Ст 1381 ук комментарий

Ст 1381 ук комментарий

Содержание:

Ст 1381 ук комментарий

Статья 1381. Установление приоритета изобретения, полезной модели или промышленного образца

1. Приоритет изобретения, полезной модели или промышленного образца устанавливается по дате подачи в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности заявки на изобретение, полезную модель или промышленный образец.
2. Приоритет изобретения, полезной модели или промышленного образца может быть установлен по дате поступления дополнительных материалов, если они оформлены заявителем в качестве самостоятельной заявки, которая подана до истечения трехмесячного срока со дня получения заявителем уведомления федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности о невозможности принять во внимание дополнительные материалы в связи с признанием их изменяющими сущность заявленного решения, и при условии, что на дату подачи такой самостоятельной заявки заявка, содержащая указанные дополнительные материалы, не отозвана и не признана отозванной.
3. Приоритет изобретения, полезной модели или промышленного образца может быть установлен по дате подачи тем же заявителем в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности более ранней заявки, раскрывающей эти изобретение, полезную модель или промышленный образец, при условии, что более ранняя заявка не отозвана и не признана отозванной на дату подачи заявки, по которой испрашивается такой приоритет, и заявка, по которой испрашивается приоритет, подана в течение двенадцати месяцев со дня подачи более ранней заявки на изобретение и шести месяцев со дня подачи более ранней заявки на полезную модель или промышленный образец.
При подаче заявки, по которой испрашивается приоритет, более ранняя заявка признается отозванной.
Приоритет не может устанавливаться по дате подачи заявки, по которой уже испрашивался более ранний приоритет.
4. Приоритет изобретения, полезной модели или промышленного образца по выделенной заявке устанавливается по дате подачи тем же заявителем в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности первоначальной заявки, раскрывающей эти изобретение, полезную модель или промышленный образец, а при наличии права на установление более раннего приоритета по первоначальной заявке — по дате этого приоритета при условии, что на дату подачи выделенной заявки первоначальная заявка на изобретение, полезную модель или промышленный образец не отозвана и не признана отозванной и выделенная заявка подана до того, как исчерпана предусмотренная настоящим Кодексом возможность подать возражение на решение об отказе в выдаче патента по первоначальной заявке, либо до даты регистрации изобретения, полезной модели или промышленного образца, если по первоначальной заявке принято решение о выдаче патента.
5. Приоритет изобретения, полезной модели или промышленного образца может быть установлен на основании нескольких ранее поданных заявок или дополнительных материалов к ним с соблюдением условий, предусмотренных соответственно пунктами 2, 3 и 4 настоящей статьи и статьей 1382 настоящего Кодекса.

Комментарий к статье 1381

1. Приоритет устанавливает момент, с которого у заявителя исчисляется срок действия исключительного права на изобретение, полезную модель, промышленный образец. Приоритет играет большую роль в установлении факта новизны изобретения, полезной модели и промышленного образца.
Приоритет устанавливается по дате подачи заявки в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности.
2. Приоритет может быть установлен по дате поступления дополнительных материалов, если заявитель оформит их как самостоятельную заявку, однако только при наличии следующих условий:
дополнительные материалы поданы как самостоятельная заявка в течение трех месяцев со дня получения заявителем уведомления от федерального органа о том, что дополнительные материалы изменяют сущность заявленного решения и по этой причине не могут быть приняты во внимание;
на дату подачи самостоятельной заявки заявка, содержащая указанные дополнительные материалы, не отозвана и не признана отозванной.
3. Приоритет изобретения, полезной модели или промышленного образца может быть установлен по дате подачи тем же заявителем более ранней заявки при соблюдении следующих условий:
ранняя заявка раскрывает изобретение, полезную модель, промышленный образец;
ранняя заявка не отозвана и не признана отозванной на дату подачи заявки, по которой испрашивается приоритет по ранней заявке;
заявка, по которой испрашивается приоритет, подана в течение 12 месяцев со дня подачи более ранней заявки на изобретение и шести месяцев со дня подачи более ранней заявки на полезную модель или промышленный образец.
Если приоритет спрашивается по подаваемой заявке, то ранняя заявка считается отозванной. Таким образом, при подаче заявки необходимо сразу испрашивать приоритет по более ранней заявке.
4. Приоритет по выделенной заявке устанавливается по дате подачи первоначальной заявки при соблюдении следующих условий:
на дату подачи выделенной заявки первоначальная заявка не отозвана и не признана отозванной;
выделенная заявка подана до того, как исчерпана возможность подать возражение на решение об отказе в выдаче патента по первоначальной заявке, либо до даты регистрации изобретения, полезной модели или промышленного образца, если по первоначальной заявке принято решение о выдаче патента.
5. В пункте 5 комментируемой статьи предусмотрена возможность установления приоритета на основании нескольких ранее поданных заявок или дополнительных материалов.

grazhdanskiy-kodeks-rf.com

Уголовная ответственность за незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (ст. 1381 УК РФ)

Стырин П.С.
Российский государственный университет правосудия
студент 4 курса

Уголовная ответственность за незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, закреплена в ст. 138 1 УК РФ[1], появившейся сравнительно недавно – 7 декабря 2011 года. Ввиду определенной специфики данной статьи крайне актуально рассмотреть возникающие по поводу неё вопросы, проистекающие из содержания состава преступления, правоприменительной практики и обоснованности оценки общественно опасности данного деяния как столь высокой.

В ч. 1 ст. 14 УК РФ даётся понятие преступления, в которой оно раскрывается как виновно совершённое общественно опасное деяние, запрещённое уголовным законом под угрозой наказания. Из этого следует, что прежде всего необходимо понять, какое именно деяние запрещено ст. 138 1 УК РФ. Для выполнения данной цели следует обратить внимание на объективную сторону преступления, которая заключается в незаконных производстве, приобретении и (или) сбыте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Ограничение свободного оборота специальных и иных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, установлено Указом Президента РФ от 22.02.1992 г. № 179 «О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена» [2], а закрепление государственного регулирования в виде лицензирования такой деятельности, как разработка, производство, реализация и приобретение в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, предусмотрено в п. 2 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 04.05.2011 г. № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» [3].

Данный закон никаким образом не раскрывает понятие специального технического средства, предназначенного для негласного получения информации, и не содержит перечня средств, которые необходимо к ним относить, однако такой перечень содержится в Постановлении Правительства РФ от 12.04.2012 г. № 287 «Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по разработке, производству, реализации и приобретению в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации»[4]. Данный перечень содержит десять специализаций устройств самой различной направленности, объединяющим критерием которых является негласность их использования.

Читайте так же:  Закон об основах гражданской службы

Таким образом, под незаконными действиями, указанными в диспозиции нормы, содержащейся в ст. 138 1 УК РФ, следует понимать действия, связанные с производством, приобретением или сбытом специальных технических средств, совершаемые в нарушение установленного порядка лицензирования данной деятельности.

Теперь, когда установлено, в чём же именно состоит запрещённое деяние, следует обратить внимание на объект рассматриваемого преступления. Исходя из названия главы, в которой находится ст. 138 1 УК РФ, видовым объектом данного преступления являются общественные отношения, связанные с обеспечением конституционных прав и свобод человека и гражданина. Непосредственным объектом выступают общественные отношения, связанные с установленным порядком осуществления указанных в диспозиции нормы действий. Такой позиции придерживается и А.В. Бриллиантов, указывающий, что для данной статьи непосредственным объектом преступления является установленный законом, иными нормативными актами порядок производства, приобретения, сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации[5]. Данные общественные отношения, очевидно, не входят в круг конституционных прав и свобод человека и гражданина.

В описательно-мотивировочной части решений суд, как правило, ссылается на ст. 23 и 24 Конституции РФ[6] , как на те, в которых закреплены нарушаемые преступлением, предусмотренным ст. 138 1 УК РФ, права гражданина [7]. Данные нормы регламентируют права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также закрепляют положения о недопущении сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия. В то же время, действия, составляющие объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 138 1 УК РФ, непосредственно не посягают на данные права, так как не препятствуют их осуществлению. Само по себе производство, приобретение или сбыт технических средств, предназначенных для негласного получения информации, означают не получение информации, а лишь возможность для её получения. В случае, если данные действия совершаются с умыслом на получение данной информации, то их следует квалифицировать как приготовление к соответствующим преступлениям, в которых объектом являются общественные отношения, связанные с охраной определенных сведений или защитой определенной тайны (ст. 137, 138 УК РФ), а если данные действия совершаются без умысла на использование технических средств в целях получения информации, право на тайну которой закреплено в Конституции РФ, то в таком случае конституционные права и свободы человека гражданина никаким образом задеты быть не могут.

В связи с этим фактом возникает вопрос об обоснованности и целесообразности размещения данного состава в гл. 19 УК РФ. В частности, В.А. Новиков указывает на необходимость переноса нормы об ответственности за незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, в гл. 29 УК РФ «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства» [8]. Данная позиция вызывает определённые сомнения в связи с тем, что, по аналогии с привязкой к объекту конституционных прав и свобод человека и гражданина, само по себе совершение действий, указанных в диспозиции ст. 138 1 УК РФ, не наносит вреда видовому объекту уголовно-правовой охраны по гл. 29 УК РФ, и имеет к нему отношение только при наличии умысла на совершение преступлений, предусмотренных статьями данной главы об охране определенных сведений (ст. 275, 276 УК РФ). Однако в таком случае данные действия уже сами по себе будут подлежать квалификации как приготовление к деяниям, предусмотренным вышеуказанными статьями, и необходимости в наличии дополнительного состава нет.

Как указано в ч. 1 ст. 2 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности», целью лицензирования является предотвращение ущерба различным объектам, возможность нанесения которого связана с осуществлением юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями отдельных видов деятельности. Таким образом, лицензирование является способом государственного регулирования предпринимательской деятельности. Позиция о такой роли лицензирования является достаточно распространённой, в частности, её занимает М.В. Суслова [9]. Таким образом, установление ограничений на производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, является методом регулирования предпринимательской деятельности, а регулирование, в свою очередь, является одним из методов управления. Следовательно, наиболее целесообразным представляется поместить рассматриваемый состав в гл. 32 УК РФ «Преступления против порядка управления».

В то же время в этой связи возникает вопрос о том, обосновано ли усмотрение в деянии, предусмотренном ст. 138 1 УК РФ, общественной опасности, достаточной для установления уголовной ответственности за его совершение. По своей природе, как отмечает С.А. Бочкарев, общественная опасность деяния является оценкой того, как определенные действия с высокой степенью вероятности причиняют ущерб интересам общества [10]. Для абсолютного большинства деяний, связанных с осуществлением лицензируемой деятельности без лицензии, установлена административная ответственность (ст. 7.3, 13.3, 14.1.2 и др. КоАП РФ[11]). Отделённый от конституционных прав и свобод человека и гражданина как объекта уголовно-правовой охраны, состав преступления, предусмотренного ст. 138 1 УК РФ, оказывается в одном ряду с другими немногими посягательствами, в которых деяние заключается в совершении действий без лицензии (к примеру, ст. 222, 228, 235 УК РФ). Но для этого нет достаточных оснований, поскольку подобные деяния создают прямую угрозу жизни и здоровью людей, а применительно к рассматриваемому преступлению о подобном говорить не приходится.

В связи с изложенным представляется необходимым декриминализовать деяние, предусмотренное ст. 138 1 УК РФ, установив за его совершение административную ответственность.

[1] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

[2] Указ Президента РФ от 22.02.1992 г. № 179 «О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена» // Российская газета. 1992. 16 марта.

[3] Федеральный закон от 04.05.2011 г. № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» // Собрание законодательства РФ. 2011. № 19. Ст. 2716.

[4] Постановление Правительства РФ от 12.04.2012 г. № 287 «Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по разработке, производству, реализации и приобретению в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации» // Собрание законодательства РФ. 2012. № 16. Ст. 1885.

[5] См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный): в 2 т. / под ред. А.В. Бриллиантова. М, 2017. С. 499.

[6] Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 г.) // Собрание законодательства РФ. 2014. № 31. Ст. 4398.

[8] См.: Новиков В.А. Дискуссионные аспекты определения границ видового объекта преступлений, предусмотренных главой 19 УК РФ // Журнал российского права. 2016. № 4. С. 101-108.

[9] Суслова М.В. Назначение института лицензирования предпринимательской деятельности // Вестник Южно-Уральского государственного университета. 2013. № 3. С. 112-113.

[10] Бочкарев С.А. О природе общественной опасности преступления // Бизнес в законе. 2009. № 5. С. 155-159.

[11] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1. Ст. 1.

femida-science.ru

Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (ст. 1381 УК РФ): о сужении основания уголовной ответственности посредством «Неоднократности» Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Коростелев Владимир Сергеевич

В статье обосновывается, что в нынешней редакции норма статьи 1381 УК РФ носит характер «конвейерной» и «формальной» по аналогии с нормами административного права. Учитывая формальный состав преступления, выносится на обсуждение научного сообщества возможность дополнения статьи 1381 УК РФ признаком « неоднократности ». Равным образом предугадываются возможные спорные моменты квалификации преступлении при такой модернизации нормы уголовного закона.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Коростелев Владимир Сергеевич,

Текст научной работы на тему «Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (ст. 1381 УК РФ): о сужении основания уголовной ответственности посредством «Неоднократности»»

Вестник Самарской гуманитарной акалемии. Серия «Право». 2015. № 1-2 (17)

Читайте так же:  Салмышская нотариус

НЕЗАКОННЫЙ ОБОРОТ СПЕНИАЛЬНЫХ ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ, ПРЕДНАЗНАЧЕННЫХ ДЛЯ НЕГЛАСНОГО ПОЛУЧЕНИЯ ИНФОРМАНИИ (ст. 1381 УК РФ): О СУЖЕНИИ ОСНОВАНИЯ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПОСРЕДСТВОМ «НЕОДНОКРАТНОСТИ»

В статье обосновывается, что в нынешней релак-иии норма статьи 1381 УК РФ носит характер «конвейерной» и ««формальной» по аналогии с нормами алминистративного права. Учитывая формальный состав преступления, выносится на обсужление научного сообщества возможность лополнения статьи 1381 УК РФ признаком «неолнократности». Равным образом прелугалываются возможные спорные моменты квалификаиии преступлении при такой молер-низаиии нормы уголовного закона.

Ключевые слова: неолнократность, негласное получение информаиии, спеииальные технический срел-ства, преступления против конституиионных прав и свобол человека и гражланина.

Уголовный закон Российской Федерации дополнен статьей 1381 УК РФ Федеральным законом от 17 ноября 2011 г. № 420-ФЗ, продублировавшей в отдельную статью УК РФ 1996 г. диспозицию ч. 3 ст. 138 УК РФ, параллельно утратившей силу. Достаточно редкий случай воплощенной в жизнь простой перестановки «нормы» в тексте закона, предложениями о чем пестрят научные публикации.

Прошло почти пять со вступления в силу этого законодательного акта, статья обросла и самостоятельным доктринальным толкованием (сохранившим преемственность и с комментариями к ст. 138 УК РФ), и обрела свою практику под новое численное обозначение статьи. И, что примечательно, в русле общей тенденции перманентных изменений и дополнений в УК РФ 1996 г., статья 1381 УК РФ, описывающая

Коростелёв Владимир Сергеевич

кандидат юридических наук доцент кафедры уголовного права и процесса Самарский

по сути приготовление к совершению подлинно общественно-опасных действий, совершенных по ч. 1 и ч. 2 ст. 138 УК РФ «Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан», своих новелл не нашла.

Высший пилотаж юриста — это уметь обходиться в достижении государственной задачи и (или) частного интереса, не прибегая к предложениям о законодательных корректировках той или иной нормы права, включая уголовного. Тем не менее иногда эти изменения напрашиваются сами собой, даже если со строго-юридического аспекта законодательный текст представляется выдержанным.

А какие же законодательные изменения и дополнения в ст. 1381 УК РФ уже опубликованы правоведами?

Разумеется, это, в первую очередь, юридические маневры систематизаци-онного характера: «Изложенное, в свою очередь, позволяет согласиться с авторами, которые предлагают нормы, устанавливающую ответственность за незаконный оборот СТСНПИ, переместить из гл. 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» в гл. 24 «Преступления против общественной безопасности» УК РФ»»1. Из этого же разряда, например, предложение: «В соответствии с теми видовыми объектами преступлений, которые выделены в Особенную часть УК РФ, норму об ответственности за незаконный оборот СТС перенести в главу 29 УК РФ — преступления против основ конституционного строя и безопасности государства, присвоив ей номер 2832»2.

Уточнение предмета посягательства, обусловленное самой спецификой законодательного обособления нормы в ст. 1381 УК РФ, само собой также фигурирует в публикациях научного толка, притом встречаются и абстрактные формулировки, не наполненные конкретными пропозициями: «Применительно к анализируемому составу преступления предлагаем на законодательном уровне закрепить определение технических средств и соответственно обозначить основные критерии, которые бы позволили относить их к специальным техническим средствам»3.

Наконец, научная литература наполнена и предложениями о расширительной текстуальной доработке ст. 1381 УК РФ. Это и творческие новеллы по сужению основания уголовной ответственности в ст. 1381 УК РФ: «. Необходимо устранить это противоречие путем установления ответственности за такие элементы оборота СТСНПИ, как изготовление и реализация, заменив

1 Подгорная Н. В. К вопросу непосредственного объекта незаконного оборота специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации // Актуальные проблемы уголовной и уголовно-процессуальной политики Российской Федерации. Омск, 2014. С. 85—86.

2 Новиков В. А. Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации: объект преступления и место в системе Особенной части УК РФ // Расследование преступлений: проблемы и пути их решения. № 2. 2015. С. 58.

3 Радченко О. В., Габеев С. В. Проблемы квалификации незаконного оборота специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации // Вестник Восточно-Сибирского института Министерства внутренних дел России. 2014. № 3. С. 33.

при этом слово «сбыт» более точным понятием «реализация». Изучение нормативных правовых актов в сфере лицензирования оборота СТСНПИ дает основание полагать, что приобретение. характеризуется обязательной целью последующей реализации. По этой причине необходимо закрепить в тексте ст. 1381 УК РФ указанную цель применительно к незаконному приобретению СТСНПИ»4. В этот же разряд входит и рассуждение о конструировании квалифицированной нормы в ст. 1381 УК РФ: «2. Использование (законное или незаконное) специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации о частной жизни или деятельности юридических лиц с последующим использованием полученной информации в преступных целях.»5.

Иными словами, юристы сосредоточили теоретические усилия на конкретизации признаков состава преступления и расширения их перечня. И можно с уверенностью утверждать, что размышления по поводу качественного содержания нормы не лишены и прикладной пользы, вывод о чем напрашивается из ряда опубликованных судебных приговоров по ст. 1381 УК РФ.

В приговоре Печорского городского суда Республики Коми от 12 февраля 2016 г. по делу № 1-65/2016 действия К. квалифицированы по ч. 3 ст. 30 и ст. 1381 УК РФ. Данный гражданин на сайте в интернет выбрал и оплатил при помощи банковской карты портативный аудио/фото/видеорегистратор с корпусом в виде наручных электромеханических часов, предназначенного для негласного получения визуальной и акустической информации. При этом получить на почте указанное средство К. не удалось, поскольку он был задержан при проведении оперативно-розыскных мероприятий «контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений»6.

Постановлением о прекращении уголовного преследования от 11 декабря 2015 г. № 1-778/2015 индивидуальный предприниматель П. был освобожден от уголовной ответственности по ч. 3 ст. 30 и ст. 1381 УК РФ в связи с деятельным раскаянием. При этом он обвинялся в том, что разместил на сайте объявлений информацию о продаже диктофона, закамуфлированного под USB-флэшнакопитель. Объявление была замечено сотрудниками правоохранительных органов. И П., через менеджера по продажам, попытался сбыть специально е техническое средство за 800 рублей. Однако сбыт произошел в рамках проверочной закупки. И П. был задержан7.

4 Петроченков С. Д. Уголовная ответственность за незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации: автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2013. С. 9.

5 Олефиренко С. П. Уголовно-правовое исследование состояния морального вреда в преступлениях, предусмотренных статьями 138, 138.1 Уголовного кодекса Российской Федерации // Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 5. Право. Вып. 35. С. 93.

6 См.: Приговор Печорского городского суда Республики Коми от 12 февраля 2016 г. по делу № 1-65/2016 [Электронный ресурс] // URL: https://rospravosudie.com/court-pechorskij-gorodskoj-sud-respublika-komi-s/act-514943429/ (дата обращения: 20.03.2016).

7 См.: Постановление о прекращении уголовного преследования от 11 декабря 2015 г. по делу № 1-778/2015 [Электронный ресурс] // URL: https://rospravosudie.com/ court-joshkar-olinskij-gorodskoj-sud-respublika-marij-el-s/act-501774822/ (дата обращения: 20.03.2016).

Приговором Советского районного суда г. Рязани от 11 марта 2015 г. по делу № 1-13/2015 (1-238/2014) Е. осужден по ст. 1381 УК РФ. Е. первоначально разместил объявление интернете о продаже видеорегистратора, закамуфлированного под брелок автомобильной охранной сигнализации за 400 рублей. Данное объявление было замечено оперуполномоченным БСТМ УМВД России по Рязанской области. Была достигнута договоренность о покупке, в рамках которой Е. предварительно получил на электронный кошелек 200 рублей. Развивая свой преступный умысел, Е. приобрел у неостановленного лица указанное специальное техническое средство и после оплаты 201 рубля 53 копеек получил через некоторое время заказ в отделении «Почты России». В конечном счете, Е. после этого сбыл специальное техническое средство, предназначенное для негласного получения информации, лицу в рамках проверочной закупки8.

Читайте так же:  Субсидия 20015

Согласно приговору Фокинского районного суда г. Брянска от 29 февраля 2016 г. по делу № 1-76/2016, К., действия которого квалифицированы по ст. 1381 УК РФ, сначала разово незаконно приобрел шесть единиц специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Затем одно из них, предназначенное для негласного получения акустической информации, он сбыл в помещении торгового центра оперуполномоченному, выступившему в качестве покупателя в оперативно-розыскном мероприятии за денежное вознаграждение9.

Странно, что в последних двух решениях деяние было квалифицировано как оконченное преступление, а не покушение на совершение преступления. Но, к большому сожалению, теперь решить вопрос об однозначности корректности или некорректности такой квалификации нельзя. Этому безумно препятствует изменение позиции Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 г. № 30 применительно к контрольной закупке наркотических средств и психотропных веществ (аналогов, растений), по которому квалификация сбыта при контрольной закупке также ведется как оконченного преступления. Однако основное в другом.

Приведенные сведения из четырех приговоров ярко демонстрируют, что диспозиция ст. 1381 УК РФ позволяет лицам попадать в прицел уголовного закона исключительно за единичные акции.

Налицо все признаки того, что ст. 1381 УК РФ приобретает характер конвейерной наряду со статьями о хищениях (преимущественно, где описываются основные составы преступления) и о фиктивной постановке на учет иностранного гражданина или лица без гражданства по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации. И 110 осужденных лиц за пер-

8 См.: Приговор Советского районного суда г. Рязани от 11 марта 2015 г. по делу № 1-13/2015 (1-238/2014) [Электронный ресурс] // URL: https://rospravosudie.com/ court-sovetskij-rajonnyj-sud-g-ryazani-ryazanskaya-oblast-s/act-469522182/ (дата обращения: 20.03.2016).

9 См.: Приговор Фокинского районного суда от 29 февраля 2016 г. по делу № 176/2016 [Электронный ресурс] // URL: https://rospravosudie.com/court-fokinskij-rajonnyj-sud-g-bryanska-bryanskaya-oblast-s/act-517459454/ (дата обращения: 20.03.2016).

вое полугодие 2015 г. не такая уж и маленькая цифра за оборот технических средств в мире, насыщенном средствами фиксации (смартфонами, наручными часами с фотокамерами и т. п.)10. Сам по себе «формализм формального» состава преступления в ст. 1381 УК РФ вообще роднит его больше с составами административных правонарушений или дисциплинарных проступков.

Радикально привлекать к уголовной ответственности за деяние, носящее по своей сути характер «приготовления», по сути «случайных людей», «любопытных людей», «энтузиастов», «людей, фактически не знающих закон», «людей, решивших получить разовый дополнительный доход». Однако переработка нормы уголовного закона путем указания на «цель посягательства» не лучший выход. Она приведет к противодействию правоохранительных органов возбуждению уголовных дел по мотиву невозможности доказать цель посягательства. Нетрудно предположить на основании практики рассмотрения вопросов о возбуждении уголовных дел по иным статьям УК РФ, что на дослед-ственных проверках в объяснениях лица, вероятно причастного к обороту по смыслу ст. 1381 УК РФ, с большой долей уверенности, специальная цель будет отрицаться. Опубликованный в научной литературе вариант дополнения уголовного закона «целью посягательства» выльется при реализации, скорее, в искусственном усложнении, утяжелении нормы, чем в позитивных итогах, устроивших бы в конкретной работе и представителей правоохранительных органов и адвокатское сообщество.

Однако действительно невыносимую для цивилизационного общества устойчивость преступного поведения, оценку потенциальные преступные и иные противоправные намерений и, как следствие, «компенсацию неконструирования цели посягательства как конституирующего признака состава преступления» можно проследить сквозь призму «способа посягательства», в частности, неоднократности совершения деяния. Она позволит и держать действительно асоциальных лиц или лиц, настроенных на совершение иных преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина, в поле зрения правоохранительных органов и минимизировать случаи обретения «судимости» людьми, не заслуживающих это с моральной точки зрения.

Однако, прежде чем прописывать новую редакцию ст. 1381 УК РФ с учетом дополнения «неоднократностью», стоит обговорить потенциальные трудности квалификации неоднократно совершаемого незаконного оборота специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

И еще одно небольшое уточнение. В аспекте «приобретения» и «сбыта» сужение «неоднократностью» основания уголовной ответственности по ст. 1381 УК РФ с абсолютной долей уверенности трудностей квалификации не вызовет. В свою очередь, действие «производство», совершенное неоднократно, может спровоцировать дилемму. Ведь согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о

10 Сводные статистические сведения о состоянии судимости в России за 1 полугодие 2015 года [Электронный ресурс] // URL: http://cdep.ru/index.php?id=79&item=3212 (дата обращения: 20.03.2016).

преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» производство в ст. 2281 УК РФ — это действия, направленные на «серийное получение», то есть априори «неоднократные». С другой стороны, действию «производство» по ст. 2281 УК РФ противопоставлено действие «изготовление» в ст. 228 УК РФ. В ст. 1381 УК РФ и ближайших по правовой природе статьях нет контрсвязки «производство» и «изготовление». Соответственно под производством специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, можно понимать в самом деле разовое изготовление. Исходя из сказанного, «неоднократное производство» можно будет трактовать «неоднократным изготовлением». Не совсем стандартной аргументацией этого можно счесть и отсутствие самой по себе постановки проблематики в этом русле в комментариях к УК РФ 1996 г. Например, Н. Г. Кадников все толкование свел к девяти словам: «Производство предполагает изготовление любым способом указанных специальных технических средств»11.

Соответственно уголовный закон предусмотрел вариант и квалификации как единого преступления «производства и сбыта», а равно «приобретения и сбыта». Вопрос: в какой комбинации здесь будет возможна «неоднократность»? Требуется ли, чтобы два и более раза было совершено и производство, и сбыт? Или возможна ли квалификация как неоднократного случая только факта совершения двух и более раз одновременно и приобретения, и сбыта? Полагаю, что признак «неоднократности» будет срабатывать при квалификации при совершении двух и более раз хотя бы одного действия из связок «производство и сбыт» и «приобретение и сбыт». В противном случае будет не только недочет квалификации в соответствии с нормой и духом уголовного закона, но губительные для уголовного процесса провалы, при котором невозможность доказать совершение двух и более раз второго действия из связки не позволит привлечь к справедливой уголовной ответственности лицо.

Руководствуясь, вышеизложенным, предлагаю изложить абзац первый ст. 1381 УК РФ в следующей редакции:

«Незаконные производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, если это деяние совершено неоднократно, — ».

1. Новиков В. А. Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации: объект преступления и место в системе Особенной части УК РФ // Расследование преступлений: проблемы и пути их решения. № 2. 2015. С. 56—58.

2. Олефиренко С. П. Уголовно-правовое исследование состояния морального вреда в преступлениях, предусмотренных статьями 138, 138.1 Уголовного кодекса Российской Федерации // Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 5. Право. Вып. 35. С. 90—94.

11 Комментарий к Уголовному кодексу: научно-практический / под ред. С. В. Дьяковой, Н. Г. Кадникова Доступ из СПС «Консультант+» (дата обращения: 20.03.2016).

3. Петроченков С. Д. Уголовная ответственность за незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации: автореф. дис. . канд. юрид. наук. Москва, 2013. 20 с.

4. Подгорная Н. В. К вопросу непосредственного объекта незаконного оборота специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации // Актуальные проблемы уголовной и уголовно-процессуальной политики Российской Федерации. Омск, 2014. С. 82—86.

5. Радченко О. В., Габеев С. В. Проблемы квалификации незаконного оборота специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации // Вестник Восточно-Сибирского института Министерства внутренних дел России. 2014. № 3. С. 26—33.

cyberleninka.ru


Обсуждение закрыто.