Ук экономические статьи

Ук экономические статьи

Преступления в сфере экономической деятельности

Экономические преступления – это деяние, признающееся противозаконным и приносящее материальный ущерб лицам, организациям, государству. Такие поступки довольно частое явление и проявляются в различных отраслях народного хозяйства. Чаще всего это – обман покупателей и ведение предпринимательской деятельности незаконным путем.

Характеристика

Экономическая преступность имеет характерную черту – все заранее планируется и осуществляется умышленно. Но иногда могут совершаться по неосторожности. Данные действия могут характеризоваться незаконным проникновением в одну из экономических сфер. В итоге появляется вероятность возникновения негативных последствий для всех участников рыночной деятельности. К примеру, нередко возникают правонарушения в сфере торговли.

Экономические преступления влияют негативно на бизнес в целом. Как итог – стабильность работы нарушается, компания становится финансово неустойчивой. Фирму становится легко разорить.

Классификация

Всю преступную деятельность можно разделить на следующие виды:

  • разрушение общественных отношений, что мешает качественной финансово-экономической деятельности, проявляется как вмешательство в формирование государственного бюджета, деятельность рынка ценных бумаг и кредитные отношения;
  • разрушение предпринимательских отношений приводит к незаконному вмешательству в частную деятельность;
  • посягательство на частные материальные блага.
  • Все это относится к правонарушениям, которые наказываются в соответствие с главой 22 УК РФ.

    Признаки экономических преступлений

    Отнести проступок к экономическим правонарушениям возможно только в случае, если:

  • имеется нарушение нормативных требований;
  • обнаружены ошибки в заполнении документов, причем установлено, что имелся умысел;
  • вся документация предоставляется несвоевременно или с большим опозданием;
  • имеются неустойки, штрафы, осуществляется переоценка (часто ошибочная) всех материальных ценностей;
  • установлено нарушение процесса производства;
  • некоторые работники нарушают закон и не обращают внимания на предупреждения от руководства;
  • владелец организации либо его работники приобретают ценности, цена которых значительно больше зарплаты.
  • Способы правонарушений

    Рыночная экономика существует многие годы, за это время преступники придумали множество способов обогащения за счет сотрудников или партнеров по бизнесу. Другие пытаются присвоить себе государственную собственность, но при этом не хотят понимать, что это экономическое преступление, которое преследуется по закону.

    Рассмотрим виды мошеннических схем:

    • Формальная инвентаризация проводится тем, кто имеет возможность к доступу на склад. Суть заключается в том, что учитывается только часть товара, при этом на самом деле его нет.
    • Технологический процесс может нарушаться для сокрытия неучтенки или недостачи. Например, при производстве кисломолочных продуктов уменьшается жирность.
    • Списание – это довольно частый способ сокрытия объема товаров. В документах указывается намного больше списанных товаров, чем на самом деле было.
    • Приписки – это приписывание работ, которые на самом деле не были выполнены, либо осуществлялись, но гораздо в меньшем объеме, чем было сделано.
    • Пересортица осуществляется с целью сокрытия недостачи либо излишков. Проводится все таким образом: в одну партию товара включаются изделия разного качества. Но в документации все отображается как будто это товар одного сорта.
    • Подделка документации – это материальный подлог. То есть, на бумаге отображается одно, а на деле осуществляется совсем другое.

    Любые финансовые махинации, экономические преступления влекут за собой ответственность. Какая именно мера будет применятся – решится во время судебного делопроизводства. К примеру, если предприниматель обманывает покупателей, то ему грозит лишение свободы с конфискацией собственности, лишение права занимаемой должности в организации. В некоторых случаях нарушителям удается отделаться штрафными санкциями.

    Если ИП открыл свое дело, но не имеет на это лицензии, то он может быть привлечен к административной ответственности.

    Рассмотрим подробней, что грозит за экономический проступок в соответствии с главой 22 УК РФ.

    cabinet-lawyer.ru

    Статьи Уголовного кодекса, по которым осуждают бизнесменов

    Проект об экономической амнистии, инициированный президентом Владимиром Путиным, был внесен в Госдуму в прошлый вторник. Документ предлагает освободить от наказания в виде лишения свободы — независимо от назначенного срока — впервые осужденных по 27 статьям Уголовного кодекса России, связанным с предпринимательской деятельностью, в том числе и по 159-й статье («мошенничество»). Для применения амнистии подозреваемый или обвиняемый должен вернуть имущество или возместить убытки потерпевшим. Подробнее >>

    Глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева: «Это очень хорошо, если хоть кто-то будет освобожден от заключения. Но обязательное условие — что готов возместить ущерб Тогда значит надо, чтобы человек признал свою вину, и все равно выплатит тому, кто на него наезжает, то, что от него требуют. Это не решение вопроса, потому что у нас очень часто экономические преступления — это совершенно высосанные из пальца, выдуманные требования к людям, которые никоим образом никакого ущерба не нанесли». Эксперты о том, кого должна коснуться амнистия, и как она будет воспринята в обществе >>

    Лидер КПРФ Геннадий Зюганов: «В принципе, это решение правильное, потому что есть люди, которые допустили ошибку или просчет или которые раскаялись и готовы возместить ущерб, которые не участвовали в крупных аферах. В тюрьме редко кто перевоспитывается. Но надо, чтобы этим решением не прикрылись те, кто является откровенным жуликом и нанес государству огромный ущерб». Реакция политиков на призыв Владимира Путина объявить экономическую амнистию >>

    Версия 5.1.11 beta. Чтобы связаться с редакцией или сообщить обо всех замеченных ошибках, воспользуйтесь формой обратной связи.

    © 2018 МИА «Россия сегодня»

    Сетевое издание РИА Новости зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 08 апреля 2014 года. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-57640

    Учредитель: Федеральное государственное унитарное предприятие «Международное информационное агентство «Россия сегодня» (МИА «Россия сегодня»).

    Главный редактор: Анисимов А.С.

    Адрес электронной почты Редакции: [email protected]

    Телефон Редакции: 7 (495) 645-6601

    Настоящий ресурс содержит материалы 18+

    Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

    Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

    Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

    Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

    На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

    Читайте так же:  Жалобы на лук

    Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.
  • Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

    Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

    Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты [email protected]

    В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.
  • Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

    В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

    ria.ru

    Состав преступления — бизнес

    Очередная либерализация экономической части УК бесполезна, пока обвинение предпринимателям утяжеляют за счет «бандитской» 210-й статьи

    В понедельник Тверской суд Москвы рассмотрит вопрос о продлении ареста братьям Магомедовым и третьему фигуранту «дела Суммы» — ​Артуру Максидову. Рассчитывать на изменение меры пресечения обвиняемым особо не приходится. Ведь теперь им вменяются не только экономические преступления (а у нас сейчас сезонная оттепель по отношению к «экономическим»), следствие утяжелило обвинение за счет 210-й статьи — ​«Организация и участие в деятельности преступного сообщества». То есть преступным сообществом названа группа компаний «Сумма», и теперь все, кто там работал, от гендиректора до уборщицы, могут быть признаны членами преступного сообщества и привлечены к уголовной ответственности.

    Тут нет гротеска, так работает логика следствия, причем и в отношении самих Магомедовых. В деле «Суммы» семь эпизодов хищений, и ни в одном случае у следствия нет доказательств причастности к ним самих бенефициаров. Но при наличии 210-й статьи это и не нужно: достаточно будет доказать, что другие лица, входившие в ОПС «Сумма», воровали бюджетные деньги и мошенничали, а поскольку «Сумма» только мимикрировала под крупнейшую частную компанию, а в действительности была не более чем преступным сообществом, то и его организаторы должны быть наказаны. Никто же не сомневается, что Магомедовы создали «Сумму»? Ну вот.

    Наиболее близкий, в том числе и по степени общественного резонанса, пример — ​это дело Сугробова. Там следствие тоже не могло доказать, что генерал лично отдавал преступные приказы, но если закон нарушали его подчиненные, а все вместе они входили в преступное сообщество, то и он — ​виновен. Причем более других.

    Сама по себе эта уголовная статья кажется мне избыточной. Важно ведь, совершал ли человек конкретное преступление, а делал ли он это умышленно или нет, один или в группе лиц — ​важные обстоятельства преступления, но никак не его суть.

    Я не юрист, но тем не менее убежден, что 210-я статья никогда не должна применяться в контексте совершения экономических преступлений. Потому что у нас и без того любая экономическая (а заодно и политическая, чего уж там) деятельность криминализована. Любое ваше слово может быть использовано против вас, а любое экономически значимое действие образует состав преступления.

    Это в нашей практике, кстати, не новелла. Давайте вспомним дело ЮКОСа, где Ходорковский украл вообще всю нефть, добытую компанией. Я вот ни секунды не сомневаюсь, что если бы следствие по этому делу шло сейчас, то в обвинение непременно добавили бы и 210-ю статью. Но тогда она еще не успела войти в моду. По статистике, в 2013 году по этой статье было осуждено 98 человек, в 2014-м — ​уже 163, а в 2015-м — ​209. И уже тогда появился экономический уклон. В 2016 году на завтраке «Деловой России» ведущий научный сотрудник НИИ Генпрокуратуры Павел Агапов говорил, что «нет коммерческой организации, которая не попадала бы под 210-ю статью».

    Ну да, там, где больше трех человек собираются, чтобы заработать денег, — ​там уже преступное сообщество. Достойный ответ теоретиков правоохранительной деятельности на концепцию государства как «стационарного бандита» Олсона.

    Магомедовы, надо сказать, создали преступное сообщество, отличавшееся особым цинизмом и совершавшее свои преступления исключительно в тех сферах, которые были признаны государством приоритетными. «Сумма», например, строила порт Зарубино (это евразийский транспортный коридор) и эталонный стадион к чемпионату мира в Казани, Магомедов инвестировал в Hiperloop (и всерьез планировал затащить проект в Москву) и в хоккейный клуб «Адмирал». В общем, усиленно маскировал «преступную» деятельность под патриотическую.

    Карательная система всегда стремится к экспансии, и это уже задача политиков: держать ее в рамках приличия. Тем более что именно сейчас российское государство могло хотя бы сделать вид, что у нас тут можно заниматься крупным бизнесом и при этом не лишиться собственности, не сесть в тюрьму. Ведь на фоне западных санкций и повышенного внимания британских и американских, а также европейских властей к имуществу россиян, наконец-то появился реальный шанс вернуть часть капиталов на родину. Тем более что формально для этого была подготовлена база: и налоговая амнистия, и законодательство по деофшоризации и, что самое главное, меры по защите от необоснованного уголовного преследования. За эту часть работы отвечал Верховный суд, и результаты видны на уровне статистики: в 2017 году количество приговоров по экономическим преступлениям сократилось на треть, и только четверть из них предусматривает реальное лишение свободы.

    Читайте так же:  Заявление на бытовую технику

    Но, во‑первых, такие резонансные дела, как дело братьев Магомедовых, такую системную работу дезавуируют. Во-вторых, если «довешивать» «экономическим» бандитскую 210-ю статью, то вся кампания по очередной либерализации норм УК, которую анонсировал на Совете судей Вячеслав Лебедев, тоже даст очень ограниченный результат.

    Тогда и вместо возвращения капиталов мы получим их усиленный отток, как это уже происходит сейчас. С 23 марта (до ареста Магомедовых оставалась неделя) Центробанк прогнозировал минус 19 миллиардов долларов по итогам 2018 года. И если Россия по-прежнему будет опасным местом для денег, они продолжат убегать даже в ставшую агрессивной западную среду.

    www.novayagazeta.ru

    Экономические преступления хотят вывести из уголовного поля

    К 2025 году в стране самым радикальным образом должна измениться уголовная политика. В проекте концепции, подготовленной Центром стратегических разработок (ЦСР) Алексея Кудрина, предусмотрен отказ от лишения свободы за экономические преступления, максимальное использование альтернативных видов наказания за нетяжкие преступления и приведение уголовного законодательства в соответствие с современными требованиями. Речь идет в первую очередь о преступлениях, связанных с новыми технологиями. «Известиям» удалось ознакомиться с проектом документа, который будет обнародован на следующей неделе.

    Блоки, касающиеся изменения уголовной политики и модернизации пенитенциарной системы, — часть общей программы развития России, которую разрабатывает ЦСР. Авторы документа — сотрудники факультета права Высшей школы экономики и МГУ.

    Стратегических этапов развития и реализации уголовной политики — три. Первый (2017–2018 годы) предполагает гуманизацию уголовного законодательства и практики его применения, второй (2019–2021 годы) — систематизацию уголовно-правового поля, третий (2022–2025 годы) — новую пенализацию.

    О том, что реформа давно назрела, эксперты говорят давно. По данным на 2015 год, в России было 646 тыс. заключенных (включая находящихся в исправительных и воспитательных колониях, СИЗО и тюрьмах). А процент рецидивов преступлений за последние 10 лет вырос, по некоторым экспертным оценкам, с 30 до 70%.

    — В концепции есть рациональные предложения. Например, разгрузка СИЗО. Ведь сейчас судьи продолжают с подачи следствия и прокуратуры сажать людей. Часто по формальным основаниям. В том числе и тех, кто не совершал насильственные преступления, — считает директор Института прав человека и один из авторов концепции модернизации пенитенциарной системы Валентин Гефтер.

    Ранее «Известия» писали об исследовании, проведенном ЦСР. В нем была проанализирована картина законотворчества в сфере уголовного права за последние два года. Из 140 законопроектов, направленных на изменения в уголовном праве, 88% предусматривали усиление уголовной ответственности и только 12% — смягчение.

    Инициаторы реформы уголовной политики предлагают уйти от репрессивных тенденций в уголовном законотворчестве и двигаться в сторону гуманизации. Один из авторов документа — заведующий кафедрой уголовного права и криминалистики НИУ «Высшая школа экономики» профессор Геннадий Есаков считает, что в обществе есть очевидная неудовлетворенность состоянием дел в этой сфере.

    — Она имеет самые разные причины. Это и вопросы судоустройства, и уголовной политики в целом. То, что мы разработали, является частью мозаики — отдельно от общей картины этот документ рассматривать нельзя. Допустим, завтра то, что предложено, решат воплотить в жизнь. Это окончится провалом, если воплощать лишь этот кусочек. Всё обязательно нужно рассматривать в общем комплексе необходимых России преобразований. И главное из них, — считает Есаков, — реальная судебная реформа.

    В случае принятия концепции первые изменения коснутся экономических преступлений. Документ предполагает принципиальный и полный отказ от лишения свободы за них. А в качестве базового наказания предлагается введение штрафа, кратного размеру причиненного ущерба.

    — Несколько лет назад была такая же инициатива со стороны уполномоченного по правам предпринимателей. Суть была такова: если обвиняемый в совершении экономического преступления возместит в кратном размере причиненный им ущерб, он будет освобождаться от уголовной ответственности. Инициатива была хорошая, но она не сработала потому, что сегодня обвиняемому проще, не платя громадных сумм, согласиться на признание себя виновным и получить условный срок, — пояснил Геннадий Есаков. — Эту систему можно точечно перенастроить, предложив человеку несколько ступенчатых альтернатив и сохранив при этом норму об освобождении от уголовной ответственности. Ступенчатая альтернатива в этом случае означает, что он может освободиться от уголовной ответственности, выплатив кратную сумму ущерба государству. Если человек на это не согласится, в качестве базовой инициативы можно предложить кратный штраф. Только в том случае, если он откажется, будет не в состоянии платить либо будет уклоняться от уплаты, можно применять наказание в виде лишения свободы.

    По мнению юриста, лишение свободы как вид наказания за экономические преступления бессмысленно.

    — Люди не убивают, не насилуют. Да, они совершают экономическое преступление, но за экономическое преступление надо бить рублем, а не лишением свободы. То, что мы отправляем человека в места лишения свободы, не имеет абсолютно никакого смысла, — считает Геннадий Есаков. С этим тезисом согласен и Валентин Гефтер.

    — Без резкого и качественного снижения тюремного населения до приговора и по приговору, безусловно, ничего не получится. По количеству тюремного контингента мы почти впереди планеты всей. При том, что уже снизили этот показатель с 1 млн до 630 тыс. человек, — отметил Валентин Гефтер. — Но это всё равно очень много. А главное, сейчас нет денег на нормальное содержание заключенных. Ненормально, по-гулаговски, мы уже не можем содержать: заставлять работать, жить в бараках, землянках. Мы уже ушли от этого. Но и создать для заключенных человеческие условия — это большие расходы для бюджета. Сейчас ФСИН по цифре бюджетных расходов на шестом месте среди всех ведомств и даже опережает Минздрав.

    Читайте так же:  Последние главы преступление и наказание

    Если говорить о конкретных шагах, которые предложены в документе ЦСР, то в ближайший год мы можем ожидать ряда поправок в Уголовный кодекс. Например, ст. 56 УК РФ («Лишение свободы на определенный срок») предлагают дополнить положением, согласно которому «при наличии смягчающих наказание обстоятельств и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств наказание в виде лишения свободы не может превышать половины максимального предела санкции, предусмотренной статьей особенной части настоящего кодекса за совершенное преступление».

    Появятся и новые статьи, имеющие отношение к новым преступлениям, связанным с технологиями.

    — Естественно, придется дополнять Уголовный кодекс, потому что здесь много пробелов. Появляются новые технологии, новые преступления. Законодатели частично пытаются решить эти проблемы, но с налета это очень непросто сделать, — пояснил Геннадий Есаков. — Например, ввели ст. 159.6 УК РФ («Мошенничество в сфере компьютерной информации»). С введением этой статьи сложностей в квалификации преступлений только прибавилось. Возникли проблемы ее разграничения со статьями о компьютерных преступлениях, проблемы, связанные с описанием признаков внутри этой статьи, — многословие законодателей часто играет не на руку правоприменительным органам.

    Авторы документа подчеркивают, что их предложения пока что не вылились в законопроекты. Но это вопрос технический.

    — Поправок в УК, оформленных в виде проекта федерального закона, нет — они есть в тексте нашего документа, который лежит в ЦСР и еще будет обсуждаться. Но перевести их на язык УК — дело недельной работы. Конкретные предложения, связанные с конкретными статьями, существуют, просто они не оформлены, — пояснил Геннадий Есаков.

    Готовы ли судьи к гуманизации всей системы? На этот вопрос дали ответ социологи.

    — Есть очень интересные социологические исследования, которые доказывают, что достаточно показать судьям общий тренд — государство желает смягчать наказания, — и судьи сами его будут смягчать, — утверждает Геннадий Есаков.

    А Валентин Гефтер утверждает, что готовы к переменам и многие сотрудники ФСИН.

    — Отношение, конечно, разное. Пару лет назад во Владимире на базе юридического института ФСИН проходило большое совещание — обсуждение трудовой сферы. Участвовали и представители ФСИН, и уполномоченный по правам человека. Приехали люди, которые занимаются производством внутри «земли ФСИН», — с Севера. И я убедился, что очень много нормальных, понимающих людей, хотя и находящихся в определенной системе координат, а не просто эксплуататоров рабского труда осужденных, — рассказал Валентин Гефтер. — Я понял, что с ними можно обсуждать эти проблемы, эти люди готовы измениться, модернизировать и себя, и систему, в которой они работают. Взаимоотношения «тюрьма — рынок» — это всё требует внутренней переделки мозгов. Но всё же такие новые, выросшие после советской власти люди есть.

    iz.ru

    Пресс-конференция главы ФИФА Джанни Инфантино

    Экономические преступления: законы станут мягче 99 месяцев назад

    «Экономические» статьи УК модернизируют

    Председатель Следственного комитета при прокуратуре (СКП) РФ Александр Бастрыкин в интервью «Российской газете» высказал мнение, что на фоне серьезных опасений предпринимателей за инвестиции в России необходимо модернизировать положения Уголовного кодекса о преступлениях в сфере экономики, передает ИТАР-ТАСС.

    В частности, по его словам, согласно данным компании PricewaterhouseCoopers, «от экономических преступлений в России прямо или косвенно пострадали в ушедшем году около 71% всех имеющихся у нас компаний». «Это хуже, чем в предыдущий год, на 12%. И на 30% больше, чем в странах Центральной и Восточной Европы», — заметил Бастрыкин.

    «У иностранных инвесторов в нашей стране по-прежнему вызывает страх, что у них незаконно отнимут активы. Об этом заявили 64% опрошенных иностранных инвесторов, а 48% опасаются коррупции», — привел он данные обзора.

    По его мнению, для создания привлекательного инвестиционного климата в России наряду с модернизацией экономики необходимо и совершенствование уголовного законодательства. По его словам, в 2010 году запланирована разработка концепции модернизации уголовной политики в сфере экономики. «На основе этой концепции мы подготовим конкретные предложения по совершенствованию уголовного законодательства. Концепция могла бы включать несколько принципиальных положений», — отметил он. В частности, по его убеждению, «надо определить круг преступлений, которые в современных условиях утратили прежнюю общественнуюопасность. Их надо отнести к разряду небольшой тяжести, где штраф будет основной мерой наказания. А те, которые утратили общественную опасность, вообще перенести из Уголовного в Административный кодекс».

    В то же время, уверен глава СКП, «необходимо выявить опасные, но еще не криминализированные, как мы говорим, деяния в различных отраслях и институтах экономики. В том числе на финансовом рынке, в корпоративном управлении, в использовании инсайдерской информации, в антимонопольной политике, в банковской деятельности, во внешнеэкономической деятельности, особенно там, где речь идет об использовании компаний, зарегистрированных в офшорах, мягко скажем, «с низким уровнем прозрачности».

    По его мнению, «нужно внимательно посмотреть нормы, которые говорят об антимонопольной политике, о рынке ценных бумаг, об отношениях, возникающих в связи с банкротством и внешним управлением. Необходимо отнести к разряду тяжких и особо тяжких те преступления, которые прямо или косвенно посягают на экономическую безопасность государства».

    «Туда же добавить дела особой сложности и повышенной коррупциогенности. Их предполагается передать следователям Следственного комитета при прокуратуре РФ», — добавил он.

    «Для нас важно создание эффективных правовых механизмов взаимодействия Следственного комитета при прокуратуре РФ с органами, осуществляющими функции регулирования и контроля соответствующих отраслей экономики. В том числе посредством заключения с ними межведомственных соглашений о сотрудничестве», — подчеркнул Бастрыкин.

    «В частности, для нас важно взаимодействие с такими ведомствами, как Банк России, Минфин, Федеральная служба по финансовым рынкам, антимонопольная служба, Росфинмониторинг и другие. Нужен постоянный мониторинг эффективности применения вновь введенных и усовершенствованных уголовно-правовых норм и их оперативная корректировка в случае необходимости», — считает он.

    «Ведь суть уголовного наказания заключается не только и не столько в каре за содеянное, сколько в восстановлении социальной справедливости. А самое главное — в предупреждении новых преступлений как самим осужденным, так и другими», — добавил глава СКП России.

    Он уверен, что «нельзя приравнивать убийц и насильников к лицам, совершившим преступление экономической направленности». Если для насильственных преступлений главным должно стать «репрессивное начало уголовного закона, установление жестких наказаний и лишении свободы, вплоть до высшей меры наказания», то за экономические преступления, считает он, «по возможности должны преобладать наказания, не связанные с лишением свободы».

    www.vesti.ru


    Обсуждение закрыто.