Шолохов споры об авторстве

Шолохов споры об авторстве

Кто же автор Тихого Дона? Спор продолжается

Андрей Шарый, Елена Фанайлова
Выход в свет так называемого авторского варианта романа Михаила Шолохова «Тихий Дон», подготовленного писателем Александром Стручковым и старшей дочерью Шолохова Марией, оживил литературоведческую дискуссию о судьбе и характере знаменитого произведения.

Споры о том, кто именно написал «Тихий Дон» ведутся с момента первого выхода романа в конце 1920-х годов. Новая версия «Тихого Дона», как сообщается, включает в себя главу, посвященную восстанию казаков в станице Вешенская, прежде не включавшуюся в роман по цензурным причинам, однако аутентичность и авторство рукописи по-прежнему подвергаются сомнениям. Среди авторитетных критиков творчества Михаила Шолохова – израильский литературовед Зеев Бар-Селла. В интервью Радио Свобода он высказал свою точку зрения на новый вариант романа «Тихий Дон»:

– Это нельзя назвать авторским изданием просто потому, что непонятно, о чем идет речь. Что значит авторское издание? Издать рукопись в ее первоначальном виде? Имеются разные типы рукописи. Например, то, что называется черновик, беловик, причем беловики и черновики сохранились далеко не полностью. Говорить об авторском издании очень сложно. Судя по всему, мы имеем перед собой правленную печатную версию издания. Что-то будет перенесено из рукописи и как-то вмонтировано в печатный текст. Дело в том, что та рукопись, которая имеется, не содержит полного текста даже двух книг.

– По каким причинам продолжается дискуссия об авторстве «Тихого Дона»?

– Если говорить всерьез, то в пользу авторства Шолохова не имеется ни одного аргумента. Кроме одного – сам Шолохов говорил, что «Тихий Дон» написал он и никто другой. Рукопись, которая нам представлена, не та рукопись, с которой был напечатан текст романа, поскольку в этой рукописи имеются правки, которые были внесены в третье книжное издание романа. Это все можно доказать, хотя это и довольно сложная процедура. Например, известно, что книжное издание романа отличается от журнальной публикации 1928 года. В текстах и в книге, и в журнале есть пропуски. Некоторые куски опубликованы в книге, некоторые опубликованы в журнале. Этих пропусков не так много, около десятка. Тем не менее, они есть. Нужно выяснить, где, собственно, источник текста. Удалось выяснить, что книжное издание основывалось на той версии текста, которая была опубликована в «Роман-газете», практически одновременно с журналом, на три месяца позже. Сравнив журнальную версию и версию «Роман-газеты», удалось установить, что обе они имеют одинаковый источник. Только редактор в журнале «Октябрь» был один, а в «Роман-газете» – другой. Сравнив эти два текста, мы можем восстановить тот вид, который имела представленная в редакцию машинопись.

Известно, кстати, что в «Роман-газету» попала машинописная копия. Если восстановить этот самый исходный экземпляр, выясняется, что он не мог быть изготовлен на основе рукописи. Рукопись включает в себя как то, что было до, так и то, что было внесено в книжные издания в 1929 году редакторами издательств. Так что рукопись, несомненно, является фальшивой. Для чего она была изготовлена – тоже известно. Весной 1929 года была сформирована комиссия по проверке слухов о плагиате. Корреспонденты иностранных агентств обратились в Наркомат просвещения с просьбой, чтобы им официально подтвердили версию о том, что комиссия признала рукопись плагиатом. В «Комсомольской правде» было опубликовано письмо, где говорилось, что все слухи о том, что Шолохов является плагиатором – измышления буржуазной пропаганды.

Я обнаружил на рукописи следы экспертизы. Там подчеркнуты места полного непонимания текста. Например, вместо слова «Назарет» написано слово «лазарет», вместо слова «лейтенант» написано «мейтенант», вместо слова «эмоции» написано «эллюции». Это значит, что человек, который писал, просто не понимал того, что пишет. Это не описки. Существуют, на самом деле, две области знаний: первая – это шолоховедение, а вторая – изучение романа «Тихий Дон». Шолоховедение – дисциплина криминологическая. В 2005 году я выпустил книгу, которая называется «Литературный котлован: проект «Писатель Шолохов»», где показал, что так называемые «Донские рассказы» не просто не принадлежат Шолохову, они вообще написаны разными людьми. То же самое можно сказать и о «Поднятой целине». Относительно романа «Они сражались за Родину», я обнаружил там куски текста (это примерно 1/6 текста), которые по всем параметрам могли быть написаны только Андреем Платоновым. Шолохов – это одна большая фальшивка.

Что же касается романа «Тихий Дон», то это роман, отнюдь не написанный самородком от сохи. Это очень изысканное произведение. В частности, приведу одну фразу: «По дороге, орошая ее пылью, с бестолковой изящностью топтался ветер». Это сочетание «бестолковой изящностью» убрано. Это определенный стиль, определенный взгляд, определенная эстетика. Кроме того, «Тихий Дон» – произведение насквозь литературное. Оно пронизано реминисценциями аллюзий. Приведу лишь некоторые имена тех, чьи произведения отразились в романе «Тихий Дон». Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Толстые — Лев Николаевич и Алексей Константинович, Салтыков-Щедрин, Мельников-Печерский, Тютчев, Фет, Чернышевский, Голенищев-Кутузов, Чехов, Бунин, Блок, Белый, Леонид Андреев, Федор Сологуб, Арцибашев, Мережковский, Иннокентий Аннинский, Гумилев, Ахматова, Маяковский, Пастернак до 1913 года, Гомер, Эдгар По, Ибсен, аббат Прево. Это круг чтения нормального русского интеллигента. Среди всех этих авторов нет ни одного произведения, написанного и опубликованного после 1916 года. Создается впечатление будто автор «Тихого Дона» не знал, что возникнет советская литература. Кстати, на момент выхода «Тихого Дона» советская литература существовала уже 10 лет.

Кроме всего прочего, сам текст романа исключительно загадочен. Например, есть так называемая глава «Дневник казака-студента», которая состоит из двух частей – любовной, описывающей роман героя с Елизаветой Моховой, и вторая часть – пребывание героя на фронте. Удается доказать, что то, что описано в любовной части, относится к событиям 1911 года, а то, что описано в части фронтовой, к 1914-му. Судя по всему, тот, кто писал любовную часть, еще не знал, что в июле 1914 года Германия объявит России войну. Роман был написан намного раньше, чем Шолохов вообще взялся за перо.

– Люди, которые занимаются изучением творчества Шолохова, и те, которые поддерживают то, что вы называете мифом о Шолохове, знакомы с этими аргументами. Но Шолохов – Нобелевский лауреат, существует станица Вешенская, есть миф, связанный с Шолоховым. Каким вам представляется исход этой дискуссии?

– Перед нами сейчас стоит другая задача. Написал Шолохов «Тихий Дон» или нет – тут дискуссии нет. Он не мог его написать. Задача совершенно другая – нужно найти неизвестного русского писателя, лауреата Нобелевской премии по литературе 1965 года. Вот этим я и занимаюсь, – заключил израильский литературовед Зеев Бар-Селла.

Вокруг «Тихого Дона» с момента написания его первого тома, то есть с 1926 года, и с начала журнальных публикаций, появляется довольно большой корпус мифов. Цензоры Главлита купировали сцены антисоветского восстания и вообще антисоветских настроений казачества, а советские писатели хотели доказать самому Сталину, что такой молодой и малообразованный юноша, как Шолохов, не может писать так хорошо и быстро (три первых тома романа были написаны двадцатидвухлетним автором за два с половиной года). В 1929 году даже была создана специальная комиссия с участием Серафимовича и Фадеева по расследованию этих обвинений, которая признала авторство Шолохова. Сталин позволил Шолохову продолжать работу над романом после того, как писатель сумел убедить вождя, что разоблачает идеи троцкизма.

Обвиняет Шолохова в плагиате не только профессор Бар-Селла, но и так называемая ростовская школа исследователей. Они утверждают, что автор «Тихого Дона» – белый офицер Федор Крюков. В авторстве Шолохова серьезно сомневался и Александр Солженицын. Вообще, «кто автор «Тихого Дона»?» – это целый почтенный раздел шолоховедения, со своими яростными защитниками и противниками Шолохова, так что эмоциональные реакции исследователей здесь совершенно не исключение.

Читайте так же:  К какому налогу относиться усн

Литературоведы во время перестройки ожидали, что будут найдены архивы и восстановлены именно цензурированные антисоветские сцены, но дискуссия переместилась в зону авторства «Тихого Дона». Защитником авторства писателя является Институт мировой литературы под руководством Феликса Кузнецова, с которым связана старшая дочь Шолохова, и шолоховский музей в Вешенской. Рукопись, которая издается в Харькове (и, по мнению исследователей, не является единственной и последней), была выкуплена ИМЛИ осенью 1999 года при личной поддержке Владимира Путина. Называется сумма в 50 тысяч долларов. Публикует книгу международный Шолоховский комитет, которым руководит сын Виктора Черномырдина Андрей, и он сделал заявление, что дата выхода приурочена ко дню рождения отца, который «сам был из казаков».

Шолохов продолжает оставаться в сфере государственных интересов, в том числе как Нобелевский лауреат, единственный из русских, чья премия была получена с согласия советского правительства.

www.proza.ru

Шолохов споры об авторстве

В отношении реального авторства «Тихого Дона» в литературоведческих кругах существует два противоположных мнения.

Одни историки литературы и исследователи творчества Шолохова считают, что Михаил Александрович абсолютно заслуженно получил свою Нобелевскую премию и его авторство в отношении этого произведения не подлежит никакому сомнению.

Другие сильно сомневаются, что Шолохов был способен написать такую всеобъемлющую картину казачьей жизни. Более того, некоторые литературоведы ставят под сомнение и авторство всех прочих его произведений. Это мнение уже много раз опровергалось исследователями творчества писателя, но сплетни до сих пор бытуют на самых разных уровнях изучения этого произведения.

Откуда пошли слухи

Впервые сплетня о краже романа «Тихий Дон» появилась сразу же после публикации первых 2-х частей в 1928 году. Тогда рассказывали, что писатель нашел рукопись в полевой сумке убитого белогвардейца и присвоил ее себе. Достоверности слухам добавляла история о старушке-матери убитого белого офицера. Она якобы звонила в издательство, угрожала и требовала опубликовать «Тихий Дон» с настоящим именем автора на обложке.

Серафимович А., главред журнала «Октябрь», объяснял все эти рассказы банальной завистью. Шолохову тогда было всего 22 года. Такой молодой автор – и вдруг такой успех! Этого не могли перенести многие маститые светила литературы.

В 1930 году обнаружилось неожиданное подтверждение слухам о краже литературного произведения. Тогда вышел сборник писателя Серебряного века Леонида Андреева с письмом от 1917 года к критику-публицисту Голоушеву, который якобы написал «Тихий Дон».

Развенчание слухов

Но Голоушев написал всего лишь небольшие путевые очерки, которые озаглавил «С Тихого Дона». Эта схожесть названий и ввела в заблуждение читателей. А разобрался в этом литературном клубке только в 1977 году советский публицист и историк из Тифлиса, Р. Медведев.

Сам Шолохов отлично знал обо всех инсинуациях завистников. Особенно его расстраивало, что 3-ю книгу «Тихого Дона» не хотели печатать. Верившие в сплетню о плагиате видели в этом факте подтверждение литературной несостоятельности Шолохова.

Но продолжение книги не хотели издавать по другой причине: сторонники Троцкого боялись, что после выхода продолжения станет известна правда о Вёшенском мятеже казаков 1919 года. О нем Шолохов и написал в неизданном продолжении.

Литературная комиссия

В 1929 году Михаил Александрович предоставил в редакцию «Правды» и рукописи первых 3-х книг «Тихого Дона», и план четвертой. Они были подвергнуты тщательному изучению литературной комиссией, основанной по инициативе М. Ульяновой.

Комиссия сравнила эти произведения с более ранними рукописями Шолохова, известными, как «Донские рассказы». Было установлено, что стиль и манера письма всех этих произведений однотипны.

Несмотря на изданное после работы комиссии Ульяновой опровержение, диспуты о реальном авторстве романа появились снова спустя 10 лет. Всплыло имя белогвардейца Крюкова, который был писателем донского казачества. Но дальше слухов дело не пошло, поскольку документальных свидетельств не было никаких.

После 1970-х

В конце 70-х споры об авторстве произведения продолжились. Многие исследователи (Твардовский А. Т., Чудакова М. О. и др.) допускали, что Шолохов мог позаимствовать какие-то исторические данные о казаках из записок Крюкова. В достоверности авторства Михаила Александровича еще в 20-ые годы сильно сомневались Толстой А. Н. и Лихачев Д. С.

Подозрения вызывало и слишком вольное обращение писателя с рукописью. Шолохов сто раз правил первоначальный вариант, безжалостно выкидывал целые сюжетные линии. Настоящий автор не мог бы так «кромсать» собственное детище. В разные годы исследователи приписывали авторство «Тихого Дона» различным писателям, даже Николаю Гумилеву.

Истину удалось восстановить в 1999 году. Сотрудники РАН обнаружили давно потерянные рукописи первых 2-х книг Шолохова. Это были те самые экземпляры, которые предъявлял писатель на суд комиссии Марии Ульяновой еще 70 лет назад.

Из более чем 800 страниц 605 написаны рукой самого Михаила Александровича. Везде заметны следы кропотливой работы автора над произведением. Остальные страницы переписаны начисто его супругой. Была произведена тщательная всесторонняя экспертиза рукописи (графологическая, идентификационная и пр.).

Вердикт исследователей однозначен: роман написан Шолоховым собственноручно. Его авторство не вызывает сомнений. По черновикам и запискам, которые прилагались к рукописи, легко проследить, как писатель трудился над канвой произведения, живописал характеры героев и события их жизни.

russian7.ru

Громкие споры вокруг «Тихого Дона»

Фрагмент рукописи романа «Тихий Дон»

Федор Крюков
В ответ на эти тезисы сторонники Шолохова замечают, что стиль Крюкова более лаконичен, чем тот, что мы видим в «Тихом Доне», его предложения короче, в них почти отсутствуют метафоры, он также использует меньше диалектизмов. Кроме того, у Федора Крюкова не было времени, чтобы написать третью и четвертую книги.
Шолохов писал с ошибками?
Но даже если отказаться от теории авторства Крюкова, вопросы к Шолохову все равно остаются. Сторонники версии плагиата обращают внимание, например, на огромное количество сюжетных неувязок, фактологических, стилистических ошибок, очевидных противоречий, которые автор с таким уровнем знаний не мог допустить.
Сторонники версии, что Шолохов украл рукопись Тихого Дона, нашли в романе огромное количество различных ошибок
Например, главные герои одновременно воюют в Германии и Австро-Венгрии, бой начинается 16 августа, а ранение в нем герой получает 16 сентября, через 3 дня после зачатия ребенок уже начинает шевелиться в утробе матери. Филологи Томашевские считали, что только с чужим текстом можно было так обращаться. Критики объясняют это довольно просто: у романа существовало несколько «праредакций», которые после были скомпилированы в единый текст менее компетентным автором.
Также в обнаруженной рукописи Шолохова критики выявили ряд ошибок, которые трудно назвать иначе, кроме как ошибками при быстром переписывании текста с чужим почерком. Кроме того, в рукописи, часть которой написана самим Шолоховым, часть — его женой, подозрительно мало авторских исправлений. Все эти ошибки и неточности сторонники Шолохова объясняют тем, что текст «Тихого Дона» был создан довольно быстро, и именно из-за вынужденной скорости написания Шолохов пожертвовал правилами стилистики и грамматики.

Кадр из фильма «Тихий Дон» 1958 года. Режиссер Сергей Герасимов
Фальшивая рукопись
Критики подозревали, что рукопись, предоставленная Шолоховым для комиссии, была написана позже, чем сам роман. В рукописи отсутствуют очевидные ошибки, которые были в первых редакциях «Тихого Дона». Некоторые филологи предполагали, что первоначальная рукопись слишком явно показывала наличие другого автора, возможно, даже содержала части, написанные его рукой. Она бы не обелила Шолохова, а лишь подтвердила его виновность в плагиате.
Слишком юный гений
Конечно, обвиняли Шолохова и в его чрезмерной юности. Когда были выпущены первые две книги «Тихого Дона», автору было всего 22 года. Сторонники Шолохова парируют, вспоминая, что Пушкин, например, в 23 года написал первую главу «Евгений Онегина», Лермонтов в 26 — «Героя нашего времени», а Гоголь в 22 — «Вечера на хуторе близ Диканьки». Еще более запутанным делают вопрос об авторстве «Тихого Дона» личные и политические пристрастия сторонников той или иной идеи.
Был ли Шолохов всего лишь лицом проекта СССР, который стремился получить престижную Нобелевскую премию, или на самом деле юным гением? Справедливы ли обвинения в плагиате? И если справедливы, то кто все-таки истинный автор великого «Тихого Дона»? Сегодня этот вопрос так и остается открытым.
Екатерина Астафьева

back-in-ussr.com

Читайте так же:  Действующие приказы по наркотикам

Кто на самом деле написал «Тихий Дон»?

Содержимое

Не так давно на телеканале «Россия 1» состоялась премьера новой экранизации романа Михаила Шолохова «Тихий Дон».

Признаюсь вам, я не видел этого сериала, хотя осмелюсь предположить, что вряд ли он будет лучше легендарной постановки Сергея Герасимова. Но эта статья не о кино, не о достоинствах и недостатках вот уже четвертой экранизации этого бессмертного романа. Мне бы хотелось поделиться с читателями некоторыми размышлениями по поводу авторства «Тихого Дона», дискуссия о котором началась буквально сразу после выхода романа в свет.

Я прочитал «Тихий Дон» достаточно поздно, лет в сорок. И перед прочтением, будучи наслышан о спорах вокруг его авторской принадлежности, решил ознакомиться с доводами всех сторон, принимавших участие в этой дискуссии. Доводы в пользу того, что этот роман написан не Шолоховым, показались мне более убедительными, нежели аргументы противников этой точки зрения. Но, прочитав роман, я пришел к твердому убеждению, что Шолохов действительно не является основным его автором. На мой взгляд, он, без сомнения, принимал участие в работе над «Тихим Доном», но большая часть текста принадлежит все-таки не ему. Сейчас я кратко изложу основные доводы обеих сторон (и тех, кто защищает авторство Шолохова, и тех, кто его отрицает), и пусть читатели сами рассудят, чьи из них являются более весомыми и убедительными.

Аргументы «за» и «против»

Итак, как правило, авторство Шолохова отстаивает официальная литературоведческая номенклатура (уходящая своими корнями в советское прошлое), т. е. научные сотрудники литературных институтов, основной специальностью которых является изучение творчества этого писателя. Вот их основные аргументы в пользу авторства Шолохова:

– во-первых, сам Шолохов до «Тихого Дона» уже успел написать свои «Донские рассказы»;
– во-вторых, рукописи романа, без всякого сомнения, написаны рукой автора;
– в-третьих, в 70-е годы в Швеции был проведен компьютерный анализ текстов, с помощью которого удалось установить достаточно высокую вероятность того, что текст романа принадлежит Шолохову.

Однако, на мой взгляд, противники советской литературоведческой традиции, а среди них были очень известные имена (например, А. Солженицин был твердо уверен, что Шолохов не является автором романа, а уж он в литературе знал толк), приводят достаточно весомые возражения на этот счет:

– феномен «гения» Шолохова слишком явно не вписывается в рамки здравого смысла. Как правило, все великие писатели (ну, может быть, за исключением М. Горького), создавшие произведения такого уровня, имели прекрасное образование, богатый жизненный опыт, а их талант раскрывался постепенно. Т. е. ранние их произведения, чаще всего, уступают по качеству произведениям зрелого периода. В этом смысле творческий путь Шолохова вообще трудно поддается анализу. Автор практически не имел образования – Мише Шолохову удалось закончить только четыре класса гимназии: «В 1974 году в Париже была издана книга Ирины Медведевой-Томашевской “Стремя Тихого Донаˮ. В предисловии А. Солженицын открыто обвинял Шолохова в плагиате: “23-х летний дебютант создал произведение на материале, далеко превосходящем свой жизненный опыт и свой уровень образованияˮ» (1).
Как такое эпохальное произведение мог написать малообразованный человек, до сих пор остается загадкой. Кстати говоря, и в повседневной жизни Шолохов не производил впечатления интеллектуала. Фактически Шолохова можно назвать писателем одного романа, т. к. его остальные произведения по своему художественному уровню ниже «Тихого Дона». Так, например, Солженицин определил жанр романа «Поднятая целина» как «блокнот агитатора в диалогах»;

– с рукописями история оказалась тоже довольно запутанной. Через некоторое время после первой экспертизы (которая мало у кого вызывает доверие), сделанной еще в конце 20-х годов, рукописи романа бесследно пропали. Шолохов уверял, что потерял рукописи. А в 1947 году он объявил их погибшими окончательно.
Но после смерти писателя рукописи нашлись за границей и не так давно были выкуплены Россией в качестве культурного наследия страны. Но до сих пор они почему-то не опубликованы. Сам факт того, что они написаны рукой Шолохова, мало что доказывает, т. к. сами рукописи могли стать плодом простой переписки или переработки чужого материала. «Исследователь Зеев Бар-Селла предположил, что это не оригинал, а безграмотная копия с грамотного оригинала»;

– с экспертизой, проведенной в Швеции, дело обстоит еще проще. Представьте себе методы компьютерной обработки в 70-е гг. Сегодня практически во всех областях науки приходится снова и снова уточнять данные компьютерного анализа, сделанного много десятилетий назад, в силу их естественного несовершенства. При этом нужно учитывать нежелание самих шведов попасть впросак с Нобелевской премией, которой они наградили Шолохова. Да и сам метод, как утверждают некоторые аналитики, был изначально ущербен. На самом деле, анализируя текст, нужно было сравнивать не отдельные места «Тихого Дона» между собой (выбранные случайно), а текст «Тихого Дона» с текстами того писателя, которого небезосновательно подозревают в авторстве романа.

Если даже допустить, что не Шолохов написал «Тихий Дон», то как тогда объяснить его участие в этой истории?

По мнению противников авторства Шолохова, дело обстояло следующим образом: Шолохов родился и вырос на Дону, на хуторе Кружилин станицы Вешенской в 1905 году. Весной 1920 года неподалеку от Вёшенской, в районе станицы Новокорсунской, умер участник Донского восстания, прошедший Первую мировую войну, человек, собиравший материал по истории казачества и восстания донских казаков против советской власти, известный казачий писатель Федор Крюков. Он, по свидетельству очевидцев офицеров, которые лично знали Крюкова, в течение нескольких последних лет до своей кончины писал большое произведение о казаках и войне. После смерти Крюкова все его рукописи, дневник и заметки бесследно исчезли. Учитывая тот факт, что в годы Гражданской войны в казачьих станицах было не так уж много грамотных людей, рукописи Крюкова вполне могли попасть к Шолохову, который в то время служил в станичном ревкоме, а также работал учителем начальной школы: «В 1975 году, в Париже, вышла книга Роя Медведева “Кто написал «Тихий Дон»ˮ. Медведев обращает внимание на тот, факт, что тесть Шолохова П. Громославский принимал участие в белоказачьем движении и был одним из сотрудников газеты “Донские ведомостиˮ, которую редактировал Ф. Крюков… После смерти последнего, Громославский с группой казаков похоронил его недалеко от станицы Новокорсунской. Медведев предполагает, что именно Громославскому досталась часть рукописей Ф. Крюкова» (2).

Кстати, сам Шолохов всегда отрицал свою связь с рукописями Крюкова и даже настаивал на том, что ничего не слышал о таком писателе и вообще не знал о существовании такого человека. Хотя, на самом деле, в это очень трудно поверить: «Есть все основания говорить, что Михаил Александрович, делая такое категоричное заявление, был, по меньшей мере, не совсем искренним… Учась в Москве, в Богучаре, а потом в Вешенской, гимназист Миша Шолохов (как признавался потом) зачитывался русскими классиками, буквально проглатывал журнальные новинки. Неужели он никогда не держал в руках журнал “Русской богатствоˮ…. И в нем – имя Ф. Крюкова. Держал. И читал. Недаром же изобразил в начале второй части романа, как Сергей Платонович Мохов, богатейший в станице человек, на прохладной кушетке перелистывал июньскую книжку “Русского богатстваˮ» (3).

Читайте так же:  Полномочия судебных коллегий суда рф

Другом Крюкова был и попечитель Шолохова в писательских кругах А. С. Серафимович. А о личном знакомстве тестя Шолохова с Крюковым мы уже говорили.

К чему было так скрывать очевидные вещи?

Чего боялся молодой советский писатель, когда отрицал какую-либо связь с Федором Крюковым? А что, если он просто переработал рукописи последнего и выдал их за свои? Как это ни покажется странным, у сторонников этой версии есть достаточно серьезные аргументы, а именно:

– во-первых, трудно поверить в то, что молодой, неопытный выходец из провинции мог так ярко описать события Первой мировой войны, в том числе и военный быт. Когда читаешь роман, понимаешь, что так описать армию изнутри мог только тот, кто находился в окопах, казармах и блиндажах, бок о бок с офицерами и солдатами. Так мог писать о войне Лев Толстой, который принимал непосредственное участие в Кавказской кампании и обороне Севастополя. Так мог писать об армии Александр Куприн, закончивший кадетский корпус, прослуживший несколько лет в действующей армии. Но молодой, полуграмотный юнец так об армии написать вряд ли бы сумел;

– во-вторых, по мнению многих аналитиков, рукопись романа слишком неоднородна для того, чтобы выйти из-под пера одного человека. Скорее всего, Шолохов правил ее. Эксперты считают, что первые два тома были закончены настоящим автором практически на 80-90% и поэтому содержат минимальное количество правок Шолохова. Только этим можно объяснить просто сумасшедшую скорость работы над рукописями этой части романа. Шолохов написал первые два тома (вдумайтесь!) всего за несколько месяцев:

«В начале 80-х годов проблема «взрывной плодовитости Шолохова заинтересовала доцента Орловского института В. М. Шепелева… Если в конце 1926 года Шолохов только “стал думать о более широком романеˮ (после “Донщиныˮ В. С.) и “когда план созрел, – приступил к собиранию материалаˮ… то начать непосредственно писать первую книгу “Тихого Донаˮ он мог, в лучшем случае, лишь в начале 1927 года, учитывая, что сбор материала требовал очень много времени… Получается, что примерно за четыре месяца Шолохов сумел написать блестящую книгу объемом в тринадцать печатных листов?! Еще меньше времени ушло на сдачу второй книги» (4).

А вот над последующими частями ему пришлось изрядно потрудиться. Именно там мы можем встретить большинство авторских вставок Шолохова, вставок, которые, по мнению некоторых исследователей, пошли только во вред гениальному произведению:

«При внимательном чтении романа обнаруживаются многочисленные неувязки, противоречия и вообще чужеродные куски текста, которые говорят о полном непонимании Шолоховым событий и фактов, описанных (якобы им же самим) в “Тихом Донеˮ, и вызывают законный вопрос: как такое вообще могло быть написано?» (5).

Незадачи

Так, например, в первой части романа Шолохов вставил короткую автобиографическую вставку о молодости Аксиньи, которая вышла замуж не по любви и потеряла первого своего ребенка. Необходимость этой вставки, скорее всего, была продиктована требованием советской цензуры, придававшей огромное значение описанию нелегкой судьбы простых людей в Российской Империи. Но вот незадача – сделав эту вставку, Шолохов упустил из виду тот факт, что в дальнейшем (по всей очевидности, переписывая рукопись практически автоматически) говорит нам о том, что у Аксиньи не было детей. В этом Аксинья признается Григорию, когда объявляет ему о своей первой беременности: «С ним сколько годов жила (т. е. со своим законным мужем Степаном) – и ничего! Сам подумай. Я не хворая баба была… Стал быть, от тебя понесла, а ты…».

И это не единственный пример подобной невнимательности: «Дело в том, что Шолохов, конструируя в романе свою версию фронтовой судьбы героев, разорвал непрерывную нить повествования и вставил (11-ю) главу с дневником убитого студента, который якобы Григорий подобрал на передовой. Заканчивается дневник датой 5 сентября, и Шолохов при этом совершенно “забылˮ, что в середине августа он уже “отправилˮ Григория после ранения в тыловой госпиталь. Чтобы исправить свою оплошность, Шолохов, недолго думая, в позднейших редакциях романа заменил дату ранения Григория с 16 августа на 16 сентября. Совершенно не обращая внимания, что к хронологическим датам в “Тихом Донеˮ привязаны конкретные исторические события» (6).

Во второй части романа, как мы уже говорили, таких вставок еще больше, и почти все они касаются событий, связанных с революционной борьбой, пафосного описания которой просто не могло быть у Крюкова. На самом деле, роман «Тихий Дон» представляет из себя произведение исключительно антисоветское, и Шолохову, видимо, пришлось достаточно потрудиться над тем, чтобы сгладить градус антисоветчины в последних частях романа, введя в него таких персонажей, как большевик Штокман, Бунчук и т. д. «О выпадении из органики романа таких фигур, как Штокман, писала еще в 1974 году И. Н. Медведева (Томашевская)» (7).

В этом легко убедиться, если беспристрастно сравнить те места романа, в которых с нескрываемой любовью, очарованием, а затем и с болью за судьбу Донского казачества описывается быт казаков, природа донской земли, а также события Первой мировой войны и эпизоды Донского восстания. Увы, но все эти политагитки от революционеров Штокмана и Бунчука больше напоминают «Поднятую целину», в которой и близко нет духа любви к казакам и к их самобытной культуре;

– в-третьих, на всем протяжении романа можно наблюдать множество ошибок, связанных с перепиской трудно разбираемой рукописи. Например, говоря о первых днях Первой мировой войны, Шолохов пишет о боях возле города Столыпин. На самом деле, только полный невежда (автоматически переписывающий рукопись), и слыхом не слыхивавший о

Первой мировой, мог перепутать название города Столуппинен, в районе которого действительно произошли первые столкновения русской императорской армии с германцами, с фамилией знаменитого премьер-министра Российской Империи Столыпина, погибшего от руки террориста. И это не единственная описка Шолохова;

– в-четвертых, в романе с какой-то издевательской беспорядочностью перепутаны даты, касающиеся Донского восстания: некоторые указаны точно, другие проставлены невпопад. По всей видимости, Шолохов дорабатывал рукопись и, будучи плохо знакомым с хронологией событий Донского восстания, делал эти ошибки.

А зачем был нужен весь этот подлог?

Учитывая тот факт, что роман вышел в свет после того, как его лично прочел и одобрил Сталин, можно сделать предположение, что «вождю всех народов» понадобился свой, советский гений, способный написать произведение мирового уровня. Советская власть отчаянно нуждалась в любых подтверждениях того, что она всячески способствует гармоничному развитию человеческой личности, и потому, как и следовало ожидать, плодовита на гениев. Ну не мог Сталин признать, что гениальный роман написан белогвардейским офицером, воевавшим с Советами и глубоко презиравшим Советскую власть.

К сожалению, объем данной статьи не позволяет нам детально разобрать все аргументы, касающиеся версии о переработке Шолоховым рукописей Крюкова. На самом деле объем этих аргументов мог бы уложиться не в одну солидную книгу. Поэтому тем, кому интересно выяснить для себя этот вопрос во всех тонкостях и хитросплетениях, советуем воспользоваться ссылками в конце этой статьи и надеяться на то, что рано или поздно с помощью современных методов анализа текстов справедливость будет восстановлена и мы точно узнаем, кто является настоящим автором романа.

pravlife.org

Обсуждение закрыто.