на 362 лица. Иными словами, брак допускают все: и следователь, и прокурор, и суд. Идет привычный процесс, с которым многие смирились. По итогам работы за квартал, полугодие и год делается анализ, мы критикуем друг друга, говорим об относительном улучшении или ухудшении работы следователя, прокурора и судей…

Читайте так же:  Стаж исчисление больничного

— А между тем, положения Конституции о защите прав пока человека остаются не реализованными. Что делать?

— В рамках существующей в Казахстане правовой системы, применительно к уголовному судопроизводству, в первую очередь, следует, на мой взгляд, повысить «порог — планку требований» к качеству следствия путем отмены законодательно института возвращения уголовного дела на дополнительное расследование судом со стадии главного судебного разбирательства. Уголовно-репрессивный аппарат должен действовать по одному единственному правилу: каждое преступление должно расследоваться качественно и строго в рамках уголовного процесса, а в суд направляться только надлежащим образом расследованное дело. Предназначение же суда заключается в том, чтобы при наличии доказательств вины осудить преступника, а при их отсутствии — оправдать. Как говорят, третьего им не дано.

— Но вернемся к основному вопросу — об отказе от института доследования. И все-таки, каковы аргументы «за» и «против» полного отказа от данного института?

— Если полностью отказаться от возвращения дела на доследование, то, прежде всего, страдают интересы потерпевшего по делу, нарушается конституционное право граждан на судебную защиту, не обеспечивается соблюдение принципов законности и справедливости, не срабатывает принцип неотвратимости наказания и имеется опасность отрицательного влияния такой отмены на рост преступности.

Есть и другие аргументы «за» и «против», которые приводили участники конференции в ходе выступлений и дискуссии.

Интересен в этом вопросе опыт России. Как известно, нормы уголовно-процессуального закона России, которые наделяли суд правом возвращать дело на доследование, в 1999 году были признаны неконституционными и с того момента эти нормы не действовали. Однако реальность заставила пересмотреть эту позицию Конституционного суда РФ, который уже в декабре 2003 года фактически вернул институт доследования в процессуальное законодательство и правоприменительную практику.

Учитывая в какой-то степени опыт наших соседей, мы считаем, что необходимо осуществлять поэтапный отказ от данного института. На первом этапе полагаем допустимым отказаться от возращения на дополнительное расследование дел по преступлениям небольшой и средней тяжести.

В перспективе, как и при полном введении уголовного судопроизводства с участием присяжных, суд по рассматриваемым делам будет принимать одно из двух решений — виновен или не виновен. В такой ситуации мы приблизимся к суду скорому и справедливому.

— Принятие решения по этому вопросу требует достаточно длительного времени и, конечно же, пересмотра каких — то законодательных норм?

— Предлагая для обсуждения этот вопрос, мы преследуем конкретные цели. Прежде всего- это совершенствование уголовно-процессуального законодательства. Далее — это реальное улучшение деятельности правоохранительных органов и повышение качества прокурорского надзора. Не последней целью этого обсуждения является также поиски путей усиления юридической помощи участникам процесса и введение института муниципального адвоката.

Естественно, решение этого вопроса коснется и деятельности судов. Как альтернатива отмене института доследования предлагается введение в перспективе судебного следствия вместо предварительного, когда орган уголовного преследования с прокурором в суде подозреваемому лицу предъявляют обвинение и доказательства вины, а подсудимый с адвокатом предъявляют суду свои доказательства невиновности. Ясно, что при такой процедуре не будет места пыткам и другим нарушениям, не будет продления сроков следствия и других условий для волокиты.

Думаю, будут предложены варианты, когда подобно российскому, наш суд, исходя из конкретного уголовного дела, может обратиться в Конституционный Совет с представлением о признании неконституционными тех статей УПК, которые дают суду правовое основание для возвращения дела на доследование.

Считаю, что какое бы реформирование не предлагалось, важно, чтобы оно вписывалось в рамки действующей Конституции, потенциал которой далеко не исчерпан. При любом реформировании или совершенствовании системы надо учитывать зарубежный опыт. Но не надо его заимствовать слепо, следует учитывать особенности своего национального законодательства, менталитет населения и особенности общественного и правового развития страны.

— Сегодня много разговоров идет вокруг адвокатского корпуса. Многие считают, что муниципальный адвокат, предоставляемый клиенту государством бесплатно, должен отстаивать права подзащитного также, как если бы ему платили за это хороший гонорар. А вот как Вы считаете, будет ли государство платить муниципальному адвокату высокие гонорары?

— Следует признать, что ситуация на рынке адвокатских услуг является достаточно непростой. Исходя из того, что ст. 13 Конституции гарантирует каждому права на получение квалифицированной юридической помощи, думаю, действующая сегодня структура коллегии адвокатов нуждается в основательной перестройке. Следует признать, что форма ее существования серьезно не изменилась с советских времен. Вместе с тем нужно сказать, что практика исполнения ст.71 УПК РК, гарантирующая обязательное участие защитника, свидетельствует о низкой ее эффективности. Нужен новый механизм, который устраивал бы и гражданина, нуждающегося в квалифицированной юридической помощи со стороны государства, так и адвоката, оказывающего такую помощь за счет средств госбюджета. Генеральной прокуратурой в последние годы вопросы усиления роли адвоката, а также оплаты его труда поднимаются активно. Только в прошлом году нами на рассмотрение Министерства юстиции РК внесены предложения об усовершенствовании оплаты труда адвокатов, которое нашли поддержку и думаю, что в ближайшее время эти предложения будут реализованы.

— И еще один, безусловно, актуальный вопрос — о роли прокурора в суде с участием присяжных заседателей? Ваши прогнозы и пожелания?

Внедрение института присяжных заседателей, безусловно, положительно повлияет на качество отправления правосудия, предварительного следствия, а также на роль государственного обвинителя в уголовном процессе. От того, насколько убедительно и обоснованно выступят в суде стороны уголовного процесса, насколько грамотна и справедлива их позиция, зависит исход дела. И чтобы достичь желаемого результата, стороны вынуждены будут стремиться к повышению активности в процессе и своего профессионального уровня. Нельзя создать суд присяжных без новой роли прокурора. Поэтому, введение названного института одновременно потребует повышенной ответственности от следователей и прокуроров с момента возбуждения уголовного дела до подписания обвинительного заключения. Именно в рамках рассматриваемой формы судопроизводства в большей степени реализуется принцип состязательности сторон, что требует от государственного обвинителя высокого профессионализма, личной ответственности. Его активность и процессуальное мастерство в представлении и исследовании доказательств, в умении убеждать в правоте своей позиции становятся важным фактором в обеспечении неотвратимости наказания за совершенное преступление.

Необходимо помнить, что суд освобожден от обязанности установления истины по делу, но за государственным обвинителем эта обязанность сохранена, как и при рассмотрении уголовных дел в порядке общего судопроизводства. Надо суметь донести до присяжных в максимально доступной форме содержание предъявленного обвинения и доказательств, подтверждающих его.

www.zakon.kz


Обсуждение закрыто.