Свобода и закон доклад

Свобода и закон доклад

Свобода человека в обществе

Свобода человека в обществе

В современных условиях и условиях ускоренного развития цивилизации роль личности в обществе становится все значительнее, в связи с этим все чаще возникает проблема свободы и ответственности личности перед обществом.

Первая попытка обоснования точки зрения объяснения взаимосвязи свободы и необходимости ее признания их органической взаимосвязи принадлежит Спинозе, который определил свободу, как осознанную необходимость.

Развернутая концепция диалектического единства свободы и необходимости с идеалистических позиций была дана Гегелем. Научное, диалектико-материалистическое решение проблемы свободы и необходимости исходит из признания объективной необходимости как первичного, а воли и сознания человека — как вторичного производного.

В обществе свобода личности ограничивается интересами общества. Каждый человек — индивид, его желания и интересы не всегда совпадают с интересами общества. В этом случае личность под воздействием общественных законов должна поступать в отдельных случаях так, чтобы не нарушать интересов общества, в противном случае ему грозит наказание от имени общества.

В современных условиях, в эпоху развития демократии проблема свободы личности становится все глобальнее. Она решается на уровне международных организаций в виде законодательных актов о правах и свободах личности, которые в настоящее время становятся в основу любой политики и тщательно охраняются.

Однако не все проблемы свободы личности решены в России и во всем мире, так как это одна из самых тяжелых задач. Личности в обществе на данный момент исчисляются миллиардами и каждую минуту на земле сталкиваются их интересы, права и свободы.

Неразделимы и такие понятия как свобода и ответственность, так как свобода не вседозволенность, за нарушение чужих прав и свобод личность несет ответственность перед обществом по закону, принятому обществом.

Ответственность — это категория этики и права, отражающая особое социальное и морально-правовое отношение личности к обществу, человечеству в целом. Построение современного общества, внедрение сознательного начала в социальную жизнь, приобщение народных масс к самостоятельному управлению обществом и историческому созиданию резко увеличивает меру личной свободы и одновременно социальной и моральной ответственности каждого.

В праве гражданская, административная и уголовная ответственность устанавливается не формальным путем выяснения состава преступления, но и с учетом воспитания правонарушителя, его жизни и деятельности, степени сознания вины и возможности исправления в дальнейшем. Это сближает правовую ответственность с моральной, то есть осознание индивидом интересов общества в целом и в конечном счете понимания законов поступательного развития истории.

Соблюдение прав и свобод личности и ответственность перед законом за совершенное преступление — является одним из признаков правового государства.

Развитие человеческой цивилизации требует и цивилизованного развития права, поэтому возникла концепция правового государства как определяющая любую государственность. Прошло время правового беспредела, когда права и свободы личности ничем не гарантировались и не защищались. Общество имеет новые пути правового обустройства человека, который будет уверен в завтрашнем дне, будет смело идти по жизни.

Правовое государство гарантирует личности его права и свободы и их правовую защиту — важнейший принцип. Следующий принцип — подчинение только закону и деятельность на основании закона, принятого обществом в условиях полной демократии.

Правовое государство является своего рода сочетанием свободы и ответственности, когда человек полностью свободен в моральном и правовом смысле с одной стороны, а за совершение преступления наступает ответственность — с другой стороны.

Правовое государство и народовластие — это неразделимые понятия, управление и самоуправление народных масс, подотчетность выборных органов своим избирателям и смена этих органов при несправлении с возложенными на них обязанностями и задачами, нарушением ими закона.

Правовое государство предполагает закрепление интересов личности на первом месте, устраняет неравноправие наций, ставит на одну линию мужчину и женщину, создает все условия для абсолютного равенства всех членов общества перед законом независимо от происхождения, положения в обществе.

Конституция России поставила интересы личности на первое место. Первоочередная задача для правоохранительных органов — охрана личного, государственного и общественного имущества, установила статус личности, гарантии прав и свобод. Это подчеркивает возрастающую роль личности в современных условиях для ее развития в обществе.

works.doklad.ru

Идея права как идея свободы

1.Понятие свободы «от» и своды «для»

2.Понимание свободы и права философами в разные века

3.Свобода и право в понимании современной зарубежной философской мысли

Проблема свободы является центральной в философском и правовом учении о человеке. Через идею свободы можно осмыслить практически все правовые проблемы. В этом и состоит интерес к теме . Целью моей работы есть рассмотрение взлядов на свободу и право разных мыслителей в разные времена. В частности хотела бы обратить внимание на умозаключения Аристотеля, Епикура, Канта, Гегеля и др. на эти вопросы.

Свобода есть важнейший конституирующий фактор определения права. Не превратив право в реальный и действенный инструмент свободы и свободного творчества людей, не сделав его фактором защиты самоуправления прав и свобод личности и гражданина, нельзя построить демократическое гражданское общество, так как право – это прежде всего юридическая свобода личности. Термин «свобода» связан как раз со спецификой бытия человека, в том числе и правового, отличающего его от всего остального мира. Право – это всеобщая и необходимая форма свободы людей. Какой-либо другой формы бытия и выражения свободы в общественной жизни, кроме правовой, человечество до сих пор не изобрело. Сущность права по Г. Гегелю, состоит в том, что наличное бытие вообще есть наличное бытие свободы. Следовательно, право есть, вообще свобода как идея.

Нет проблемы, которая так бы глубоко проникала в метафизическую высь и в тоже время имела огромное практическое значение, как проблема свободы. Каждый интерпретирует свободу по-разному. Бесспорной остается только ее роль в определении природы человека, его сущности и существования.

Разговоры о свободе интересны людям, которые стремятся к свободе и уважают свободу других, ведь свобода как состояние незаметна. В тоже время результатом многочисленных дискуссий на эту тему есть формирование разнообразных дефиниций и философских течений.

1. Во-первых, целесообразно отделять «юридическую» свободу от «фактической». Во-вторых, следует учесть условный характер разделения на «внутреннюю» и «внешнюю» свободы. В-третьих, нужно выделять два типа свободы: свободу «от» (негативную свободу) и свободу «для» (позитивную свободу). Правовая свобода является формальным разрешением совершать определенные действия, не побаиваясь, отвечает ли это разрешение действовать реальной возможности. Фактическая свобода чаще всего понимается как ничем не ограниченное выявление – «что хочу то и делаю». Юридическая свобода содержит в своей основе свободу выбора. При этом свободой называется, во-первых, сам факт выбора, а во-вторых – непредсказуемость того, что именно индивид выберет. И чем больше он имеет выбора, тем более имеет свободы. Однако феномен свободы не может быть возведен к свободе выбора. В структуру свободы индивида выбор входит как момент и элемент рядом с «внутренней» свободой и свободой, что включают у себя два основных компонента: чувственный и рациональный. Сама ситуация выбора – еще не свобода, а только предпосылка свободного действия. Нужно отметить, что «внутренняя» свобода – это не спрятанная, не подпольная свобода. Это реально обнаруженная свобода в смысле освобождения человека внутри себя от кандалов собственных стереотипов и внутренних страхов. «Внешняя» свобода допускает поиск ограниченных средств и форм ограничений. Такими могут выступать не только юридические законы запрещающего характера, но и сам факт сосуществования множества индивидов с их общественными правами и свободами. Согласно мнения Гегеля, ни один человек не имеет идеи о собственной свободе, если она не имеет идеи о свободе других и социальной связи между собой и другими. Ни один человек, не имея четкой идеи о собственной свободе, не имеет и четкой идеи о свободе других и связи между этими свободами.

Читайте так же:  Fallout 4 как поставить разрешение 1280x1024

Свобода личности как право, по словам Л.Глухарёвой, имеет негативное и позитивное содержание. Свобода «от» (негативная свобода) выступает в мире, в котором индивид имеет определенную зону выбора идей и действий без возможности натолкнуться на ограничение и репрессии. Свобода действий – не самоцель, а условие саморазвития человека. Негативная свобода – это мятеж духа против необходимости, естественного закона. Когда человеку невмоготу нарушить законы природы внешней, упразднить причинные связки между явлениями, то он может упразднить законы собственного тела [2, с.60]. В негативном значении право на «свободу от…» имеет изоляционный оттенок, который значит, что человек требует определенных ограничений от политического, экономического, идеологического и другого вмешательства общества, государства, других личностей в его дела. Это – требование против любого насилия и принужденных способов организации общественной жизни, она организуется с помощью привлечения к ответственности каждого за нарушения чужой свободы.

Свобода «для», или позитивная свобода, делает возможным действие в соответствии с собственной системой ценностей и собственных целей. С такой позиции свобода рассматривается как обязательное условие и составляющая успеха в достижении определенного блага, которое не запрещено законом [9, с. 73]. В определенных исторических условиях, в которых люди имеют значительную степень свободы, они так или иначе отказываются от нее в интересах авторитарной власти, для того, чтобы увеличить возможность достижения собственных целей. Это разновидность замены теоретически возможного практически осуществленным. Поскольку позитивная свобода имеет первоочередное значение, такая замена, выдается разумно. Реальные формы побега от свободы случаются достаточно редко.

Право – необходимое условие осуществления свободы свободных граждан в обществе. Но если человек хочет быть свободным, он должен ограничить свою свободу фактом свободы других, а это и есть собственно правовое отношение. Право есть нечто святое уже потому, что оно является выражением идеи свободы, идеи законопорядка в жизни общества. По самой своей сути право может быть реальным и продуктивно проявлять себя лишь там, где есть свобода: при тоталитарном режиме действует не право, а пресловутая политическая целесообразность, т.е. произвол. Опасаясь открытого судебного разбирательства своих политических противников, тоталитаризм создает закрытые формы расправы. Только подлинное право, обеспечивая человеку свободу действия, в то же время обеспечивает защиту от произвола и рядовому гражданину, и «правящим верхам».

В каждом государстве издаются и действуют юридические нормы, представляющие собой веление власти и имеющие целью поддерживание справедливого общественного порядка. Эти законы предписывают, что можно делать и от чего надо воздерживаться. Свод законов – это «библия свободы народа»: без законов не бывает порядка. Как говорил Цицерон, мы должны быть рабами законов, чтобы быть свободными. Там, где кончается закон, там начинается произвол. Не быть подчиненным никакому закону, говорил Г.Гейне, значит быть лишенным самой спасительной обороны: законы должны нас защищать не только от других, но и от самих себя. При этом незнание закона не освобождает от необходимости его исполнять. Но сами по себе неплохие законы, не обеспеченные юридическим механизмом реализации, остаются мертвой буквой: действительное право есть то, которое заключает в себе условия своего осуществления, т.е. ограждения себя от неосуществления или преступного игнорирования. Закон сам по себе не действует; действуют лишь конкретные люди со всеми их индивидуальными особенностями [5, с.602 — 603].

2.Проблема свободы не нова: она была предметом пристального внимания и осмысления сотни и даже тысячи лет. По справедливому замечанию Ю. Г. Ершова, «богатство мировой цивилизации в правовой и политической теории и практике создавалось разными народами на протяжении тысячелетий ». Каждый общественно-политический тип прав был шагом вперед на пути освобождения личности. И тем не менее не приходиться удивляться, что в определениях права, которые фигурируют в энциклопедиях, словарях, популярных юридических изданиях начисто исчезают понятия свободы, справедливости, независимости, неподопечности — самые важные для определения общего смысла правовой нормы. Еще совсем недавно (XIX в.) Г. Гегель писал: «Ни об одной идее нельзя с таким полным правом сказать, что она неопределенна, многозначна, доступна величайшим недоразумениям и потому действительно им подвержена, как об идее свободы, и ни об одной не говорят обычно с такой малой степенью понимания ее».

Мыслители античности источником права считали природу вообще, нормы естественного права выводили из особенностей природы о человеке. Так, Аристотель учил, что свобода означает, с одного бока, попеременно с другими принимать участие во власти, с другого – возможность жить согласно своим желаниям. С его личных слов, «составляющей частью свободы есть возможность попеременно руководить и быть руководимым». Право Аристотель называл «политическим правом», которое частично природное и частично условное. Природное – имеет везде одинаковое значение и зависит от его признания или непризнания. Условное право – это волей установленное право. [3, с. 107]

Читайте так же:  228 часть 2 удо

Эпикур придал большого значения проблеме индивидуальной свободы. Свобода человека, по его мнению, — это ее ответственность за разумный выбор своего способа жизни. Свобода определяется путем определения того, что зависит от нас и не подлежит никакому господину.

Эпикур определял право как договор людей между собой про их общую пользу и безопасность. Через понятия «договора» он выражает желания людей, усведомленное самоопределение людей [1, с. 184].

Христианское средневековье в основу права положило разум Божий. Суть учения Августина Блаженного состоит в следующем: он говорил о том, что первые люди до грехопадения обладали свободной волей: могли не грешить. Но Адам и Ева дурно использовали эту свободу и после грехопадения потеряли ее [5, с. 84].

Настоящим открытием стала либеральная доктрина, развитая в XVII – XVIII ст. Подтверждением прогрессирующих мышлений известных философов и юристов стало закрепление автономии личности в юридических актах. В трактовке Дж. Локка «свобода людей, находящихся под властью правительства, заключается в том, чтобы иметь постоянное правило для жизни, общее для каждого в этом обществе и установленное законодательной властью, созданной в нем: это – свобода следовать моему собственному желанию во всех случаях, когда этого не запрещает закон, и не быть независимым от постоянной, неопределенной, неизвестной самовластной воли другого человека». В этих словах философа мы видим обоснование правового принципа индивидуальной свободы человека, пониманием им взаимосвязи свободы и закона в государственном состоянии. Он подчеркивает необходимую внутреннюю связь между свободой и правом, свободой и законом: «Несмотря на всевозможные лжетолкования, целью закона является не уничтожение и не ограничение, а сохранение и расширение свободы. Ведь во всех состояниях живых существ, способных иметь законы, там, где нет законов, там нет и свободы».

Свое представление о политической свободе в ее отношении к государству высказал также Ш.Л. Монтескье, подчеркивая, что «в государстве, т.е. в обществе, где есть законы, свобода может заключаться лишь в том, чтобы иметь возможность делать то, чего должно хотеться, и не быть принуждаемым делать то, чего не должно хотеться…Свобода есть право делать все, что дозволено законами. Если бы гражданин мог делать то, что этими законами запрещается, то у него не было бы свободы, так как то же самое могли бы делать и прочие граждане» [10, с. 161]. Отмечая различные значения, придаваемые слову «свобода», Монтескье в работе «О духе законов» писал: «Нет слова, которое получило бы столько разнообразных значений и производило бы столь различное впечатление на умы, как слово «свобода». Одни называют свободой легкую возможность низлагать того, кого наделили тиранической властью; другие — право избирать того, кому они должны повиноваться; третьи — право носить оружие и совершать насилие; четвертые — видят ее в привилегии состоять под управлением человека своей национальности или подчиняться своим собственным законам. Некий народ долгое время принимал свободу за обычай носить длинную бороду. Иные соединяют это название с известной формой правления, исключая все прочие'» [4, с.222].

Какой-либо другой формы бытия и выражения свободы в общественной жизни людей, кроме правовой, человечество до сих пор не изобрело. Да это и невозможно ни логически, ни практически. Так же невозможно, как и другая «арифметика», где бы дважды два равнялось не четырем, а пяти или чему-то другому.

Выдающиеся ученые конца XVIII — начала XIX веков ставили вопрос о свободе совершенно иначе. Всестороннее исследование понятия свободы в немецкой классической философии было представлено И.Кантом, который, как правильно подмечено в литературе, «оказался первым из немецких мыслителей, который определил право не просто через понятие юридической свободы, но и через понятие свободы именно в философском смысле».

Законодательство, ограничивающее свободу слова и выражения мнения

Свобода мысли и слова — гарантируемое статьей 29 Конституции РФ право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Однако за последние годы был принят целый ряд законов, серьезно ограничивших это конституционное право граждан. В 2012 году было возвращено уголовное наказание за клевету (Федеральный закон от 28.07.2012 N 141-ФЗ). В июне 2013 года были приняты поправки об ужесточении ответственности «за оскорбление чувств верующих» вплоть до уголовной ответственности и лишения свободы (ФЗ от 29.06.2013 N 136-ФЗ). Было принято несколько законов, предусматривающих ответственность за идеологически опасные, с точки зрения государства, высказывания. При этом, как отмечают эксперты, в них содержатся юридически неопределенные понятия и формулировки, предполагающие очень широкое толкование и создающие опасность злоупотреблений при правоприменении. К этим законам относятся: закон, криминализующий публичные призывы к сепаратизму (ФЗ от 28.12.2013 N 433-ФЗ); закон, запрещающий пропаганду символики организаций, сотрудничавших с группами, организациями, движениями или лицами, признанными преступными либо виновными в совершении преступлений в соответствии с приговором Международного военного трибунала (ФЗ от 4.11.2014 N 332-ФЗ); закон о «реабилитации нацизма» – ответственность за отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала, и распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, совершенные публично (ФЗ от 5.05.2014 N 128-ФЗ). Эксперты отмечают, что перечисленные законы ограничивают возможность общественных или исторических дискуссий по спорным территориальным вопросам, затрудняют работу историков и журналистов, изучающих события Второй мировой войны и высказывающих альтернативные точки зрения.

В Марий Эл председателя правозащитной организации «Человек и Закон» Ирину Потасову вызвали в Роскомнадзор для составления протокола из-за отсутствия маркировки «иностранный агент» на странице организации в фейсбуке.

monitoring.mhg.ru

СВОБОДА ИНФОРМАЦИИ

Большой юридический словарь. — М.: Инфра-М . А. Я. Сухарев, В. Е. Крутских, А.Я. Сухарева . 2003 .

Смотреть что такое «СВОБОДА ИНФОРМАЦИИ» в других словарях:

Свобода информации — Свобода информации понятие, используемое для обозначения группы прав и свобод, включая свободу выражения убеждений (свобода слова), свободное функционирование средств массовой информации (свобода печати), право общества на получение от… … Википедия

СВОБОДА ИНФОРМАЦИИ — (freedom of information) Свободный доступ граждан к информации, содержащейся в официальных документах правительства. В Соединенном Королевстве он крайне ограничен. Документы органов местного самоуправления становятся доступными в течение… … Политология. Словарь.

СВОБОДА ИНФОРМАЦИИ — в конституционном праве понятие, охватывающее целую группу прав и свобод: свободу слова (свободу выражения мнений), свободу печати и иных средств массовой информации, право на получение информации, имеющей общественное значение, свободу… … Юридическая энциклопедия

Читайте так же:  Прокурор в трудовом споре

свобода информации — — [http://www.iks media.ru/glossary/index.html?glossid=2400324] Тематики электросвязь, основные понятия EN freedom of information … Справочник технического переводчика

СВОБОДА ИНФОРМАЦИИ — в конституционном, праве понятие, охватывающее группу прав и свобод: свободу слова (свободу выражения мнений), свободу печати и иных СМИ, право на получение информации, имеющей общественное значение, свободу распространения информации любым… … Энциклопедия юриста

СВОБОДА ИНФОРМАЦИИ — в конституционном праве понятие, охватывающее целую группу прав и свобод: свободу слова (свободу выражения мнений); свободу печати и иных средств массовой информации; право на получение информации, имеющей общественное значение; свободу… … Профессиональное образование. Словарь

СВОБОДА ИНФОРМАЦИИ — в конституционном праве понятие, охватывающее целую группу прав и свобод: свободу слова (свободу выражения мнений), свободу печати и иных средств массовой информации, право на получение информации, имеющей общественное значение, свободу… … Энциклопедический словарь экономики и права

свобода информации — в конституционном праве понятие, охватывающее целую группу прав и свобод: свободу слова (свободу выражения мнений), свободу печати и иных средств массовой информации, право на получение информации, имеющей общественное значение, свободу… … Большой юридический словарь

Свобода информации — (freedom of information), принцип, согласно к рому информация, имеющаяся в распоряжении нац. пр ва, должна быть открыта для публикации. В большинстве зап. демокр. стран существует закон, требующий, чтобы гос. агентства, а иногда и частные,… … Народы и культуры

Свобода совести — Свобода Базовые понятия Свобода воли Позитивная свобода Негативная свобода Права человека Насилие · … Википедия

dic.academic.ru

Свобода, закон, право.

Свобода, закон, право.

Итак, именно позитивное право оказывается тем нормативно-ценностным регулятором, свой­ства которого прямо (точка в точку) отвечают социальным потребностям, вытекающим из необходимости раскрыть со­зидательный, творческий потенциал свободы и одновремен­но — устранить негативные стороны «постоянного анта­гонизма» (или, по иному выражению Канта, «необщитель­ной общительности»).

Ведь как раз позитивному праву присуща наряду со все­общей нормативностью способность достигать определенности регулирования по содержанию, а также надлежащим образом гарантировать, обеспечивать его, то есть сохранять границы.

Вот здесь-то и раскрывается определяющая роль пози­тивного права в данной сфере социальной жизни. Определяю­щая роль — не в смысле ущемления, лимитации свободы, а в смысле придания ей необходимого качества, при котором про­стор для человеческой активности согласуется с разумом, ду­ховными ценностями и — что не менее важно — с активностью всех других людей, всего человеческого сообщества.

Если рассмотреть в единстве всю цепь кантовских идей («величайшая свобода» — «постоянный антагонизм» — «оп­ределение и сохранение границ свободы» — задача, реали­зуемая при помощи позитивного права), то, надо полагать, не окажется преувеличением предположение о том, что именно Канту принадлежит в полной мере в науке не оце­ненная заслуга наиболее философски фундаментального, строго научного, «математически» точного обоснования не­обходимости, неустранимой закономерности позитивного права в обществе, в жизни людей, развивающихся на своих естественных основах. И потому столь убедительными, в отличие от гегелевско-марксовых суждений, являются его взгляды о единстве «публичного (позитивного) права» и внешнего (публичного) закона», а также характеристика позитивного права и публичного закона, предельно крат­кая, но в высшей степени точная, емкая, достойная того, чтобы в виде дефиниции войти во все учебники по правове­дению, — характеристика, в соответствии с которой пуб­личный закон (позитивное право) определяет «для всех, что им по праву должно быть дозволено или не дозволено»[97].

На мой взгляд, кантовская мысль о свободе и праве находится на уровне тех как будто парадоксальных истин, которые близки по смыслу и видимой парадоксальности к христовым откровениям; свобода в обществе представляет собой не просто простор для произвольного, по вольному усмотрению действований, некий благостный, потребитель­ский дар, а, с философской точки зрения, явление, находя­щееся в тесном единении с разумом, с самой возможностью творчества, проявления созидательной человеческой актив­ности и в этой связи — с позитивным правом, его свойства­ми и достоинствами.

Приведенные определения свободы, построенные на воззрениях Канта, могут быть дополнены суждениями дру­гих великих мыслителей.

Здесь, пожалуй, прежде всего следует сказать о взгля­дах по рассматриваемому вопросу Шеллинга. В них, во взгля­дах Шеллинга, есть ключевой пункт, который нельзя упускать из виду. Если позитивное право через свое предназначение «определять и сохранять границы» становится необходимым для свободы, дающей простор «постоянному антагонизму», то оно не может быть случайным, неустойчивым и зыбким, не преграждающим путь произволу эгоистических влечений и не зависящим от какой-либо иной объективной необходи­мости. Вот что пишет на этот счет Шеллинг: «Для самой сво­боды необходима предпосылка, что человек, будучи в своем действований свободен, в конечном результате своих дейст­вий зависит от необходимости, которая стоит над ним и сама направляет игру его свободы. Посредством моего свободно­го действования для меня должно возникнуть также нечто объективное, вторая природа, правовое устройство»[98].

Эти мысли философа о «второй природе», характери­зующие назначение права в отношении свободы, окажутся весьма существенными для итоговых положений по филосо­фии права, и мы к ним еще вернемся. Сейчас надо, пожалуй, лишь взять на заметку то обстоятельство, что, по Шеллингу, миссия права по «определению» и «сохранению» свободы не сводится к одному только установлению для нее ограничений (так подчас, как видно из вышесказанного, комментиру­ются соответствующие слова И. Канта) — она состоит в том, что должно быть надлежащее правовое устройство общест­ва и это правовое устройство (позитивное право), опреде­ляющее и обеспечивающее свободу, должно существовать как «вторая природа» и в таком качестве, наряду со всем другим, направлять игру свободы человека.

Наиболее последовательно и жестко, задав такого рода тональность на будущее, идею нераздельности свободы и по­зитивного права сформулировали и другие великие мыслите­ли эпохи Просвещения. Определяя свободу как величайшую человеческую ценность, противостоящую произволу власти, они настойчиво подчеркивали, что свобода — тогда свобода, когда она выражена в законе и реализуется, обеспечивается, защищается юридическими механизмами позитивного права.

Ш. Монтескье писал в своем труде «О духе законов»: «В государстве, т. е. в обществе, где есть законы, свобода может заключаться лишь в том, чтобы иметь возможность делать то, что должно хотеть, и не быть принужденным делать то, чего не должно хотеть»; и в качестве общего вывода: «Свобо­да есть право делать то, что дозволено законом»[99].

fil.wikireading.ru


Обсуждение закрыто.