Сделка совершенная с превышением полномочий

Сделка совершенная с превышением полномочий

Сделка совершенная с превышением полномочий

В российском гражданском законодательстве вопросу совершения сделки неуполномоченным лицом непосредственно посвящены ст. 174 ГК (последствия ограничения полномочий на совершение сделки) и ст. 183 ГК (заключение сделки неуполномоченным лицом). Кроме того, есть общая норма о недействительности сделки ст. 168 ГК (недействительность сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам).

Судебная практика признания недействительными сделок, совершенных неуполномоченными лицами, обширна и даже упорядочена Высшим арбитражным судом (Постановление Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. N 9 «О некоторых вопросах применения ст. 174 ГК РФ при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок» и Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 23 октября 2000 г. N 57 «О некоторых вопросах практики применения ст. 183 ГК РФ»).

В зависимости от наличия определенных обстоятельств даже при совершении сделки неуполномоченным лицом такие сделки могут быть действительными. Распространенным вариантом является совершение сделки директором, полномочия которого только впоследствии признаны недействительными.

В целях подробного разграничения оснований признания недействительными сделок, совершенных неуполномоченными лицами, а также оснований для отказа в признании их недействительными, исследуем отдельно каждый из возможных вариантов.

Применение к исследуемым отношениям ст. 183 ГК

Статья 183 ГК применяется во всех случаях заключения сделки неуполномоченным лицом (при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий), за исключением случаев превышения полномочий органом юридического лица или лицом, чьи права дополнительно ограничены договором.

В случаях превышения полномочий органом юридического лица при заключении сделки необходимо руководствоваться ст. 168 или 174 ГК.

При превышении полномочий лицом, чьи права ограничены дополнительно по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, следует применять ст. 174 ГК.

Но интерес в рассматриваемом случае представляет не основание применения ст. 183 ГК, а последствия, которые должны последовать в связи с таким применением, т.е. судьба сделки. И рассуждать в данном случае приходится уже о двух сделках – между представителем и третьим лицом и между представляемым и третьим лицом.

Из нормы п. 1 ст. 183 ГК следует, что сделка между третьим лицом и представляемым не «считается заключенной», т.е. вообще не существует. По такому верному пути идет и судебная практика, признавая подобные сделки незаключенными (Постановления ФАС МО от 16.03.04 №КГ-А40/1697-04, ФАС МО от 21.11.03 №КГ-А40/9075-03, ФАС МО от 20.02.02 №КГ-А40/562-02). Однако в некоторых случаях суды неправомерно оценивают сделки между представляемыми и третьими лицами недействительными, что является нарушением норм материального права (Постановление ФАС МО от 10.09.03 №КГ-А40/6656-03).

Заключенной по смыслу ст. 183 ГК должна быть сделка между представителем и третьим лицом. Но при установлении в силу указания закона договорных правоотношений между представителем и третьим лицом существует множество требующих внимания условий.

Так, сделка между представителем и третьим лицом должна удовлетворять всем признакам действительности и заключенности. Третье лицо должно быть согласно заключить сделку не с представляемым, как оно предполагало, а с представителем; представитель должен иметь способность заключить такую сделку.

В случае если третье лицо не согласно на то, что контрагентом по сделке с ним будет представитель, сделка с ним не может быть признана заключенной в связи с отсутствием соглашения о сторонах сделки. Однако если третье лицо узнало об отсутствии полномочий представителя уже в процессе исполнения им сделки и оно не согласно на контрагента в лице представителя, сделка между этим лицом и представителем является на основании ст. 168 ГК ничтожной как нарушающая ст. 432 ГК (основные положения о заключении договора), 153 ГК (понятие сделки).

Под способностью представителя совершать сделку понимается, например, наличие у него права на имущество, отчуждаемое по сделке, или наличие у представителя определенного статуса, при котором он может совершить сделку. Так, представитель не может распорядиться имуществом, принадлежащим акционерному обществу (представителем которого он якобы являлся), или не может заключить договор на ведение реестра от лица регистратора (поскольку он заключается профессиональным участником рынка ценных бумаг – юридическим лицом). Отсутствие описанной способности влечет ничтожность сделки с представителем.

Таким образом, лишь при наличии указанных условий сделка с представителем может быть действительна.

Но даже при действительности сделки с представителем последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.

Таким образом, при наличии одобрения представляемого, действующего с обратной силой, в силу прямого указания закона действительная (или даже недействительная) сделка с представителем преобразуется в действительную сделку с представляемым. И здесь для всех субъектов правоотношения важно было бы точнее определить период времени для возможного одобрения, имеющего такие кардинальные последствия в отношении сторон и действительности сделки.

Применение к исследуемым отношениям ст. 174 ГК

Статья 174 ГК применяется в случаях, если полномочия органа юридического лица на совершение сделки ограничены учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в законе, и при ее совершении указанный орган вышел за пределы этих ограничений. Если же орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных законом, ст. 174 ГК не применяется, в указанных случаях надлежит руководствоваться ст. 168 ГК.

Также ст. 174 ГК применяется при превышении лицом полномочий, дополнительно ограниченных договором по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка. Но поскольку случаи такого ограничения редки, останавливаться подробно на изучении данного случая не представляется необходимым.

Сделки, совершенные с превышением ограниченных полномочий, могут быть признаны судом недействительными по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об ограничениях.

Ссылка в договоре о действии представителя одной из сторон «на основании Устава» не может в любых случаях однозначно оцениваться судами как осведомленность контрагента об отсутствии полномочий у представителя, а должна быть исследована в совокупности с другими обстоятельствами дела и доказательствами (п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. N 9 «О некоторых вопросах применения ст. 174 ГК РФ при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок»).

Лицо, в интересах которого установлены ограничения, вправе впоследствии одобрить такую сделку. Поскольку ст. 174 ГК не содержит положений об одобрении сделок, к таким отношениям следует применять п. 2 ст. 183 ГК, регулирующий сходные отношения.

Таким образом, никаких сложностей и разногласий в применении указанной статьи, особенно после издания Постановления Пленума ВАС №9, не возникает (Постановления Президиума ВАС от 6.04.99 г. N 329/99, Президиума ВАС от 24.03.98 г. N 6816/97, Президиума ВАС от 11.08.98 г. N 2385/98, ФАС ДО от 12.01.04 N Ф03-А73/03-1/3620).

Применение к исследуемым отношениям ст. 168 ГК

Наибольший интерес в массе сделок, совершенных неуполномоченными лицами, представляют сделки, признаваемые недействительными по ст. 168 ГК. К ним относятся сделки, совершенные органом юридического лица с превышением полномочий, установленных для него законом.

Сложившаяся судебная практика квалифицирует такие сделки ничтожными как не соответствующими ст. 53 ГК (Постановление ФАС МО от 07.10.04 №КГ-А40/8834-04-П, ФАС МО от 04.03.04 №КГ-А40/995-04, ФАС МО от 07.10.04 №КГ-А40/8834-04-П).

При этом, в последнее время в свете множества корпоративных конфликтов часто возникает ситуация, когда полномочия органа юридического лица (чаще всего – директора) уже впоследствии признаются недействительными (например, признается недействительным решение общего собрания акционеров об избрании директора). И встает вопрос о действительности всех сделок, совершенных этим директором.

Найденные среди опубликованных судебные акты, рассматривавшие аналогичные ситуации, однозначно отказывали в признании таки сделок недействительными. При отказах суды приводят следующие аргументы:
— недействительность решения об избрании единоличного исполнительного органа влечет не недействительность совершенных им сделок, а ответственность этого лица за убытки общества (Постановление ФАС ДО от 08.06.04 №КГ-А59/04-1/1384);
— согласно ст. 201 АПК, недействительные ненормативные акты — в том числе, решения органов общества об избрании директора – не подлежат применению с момента вынесения судебного акта, признающего их недействительными, т.е. не распространяются на момент совершения сделки директором (Постановление ФАС ДО от 08.06.04 №КГ-А59/04-1/1384);
— в момент совершения оспариваемого договора директор действовал полномочно, поскольку тогда стороны не могли знать о признании избрания директора незаконным (Постановление Президиума ВАС от 24.03.98 №6813/97);
— в момент совершения сделки директор ни с кем не конкурировал, а признание факта отсутствия у него в тот момент полномочий означало бы необходимость признания недействительной всей хозяйственной деятельности общества в период его руководства (Постановление ФАС МО от 11.03.04 №КГ-А40/956-04).

Читайте так же:  Квитанция на оплату налога по патенту

Таким образом, последующее признание отсутствия полномочий у лица, действовавшего от имени органа юридического лица, не влечет признания совершенных сделок недействительными.

Следует отметить, что в рассматриваемом случае совершения сделки неуполномоченным лицом одобрение таких сделок не исцеляет их недействительности. Одобрение ничтожных сделок возможно лишь в силу специального указания на это закона. Преимущественно судебная практика следует этому мнению (Постановление ФАС МО от 01.08.02 №КГ-А40/5167-02, ФАС ЗСО от 26.12.00 №Ф04/3346-466/А67-2000), но, к сожалению, появляются и противоположные точки зрения (Постановление ФАС МО от 27.12.04 №КГ-А40/12132-04).

Подводя итог изложенному, необходимо указать, что сделки, совершенные неуполномоченными лицами, можно условно разделить по применяемым к ним нормам – ст. 183, 174 или 168 ГК РФ – и наступающим в результате последствиям.

При применении ст. 183 ГК – в случаях заключения сделки неуполномоченным лицом, за исключением случаев превышения полномочий органом юридического лица – при отсутствии одобрения представляемого, сделка в зависимости от обстоятельств дела или считается заключенной с представителем (но при определенных условиях является недействительной), или вообще не считается заключенной.

При применении ст. 174 ГК — в случаях совершения сделки органом юридического лица с превышением полномочий, ограниченных учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в законе, – при отсутствии одобрения представляемого, сделка может быть признана недействительной, если другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об ограничениях.

При применении ст. 168 ГК – в случаях совершения сделки органом юридического лица с превышением полномочий, установленных для него законом, — сделки признаются ничтожными, за исключением признания отсутствия у органа полномочий по истечении времени после совершения сделки

epam.ru

Статья 174. Последствия нарушения представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица

1. Если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором или положением о филиале или представительстве юридического лица либо полномочия действующего от имени юридического лица без доверенности органа юридического лица ограничены учредительными документами юридического лица или иными регулирующими его деятельность документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или такой орган вышли за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об этих ограничениях.

2. Сделка, совершенная представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана судом недействительной по иску представляемого или по иску юридического лица, а в случаях, предусмотренных законом, по иску, предъявленному в их интересах иным лицом или иным органом, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

Комментарий к Ст. 174 ГК РФ

1. В комментируемой статье идет речь об оспоримых сделках, совершенных с превышением полномочий.

Недействительными могут быть признаны сделки, совершенные с выходом за пределы ограниченных полномочий лицом, полномочия которого на совершение сделки ограничены договором, или органом юридического лица, полномочия которого ограничены его учредительными документами. Как отмечается в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. N 9 «О некоторых вопросах применения ст. 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок», ст. 174 ГК РФ не применяется в случаях, когда орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных законом. В указанных случаях надлежит руководствоваться ст. 168 ГК РФ.

Следует отличать сделки, совершенные с выходом за пределы полномочий, от сделок, совершенных неуполномоченным лицом.

2. Требования о признании недействительной и применении последствий недействительности сделки, совершенной за пределами полномочий, могут предъявить только указанные в комментируемой статье лица — те, в интересах которых установлены ограничения. По мнению Пленума ВАС РФ, изложенному в вышеназванном Постановлении, в тех случаях, когда ограничения полномочий органа юридического лица установлены учредительными документами, таким лицом по смыслу ст. 174 ГК РФ является само юридическое лицо. В случаях, прямо указанных в законе, данные иски вправе заявлять и иные лица (в том числе учредители).

3. Сделка может быть оспорена по основаниям, предусмотренным ст. 174 ГК РФ, только тогда, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об ограничениях полномочий на совершение сделки. В большинстве случаев при совершении сделки орган юридического лица указывает на то, что действует на основании учредительных документов. Как отмечается в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. N 9, такая ссылка в тексте договора должна оцениваться судом с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и в совокупности с другими доказательствами по делу. Это доказательство не свидетельствует заранее о том, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях.

Так, например, считая, что сделка от имени ООО подписана директором общества с нарушением устава общества (директор был обязан получить отдельное согласие коллегиального исполнительного органа на заключение сделки), общество обратилось в суд с иском о признании сделки недействительной. Суд установил, что решением участников в уставе ООО была определена компетенция единоличного исполнительного органа (директора), согласно которой директор действует без доверенности от имени общества, представляя его интересы, однако совершает все виды сделок по согласованию с коллегиальным исполнительным органом. Как отмечается в Постановлении Федерального арбитражного суда округа, истцом ни в первой, ни в апелляционной инстанциях не представлены доказательства того, что контрагенту по сделке было известно о наличии ограничений полномочий директора общества . При таких обстоятельствах оснований для применения ст. 174 ГК РФ нет.

———————————
Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23 октября 2007 г. N Ф04-7458/2007(39536-А03-13) по делу N А03-16358/2006.

4. Поскольку комментируемая статья не предусматривает специальных последствий недействительности сделки, совершенной за пределами полномочий, подлежит применению ст. 167 ГК РФ (см. комментарий к данной статье).

stgkrf.ru

Недействительность сделки, совершенной с нарушением полномочий

От имени физического или юридического лица (представляемого) сделку может совершить другое физическое или юридическое лицо (представитель), уполномоченное на это доверенностью, указанием закона либо акта уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления.

Законное представительство осуществляется на основании конкретного указания закона на лицо представляемое и лицо представляющее.

Например, родители, усыновители, опекуны при совершении сделок являются представителями малолетних; родители, усыновители и попечители — несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет; опекуны — недееспособных и т.д.

Представительство может возникать и на основании доверенности, учредительных документов, положений, трудового договора, договора поручения и т.п.

Представителем юридического лица в гражданском обороте выступает его орган — единоличный (директор, генеральный директор, исполнительный директор) либо коллегиальный (правление). Если исполнительный орган юридического лица единоличный, то он действует на основании учредительных документов, положений, а также, при необходимости, трудового договора. Этот орган выражает волю юридического лица, т.е. является волеизъявляющим. Волеобразующим, или волеформирующим, может быть другой орган, например общее собрание участников (акционеров, товарищей, вкладчиков). По этому признаку сделки, совершенные с нарушением полномочий, могут быть отнесены также к сделкам с пороками воли и волеизъявления.

Полномочия исполнительного органа могут быть ограничены в учредительных документах и положениях. Самым распространенным является ограничение по сумме сделки. Если сумма сделки больше, чем та, на которую уполномочен совершать сделку руководитель организации, то для действительности такой сделки требуется доверенность или решение общего собрания участников. Однако и после совершения сделки общее собрание может одобрить сделку.

Если исполнительный орган коллегиальный, то конкретное лицо, входящее в его состав, представляет в гражданском обороте юридическое лицо на основании не только учредительных документов и положений, но и доверенности, выдаваемой коллегиальным органом юридического лица.

Пленумы Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ указали следующее: необходимо иметь в виду, что соответствующие полномочия руководителя представительства или филиала должны быть удостоверены доверенностью и не могут основываться лишь на указаниях, содержащихся в учредительных документах юридического лица, положениях о представительстве или филиале и т.п.

Читайте так же:  Следственный комитет г Пятигорска

При разрешении спора, вытекающего из договора, подписанного руководителем представительства или филиала от имени филиала или представительства и без ссылки на то, что договор заключен от имени юридического лица и по его доверенности, следует выяснить, имелись ли у руководителя филиала или представительства на момент подписания договора соответствующие полномочия, выраженные в Положении о филиале или представительстве и в доверенности. Сделки, совершенные руководителем филиала или представительства при наличии таких полномочий, следует считать совершенными от имени юридического лица.

Наличие полномочий — непременное условие представительства. При отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только представляемый впоследствии прямо не одобрит данную сделку (ст. 183 ГК РФ), т.е. здесь установлен принцип замены стороны правоотношения: сделка должна исполняться лицом, которое ее заключало без надлежащих на то полномочий.

Кроме того, если это возможно из существа сделки и она совершена с превышением полномочий, сделка может быть признана действительной в части, не противоречащей данным полномочиям. Например, лицо, уполномоченное заключать сделки на сумму, не превышающую 100 000 руб., совершило сделку на сумму 120 000 руб. При согласии контрагента по сделке она признается недействительной только в части 20 000 руб., но без изменения субъектного состава, т.е. правоотношение возникает с участием представляемого, но на меньшую сумму (100 000 руб.).

На практике много проблем возникает с деятельностью органов юридического лица. Документы и договоры подписывают не только директора юридических лиц, но их заместители, а также иные лица. Образцы их подписей даже имеются в банках, они могут обладать печатью юридического лица. Но без доверенности, подписанной руководителем, и без полномочий, установленных в учредительных документах юридического лица, они не обладают правоспособностью выступать от имени юридического лица. Сделки, совершенные этими лицами, могут быть признаны недействительными.

Иные последствия наступают, когда представитель действует в рамках полномочий, указанных в доверенности или в законе либо очевидных из обстановки, в которой совершается сделка, но без учета ограничений, присутствующих в договоре между представителем и представляемым или в учредительных документах в отношении органа юридического лица (ст. 174 ГК РФ). Например, лицо, получившее доверенность на приобретение жилого дома, предупреждено представляемым о предельной цене, которая может быть уплачена за дом, но сделка совершается по цене выше предусмотренной. Или рассмотренный уже случай ограничения в отношении права исполнительных органов юридических лиц заключать сделки по распоряжению недвижимостью. Такое же ограничение может иметь место и в отношении конклюдентных действий исходя из окружающей обстановки (в частности, кассир или продавец в магазине).

По общему правилу указанные ограничения не оказывают влияния на отношения того, кто совершает сделку, или того, от чьего имени он выступает, с третьими лицами. Исключение составляют случаи, когда третьему лицу известно или должно быть известно о существующих ограничениях, например если представляемый при отсутствии соответствующих сведений в доверенности сообщил третьему лицу — продавцу о предельной цене за приобретаемый дом, которая может быть включена в договор, либо продавец недвижимости, заключающий договор, подписанный генеральным директором акционерного общества, знает о существовавших ограничениях, так как сам является акционером этого общества и участвовал в общем собрании акционеров, на котором утверждались учредительные документы. Такая же ситуация возникает, когда покупатель в магазине рассчитывается непосредственно с продавцом, а не с кассиром, несмотря на выставленное на всеобщее обозрение объявление, требующее производить оплату только через кассу.

В указанных случаях (ст. 174 ГК РФ) сделка является оспоримой, но заявителем может быть только тот, в чьих интересах установлено ограничение. На заявителе лежит бремя доказывания того, что вторая сторона действительно знала или должна была знать о существующих ограничениях.

Последствием признания сделки недействительной служит двусторонняя реституция. Каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке в натуре либо возместить его стоимость в деньгах.

Таким образом, основаниями недействительности сделок, связанными с нарушением полномочий лица, является совершение сделки одним лицом от имени другого лица при отсутствии либо с превышением предоставленных ему полномочий; а также при соблюдении полномочий, указанных в доверенности или в законе либо очевидных из обстановки, но при превышении полномочий, указанных в договоре между представителем и представляемым или в учредительных документах юридического лица. При отсутствии или превышении полномочий установлен принцип замены ненадлежащей стороны правоотношения, а также возможно признание недействительной всей сделки либо той ее части, которая выходит за пределы предоставленных полномочий. При несоответствии полномочий, установленных в различных правовых актах и документах, установлен принцип оспоримости сделки с условием, что контрагент знал или должен был знать о существующих ограничениях.

Сделки, совершенные под влиянием заблуждения, обмана, принуждения, злонамеренного соглашения или стечения обстоятельств

Гражданам и юридическим лицам предоставляется возможность приобретать и осуществлять принадлежащие им гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых, не противоречащих законодательству условий договора (п. 2 ст. 1 ГК РФ). Этот принцип — «свобода договора» — лежит в основе всего договорного права, которому посвящено более половины содержащихся в ГК РФ норм, а также применяется к односторонним сделкам (ст. 156 ГК РФ).

В виде общего правила волеизъявление принимает форму определенного действия: подписание договора, выдача доверенности, составление завещания. О воле можно судить также по конклюдентным действиям, т.е. по поведению лица либо по бездействию, молчанию.

Воля лица должна соответствовать волеизъявлению. Сделки с пороками воли и волеизъявления можно разделить:

— на сделки, совершенные без внутренней воли (под влиянием насилия, угрозы, злонамеренного соглашения);

— сделки, в которых внутренняя воля сформировалась неправильно (под влиянием заблуждения, обмана).

Сделки, совершенные без внутренней воли, признаются недействительными вследствие того, что воля самого лица на совершение сделки отсутствует. Имеющее же место волеизъявление отражает не волю участника сделки, а волю какого-либо иного лица, оказавшего воздействие на участника сделки.

Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего (п. 1 ст. 179 ГК РФ) либо по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения (п. 1 ст. 178 ГК РФ).

Обман — намеренное (умышленное) введение в заблуждение стороны в сделке другой стороной либо лицом, в интересах которого совершается сделка. Обман может быть не только направлен на искаженное представление о самой сделке, ее элементах, выгодности и т.п., но и затрагивать обстоятельства, находящиеся за пределами сделки, например мотив и цель. Обман может быть активным и пассивным.

Пассивный обман подразумевает умолчание об истине, при котором виновный (ответчик) сознательно пользуется заблуждением, возникшим независимо от виновного.

Активный обман — это сознательное искажение истины, фактов действительности. В обоих случаях потерпевший совершает сделку под влиянием заблуждения. Внешне такая сделка выглядит как добровольная, однако эта «добровольность» мнимая, поскольку обусловлена обманом.

Содержание обмана составляют разнообразные обстоятельства, относительно которых виновный вводит в заблуждение потерпевшего (при активном обмане), либо факты, сообщение о которых удержало бы лицо от совершения сделки (при пассивном обмане). Обман может касаться отдельных предметов (их существования, тождества, цены, размера, качества, количества и т.д.), личности (ее различных свойств и правовых характеристик) виновного или других граждан, различных событий и действий. Содержание обмана часто составляют так называемые ложные обещания, когда виновный в целях совершения сделки обманывает потерпевшего относительно своих действительных намерений.

Особенность обмана заключается в том, что по крайней мере одно из обстоятельств, в отношении которых лжет виновный, служит основанием (мнимым) для совершения сделки. Однако в содержание обмана могут входить и другие обстоятельства, которые не служат непосредственным основанием для заключения сделки, но учитываются потерпевшим, когда он принимает решение о совершении сделки.

Искажение истины (активный обман) может быть словесным, заключаться в фальсификации предмета сделки. В качестве материальных средств, с помощью которых совершается обман, часто используются подложные документы. Сама сделка может быть только фикцией, простым поводом для завладения чужим имуществом. При этом виновный (ответчик) может получить деньги за вещь, которой вообще не существует или которая ему не принадлежит. Потерпевшему может быть передан предмет худшего качества или меньшей стоимости.

Заблуждение также способствует искаженному формированию воли участника сделки, однако в отличие от обмана заблуждение не является результатом умышленных, целенаправленных действий другого участника сделки. Возникновению заблуждения могут способствовать недоговоренность, отсутствие должной осмотрительности, самоуверенность участника сделки, действия третьих лиц. Однако не всякое заблуждение может иметь значение для признания сделки недействительной, а лишь признанное судом существенным (ст. 178 ГК РФ).

Читайте так же:  Расписки о получении товара

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. В конечном счете, как правило, речь идет о том, что лицо приобрело не то, что хотело. При этом заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения. Например, приобретено сырье для производства определенной продукции, хотя покупателю, посреднической фирме не было известно, что те, с кем он хотел заключить договоры на поставку такой продукции, от этого отказались. Принцип в данном случае действует следующий. Использование имущества после приобретения при условии, что имущество не имеет недостатков, для сделки юридически безразлично.

Различие между сделками, совершенными под влиянием обмана и заблуждения, состоит и в применяемых последствиях.

Последствием сделки, совершенной под влиянием обмана, служит односторонняя реституция (п. 2 ст. 179 ГК РФ). Потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Российской Федерации. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах. Кроме того, потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб.

Последствием сделки, совершенной под влиянием заблуждения, служит двусторонняя реституция (п. 2 ст. 178 ГК РФ). Каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке в натуре либо возместить его стоимость в деньгах.

Но, кроме того, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущерба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. Если же вину ответчика установить не удалось, то сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне по ее требованию причиненный ей реальный ущерб даже в случае, когда заблуждение возникло по не зависящим от заблуждавшейся стороны (истца) обстоятельствам, т.е. действует принцип «заблуждавшийся виновен».

Совершение сделки под влиянием обмана и заблуждения внешне выглядит как добровольное в отличие от принудительного. Принуждение (физическое или психическое) исключает волевой характер действий лица.

Под физическим принуждением понимают физическое воздействие на какое-либо лицо с целью заставить его совершить сделку вопреки его воле. Если физическое воздействие не исключало возможности для лица действовать по своей воле, то это воздействие не будет основанием для признания сделки недействительной. Как физическое принуждение можно квалифицировать нанесение побоев человеку, лишение его возможности передвигаться, помещение его в замкнутое пространство, воздействие холодом и т.д.

Психическое принуждение — это угроза причинения какого-либо вреда (физического, имущественного или неимущественного) с той же целью. Самое важное обстоятельство при этом, которое необходимо выяснять в суде, — была ли угроза реальной, а не мнимой и исключала ли она возможность для потерпевшего действовать по своей воле.

«Злонамеренное соглашение» имеет место, например, если продавец дома договаривается с представителем покупателя, действовавшим по его доверенности, о том, что он не сообщит покупателю о ставших ему известными скрытых недостатках приобретаемого строения. Примером противоправной сделки может служить также совершение сделки, для которой законодательством предписан конкурсный порядок заключения, минуя проведение конкурса, в том числе открытого конкурса или аукциона, вследствие корыстного соглашения представителя одной стороны с другой стороной.

Кабальной признается сделка, обладающая одновременно тремя признаками: совершена лицом на крайне невыгодных условиях; из-за стечения тяжелых обстоятельств; вынужденно, т.е. помимо воли этого лица. Например, у больного астмой начался приступ, близлежащие аптеки закрыты, и он вынужден покупать лекарство по цене, значительно превышающей рыночную. Или водитель, которого застала буря в пути, приобретает бензин у другого водителя по цене, в несколько раз большей, чем на автозаправочной станции.

Признание судом по иску потерпевшего недействительности сделки, совершенной под влиянием физического или психического принуждения, злонамеренного соглашения либо вследствие тяжелых обстоятельств, как и при обмане, влечет за собой применение односторонней реституции и одновременно обязанность виновной стороны возместить потерпевшему реальный ущерб. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны в натуре, либо его стоимость в деньгах обращается в доход Российской Федерации.

Таким образом, основанием недействительности сделки является ее совершение под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение; обмана; насилия; угрозы; злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной; при стечении тяжелых обстоятельств; на крайне невыгодных условиях. Такие сделки оспоримы по иску потерпевшей стороны. При признании недействительности действует принцип возмещения реального ущерба виновной стороной. Последствием служит двусторонняя реституция в случае заблуждения либо односторонняя реституция в иных случаях.

Мнимые и притворные сделки

К сделкам с пороками воли и волеизъявления относятся мнимые и притворные сделки.

Мотивы совершения таких сделок самые различные. В основном они касаются ухода от уплаты налогов и сборов; пользования правами и льготами, установленными законодательством при наступлении определенных условий; а также ухода от исполнения каких-либо обязательств. Сделки могут совершаться с целью ввести кого-либо в заблуждение.

Мнимой считается сделка, совершенная лишь для вида, т.е. фиктивно, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия (ст. 170 ГК РФ). Такие сделки ничтожны.

Например, налоговым законодательством установлена льгота по уплате подоходного налога, сущность которой состоит в том, что размер налогооблагаемого дохода гражданина, получаемого им в течение года, уменьшается на сумму, направленную им на приобретение либо строительство жилого дома, квартиры, садового домика или дачи, в пределах пяти тысяч размеров установленной минимальной месячной оплаты труда.

Возможна ситуация, когда два гражданина по предварительному сговору между собой продадут друг другу один и тот же жилой дом, применив тем самым указанную выше налоговую льготу, без намерения создать соответствующие правоотношения, присущие сделке купли-продажи. Естественно, что при этом никакие расчеты между сторонами производиться не будут, а материальная выгода от неуплаты подоходного налога будет соизмеряться с размером государственной пошлины, уплачиваемой при регистрации сделок купли-продажи.

Мнимые сделки по продаже имущества могут совершаться, чтобы избежать взыскания по исполнительным документам. Для возможности применения льготного налогообложения осуществляются реэкспортные операции с товарами, когда они даже не покидают территорию Российской Федерации. С целью получения жилья, прописки, гражданства заключаются фиктивные браки.

Мнимая сделка ничтожна, но поскольку правоотношения между сторонами фактически не было, то ничтожность мнимой сделки не порождает никаких последствий. Однако действия сторон могут содержать состав административного, например налогового, правонарушения. В этом случае должна наступать соответствующая ответственность.

Притворной признается сделка, совершенная с целью прикрыть другую сделку. Притворная сделка ничтожна. А к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки применяются относящиеся к ней правила (п. 2 ст. 170 ГК РФ).

Этот принцип раскрывается также в ст. 431 ГК РФ, которая устанавливает правила толкования договоров: суть каждого договора определяется его содержанием, а не названием.

Часто заключаются договоры о совместной деятельности вместо договоров купли-продажи, подряда, поручения и др. Это может быть обусловлено нежеланием применять к соответствующим правоотношениям, например, законодательство о защите прав потребителей. Гражданин заключает с фирмой-застройщиком договор о совместной деятельности вместо договора подряда на строительство жилья. Хотя гражданин, пусть даже и предприниматель, участвует в строительстве, не преследуя коммерческих целей, а желая приобрести квартиру для своих бытовых нужд, застройщик не применяет к этим правоотношениям Закон РФ «О защите прав потребителей», устанавливающий повышенную ответственность застройщика. В данном случае суд, рассматривающий дело, вправе установить факт заключения договора подряда и применить соответствующие нормы.

Притворные сделки заключаются и в целях ухода от налогообложения. В рамках договора о совместной деятельности передача одним его участником другому продукции, оказание услуг, перечисление денежных средств не относятся по налоговому законодательству к налогооблагаемым объектам. В случае каких-либо нарушений налоговые органы в актах проверки таких субъектов указывают, что договоры о совместной деятельности недействительны (ничтожны), и применяют финансовые санкции.

Сделка купли-продажи может совершаться вместо сделки дарения, чтобы избежать уплаты налога на дарение. Сделка купли-продажи автомобиля может оформляться как передача во временное пользование путем выдачи доверенности. Это делается, чтобы избежать уплаты регистрационных сборов.

Если мнимые и притворные сделки совершаются с целью, противной основам правопорядка и нравственности, то необходимо применять ст. 169 ГК РФ и соответственно одностороннюю реституцию с конфискационными последствиями.

Таким образом, мнимые и притворные сделки ничтожны. Они не порождают никаких гражданско-правовых последствий, а к притворной сделке применяются правила, относящиеся к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки.

lawbook.online

Обсуждение закрыто.