Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления субъект

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления субъект

Статья 150. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления

1. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

2. То же деяние, совершенное родителем, педагогическим работником либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, —

наказывается лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с применением насилия или с угрозой его применения, —

наказываются лишением свободы на срок от двух до семи лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, связанные с вовлечением несовершеннолетнего в преступную группу либо в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, а также в совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Комментарий к Ст. 150 УК РФ

1. Вовлечением в совершение преступления признаются действия различного характера лица, достигшего 18-летнего возраста, направленные на склонение несовершеннолетнего к совершению преступления и возбуждающие у него желание участвовать в совершении одного или нескольких преступлений. К уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления могут быть привлечены лица, достигшие 18-летнего возраста и совершившие преступление умышленно.

Способами вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления, предусмотренные ч. 1 настоящей статьи, являются: обещания, обман, угрозы или иные способы. При этом для квалификации действий виновного не имеет значения, вовлекается ли несовершеннолетний в качестве исполнителя преступления, либо в качестве иного соучастника преступления (пособника, подстрекателя).

Под обещаниями следует понимать обещания вовлекаемому несовершеннолетнему различных благоприятных для него и (или) его близких в будущем последствий: передать деньги либо иное имущество, в том числе похищенное у потерпевшего, оказать какую-либо помощь и т.д.

Под обманом следует понимать сообщение вовлекаемому несовершеннолетнему заведомо недостоверной информации относительно объективных и субъективных признаков преступления, к совершению которого склоняется несовершеннолетний: уверение вовлекаемого несовершеннолетнего, что он в силу своего возраста не может быть привлечен к уголовной ответственности за содеянное, либо что изъятые у потерпевшего ценности принадлежат не потерпевшему, а вовлекающему лицу и пр. При этом несовершеннолетний не осознает, что он совершает преступление, добросовестно заблуждается в принадлежности изъятых ценностей.

Под угрозой следует понимать предупреждение вовлекаемого несовершеннолетнего о различных неблагоприятных последствиях для него и (или) его близких в случае отказа от совершения преступления: причинить имущественный вред несовершеннолетнему, уничтожить его имущество, распространить позорящие сведения о несовершеннолетнем и пр.

Под иным способом вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления следует понимать возбуждение у него чувства зависти, мести, низменных побуждений, с целью склонения к совершению преступления.

Согласно п. 42 Постановления Пленума ВС РФ от 01.02.2011 N 1 при рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних, совершенных с участием взрослых, необходимо тщательно выяснять характер взаимоотношений между взрослым и подростком, поскольку эти данные могут иметь существенное значение для установления роли взрослого в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления. Следует также устанавливать, осознавал ли взрослый либо допускал, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления. Если взрослый не знал о несовершеннолетии лица, вовлеченного им в совершение преступления, он не может привлекаться к ответственности по комментируемой статье. Преступления, ответственность за которые предусмотрена ст. ст. 150 и 151 УК, являются оконченными с момента совершения несовершеннолетним преступления, приготовления к преступлению, покушения на преступление или после совершения хотя бы одного из антиобщественных действий, предусмотренных диспозицией ч. 1 ст. 151 УК (систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, занятие бродяжничеством или попрошайничеством). Если последствия, предусмотренные диспозициями названных норм, не наступили по не зависящим от виновных обстоятельствам, то их действия могут быть квалифицированы по ч. 3 ст. 30 и по ст. 150 либо ст. 151 УК.

Согласно п. 42 Постановления Пленума ВС РФ от 01.02.2011 N 1: «В случае совершения преступления несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности, лицо, вовлекшее его в совершение преступления, в силу части 2 статьи 33 УК РФ несет уголовную ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения.

Действия взрослого лица по подстрекательству несовершеннолетнего к совершению преступления при наличии признаков состава указанного преступления должны квалифицироваться по статье 150 УК РФ, а также по закону, предусматривающему ответственность за соучастие (в виде подстрекательства) в совершении конкретного преступления».

2. В ч. 2 комментируемой статьи предусмотрена повышенная уголовная ответственность за совершение данного преступления родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего. Субъектом указанных действий могут быть как физиологические родители (отец, мать), так и усыновители несовершеннолетнего. Кроме того, к уголовной ответственности могут быть привлечены родители, которые были лишены родительских прав. Частью 2 настоящей статьи предусмотрено привлечение к уголовной ответственности педагога, а также и того лица, которое в отношении несовершеннолетнего выполняет воспитательные функции (воспитатель детского дома, учитель в школе, тренер спортивной секции, в которой занимается несовершеннолетний, и пр.). Под иными лицами следует понимать также любых фактических воспитателей несовершеннолетнего (опекуна, попечителя, отчима, мачеху, дедушку, бабушку, взрослых братьев и сестер). Однако ответственность в данном случае может наступить для указанных лиц только тогда, когда у несовершеннолетнего отсутствуют родители или если родители лишены родительских прав, а законом на них возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетних. Лица, выполняющие воспитательные функции в детских учреждениях, за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления могут быть лишены права занимать эти должности.

3. В ч. 3 комментируемой статьи предусматриваются в качестве квалифицированных признаков объективной стороны преступления применение насилия, а также угроза применения насилия.

Под насилием следует понимать причинение физической боли, избиение, связывание, а также применение физического насилия к другому лицу, жизнь и здоровье которого для него дороги в силу сложившихся взаимоотношений. Нанесение побоев, не влекущих кратковременное расстройство здоровья, полностью охватывается ч. 3 комментируемой статьи и дополнительной квалификации по ст. 116 УК не требует. Если в результате применения насилия несовершеннолетнему умышленно причиняется легкий вред здоровью, либо умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, то действия виновного следует квалифицировать по ч. 3 комментируемой статьи и по соответствующей статье, предусматривающей причинение вреда здоровью (ст. ст. 115, 112, 111 УК). Если насилие совершается в виде истязания, насильственного лишения свободы, похищения потерпевшего, изнасилования, насильственных действий сексуального характера, то содеянное подлежит ответственности по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 комментируемой статьи и соответствующих статей, предусматривающих ответственность за указанные преступления.

Читайте так же:  Как считать пенсию по возрасту

Под угрозой применения насилия следует понимать угрозу нанесения побоев, причинения вреда здоровью различной тяжести, истязания, изнасилования, насильственных действий сексуального характера, похищения либо лишения свободы.

4. Часть 4 комментируемой статьи предусматривает ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в преступление, которое совершается группой, вовлечение в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, либо в совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Под преступной группой понимается группа лиц по предварительному сговору, организованная группа, преступное сообщество, в которые вовлекается несовершеннолетний. При этом возрастной состав преступной группы для квалификации не имеет значения (группа может состоять исключительно из несовершеннолетних, которыми руководит взрослое лицо, либо состоять из взрослых и несовершеннолетних). Преступление считается оконченным с момента согласия несовершеннолетнего участвовать в преступной группе, независимо от того, совершил ли он преступления в ее составе или не совершил.

5. Для понимания квалифицирующих признаков вовлечения в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления следует обратиться к содержанию ч. ч. 3, 4 ст. 15 УК, предусматривающих данные категории преступлений.

К преступлениям, совершаемым по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, относят преступления, в основе которых лежит неприязнь к лицам, принадлежащим к иной этнической, религиозной или социальной группе либо к лицам иных идеологических или политических взглядов.

stykrf.ru

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления

Объект преступления — основной — совокупность обществен­ных отношений, направленных на обеспечение нормального пси­хофизического и морально-нравственного развития и воспитания несовершеннолетнего, становление его личности. В качестве фа­культативного объекта может выступать здоровье личности, когда вовлечение в совершение преступления сопряжено с применением насилия или угрозой его применения. Потерпевшими от преступ­ления являются лица, не достигшие совершеннолетия, т.е. 18-лет­него возраста, любого пола.

Объективная сторона состоит в вовлечении несовершеннолет­него в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом. Таким образом, в ее содержание включено деяние и способы его совершения. Деяние образует вовлечение не­совершеннолетнего в совершение преступления. Вовлекать озна­чает побуждать, привлекать к участию в чем-нибудь. Таким обра­зом, вовлечение представляет собой действия лица, направленные на побуждение подростка к принятию решения об участии в совер­шении одного или ряда преступлений. Способами вовлечения в совершение преступления согласно диспозиции ч. 1 ст. 150 УК являются обещания, обман, угроза и иные способы.

Обещания — это обязательства виновного предоставить несо­вершеннолетнему какие-либо блага, выгоды за участие в соверше­нии преступления, например, вознаградить, оказать какую-либо услугу ему или его близким, простить долг, посодействовать в ре­шении каких-либо вопросов, оказать покровительство и т.д.

Обман представляет собой введение несовершеннолетнего в за­блуждение. Этот способ часто используется в отношении подрост­ков, которые нередко отличаются доверчивостью, не осведомлены должным образом во многих вопросах, легко поддаются чужому влиянию, авторитету. Обман может выражаться в сообщении не­совершеннолетнему каких-то ложных сведений (например, о том, что планируемое деяние перестало быть преступным; о том, что вещь, которую необходимо изъять, якобы принадлежит лицу, во­влекающему подростка в преступление, и т.д.) либо в умолчании об истине (например, о том, что действие, к совершению которого побуждают подростка, преступно).

Угрозы — оказание психического воздействия на несовершен­нолетнего, обещание ущемить какие-либо его интересы, интересы его близких, причинить им вред. По содержанию угрозы могут быть различными, за исключением обещания применить насилие, поскольку такая угроза выступает в качестве особо квалифициру­ющего признака (ч. 3 ст. 150 УК): это может быть угроза уничто­жить или повредить имущество подростка или его близких, ли­шить их жилья, работы, покровительства, шантаж и др. Реализа­ция угрозы не охватывается составом рассматриваемого преступ­ления и требует дополнительной квалификации при условии, если ее осуществление представляет собой преступное посягательство, например, по ст. 167 УК в случае умышленного уничтожения или повреждения чужого имущества, причинившего значительный ущерб потерпевшему; по ст. 129 УК при распространении клевет­нических измышлений и т.д.

Иной способ — любой способ воздействия на несовершенно­летнего, помимо рассмотренных и названных в ч. 3 ст. 150 УК, например, уговоры, предложение с уверением в безнаказанности в силу малолетства, злоупотребление доверием, разжигание в под­ростке низменных побуждений — зависти, корысти и т.д., месть, дача советов о способе, месте совершения преступления, о путях сокрытия следов и реализации добытого преступным путем, вос­певание преступной романтики и др.

Так, приговором Иркутского облсуда осужден Д. по ст. 210 УК РСФСР (ст. 150 УК РФ) и ч. 3 ст. 117 УК РСФСР (п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ), а также несовершен­нолетние Г. и Н. — по ч. 3 ст. 117 УК РСФСР. В кассационных жалобах Д. и его адвокат просили исключить из приговора обвинение по ст. 210 УК, ссылаясь на то, что несовершеннолетних Г. и Н. он в совершение преступления не вовлекал. Судеб­ная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР приговор в этой части нашла правильным. Из обстоятельств дела видно, что Д., Г. и Н. познакомились возле театра с Ч. и предложили ей погулять по лесу. Во время прогулки Д. уговорил подростков изнасиловать Ч. Они завели ее в подвал дома и, применяя насилие, совершили с ней по очереди половые акты. Предложение и уговоры несовершенно­летнего участвовать в совершении преступления уже образуют состав преступле­ния, предусмотренный ст.210 УК РСФСР (ст. 150 УК РФ), указала Коллегия в своем определении.*

*См.: Сборник постановлений Президиума и определений Судебной Коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. М., 1974. С. 424-425.

Для квалификации деяния по ст. 150 УК в случае вовлечения несовершеннолетнего в совершение конкретного преступления не имеет значения, побуждают несовершеннолетнего совершить пре­ступление самостоятельно либо совместно со взрослыми соучаст­никами. Виновный в обеих ситуациях несет ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления и за участие в конкретном преступлении в роли соисполнителя или иного .соучастника. Если подросток, вовлеченный в совершение преступления, не достиг возраста уголовной ответственности, то взрослое лицо, вовлекшее его, признается посредственным испол­нителем вне зависимости от его фактической роли в содеянном и несет ответственность по ст. 150 УК и соответствующей статье, предусматривающей ответственность за состоявшееся преступное посягательство.

Рассматриваемое преступление является оконченным в момент совершения действий, направленных на вовлечение несовершен­нолетнего в совершение преступления, и совершения подростком хотя бы приготовления к преступлению.

С субъективной стороны преступление характеризуется пря­мым умыслом. Виновный должен осознавать, что вовлекает в со­вершение преступления именно несовершеннолетнего.

Субъект — физическое вменяемое лицо, достигшее 18-летнего возраста.

Часть 2 ст. 150 УК называет квалифицированный вид данного преступления — совершение его родителем, педагогом или иным лицом, на которое законом возложена обязанность по воспитанию несовершеннолетнего, т.е. речь идет о специальном субъекте пре­ступления. Родители — мать, отец, усыновители. Педагоги — лица, занимающие соответствующую должность в образователь­ном или воспитательном учреждении (как государственном, так и негосударственном), на которых лежат обязанности по оказанию воспитательного воздействия на подростка, вовлекаемого в совер­шение преступления (например, классный руководитель в школе, воспитатель в интернате). К иным лицам следует отнести прием­ных родителей, опекунов, попечителей, отчима, мачеху. Перечис­ленные категории лиц авторитетны для подростков, несовершен­нолетние зависимы от них в той или иной степени, зачастую не в состоянии поступить вопреки воле этих лиц, поэтому указанным субъектам проще осуществить процесс вовлечения потерпевшего в совершение преступления.

Читайте так же:  Претензия на ремонт автомобиля по каско

Квалифицирует рассматриваемое деяние также один из спосо­бов вовлечения несовершеннолетнего в преступление, названный в ч. 3 ст. 150 УК, — применение насилия или угроза его примене­ния. Угроза насилием предполагает обещание оказать физическое воздействие на подростка в случае отказа его от совершения пре­ступления в виде нанесения побоев, причинения вреда его здоро­вью любой степени тяжести, истязания, лишения жизни, изнаси­лования, совершения насильственных действий сексуального ха­рактера. Насилие может выразиться в нанесении побоев, вреде здоровью и т.д. Составом рассматриваемого преступления охваты­вается нанесение побоев, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, истязание. Причинение тяжкого вреда здоровью, изнасилование, совершение насильственных действий сексуаль­ного характера, убийство несовершеннолетнего требуют дополни­тельной квалификации по соответствующей статье УК. Реализа­ция угрозы любого содержания выходит за рамки состава и требует самостоятельной квалификации.

Часть 4 ст. 150 УК устанавливает ответственность за рассмат­риваемое преступление, если оно связано с вовлечением несовер­шеннолетнего в преступную группу либо в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, признаки которых определены в ч.4 и 5 ст. 151 УК.

www.bibliotekar.ru

Субъективные признаки вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Кубатбекова А. С.,

Текст научной работы на тему «Субъективные признаки вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления»

4.23. СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ ВОВЛЕЧЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО В СОВЕРШЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Кубатбекова А. С., аспирант Российский университет дружбы народов

Перейти на Главное МЕНЮ Вернуться к СОДЕРЖАНИЮ

Преступлением в уголовном праве признается виновно совершенное общественно опасное деяние. Для того чтобы, раскрыть преступление нужно установить состав преступления, в котором содержатся все признаки преступления указанные в законе. Наибольшие трудности в установлении и оценке представляет субъективная сторона преступления. В отличие от объективной стороны, представляющей собой внешнюю сторону преступления, субъективная сторона выражает внутреннюю его сущность.

Субъективная сторона преступления характеризует отношение сознания и воли субъекта к совершаемому им общественно опасному деянию и его последствиям. Содержание субъективной стороны преступления раскрывается с помощью таких признаков как: вина, мотив, цель и аффект. В совокупности эти признаки дают нам представление о том внутреннем процессе, который происходит в психике лица, совершающего преступление, и отражает связь сознания и воли лица с совершенным им деянием. Выяснение формы вины — важнейшая задача правоохранительных органов. Вина обязательный признак любого преступления, и без вины нет состава преступления. Мотив, цель и аффект являются дополнительными признаками субъективной стороны преступления.

Субъективными признаками любого преступления принято считать признаки, характеризующие субъективную сторону и субъект преступления.

Большинство авторы считают, что преступление, предусмотренное ст. 150 УК РФ совершается с прямым умыслом1. Вовлекающий, с желанием склоняет несовершеннолетнего к совершению преступления, своими конкретными действиями добивается, чтобы это вовлечение состоялось. Исследования в области психологии показывают, что любое действие человека вытекает из потребностей и направляется на осознанную цель2. Цель как философская и психологическая категория, является необходимым элементом психологического содержания волевого действия. Она представляет собой идеальный (мысленный) образ результата, к достижению которого стремиться субъект преступления3. Поэтому сознание индивида реально включает в себя целепологание. Именно цель очерчивает границы действия, и в то же время устанавливает

1 Комментарий к уголовному кодексу РФ / Отв. редакторы Игнатов А. Н., Лебедев В. М., Минязева Т. Ф. — М.: НОРМА, 2005 г.

2 Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. М., 1946. С. 513.

3 Механизм преступного поведения. М.,1981. С.146.

пределы предвидения4. Общепризнанно, что вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления характеризуется, особой общественной опасностью, которая характеризуется умыслом и активным воздействием на сознание и волю несовершеннолетнего, формированием у него устойчивой установки на совершение преступлений.

Мотив (от лат. тоуео -двигаю) означает побудительную причину, повод к какому-либо действию5. В литературе мотив признается исходной побудительной причиной, однако, нет однозначного мнения о том, какие конкретно факторы следует считать двигателями воли человека, а следовательно и мотивами. По степени осознанности различают мотив-влечение, мотив-желание и мотив-цель, более или менее отчетливо осознается лишь мотив-цель. Из сознания уходит чаще всего содержание актуальной потребности6. Установление мотива в случае совершения умышленного преступления является обязательным (ч. 2 ст. 68 УПК РСФСР). По данным А. А. Примаченка «подростки в большинстве случаев вносят элементы своего творчества»7 в совершаемые преступления под влиянием взрослых, выполняют преступные действия с большим усердием.

Поэтому вовлечение несовершеннолетнего в преступление представляет значительную общественную опасность.

Субъектом вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления может только лицо, достигшее 18-летнего возраста т.е. совершеннолетний.

Совершеннолетнее лицо осознает общественную опасность своего антисоциального воздействия на несовершеннолетнего, предвидит возможность совершения несовершеннолетним преступления и желает этого. Поскольку состав вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления является формальным составом, то, естественно, само преступление может быть совершено только умышленно. Умышленный характер преступления подтверждал и Верховный Суд РСФСР. В постановлении Президиума Верховного Суда РСФСР по делу Г. от 11.06.1975 г. сказано: «Ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в пьянство и преступную деятельность наступает только при доказанности умысла на это и совершении действий, свидетельствующих о его реа-лизации»8. Поэтому при рассмотрении дел следует устанавливать, сознавал ли взрослый или допускал, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в преступную или иную антиобщественную дея-тельность»9. Аналогичная рекомендация содержится в ныне действующем постановлении Пленума Верховного Суда РФ №-7 от 14.02.2000 г., в соответствии с ней при квалификации преступления по ст. 150 УК РФ следует устанавливать «осознавал ли взрослый либо

4 Назаренко Г. В. Вина в уголовном праве: Монография. Орел, 1996. С.45.

5 Локшина С. М. Краткий словарь иностранных слов. 9-е изд., испр. — М.: Рус. яз., 1987. С.318.

6 Зелинский А. Ф. Указ.раб. С. 21 -22.

7 Примаченок А. А. Указ.работа. С. 193.

8 Вопросы уголовного права и процесса. С. 254.

9 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР. С. 126.

БИЗНЕС В ЗАКОНЕ

допускал, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления»10.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 150 УК РФ предполагает наличие у взрослого лица прямого умысла на вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность для чего он совершает определенные активные действия, связанные с непосредственным психическим или физическим воздействием на несовершеннолетнего.

Также неоднозначно решается вопрос о виде умысла при вовлечении в уголовно-правовой теории. Ряд авторов, при различной аргументации, считают, что вовлечение возможно только с прямым умыслом. Так, И. Н. Даньшин пишет: «по отношению к вовлечению несовершеннолетних в преступную деятельность возможен только прямой умысел. Виновный в данном случае сознает общественно опасный характер своего действия, предвидит причинение существенного вреда общественному порядку и желает наступления этих последствий»11. Также утверждает Н. И. Трофимов: «если интеллектуальный момент умысла характеризуется достоверным или предположительным знанием виновного о несовершеннолетии вовлекаемого и если, сознавая это, он все же склоняет или подготавливает подростка к совершению преступления, то волевой момент умысла заключается в желании вовлечь несовершеннолетнего в преступную деятельность»12. Как видим, отличие состоит, в первую очередь в содержании волевого момента умысла: первый автор, допуская материальный характер состава вовлечения, говорит о желании виновным последствий, второй, утверждая о формальном характере данного состава, переносит волевой момент с последствий на действие. Другие исследователи13 утверждают, что вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления возможно с прямым и косвенным умыслом. Наличие косвенного умысла объясняется переносом такого его элемента как допущение с последствий на само деяние, если авторы рассматривают состав вовлечения как формальный, либо в случае признания состава материальным допускается возможность не желания, но сознательного допущения последствий в виде совершения преступления несовершеннолетним.

Читайте так же:  Сказка с разрешением конфликтов

Для уяснения ситуации необходимо сделать несколько предварительных теоретических замечаний. Мы говорили, что состав вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления является формальным составом. Поскольку последствия вовлечения не включены в объективную сторону состава пре-

10 См. п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 14.02.00 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. №. 4. С. 10.

11 Даньшин И. Н. Указ. соч. С. 159.

12 Трофимов Н. Содержание умысла лица, вовлекающего несовершеннолетних в преступную деятельность // Советская юстиция. 1970. № 16. С. 24-25.

13 Былинкина А., Гуковская Н. Активизировать борьбу с вовлечением «несовершеннолетних в преступную деятельность». Социалистическая законность. 1970. № 26. С. 25; Борьба с вовлечением несовершеннолетних в преступную деятельность. С. 93; Примаченок А. А. Совершенствование уголовно-правовой системы мер борьбы с правонарушениями несовершеннолетних / Под ред. М. А. Ефимова. Ми., 1990. С. 193; Яценко С.С. Указ. Соч. С. 151.

ступления, говорить об отношении к ним лица, совершившего преступление, в рамках субъективной стороны состава преступления не приходится. Необходимо помнить, что субъективная сторона деяния должна, во всяком случае, коррелировать с его объективной стороной, поскольку субъективная сторона — есть отражение признаков объективной стороны преступления в сознании виновного. Совпадение объемов предметного содержания вины и реально совершенных действий условие квалификации преступления как оконченного. Поскольку конструктивным элементом объективной стороны в составе вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления является только действие по вовлечению, то в рамках субъективной стороны конструктивным может быть только отношение к этому действию. Анализ ст. 25, 26 УК РФ показывает, что в рамках вины психическое отношение к действию может быть представлено лишь осознанием или неосознанием его общественно опасного характера. Поскольку вовлечение — умышленное преступление, то отношение виновного к действию представлено в нем только осознанием его общественной опасности. Попытки исследователей включить в содержание умысла при вовлечении (как и при любом другом преступлении с формальным составом) в качестве волевого момента желание совершить определенное действие, неосновательны и по форме, и по существу. Во-первых, желание совершить определенное действие не включено в формулу умысла и неосторожности самим законом. Во-вторых, желание совершить определенное действие — свидетельство свободы воли виновного, отсутствие которой исключает уголовную ответственность. Поэтому трудно в рамках уголовно-правовых отношений и теоретически, и практически представить ситуацию, при которой лицо, осознавая общественно опасный характер своего действия, совершает его, не желая его совершать. Если лицо осознает опасность своего действий и совершает его, значит, оно желает его совершить; если лицо, осознавая опасность действия, не желает его совершения, оно его и не совершает. Таким образом, конструкция умысла для формальных составов преступлений включает в себя только процесс осознания общественно опасного характера совершаемого деяния.

Общественная опасность — категория объективная, но она наполняется специфическим содержанием при совершении различных преступлений, а потому для установления умысла необходимо установить сознание определенного характера общественной опасности. В случае вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления она определяется, во-первых, возрастом вовлекаемого, во-вторых, характеристикой действий, которые совершает субъект преступления, в-третьих, характеристикой действий, в совершение которых он вовлекает несовершеннолетних. Эти объективные признаки, отражаясь в сознании вовлекающего, составляют предметное содержание субъективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 150 УК РФ.

Характер и объем осознания виновным факта несовершеннолетия вовлекаемого подлежит выяснению в ходе предварительного следствия и в судебном заседании. К. К. Кусниденов указывает, что для квалификации вовлечения в преступную деятельность необхо-

димо установить, что взрослый знал или предвидел несовершеннолетие вовлекаемого14.

Однако и в период действия прежнего УК РФ, и в современных условиях, четко обозначена и другая позиция, в соответствии с которой точное знание взрослым возраста вовлекаемого лица является обязательным условием квалификации его действий по вовлечению как преступных.

В частности, Н. Бабий, К. Сперанский говорят о необходимости достоверного знания вовлекателем возраста вовлекаемого. Применительно к составу вовлечения несовершеннолетних в пьянство Н. Бабий пишет: «отсутствие осознания факта несовершеннолетия спаиваемого лица не позволяет говорить об умышленной целевой деятельности, а, следовательно, и о вовлечении несовершеннолетнего в пьянст-во»15. К. К. Сперанский, поддерживая это высказывание, говорит, что «особенность субъективной стороны вовлечения несовершеннолетних в преступную и иную антиобщественную деятельность как раз в том и состоит, что взрослый в качестве объекта преступного посягательства выбирает лицо, не достигшее совершеннолетия, и это обстоятельство должно охватываться умыслом виновного»; и далее: «нам представляется, что вина в вовлечении несовершеннолетних в преступную и иную антиобщественную деятельность должна включать в себя факт достоверной осведомленности взрослого о несовершеннолетнем возрасте вовлекаемого лица»16. Именно эту позицию поддержал Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 7 от

14. 02. 2000 г., указав в п. 8: «если взрослый не знал о несовершеннолетии лица, вовлеченного им в совершение преступления, он не может привлекаться к ответственности по ст. 150 УК РФ».

Важно отметить, что судебная практика также неоднозначно решает вопросы об установлении осознания виновным возраста вовлекаемого лица. В большинстве случаев судьи придерживаются правила о необходимости установления точного знания виновным возраста вовлекаемого.

Так, приговором Асбестовского федерального суда от 09.06.2000г. рассматривалось уголовное дело по обвинению Касанова Л. В. которого был оправдан по ст. 150 УК РФ. Он обвинялся в вовлечении в совершении кражи несовершеннолетнего Хальзина. На предварительном следствии вопрос о том, знал ли Касьянов о возрасте Хальзина, не исследовался. В ходе судебного разбирательства Касьянов пояснил, что он не знал, что Хальзина несовершеннолетний. Учитывая изложенное, суд оправдал Касанова Л. В. по ст. 150.УК РФ17.

С субъективной стороны — совершеннолетний должен осознавать, что вовлекаемый в преступление -несовершеннолетний, т.е. должен предвидеть и желать вовлечь в преступление именно несовершеннолетнего. Только при доказательстве всех вышеуказанных признаков субъективной стороны наступит уголовная ответственность.

14 Кусниденов К. К. Указ. Соч. С. 15. 201 Бабий Н.А. Указ.

cyberleninka.ru


Обсуждение закрыто.