Справедливость наказания означает что

Справедливость наказания означает что

Принцип справедливости

Соблюдению принципа справедливости всегда придавалось особое значение при реализации норм уголовного права. Статья 6 УК гласит: «1. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т. е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. 2. Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление».

Принцип справедливости представляет собой обобщающее этическое начало в уголовном праве. От него неотделимы все иные принципы и основные положения уголовного права: законности, равенства перед уголовным законом, неотвратимости ответственности, дифференциации ответственности и индивидуализации наказания. В отличие от понятия справедливости в уголовном судопроизводстве, которое связано с обоснованностью осуждения, в уголовном праве справедливость рассматривается в основном в аспекте выбора и назначения наказания, его вида и меры. Применение к разным людям, совершившим одинаковые преступления, одного и того же наказания несправедливо, так же как и применение одинакового наказания к одинаково характеризующимся лицам, но совершившим разные преступления. Поэтому принцип справедливости представляет собой комплекс юридических и нравственных элементов в системе принципов уголовного права.

Как оценочная категория справедливость проявляется в уголовном праве с разных сторон. Первая — касается справедливости назначения наказания. Справедливо такое наказание, вид и размер которого соответствуют тяжести совершенного преступления, личности виновного, всем объективным обстоятельствам дела. Однако, чтобы суд мог назначить справедливое наказание, законодатель должен определить справедливую санкцию за преступное деяние (это вторая сторона понятия справедливости в уголовном праве). Справедливая санкция — это та, которая не только соответствует тяжести данного деяния, но и согласуется с санкциями за совершение других преступлений. Третья сторона содержания принципа справедливости касается формирования круга преступных деяний: при криминализации (декриминализации) того или иного деяния законодатель должен учитывать нравственные представления граждан о справедливости и несправедливости определенных поступков.

Принцип справедливости означает, что суд при назначении наказания должен руководствоваться лишь объективной оценкой как совершенного преступления, так и личности виновного. Этот принцип получает свое выражение и в установленных законом санкциях за тот или иной вид преступления. Поэтому большинство уголовно-правовых норм имеет альтернативные и относительно определенные санкции с широким выбором видов наказания и значительным расхождением между их нижними и верхними пределами. Справедливость наказания и иных мер уголовно-правового характера предполагает соразмерность наказания совершенному деянию, соответствие наказания личности осужденного с тем, чтобы способствовать его исправлению. Несоответствие санкции за конкретное преступное посягательство принципу справедливости корректируется судами назначением при определенных условиях более мягкого наказания, чем предусмотрено законом за данное преступление (ст. 64 УК).

Справедливость назначенного наказания оценивается сторонами в уголовном судопроизводстве неоднозначно. Поэтому объективным мерилом и гарантией соблюдения принципа справедливости при назначении наказания являются соответствие уголовно-правовым нормам об общих началах назначения наказаний, учет смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, особенностей личности виновного.

Уголовный кодекс в ч. 2 ст. 6 воспроизводит положение ст. 50 Конституции РФ, запрещающей повторное осуждение за одно и то же преступление. Известно, что в истории советского уголовного судопроизводства это элементарное требование принципа законности многократно нарушалось. Чтобы в наше время исключить повторное осуждение российского гражданина за преступление, совершенное им за пределами территории России, УК допускает привлечение такого лица к уголовной ответственности лишь в случае, если оно не было осуждено за это преступление в иностранном государстве. Вторичное рассмотрение дела судом в случае отмены первоначального приговора не является повторным осуждением, т. к. осужденному обязательно при пересмотре дела засчитывается в срок наказания уже отбытая часть наказания, как и время содержания под стражей в досудебных стадиях.

ugolovnyj-zakon.ru

1. Справедливость наказания

Принцип справедливости изложен в ст. 6 УК:

«1. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Этот принцип справедливости конкретизируется в общих началах назначения наказания. Ими установлена обязанность суда учитывать при назначении наказания те же обстоятельства, о которых

сказано в ст. 6. Справедливость наказания означает соответствие его тяжести преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

УК 1960 г. не содержал прямого указания на необходимость назначения именно справедливого наказания Однако такой вывод вытекал из общих начал назначения наказания, которые перечислялись в ст. 37 Кодекса. Помимо этого, в ст. 347 УПК было зафиксировано: «Не соответствующим тяжести преступления и личности осужденного признается наказание, когда оно хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующим уголовным законом, но по своему характеру является явно несправедливым как вследствие мягкости, так и вследствие суровости».

Нарушение принципа справедливости наказания является основанием для отмены или изменения приговора (ст. 342 УПК).

Например, В была осуждена Черемушкинским районным судом Москвы за убийство своего ребенка при родах (по УК 1960 г ) к семи годам лишения свободы Учитывая, что она явилась с повинной, раскаялась в содеянном, преступление совершила впервые в связи с неблагополучными семейными обстоятельствами, а также положительные характеристики, Президиум Московского городского суда, рассмотрев протест заместителя Председателя Верховного Суда, снизил срок лишения свободы до трех лет1

Наказание должно осознаваться преступником как необходимый результат его собственного деяния.

Обобщая опыт судебной практики применения наказания, высшие судебные инстанции рекомендуют судам при назначении наказания не переоценивать его возможности, полагая, что суровым наказанием можно эффективнее достичь стоящих перед ним целей. Как уже отмечалось, как раз наоборот, оно способно затруднить достижение этих целей.

1 ВВС РСФСР 1988 №9 С 15

Глава XVI. Назначение наказания

§ 1. Общие начала назначения наказания

В то же время недопустимо назначение неоправданно мягких мер наказания лицам, совершившим тяжкие и особо тяжкие преступления, либо лицам, ранее судимым, не желающим отказываться от совершения преступлений1.

За кражи А. был условно осужден к двум годам лишения свободы. Между тем он ранее дважды был судим за кражи, освободился из мест лишения свободы и менее чем через два месяца после этого вновь совершил две кражи, в том числе с проникновением в жилище. Кроме того, по месту работы, где он проработал непродолжительное время, характеризовался крайне отрицательно, допускал прогулы, появлялся на работе с нетрезвом виде, неоднократно подвергался взысканию. Ошибка суда при назначении наказания А была исправлена Президиумом Московского областного суда, отменившим приговор за мягкостью наказания2.

scicenter.online

§ 2. ПРИНЦИП СПРАВЕДЛИВОСТИ И ЕГО РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИ НАЗНАЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ

Идея справедливости как одно из выражений нравственного сознания и социальной сущности человека возникла на определенной ступени развития человеческого общества и, следовательно, носит исторический характер.

Короче говоря, в условиях первобытного общества постепенно устанавливалась известная соразмеренность, ограничение в чувствах, в действиях и поступках отдельной личности, где благополучие целого, интересы коллектива становились более важными, чем благополучие и интересы отдельной личности. Утверждение «распределительной» справедливости связано с укрощением хватательного инстинкта. Для того чтобы укротить этот момент инстинкта, замечает П. Лафарг, человечество должно было пройти более длинный ряд этапов, чем для того, чтобы утратить и смягчить страсть к мести. Ограничение этого инстинкта, проявление уравнительного духа способствовали утверждению понятия справедливости, начало которой уже положило укрощение мести. Понятие «распределительной» справедливости, сохраняя свой уравнительный принцип, претерпевало эволюцию на протяжении всего развития первобытного общества. По дошедшим до нас древнегреческим мифам можно также судить о том, что справедливость первоначально имела особо яркую нравственную форму выражения. В мифах раннего периода «воздающая» справедливость носит карающий характер: наказывали не только преступника, но и его потомство. Таким образом, можно отметить, что справедливость как ценность, идея, эталон, норма, имеющая конкретно-историческую характеристику, появилась в ходе развития

человеческого общества и изменялась социальными отношениями людей в процессе общественно-трудовой деятельности. Когда данная моральная ценность, будучи объективно обусловленной, достигла определенного уровня зрелости, появились понятия справедливого и несправедливого, отразившие наиболее общие и существенные стороны этого социального феномена413.

Категория справедливости может проявляться на разных уровнях. К числу наиболее широких относится понятие социальной справедливости, которое охватывает все области социальной действительности; одна из форм ее реализации и конкретизации — справедливость как правовой принцип. Внутри права она выступает как принцип общеправовой, отраслевой или присущий некоторым институтам и нормам. Все уровни базируются на общих представлениях о справедливости, но по мере снижения степени абстрактности выступают в виде все более конкретных решений, закрепленных в законе или осуществляемых на практике. В этом смысле можно говорить о справедливости как о принципе всего уголовного права, о его проявлениях при назначении наказания в частности. Справедливости посвящен ряд работ, в которых она исследуется и как общеправовой принцип, и как принцип уголовного права414. Роль справедливости в уголовном праве ( чрезвычайно велика. А. М. Яковлев писал: «Без принуждения . уголовное правосудие было бы бессильным, без воспитания — бесчеловечным. Однако без справедливости правосудие вообще перестало бы существовать»415. Ю. Д. Блувштейн, подробно проанализировавший значение уголовного права как орудия справедливости, приходит к выводу, что истинная роль уголовного закона заключается не в частной или общей превенции и не в возмещении вреда, причиняемого преступлением обществу и его членам, а в поддержании справедливости, в том, что «наказание зла представляет собой самостоятельную и весьма важную социальную ценность. Наказывая зло, уголовный закон восстанавливает тем самым справедливость, попранную неправомерными действиями виновного лица»416. Ю. И. Ляпунов предложил закрепить в отрасли уголовного права наиболее общий принцип социальной справедливости417.

Однако в широком смысле слова справедливость является общесоциальным принципом, и ее нельзя в таком смысле переносить в отрасль права, ибо тогда будет нарушено соотношение целого и части и произойдет смешивание принципа-идеи и правового принципа, закрепленного в норме. Кроме того, социальную справедливость вряд ли можно с достаточной полнотой воплотить в уголовном праве, наиболее карательной отрасли, в которой постоянно борются противоречащие друг другу тенденции неотвратимости наказания и гуманизма, кары и воспитания, воздаяния и прощения. Справедливость как принцип уголовного права является лишь частью общей идеи социальной справедливости и должна отражать специфику ее реализации в данной отрасли. На наш взгляд, именно этому соответствует содержание принципа справедливости, который закреплен в ст. 8 УК Азербайджанской Республики.

«Справедливость в уголовном праве в известном смысле, — отмечает А. В. Наумов, — аккумулирует в себе и другие важнейшие его принципы, и в первую очередь принципы законности, равенства граждан перед законом и гуманизма»418. В. В. Мальцев вообще предлагает на законодательном уровне закрепить, что «принцип справедливости обеспечивается полной реализацией его составляющих принципов равенства перед законом и судом и гуманизма в уголовном законодательстве и судах Российской Федерации»419.

Разные авторы по-разному понимают проявление справедливости в уголовно-правовой политике. Так, 3. А. Беребежкина при определении объема понятия справедливости считает, что правомерно выделить и проанализировать три элемента: 1) меру воздаяния; 2) меру требования; 3) правомерность оценки. А. И. Ко- робеев указывает на две сферы проявления принципа справедливости — правотворческой и правоприменительной деятельности420. С. Г. Келина и В. Н. Кудрявцев отмечают три уровня проявления категории справедливости в уголовном праве. Первый из них касается справедливости назначения наказания, вид и размер которого должны строго соответствовать тяжести преступления, личности виновного и всем обстоятельствам дела; второй уровень — справедливость санкций, которые должны соответствовать тяжести описанного в законе деяния и быть согласованными с санкциями за другие деяния; третий — формирование круга преступных деяний, ибо при криминализации и декриминализации законодатель должен учитывать нравственные, этические представления граждан о справедливости и несправедливости определенных поступков421.

Без категории справедливости вообще невозможно обойтись там, где решение вопроса зависит от характеристики личности виновного. Многообразие отличающих человека признаков не позволяет изложить их в виде нормативно закрепленных четких критериев. Поэтому при использовании такого рода норм особенно важное значение приобретает нравственная категория справедливости, на которую следует опираться при оценке характера и степени опасности (или наоборот — степени исправимости) личности. Среди этих норм, на наш взгляд, на первое место выдвигаются правила назначения наказания. Какова же роль принципа справедливости при выборе вида и определении размера наказания?

Во-первых, руководствуясь этим принципом, суд должен определить соответствующий вид и размер наказания, могущего быть назначенным за совершенное преступление, исходя их характера и конкретной степени общественной опасности последнего. Данный этап выбора наказания есть не что иное, как индивидуализация наказания по деянию. В связи с этим следует остановиться на разграничении принципа справедливости и индивидуализации наказания. Бесспорно, что эти принципы между собой очень близки и несмотря на ряд попыток, пока их разделить не удалось.

Так, Р. Н. Ласточкина считает, что справедливость — это заключающее в себя уравнивающий и распределяющий аспекты требование к назначаемой судом мере уголовно-правового воздействия, согласно которому вид и размер наказания должны определяться в соответствии с характером и степенью общественной опасности преступления, личностью виновного, обстоятельствами, смягчающими и отягчающими ответственность422. Таким образом, справедливость опять-таки сводится к учету факторов, влияющих на индивидуализацию наказания. Своеобразную попытку разделить индивидуализацию и справедливость предпринял Л. Л. Кругликов, по мнению которого предусмотренные в законе критерии назначения наказания и его справедливость соотносятся между собой как средство и цель423.

А. С. Горелик замечает: «Подчиненное значение индиви

дуализации по отношению к справедливости подмечено правильно, но этим не решается проблема их разграничения, ибо принцип — это не средство и не цель, к тому же последнее понятие относительное, поскольку одно и то же явление может одновременно рассматриваться и как средство, и как промежуточная цель для достижения каких-либо более дальних целей»424.

С. Г. Келина и В. Н. Кудрявцев полагают, что «принципы справедливости и индивидуализации — близкие, но не вполне совпадающие категории. Индивидуализация всегда относится к личности виновного, справедливость же — понятие более широкое: здесь учитываются и личные и общественные интересы»425.

На наш взгляд, соотношение между справедливостью и индивидуализацией наказания заключается в следующем: а) справедливость — нравственно-этическая категория, а индивидуализация — правовая категория; б) справедливость шире, ибо охватывает и другие нормы; в) если принцип индивидуализации указывает, что нужно учитывать при назначении (тяжесть деяния, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, личность виновного и т. д.), то принцип справедливости показывает, как должны учитываться эти факторы. Такой вывод вполне соответствует законодательной формулировке как принципа справедливости (ст. 8), так и индивидуализации наказания (ст. 58.3).

Во-вторых, справедливость оказывает существенное влияние на минимально допустимый предел наказания, так как препятствует резкому смягчению наказания по соображениям уголовно-правовой целесообразности или гуманности. На самом деле размер наказания зависит прежде всего от тяжести совершенного преступления и, исходя из требования справедливости, виновному в совершении тяжкого преступления может быть назначено достаточно суровое наказание даже в тех случаях, когда соответствующий субъект не нуждается (или не в такой мере нуждается) в исправлении и перевоспитании уголовно-правовыми средствами.

Читайте так же:  Статья 213 2 а ук рф

Итак, справедливость наказания выражается, во-первых, в обязательном реагировании на преступление уголовно-правовыми средствами, и во-вторых, в обеспечении соразмеренное™ между преступлением и мерой уголовно-правового воздействия (наказанием).

Таким образом, в соответствии с указанным в законе принципом справедливости, который гласит, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т. е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления и личности виновного, и с учетом вышеуказанных обстоятельств наказание в отношении Г. отягчено, ему назначено 9 лет лишения свободы, а М. с применением ст. 62 УК и ст. 53 УК назначено 3 года ограничения свободы426.

Основная задача любого судебного процесса — отыскание истины. Истинность является необходимым элементом справедливой оценки преступления и личности преступника. «Истина, — писал В. Г. Белинский, — требует исследования спокойного и беспристрастного, требует, чтобы к ее исследованию приступили с уважением к ней»427. Каковы же критерии оценки справедливости судебного решения? К сожалению, ни наука, ни практика на сегодняшний день таких критериев не имеет. По одному и тому же делу один суд может назначить преступнику 3 года лишения свободы, а другой — 2 года, и каждый из них будет считать свое решение справедливым.

Н. Н. Вопленко, в содержании справедливости включает нормативно-ценностные элементы, которые существуют на эмоциональном, интуитивном и теоретическом уровнях428. По мнению А. С. Горелика, «хотя эти элементы и не гарантируют абсолютную определенность выводов, в то же время характеризуются высокой степенью устойчивости общественного мнения, выраженного в таких, например, постулатах, как соответствие воздаяния поступку, недопустимость разных правовых последствий при одинаковых преступлениях и, наоборот, необходимость различного подхода к людям, причинившим вред умышленно («нарочно») или по неосторожности («нечаянно»)429. Сам же А. С. Горелик считает, что содержание справедливости можно выяснить путем опроса населения, которое, несмотря на возможные деформации, в целом обладает здоровым чувством справедливости и может считаться носителем ее идей; выразителями его воли в законах является депутатский корпус, в сфере правонарушения — работники уголовной юстиции, правосознание которых есть часть общественного правосознания с элементами профессионализма, хотя в этой среде существуют и искаженные представления, в результате которых подлинные социальные ценности заменяются узковедомственными (например, когда стабильность приговоров ценится выше их справедливости)430.

На наш взгляд, содержание справедливости как принципа назначения наказания, т. е. оценка справедливости принятого судебного решения, охватывает отношение к назначенному наказанию: а) самого осужденного; б) потерпевшего; в) населения (группы людей и т. д.). Практика и опрос осужденных свидетельствуют о том, что сами осужденные чувствуют, когда в отношении них назначено справедливое наказание, а значит, и на осуществление целей наказания. В таком случае они относятся к наказанию положительно, что существенно влияет на процесс отбывания наказания. В то же время они очень враждебно воспринимают несправедливое наказание. Конечно, чувство субъективизма в таких случаях имеет место. Однако отношение осужденных к назначенному наказанию следует рассматривать как один из критериев справедливости судебного решения.

Потерпевшие от преступления также заинтересованы в справедливом наказании. При этом, естественно, они желают назначения максимального наказания, предусмотренного той или иной статьей закона, т. е. справедливость порой они видят в

суровости назначенного наказания. Все это свидетельствует о низком уровне правосознания.

И наконец, самым объективным критерием, оценкой справедливости наказания является мнение, суждение незаинтересованных людей, т. е. населения. Однако далеко не всегда принимаемые судебные решения являются выражением правового сознания людей. И. Е. Фарбер совершенно правильно замечает: «Всякое наказание вызывает в общественной психологии различные правовые чувства: стыд, страх, сострадание, одобрение, осуждение и 5 пр. При конструировании законодательной санкции надо знать, на | возбуждение или массовое распространение каких именно правовых эмоций следует в первую очередь ориентироваться. Эта сторона дела при осуществлении карательной политики находится в тени, и у нас мало задумываются над тем, какую психологическую реакцию могут вызывать данный вид и мера наказания в массовом правосознании. Поэтому теория наказания, исключающая анализ ; психологического, эмоционального отношения граждан к наказа- ‘ нию, лишает себя возможности научного обоснования конкретных мер наказания»431. Результаты социологических исследований показывают, что самое ошибочное в правосознании на любом уровне — это вера в абсолютное всемогущество уголовного наказания. А это в свою очередь приводит к высокому уровню карательных притязаний населения. В основе такого представления лежат, с одной стороны, уважение к праву и нетерпимость к правонарушениям, с другой — недостаточная осведомленность о целесообразных и эффективных способах борьбы с преступностью. Надо учитывать также и то, что представление о суровости наказания как о справедливом связано и с моральным сознанием, психологией. Однако ни теория уголовного права, ни результаты конкретных социологических исследований, ни судебная практика не дают сколько-нибудь серьезных оснований рассчитывать на существенную превентивную эффективность всякого сурового наказания. Отсюда вытекает насущная потребность в научном формировании правосознания, особенно обыденного, действенного влияния правовой идеологии на правовую психологию населения. С ледует также стремиться к правильному формированию чувства справедливости у людей, в частности, чувства справедливого наказания.

Таким образом, принцип справедливости назначения наказания требует от суда при принятии решения максимально учесть мнения о справедливости всех трех субъектов (осужденного, потерпевшего и общества). Однако следут отметить, что эти мнения формируются на основе тех же обстоятельств, учет которых требуется при назначении наказания (общественная опасность преступления, личность виновного и другие обстоятельства). При этом суд обязан учесть принцип справедливости наряду с другими принципами и целями наказания.

Нарушение требований принципа справедливости чаще всего проявляется в назначении слишком суровых наказаний. В связи с этим внимание привлекает Постановление Апелляционного Суда Азербайджанской Республики от 10 апреля 2002 г. Несовершеннолетний Н. совершил мужеложство в отношении Г., не достигшего четырнадцатилетнего возраста. Имишлинский районный суд приговорил Н. к 9 годам лишения свободы по ст. 150.3 УК Азербайджанской Республики. Апелляционная коллегия, рассмотрев апелляционную жалобу адвоката Н., установил, что суд первой инстанции при назначении наказания должным образом не учел характер и степень общественной опасности преступления, цели наказания, а также положения уголовного закона об особенностях назначения наказания несовершеннолетним, в результате чего осужденному назначено слишком суровое наказание, нарушающее принцип справедливости, Апелляционная коллегия, исходя из этого, изменил приговор суда первой инстанции и на основе ст. 62 назначил ему наказание ниже низшего предела санкции ст. 150.3 УК Азербайджанской Республики в виде лишения свободы на 5 лет432.

В заключение следует отметить, что ст. 8 УК Азербайджанской Республики, закрепившая принцип справедливости, содержит одно из основных и давних правил справедливости, согласно которому никто не может быть привлечен к уголовной ответственности дважды за одно и то же преступление. На наш взгляд, это положение, корнями уходящее в классическое римское право («Non bis in idem» — «не дважды за одно и то же»), является важным составляющим принципа справедливости и в то же время дополняет принцип гуманизма. Надо иметь в виду, что данное правило

основано на международно-правовой норме , а также носит конституционный характер.

«Положение о том, что никто не должен нести ответственность дважды за одно и то же деяние, — отмечает А. Н. Игнатов, — имеет важное практическое значение в случаях, когда гражданин России, совершивший преступление за границей и понесший там наказание, оказался в Российской Федерации. Его нельзя снова привлечь к ответственности, хотя бы и оказалось, что понесенное им наказание

слишком мягкое и не соответствует российским законам» .

Н. А. Лопашенко также пишет, что «лицо, понесшее уголовное наказание за границей, не может быть повторно наказано на территории России, даже если оно является гражданином Российской Федерации или постоянно проживает в России, или его преступление направлено против интересов Российской Федерации»433. С данными мнениями уважаемых российских ученых можно в полной мере согласиться и в свете азербайджанской уголовно-правовой доктрины.

lawbook.online

Реализация принципа справедливости в общих началах назначения наказания при множественности преступлений

Ч. 1 ст. 60 УК РФ (общие начала назначения наказания) гласит: «Лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание» Толковый словарь русского языка под редакцией С.И. Ожегова дает следующее толкование слову справедливый « действующий беспристрастно; соответствующий истине осуществляемый на законных и честных основаниях истинный, правильный».

В философском словаре под редакцией И.Т.Фролова дается следующее определение понятию справедливости. «Справедливость — категория морально-правового и социально- политического сознания, понятие о должном, связанное с исторически меняющимися представлениями о неотъемлемых правах человека. С. подразумевает требование соответствия между практической ролью человека или социальной группы в жизни общества и их социальным положением, между их правами и обязанностями, деянием и воздаянием, трудом и вознаграждением, преступлением и наказанием, заслугами людей и их общественным признанием. Несоответствие в этих соотношениях оценивается как несправедливость».

В юридической научной литературе много раз исследовались в виде научных идей принципы законности, гуманизма, равенства, вины, справедливости. И одной из наиболее важных особенностей УК РФ 1996 года является то, что в нем впервые в законодательном порядке закреплены принципы уголовного права как основополагающие положения.

Принцип справедливости, как идейное начало института наказания, является основополагающим, так как все другие принципы (гуманизм, вина, законность, равенство) раскрывают лишь ту или иную сторону содержания уголовной ответственности за содеянное, но не раскрывают ее сущности. В то же время каждый принцип уголовного права является показателем не только степени полезности уголовной ответственности, но и ее справедливости. Следовательно, именно «понятие справедливости может претендовать на роль такого правового принципа института применения мер ответственности, реализации которого обеспечивает единство всех звеньев механизма правового воздействия (норм, правоотношений, ответственности) для осуществления противоречивых задач уголовно-правового регулирования этой области общественных отношений».

«Справедливость,- пишет В.В. Мальцев, — как принцип категории «наказание» не только объединяет общие начала назначения наказания, но и выступает их основой». В юридической литературе иногда ставится под сомнение ведущая роль принципа справедливости по отношению к другим принципам, поскольку в противном случае пришлось бы признать правильным «назначение одинаковых наказаний преступникам, хотя и совершившим сходные по степени общественной опасности одинаковые деяния, но характеризующимся диаметрально противоположно, например, лицо, впервые совершившее преступление, и рецидивист».

Многие авторы в юридической литературе принцип справедливости воспринимают по-разному. Так, например, Наумов А. В. считает, что принцип справедливости означает, что наказание или иная мера уголовно-правового воздействия, примененная к лицу, совершившему преступление, должна быть справедливой, т. е. соответствовать тяжести преступления, конкретным обстоятельствам совершения преступления и особенностям личности преступника. Этот принцип означает максимальную индивидуализацию ответственности и наказания. Возможность реализации этого принципа заключается в самом содержании уголовного закона. Так, санкции уголовно-правовых норм носят относительно-определенный (предусматривается наказание в определенных пределах) или альтернативный (предусматривается не один, а несколько видов наказания) характер. Еще более широкие пределы индивидуализации ответственности виновного установлены в статьях Общей части УК, которые позволяют при наличии определенных обстоятельств существенно смягчить ответственность и наказание виновного либо освободить его от уголовной ответственности и наказания.

Кругликов Л. Л. считает, что в общесмысловом значении «справедливость» — это правильность по существу, беспристрастность, правда.

В философской и общеправовой литературе справедливость трактуется как специфическое нормативное понятие морали, существующее для оценки соотношения нескольких явлений с точки зрения распределения добра (блага) и зла между людьми, для равномерного соизмеримого учета разных интересов, как мера «относительного соответствия различных явлений и поступков моральным ценностям, принятым в данном классе или обществе».

По мнению Бажанова Н. И, справедливость наказания заключается прежде всего в том, что оно должно правильно отражать правосознание и мораль нашего общества. Назначенное наказание должно отвечать нравственным требованиям людей, убеждать их в правильности судебной политики. В отношении опасных преступников, а также рецидивистов справедливость требует назначения суровых мер наказания. В то же время к лицам, совершившим преступления, не представляющие большой опасности, с учетом личности виновного, в соответствии с принципом справедливости следует применять наказания более мягкие или вообще заменять их мерами общественного воздействия. Также справедливость предполагает и соразмерность наказания тяжести преступления, его общественной опасности.

Односторонность принципа справедливости Бурлаков В. Н. видит в требовании учитывать лишь общественную опасность деяния, признавая при этом, что назначенное наказание будет справедливым, если оно соразмерно с тяжестью совершенного преступления и личностью виновного.

Конечно, содержание ответственности за преступление не может быть поставлено в исключительную зависимость от общественной опасности преступного деяния. Ответственность за преступление должна быть увязана и с общественной опасностью преступного деяния и личностью виновного и другими обстоятельствами дела (обстоятельства смягчающие и отягчающие наказания и др.). «Сила наказания, прежде всего в его справедливости, и от того, насколько оно будет так восприниматься и осужденным, зависит исправление и перевоспитание преступника».

Справедливость — категория оценочная. Раскрыть содержание справедливости или несправедливости того или иного правового явления означает дать ему оценку. Но в отличие от других категорий этики, носящих оценочный характер, с позиции справедливости оцениваются не отдельные явления, а соотношения явлений. Т.е справедливость представляет собой нравственно обоснованный критерий соразмерности деятельности, как отдельных лиц, так и общества и государства в целом.

Г.В.Мальцев, раскрывая содержание справедливости, утверждал, что это «Принятый обществом или господствующим классом в качестве нравственно оправданного и правильного масштаб для соизмерения действий субъекта в пользу (или во вред) общества и других лиц с ответными действиями последних».

Справедливость представляет собой диалектическое сочетание элементов равенства или неравенства.

Справедливость выражается не только в равном отношении к равным (уравнивающий аспект), но и неравном отношении к неравным людям (распределяющий аспект).

Следовательно, степень социального равенства или неравенства проявляется в нескольких аспектах. Это относится и к принципу справедливости мер уголовно-правового воздействия, который может выражается как в уравнивающем, так и в распределяющем аспектах. Уравнивающий аспект проявляется в равных отношениях, определяющих основание и пределы уголовной ответственности за совершенное преступление. В свою очередь, распределяющий аспект проявляется в индивидуализации форм уголовной ответственности, которые зависят от общественной опасности, совершенного преступного деяния от личности виновного, от обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, и др. Для уравнивающего аспекта принципа справедливости характерно, то что он абсолютно не зависит от личности виновного, т.е. в независимости от личности основанием уголовной ответственности является только совершенное лицом деяние, содержащее все признаки состава преступления. Но общественная опасность преступного деяния — это не только ее внешнее проявление. Она включает в себя объективные и субъективные признаки состава преступления. Поэтому требование учета личности преступника распространяется как на уравнивающий, так и на распределяющий аспект принципа справедливости.

Читайте так же:  Упк следственный комитет

Так, при совершении любым лицом тайного хищения чужого имущества (при наличии всех признаков состава преступления) деяние будет квалифицироваться по ч. 1 ст. 158 УК (при отсутствии квалифицирующих признаков). В этой части проявляется уравнивающий аспект принципа справедливости. Но если это же самое деяние совершит лицо, имеющее неснятую или непогашенную судимость за два и более хищения либо вымогательство, то совершенное им деяние будет квалифицироваться по п. «в» ч. 4 ст. 158 УК РФ до внесенных изменений Федеральным законом Российской Федерации от 8.12.2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации», т.е. в этой части проявляется распределяющий аспект принципа справедливости в рамках индивидуализации форм уголовной ответственности.

Принцип справедливости в уголовно-правовом значении должен соответствовать соразмерности преступления и наказания. Уголовный закон должен отражать эту соразмерность, если он отвечает принципу справедливости. В юридической литературе принцип справедливости, как правило, увязывается с назначением наказания. «Наказание или иная мера уголовно-правового воздействия, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать тяжести (характеру и степени общественной опасности) совершенного преступления, конкретным обстоятельствам дела и данным о личности виновного». Примерно такое же определение принципу справедливости дается и в ст. 6 УК РФ.

Однако как представляется немаловажным рассмотреть принцип справедливости не только в реализации наказания, но и в вопросах справедливого формирования круга преступных деяний и в определении в законе справедливой санкции за деяние, которое им воспрещается. Таким образом, принцип справедливости в уголовном праве реализуется не только в вопросах правоприменительной деятельности, но и в вопросах правотворческой деятельности.

Следовательно, он имеет такие аспекты, как справедливость уголовного закона и справедливость уголовного наказания, которое назначается судом за виновное преступное деяние. Справедливым считается тот закон, который соответствует требованию социальной обоснованности криминализации деяний и некализации преступлений. Если закон не отвечает данным требованиям, то он обречен на бездействие (мертвый закон).

Закон, нацеленный на сокращение преступности, исходя из ее динамики, структуры, уровня и прогноза, т.е. криминологически обоснованный, справедлив.

По вопросу о соотношении справедливости с принципами назначения наказания в уголовно-правовой теории нет единства мнений. Нередко справедливость называют одним из основополагающих начал назначения наказания в одном ряду с другими принципами. Эта позиция представляется неточной, поскольку она не учитывает сложной иерархической взаимосвязи между руководящими идеями, определяющими процесс применения уголовно-правового принуждения.

Так, по мнению Кропачева Н.М., принцип справедливости — основной, главный, так как:

— все другие принципы (гуманизм, равенство и т.д.) раскрывают лишь ту или иную сторону содержания ответственности, но не ее сущность;

— каждый из этих принципов является конкретным показателем степени общественной полезности ответственности и, следовательно, ее справедливости;

— именно понятие справедливости может претендовать на роль такого правового принципа института применения мер ответственности, реализация которого обеспечивает единство всех звеньев механизма правового воздействия (норм, правоотношений, ответственности) для осуществления противоречивых задач уголовно-правового регулирования этой области общественных отношений.

Сама идея иерархии принципов назначения наказания и выделения ведущего принципа получила отражение в юридической литературе. Однако далеко не всегда роль такого принципа отводится справедливости. Но именно понятие справедливости используется законодателем в качестве универсальной и обобщенной оценки назначаемого судом наказания.

Закон связывает справедливость наказания с его соответствием тяжести совершенного преступления и личности виновного. Соразмерность наказания совершенному преступному деянию и личности виновного показывает конечный результат, которого должен достичь суд, но не раскрывает путей и средств определения справедливой меры наказания.

Как этическая, оценочная категория, свидетельствующая об истинности, правильности определенного поведения, с точки зрения интересов российского общества, категория справедливости проявляется в уголовном праве в различных аспектах. Можно отметить, по крайней мере, три уровня проявления этой категории в уголовном праве. Первый, наиболее очевидный касается справедливости назначения наказания. Справедливым может быть признано такое наказание, вид и размер которого строго соответствуют тяжести совершенного преступления, личности осужденного, всем объективным и субъективным обстоятельствам данного конкретного случая. Однако для того, чтобы суд, рассматривающий конкретное дело, мог назначить справедливое наказание, законодатель должен определить справедливую санкцию за деяние, которое им запрещается. Это второй аспект. Справедливой может быть признана такая санкция, которая не только соответствует тяжести описанного в законе преступного деяния, но и согласуется также с санкциями, предусмотренными за совершение других преступлений, и, кроме того, дает суду возможность индивидуализировать наказание с учетом всех возможных вариантов совершения преступления в реальной действительности. Наконец, в-третьих, категория справедливости касается и формирования крута преступных деяний; при криминализации (и декриминализации) того или иного деяния законодатель должен учитывать нравственные, этические представления граждан о справедливости и несправедливости определенных поступков.

Механизм «выведения» справедливого наказания в общей форме, в идеале выглядит следующим образом. Известно, что наказание — это не самоцель, оно призвано быть средством, способствующим достижению целей и задач, поставленных перед уголовным правом.

С позиции целесообразности суд должен избрать такое наказание виновному лицу, которое явилось бы достаточным средством достижения целей и задач, закрепленных в уголовном законе. Однако, говоря так, необходимо помнить, что определение целесообразного наказания в общей форме является прерогативой законодателя, а не судьи, что целесообразность может существовать только в рамках законности. Вот почему суд не может избрать произвольную меру воздействия, например, приговорить виновного к 25 годам лишения свободы либо к пожизненному заключению, даже если бы он и посчитал подобное наказание необходимым для достижения целей. Следовательно, нужно говорить не о всякой, а об уголовно-правовой целесообразности, о выборе лишь тех средств и только в таком объеме, которые соответствуют целям действующего законодательства.

С общетеоретических позиций только такое наказание является справедливым, которое одновременно и законно, и соответствует целям и задачам уголовного закона (целесообразно).

Соблюдение основных положений, критерий, которыми обязан руководствоваться суд при назначении наказания по каждому уголовному делу при определении виновному конкретной меры наказания (общие начала назначения наказания — ст.60 УК РФ) обеспечивает реализацию принципа справедливости, т. е. назначение законного, обоснованного, справедливого наказания. Суд назначает справедливое наказание:

— в пределах, установленных соответствующей статьей Особенной части УКРФ;

— с учетом положений Общей части УК РФ;

— более строгое, чем предусмотрено соответствующими статьями Особенной части УК РФ, может быть назначено по совокупности преступлений и совокупности приговоров (с соответствии со ст.69 и 70 УК РФ);

— более мягкое, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ, может быть назначено в соответствии со ст.64 УК РФ.

При назначении вида и размера наказания учитываются:

— характер и степень общественной опасности преступления;

— обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

— влияние назначенного наказания на исправление виновного и условия жизни его семьи.

Для реализации охранительных и предупредительных задач, стоящих перед уголовным законодательством, необходимо строгое соблюдение правовых принципов.

Все уголовное законодательство, пронизывают руководящие начала в соответствии, с которыми должна осуществляется и правоприменительная, и законотворческая деятельность. Ранее существовавшие в виде научных идей, они теперь стали действующими нормами. Наряду с такими принципами уголовного права, как законность, гуманизм, равенство, принцип вины, закреплен и такой основополагающий принцип, как принцип справедливости.

В связи, с чем в научной литературе появились вопросы, на которые еще не дан исчерпывающий и отражающий в себе многоаспектные взгляды ответ. В частности, кто ими должен руководствоваться? Законодатель, который обязан ими руководствоваться при принятии уголовно-правовых норм? Правоприменитель, который обязан ими руководствоваться в процессе толкования и применения уголовно правовых норм, как при квалификации преступных деяний, так и при назначении наказания? И наконец, как быть в том случае, если при толковании и применении возникли неясные и спорные вопросы? Однако в нашем научном исследовании мы более подробно остановились на одном из пяти, закрепленных в УК РФ принципов, а именно принципе справедливости и прежде всего, рассмотрим его в соотношении с индивидуализацией назначения наказания.

Законодатель закрепил принцип справедливости в ст. 6 УК РФ и указал на его два содержательных аспекта.

Первый содержательный аспект закреплен в ч. 1 ст. 6 УК РФ «Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должен быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельством его совершения и личности виновного».

Второй содержательный аспект принципа справедливости изложен в ч. 2 ст. 6 УК РФ «Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление».

С принятием УК РФ 1996г. законодатель отказался от понятия повторности преступлений и достаточно широко использовал термин неоднократности. В действующем Уголовном кодексе РФ до внесенных изменений Федеральным законом Российской Федерации от 8.12.2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» неоднократность предусмотрена в качестве квалифицирующего признака в 57 статьях Особенной части УК РФ и в двух статьях (154 и 180 УК РФ) неоднократность предусмотрена признаком основного состава. Кстати, законодатель вышеуказанным законом не исключил неоднократность как основной состав в ст. ст. 154 и 158 УК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 16 УК РФ «Неоднократностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи настоящего кодекса. Совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями настоящего Кодекса, может признаваться неоднократным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса».

А согласно ч. 3 ст. 16 УК РФ «в случаях, когда неоднократность преступлений предусмотрена настоящим Кодексом в качестве обстоятельства, влекущего за собой более строгое наказание, совершенные лицом преступления квалифицируется по соответствующей части статьи настоящего Кодекса, предусматривающей наказание за неоднократность преступлений».

В уголовно-правовой литературе многие авторы предлагали деление неоднократности на несколько видов. Так, в частности, Н.Ф.Кузнецова, предлагала делить неоднократность на следующие виды: «неоднократность, не влияющая на квалификацию и учитываемая при назначении наказания в пределах санкции (п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ) и неоднократность как обязательный признак состава (ст. 180 УК РФ) или квалифицирующий признак преступления (п. «б» ч. 2 ст. 158, ст. 159-164 УК РФ и др.) В этом последнем случае отсутствие или наличие признака неоднократности непосредственно влияет на квалификацию содеянного».

В.Н.Кудрявцев также неоднократность классифицировал на общую и специальную. Он пишет: «Неоднократность преступлений может быть общей и специальной. Под общей понимается совершение лицом любого нового преступления. В нашем действующем законодательстве общая неоднократность не имеет квалифицированного значения. В соответствии с п. «а» ст. 63 УК РФ она может рассматриваться лишь как обстоятельство, отягчающее ответственность.

Для квалификации ряда преступлений имеет значение специальная неоднократность, т.е. совершение лицом аналогичного или однородного преступного деяния».

Однако при классификации неоднократности на разные виды принципиальных расхождений на сущность неоднократности у авторов указанных учебников не просматривалось. Так как с учетом уголовно-правового значения под общей неоднократностью они понимали такую неоднократность, которая не влияла на квалификацию преступного деяния, а учитывалась судом при назначении наказания как обстоятельство, отягчающее наказание, предусмотренное п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ, а под специальной неоднократностью ими понималась такая неоднократность, которая влияла на квалификацию преступного деяния.

Вместе с тем, несмотря на то, что законодатель с принятием УК РФ 1996 года отказался от термина «повторность», однако, данный термин продолжает по-прежнему употребляться в теории уголовного права в качестве родового понятия в виде форм множественности. «Повторность преступлений предполагает случаи совершения лицом двух или более преступлений, предусмотренных, как правило, одной статьей Особенной части УК либо в отдельных случаях предусмотренных различными статьями особенной части УК. Новый УК РФ предусматривает три разновидности повторности: а) неоднократность; б) реальную (такое название принято в теории уголовного права) совокупность; в) рецидив».

К сожалению, и новый УК РФ, давая определения различным формам множественности (совокупность и рецидив), не только не снял проблемные вопросы, связанные с квалификацией преступлений при их повторности, но и породил новые.

УК РФ 1996 года во многом по-новому определяет порядок и пределы назначения наказания по совокупности преступлений. Согласно ч. 1 ст. 17 УК РФ, совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено. При совокупности преступлений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье или части статьи Особенной части УК РФ. В ч. 1 ст. 17 УК РФ, по существу, дано определение так называемой реальной совокупности преступлений. В ч. 2 ст. 17 УК РФ дается определение понятия так называемой идеальной совокупности преступлений, под которой понимается и одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями УК РФ. Поскольку в ч. 2 ст. 17 УК применительно к идеальной совокупности не указывается на части одной и той же статьи Особенной части УК, постольку и содеянное должно квалифицироваться только по той части статьи УК РФ, которая предусматривает более строгое наказание за деяние аналогичного состава.

В Уголовном кодексе РСФСР 1960 года не было предусмотрено специальных правил назначения наказания при рецидиве преступлений. Это объясняется тем, что в статьях Общей части УК не было определено понятие «рецидив», не содержалось и указаний об особенностях назначения наказания при рецидиве (кроме порядка избрания вида исправительно-трудового учреждения осужденным к лишению свободы лицам, признанным особо опасными рецидивистами, и лицам, ранее отбывавшим наказание в местах лишения свободы).

Уголовный кодекс РФ 1996 года в ст. ст. 18 и 68 дает определение понятия рецидива, опасного рецидива и особо опасного рецидива, а также содержит указания о минимальном пределе срока наказания при каждом из названных его видов.

Согласно ч. 1 ст. 18 УК РФ рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление. Этот вид рецидива можно считать «простым».

Для признания содеянного «простым рецидивом» не имеет значения, к какому виду наказания за умышленное деяние лицо было осуждено в свое время и к какому виду наказания оно приговорено за новое умышленное преступление, кроме случаев, предусмотренных ч. ч. 2, 3 ст. 18 УК.

В ч. 2 ст. 18 УК до внесенных изменений Федеральным законом Российской Федерации от 8.12.2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» определяются признаки опасного рецидива. В частности, рецидив преступлений признается опасным: при совершении лицом умышленного преступления, за которое оно осуждается, к лишению свободы, если ранее это лицо два раза было осуждено к лишению свободы за умышленное преступление; при совершении лицом умышленного тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за умышленное тяжкое преступление. Причем в последнем случае рецидив может признаваться опасным лишь при условии, что лицо ранее осуждалось, к лишению свободы.

Согласно ч. 3 ст. 18 УК до внесенных изменений Федеральным законом Российской Федерации от 8.12.2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации», рецидив преступлений признается особо опасным при совершении лицом: умышленного преступления, за которое оно осуждается к лишению свободы, если ранее это лицо три или более раз было осуждено к лишению свободы за — умышленное тяжкое преступление или умышленное преступление средней тяжести; умышленного тяжкого преступления, если ранее оно два раза было осуждено за умышленное тяжкое преступление или было осуждено за особо тяжкое преступление; особо тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за умышленное тяжкое или особо тяжкое преступление.

Читайте так же:  Жалобы аксенову

Применительно к двум последним случаям нет прямого указания закона о том, к какому виду наказания лицо было осуждено за совершенные деяния. Тем не менее, учитывая предыдущие соображения, следует прийти к выводу, что и в этих случаях рецидив может признаваться особо опасным лишь при условии, что лицо прежде осуждалось за соответствующее преступление к лишению свободы и за совершение нового преступления опять-таки осуждается к лишению свободы.

Согласно ч. 4 ст. 18 УК при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет, а также судимости, снятые или погашенные в установленном законом порядке.

По мнению Хушта Р., неоднократность имеет место и при неосторожных деяниях, что исключено при рецидиве. С другой стороны, в определенных случаях понятие рецидива (не только простого) становится шире неоднократности, так как последняя подразумевает совершение двух и более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи УК. Для признания же рецидива не имеет значения, предусмотрено ли вновь совершенное деяние той же нормой, что и предыдущее. Кроме того, неоднократность не предполагает обязательного осуждения за ранее совершенное преступление. В этих качественных признаках и кроется принципиальное различие между неоднократностью и рецидивом.

К принципу справедливости следует обратиться при решении вопроса, связанного с назначением наказания за несколько эпизодов тождественных преступлений, квалифицируемых по одной и той же норме Особенной части. При осуждении за все факты одним приговором суд назначает за все содеянное единое наказание, причем, в пределах максимального размера санкции статьи (части статьи).

Положение несколько меняется, если преступления были раскрыты в разное время и по каждому факту выносится отдельный приговор, в связи с чем необходимо определить наказание, подлежащее фактическому отбытию и, если оно назначается путем сложения, то его максимально допустимые пределы. Пленум Верховного Суда РФ в п. 16 постановления от 11 июня 1999 г. разъяснил: « Если после вынесения приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора по первому делу, и преступления по второму приговору квалифицированы различными пунктами одной и той же части соответствующей статьи УК РФ (ч.2 ст.105 УК РФ, ч.2, 3 и 4 ст. 111 УК РФ и т. п.), окончательное наказание назначается по правилам ч.5 ст.69 УК РФ, однако, оно не может превышать максимального срока лишения свободы, предусмотренного соответствующей частью статьи Особенной части УК РФ».

Минская В. критикует это положение, как противоречащее понятию совокупности преступлений, содержащемуся в ст. 17 УК, т.к. как «фактически получается, что совокупность преступлений возможна и при квалификации деяний по одной и той же части соответствующей статьи УК РФ, которая содержит в различных пунктах альтернативно квалифицирующие признаки одного и того же состава преступления, запрещенного законом под угрозой наказания, содержащегося соответственно в одной санкции».

Примерно с тех же позиций оценивают указанную рекомендацию Рарог А. и Акимов Е.; подчеркивая, что оба преступления предусмотрены одной и той же частью статьи УК, Пленум как бы намекает на то, что ситуация не подпадает под определение совокупности преступлений, но рекомендует назначать наказание по правилам ч.5 ст.69 УК.

Пленум рекомендует применять правила назначения наказания по совокупности преступлений (ст. 69 УК) к ситуациям, где совокупности нет, так как содеянное квалифицируется, хотя по разным пунктам, но одной и той же статьи, а для совокупности необходимо, чтобы было совершено несколько преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи Особенной части УК. Однако нельзя согласиться с выводом о том, что тем самым Верховный Суд РФ расширил понятие совокупности преступлений по сравнению со ст. 17 УК. Речь идет об использовании правил назначения наказания по совокупности преступлений, сформулированных в ст.69 УК, в случаях, когда признаков совокупности нет, а применение этих правил вызвано совсем иными причинами.

По существу Верховный Суд РФ применил правила ст.69 УК по аналогии. Считается, что в уголовном праве аналогии нет и в принципе быть не может. Это, бесспорно, верно, когда имеется в виду аналогии в Особенной части УК. Однако вряд ли этот запрет является столь категоричным относительно норм Общей части. Представляется, что существующие в ней пробелы в правовом регулировании можно восполнять путем применения аналогичных норм, исходя из принципов уголовного права, в первую очередь из принципа справедливости (ст.6 УК РФ).

Пример: лицо совершило несколько преступлений, подпадающих под признаки различных пунктов ч.2 ст. 105 УК РФ, первое убийство из хулиганских побуждений (п. «и»), второе из корыстных побуждений (п. «з»), причем очевидно, что второе содержит также признаки неоднократности (п. «н»). Если виновный будет осужден за оба преступления одним приговором, то сразу будут применены все пункты и наказание будет назначено в пределах санкции ч.2 ст. 105 УК — 20 лет лишения свободы.

В случае, когда каждое из преступлений было раскрыто в разное время и виновный осуждается за них разными приговорами, то представляется правильным вывод Пленума о том, что наказание должно назначаться в пределах максимальной санкции соответствующей статьи.

Рекомендация, содержащаяся в п. 16 постановления Пленума, по существу является реализацией идеи о том, что положение осужденного не должно ухудшаться от того, что совершенные им преступления были раскрыты в разное время и он осуждается за них разными приговорами. И только такое решение соответствует принципу справедливости. На этом соображении основан зачет наказания, отбытого по первому приговору, предусмотренный в ч.5 ст.69 УК; в результате зачета положение лица, осужденного за каждое из преступлений разными приговорами не ухудшается по сравнению с тем, которое сложилось бы при осуждении за них одним приговором. Следовательно, Пленум применил некоторые правила назначения наказания по совокупности преступлений к случаям, когда совокупности нет, но сделал это правильно, исходя из соображений справедливости.

До принятия Федерального закона Российской Федерации от 8.12.2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» достаточно спорным являлся вопрос соответствия принципу справедливости при квалификации однородных преступлений, которые согласно ч. 1 ст. 16 УК РФ признавались неоднократными в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ, неоднократность вступала в коллизию с совокупностью. Т.е. в данном случае одновременно присутствовали две формы множественности: и неоднократность и совокупность. Хотя законодатель как бы предлагал решения этого противоречия в ч. 3 ст. 16 УК РФ.

«В случаях, когда неоднократность преступлений предусмотрена настоящим Кодексом в качестве обстоятельства, влекущего за собой более строгое наказание, совершенное лицом преступления квалифицируются по соответствующей части статьи настоящего Кодекса, предусматривающей наказание за неоднократность преступлений». Однако это положение закона может быть применено только в отношении тождественной неоднократности. Когда лицом совершены два или более преступления, предусмотренные одной статьей либо одной частью статьи УК РФ. Так если лицо совершило десять преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 158 УК РФ, то в соответствии с ч. 3 ст. 16 УК РФ все совершенные лицом деяния квалифицировались по ч. 3 ст. 158 УК РФ т.е. кража, совершенная неоднократно. Но когда речь идет о не тождественной, а однородной неоднократности, то данное положение закона было не приемлемо. Если еще как — то можно смириться с таким положением, когда лицо вначале совершило кражу, а затем разбой, то согласно ч. 3 ст. 16 УК РФ в целом такое деяние квалифицировались по п. «б» ч. 2 ст. 162 УК РФ, т.е. разбой, совершенный неоднократно, т.е. более общественно опасное деяние поглощало менее общественно опасное деяние, но а если наоборот: лицо вначале совершит разбой, а спустя некоторое время кражу. Как быть в этом случае? Если мы будем руководствоваться ч. 3 ст. 16 УК РФ и все содеянное необходимо квалифицировать как кражу, совершенную неоднократно, то получим явление, в котором менее общественно опасное деяние (кража) поглотит более общественно опасное деяние — разбой. Следовательно, положение закона, изложенного в ч. 3 ст. 16 УК РФ следовало толковать ограничительно, т.е. оно применимо только к тождественной неоднократности, а именно к преступлениям, не отличающимся друг от друга по юридически значимым признакам. Когда же речь идет об однородной неоднократности, то положенная ч. 3 ст. 16 УК РФ в данном случае были неприемлемы. Однородная неоднократность предусматривала совершение лицом двух и более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статей Особенной части УК РФ. Следовательно, в этом случае в совершенных лицом деяниях одновременно могли присутствовать три формы множественности: неоднократность, совокупность, а если лицо заранее совершенное умышленное преступление было судимо и судимость в установленном законом порядке не снята и не погашена, то и рецидив. А каждая форма множественности, как известно, имеет свои уголовно-правовые последствия. В тех случаях, когда налицо смешанная неоднократность, т.е. в совершенных лицом деяниях имелись две (неоднократность и совокупность), а в отдельных случаях три (неоднократность, совокупность и рецидив) формы множественности, то в этих случаях преступления квалифицируются по совокупности и неоднократности. Так, например, если лицо ранее совершило преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 161 УК РФ (грабеж) при условии если это преступление сохраняет уголовно-правовые последствия, а затем совершит преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 162 УК РФ (разбой), то второе преступление необходимо было квалифицировать как разбой, совершенный неоднократно, п. «б» ч. 2 ст. 162 УК РФ, хотя лицо фактически разбой совершило впервые. При совершении второго и последующих однородных преступлений при квалификации вменялся признак неоднократности.

Но, как известно, в соответствии с ч. 1 ст. 69 УК РФ «При совокупности преступлений наказание назначается отдельно за каждое совершенное преступление».

Следовательно, назначая наказание при смешанной неоднократности, суд вынужден был нарушать положения ч. 2 ст. 6 УК РФ, которая гласит: «Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление». При смешанной же неоднократности наказание за второе преступление назначалось с учетом квалифицирующего признака «неоднократно» т.е. за первое преступление лицо несет ответственность дважды. Так, это можно наглядно проиллюстрировать на выше приведенном примере. Лицу, совершившему грабеж ч. 1 ст. 161 УК РФ, затем разбой п. «б» ч. 2 ст. 162 УК РФ, наказание назначалось по совокупности преступлений: вначале за грабеж, а затем за разбой, совершенный неоднократно по п. «б» ч. 2 ст. 162 УК РФ, хотя лицо совершило разбой с основным составом ч. 1 ст. 162 УК РФ. Следовательно, при смешанной неоднократности виновному суд назначал наказание за первое преступление, а затем с учетом признаков (неоднократность) первого преступления (за которое лицу уже назначено наказание) суд назначал наказание за второе преступление. Поэтому нельзя признать справедливым повторный учет одних и тех же обстоятельств, которые при назначении наказания ухудшают положение виновного. Причем если по УК РСФСР в правилах назначения наказания по совокупности преступлений применяется принцип поглощения менее строго наказания более строгим либо принцип полного или частичного сложения, но в пределах, санкции статей, предусматривающей более строгое наказание. Т.е. суд не мог выйти за рамки более строгой санкции, входящей в совокупность преступлений. С принятием УК РФ эти правила существенно изменились. Так, согласно ч. 2 ст. 60 УК РФ «Более строгое наказание, чем предусмотрено соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса за совершенное преступление, может быть назначено по совокупности преступлений и по совокупности приговоров в соответствии со статьями 69 и 70 настоящего кодекса».

При квалификации смешанной неоднократности часто возникала и другая проблема, когда в норме Особенной части УК РФ предусмотрено в качестве квалифицирующего признака неоднократность, но фактически применяется другое обстоятельство — рецидив, т.е. прежняя судимость за тождественное либо однородное преступление. Так, например, если лицо ранее было судимо за грабеж (ст. 161 УК РФ), а затем совершает кражу ч. 1 ст. 158 УК РФ, при условии если за грабеж судимость не погашена или неснятая, то совершенная им кража квалифицировалась по ч. 3 ст. 158 УК РФ (кража совершенная неоднократно).

Следовательно, при таком соотношении форм множественности возникала коллизия между неоднократностью и рецидивом и разрешалась она в соответствии ч. 2 ст. 16 УК РФ в пользу неоднократности, т.е. во всех случаях если лицо, имеющее непогашенную или неснятую судимость за умышленное преступление, совершает тождественное или однородное преступление, предусматривающее в качестве квалифицирующего признака неоднократность, то в независимости от того, что лицо совершило преступление с основным составом, деяние в целом квалифицировалось как совершенное неоднократно. При таком стечении обстоятельств рецидив трансформировался в неоднократность и при назначении наказания также учитывался дважды. Первый раз в качестве квалифицирующего признака (неоднократно) и второй раз в качестве рецидива, что также противоречит принципу справедливости.

С принятием же Федерального закона Российской Федерации от 8.12.2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» данное положение коренным образом изменилось, поскольку законодатель ст. 16 УК РФ признал утратившей силу и из всех составов исключил неоднократность и судимость как квалифицирующие признаки, тем самым разрешил вышеизложенные проблемы, связанные с неоднократным учетом одних и тех же обстоятельств как в качестве квалифицирующих признаков, так и при назначении наказания, что противоречило принципу справедливости.

Однако, установив в ст. 69 УК РФ единый порядок назначения наказания при любом виде совокупности преступлений (реальной, идеальной, разнородной, однородной и тождественной) законодатель вновь отступает от принципа справедливости в части назначения наказания при тождественной совокупности.

Мы считаем, что законодателю следовало бы сохранить понятие тождественной неоднократности преступлений и предусмотреть ее в качестве квалифицирующего признака в тождественных составах преступлений, исключив возможность преобразования рецидива в неоднократность преступлений и естественно возможность двойного учета одного и того же обстоятельства и в качестве рецидива, и в качестве квалифицирующего признака в виде неоднократности. Такое положение соотносилось бы с принципом справедливости.

Таким образом, одним из важных условий назначения справедливого наказания является правильная юридическая оценка содеянного виновным. Вмененное подсудимому преступление должно быть квалифицировано в точном соответствии со статьей (частью статьи) УК, предусматривающей ответственность за совершение этого деяния. Назначенное наказание должно соответствовать тяжести преступления и личности осужденного.

superinf.ru


Обсуждение закрыто.