С чем связано повышение налогов

С чем связано повышение налогов

Заплати и спи

Почему повышение налогов в России проходит без общественного обсуждения

Увеличение налоговой нагрузки на граждан и бизнес в условиях экономических трудностей не российское ноу-хау, конечно. Хотя сейчас в мире набрала популярность теория, согласно которой налоги в такие периоды надо снижать, чтобы стимулировать предпринимательскую и покупательскую активность. Но это «не наш путь».

Наш путь – это верность фискальным традициям Средневековья, когда интересы царской казны – все, а потребности мелких людей – ничто.

В современных условиях это сопровождается также государственным патернализмом (выполнение социальных обязательств, даже если они не вполне адекватны состоянию экономики): в человеке, окормляемом государством, зависимом от него, власть видит более надежную опору, нежели в движимом предпринимательским духом самодостаточном, экономически состоятельном и «много о себе понимающем» гражданине.

До налогов «на дым» (на печные трубы), соль и число окон в избе дело пока не дошло. Но сегодня есть масса других возможностей.

Курс на увеличение фискальной нагрузки уже очевиден. Он в отличие от многих других стран, где повышение налогов является важнейшей частью общественных, не говоря уже о парламентских дискуссиях, проводится фактически «подпольно». Под шумок оживленных теледебатов о более «насущных» темах – об украинской сваре (как там Яценюк ущучил Порошенко, это же крайне важно), об аморальности «Гейропы», где идет охота на русских детей, и т.д.

Яков Миркин о том, почему резкое ослабление рубля может вернуть нас в 90-е

Когда летом «Единая Россия» в рамках «нулевого чтения» по бюджету заявила о «недопустимости увеличения налоговой нагрузки» в условиях кризиса, уже стоило насторожиться: что у нас отрицают, затем обычно сами отрицающие и превращают в реальность. «Бессмысленно говорить о повышении налоговой нагрузки», – заверял глава бюджетного комитета депутат Макаров, отмечая отказ от повышения НДС и увеличения подоходного налога. НДС (который и так 18%), как и подоходный, пока не повысили. Хотя, полагаю, со вторым делом могут и не дотянуть до 2018 года.

Налог с продаж, как слишком очевидный вид побора, пока тоже ввести побоялись.

Видимо, сыграли роль неприятные ассоциации с горбачевскими временами (впервые он был введен в размере 5% в СССР в 1991 году, затем в России в кризисном 1998 году – в качестве регионального, просуществовав до 2004 года). Однако по другим направлениям фискальная мысль бьет ключом.

Тот же Макаров внезапно, «без объявления войны» и какого-либо широкого обсуждения даже на уровне мало что решающей Общественной палаты, внес поправки к закону о налоговом маневре в нефтяной отрасли, предусматривающие введение так называемых муниципальных сборов с малого бизнеса. 22 штуки: с торговли, за услуги по грузопассажирским перевозкам, авторемонту, химчистке, парикмахерские, ювелирные, фотоуслуги. Утверждается, что это коснется муниципальных образований трех городов федерального значения (Москва, Петербург и Севастополь) и ими же (прежде всего московскими властями, действующими тут объективно в пользу крупных торговых сетей и крупного бизнеса) было пролоббировано.

Однако что-то подсказывает, что почин будет подхвачен и в других регионах. В результате чего этот малый бизнес будет если не окончательно, то еще сильнее придушен. Уроки с недавним одномоментным уходом из экономической жизни не менее полумиллиона малых предприятий после повышения для них социальных взносов не учтены властью. Подумаешь, полмиллиона туда – полмиллиона сюда, на фоне наших-то больших свершений!

В России на долю малого и среднего бизнеса приходится до 22% ВВП. В США – более 50%.

К примеру, даже 70% нефтепереработки Америки – это относительно мелкие компании, и именно благодаря им сейчас США выйдут на первое место в мире по нефтедобыче. В Германии – более 70%, аналогично в других развитых странах ЕС. В бывшем соцлагере этот показатель существенно меньше, но даже там этот сектор дает 30% занятости. У нас же заниматься предпринимательством хотят от 2 до 7% (по разным оценкам) населения. В положении постоянно обдираемой липки никому быть почему-то не хочется.

Виктория Волошина о том, на что не жалко «лишней» зарплаты и на что жалко

По стране уже идет ползучее повышение земельного налога. Происхождение в налоговых уведомлениях этих цифр, отданных на откуп местным властям, гражданам решительно непонятно. Они воспринимают это как «ясак», спущенный из Орды. Отказавшись от введения налога на недвижимость, теперь, по принципу «не мытьем, так катаньем», «модифицируют» налог на имущество. Вопросы регулирования ставок будут решать местные власти. Казалось бы, вот она, связка между ними и выбирающими их гражданами. В каком-нибудь Нью-Йорке эти налоги дают 30% бюджета города, как и в других крупных мегаполисах Запада, в Москве – пока 7%. Однако в условиях непрозрачности местных и региональных налоговых потоков для граждан, традиционной неподотчетности властей, отсутствия обратной связи между ними и электоратом эта «связка» в глазах обывателя оборачивается всего лишь свалившимися на голову поборами, с которыми придется смириться, как со снегом зимой.

Плюс намерения депутатов минимизировать налоговые льготы при продаже недвижимости, если она не единственная, грозят перепахать весь этот рынок, который и так уже впал в стагнацию под воздействием понятных финансовых проблем, прежде всего недоступности ипотеки для большинства работающего населения.

Наготове и другие незамысловатые хитрости вроде увеличения цен на бензин, роста платежей по ЖКХ, увеличения доли платных медуслуг (эта доля там и так выросла в два раза за последние пару лет, достигнув трети их объема), а также услуг образовательных.

В последние недели на наших глазах произошло изящное ограбление населения в виде стремительной девальвации рубля, произведенной в том числе в интересах улучшения баланса бюджета.

Знающие люди недвусмысленно намекают: вся эта операция под прикрытием разговоров о подлых западных санкциях была произведена не без деятельного участия госбанков и, стало быть, с высочайшего одобрения. Удорожание импорта на 50%, число критически зависимых от которого отраслей экономики и потребления трудно перечислить, — это тоже усиление фискальной нагрузки на безмолвствующее по всем всем остальным поводам население.

Возможно, кого-то из обывателей еще продолжает греть миф о том, что у нас самые низкие в мире налоги. 13% НДФЛ отстегнул, причем не сам, осознанно составив и подав государству декларацию, а налоговый агент-работодатель, – и прочие хлопоты берет на себя благодетельное «нефтегазовое государство». Однако специфика нашей системы налогообложения такова, что ее прежде всего нужно сравнивать со странами, которые не принято считать демократическими, где, в свою очередь, налоги являются неотъемлемой частью общественного договора с властью.

В наиболее яркой форме этот принцип был сформулирован еще восставшими в 1776 году североамериканскими колонистами: «Нет налогов без представительства». С тех пор там так и повелось, что всякое увеличение (уменьшение) налоговой нагрузки в любой форме обязательно проходит через законодательную власть (федеральную или региональную) с непременным гласным, публичным и широким обсуждением предстоящих изменений.

Налоги в развитых странах являются важнейшей темой политической и предвыборной борьбы.

В последнее время такие обсуждения на уровне штатов США, как правило, заканчиваются референдумами (форма прямой демократии) по конкретному вопросу. Вы можете представить, ну, скажем, общемосковский референдум на тему какого-либо целевого налога (сбора)? А в другом регионе? А на уровне муниципалитета? Ничего этого нет, и власть воспринимается населением не как «партнер» по общественному договору, а как нечто надмирское, чужеродное, как непознаваемая, неподконтрольная внешняя сила, практически оккупационная. Отношения с ней могут быть либо в форме подчинения (неподчинения) ее диктату, либо в форме увиливания, эскапизма в параллельную реальность (к примеру, в теневую экономику).

Читайте так же:  Жизненно важный закон

Символично, кстати, что у нас на фоне всяких разговорах о скрепах и узах, в том числе семейных, напрочь отсутствует домохозяйство (то есть семья) как субъект налоговых отношений с государством, в чем был бы большой экономический и социальный смысл. Но это было бы слишком «по-человечески» для него, видимо, чтобы какие-то «винтики» выступали перед ним сплоченно как институт гражданского общества.

Непременной чертой стран, где отсутствует развитая демократия и, стало быть, вышеописанный общественный договор не действует, является то, что основная фискальная нагрузка на граждан и в значительной мере на предпринимателей приходится не столько на прямые налоги, сколько на косвенные, а также на всевозможные неформализованные поборы (скажем, доплаты в конвертах врачам или репетиторам, которые пытаются компенсировать недостатки бесплатного образования).

Так, граждане помимо 13% НДФЛ, по сути, платят (ведь именно они зарабатывают эти средства) еще 34% в виде всевозможных социальных и медицинских взносов. А еще есть уже упомянутый НДС, акцизы, пошлины. Есть не менее чем 50-процентная налоговая составляющая во всех платежах ЖКХ и в тарифах естественных монополий, налог на имущество физлиц, транспортный (плюс ввозная пошлина, если это иномарка), акцизы на бензин, из-за которых в том числе даже при падающей цене на нефть цена на бензин не падает никогда.

На круг получается вполне себе «скандинавский уровень» налогообложения.

Но без «скандинавской» демократической политической системы и «скандинавского» отсутствия того колоссального неравенства, который в нашей стране «индекс Джини» заставляет зашкаливать.

По сути, такая структура налоговой системы с преобладанием косвенных налогов недалеко ушла от Средневековья и уж тем более она не рассчитана на то, чтобы работать стимулом для какой-либо предпринимательской активности. Выход из кризиса властью видится не в поощрении такой активности, а в государственных инвестициях в мегапроекты и в помощи госкомпаниям. Мы даже не режем кур, «несущих золотые яйца». Мы просто не даем им вылупиться из яйца.

m.gazeta.ru

Повышение НДС до 22% и другие налоговые новации, о которых лучше знать заранее

Сегодня министр финансов Антон Силуанов рассказал о планах правительства повысить НДС с 18% до 22%. Соответствующее заявление Силуанов сделал в рамках недели российского бизнеса, проводимой РСПП. И это далеко не первое высказывание высокопоставленных чиновников на тему грядущего налогового маневра правительства.

Задачу по изменению налоговой системы перед министрами поставил президент Владимир Путин. В своем послании послании Федеральному собранию в декабре 2016 года глава государства заявил, что предложения по настройке налоговой системы и соответствующие поправки в законодательство должны быть приняты до конца 2017 года и введены с 2018 года. По итогам этих изменений должны быть зафиксировав новые стабильные правила на долгосрочный период. Как поняли многие – на следующий президентский срок.

Forbes собрал заявления последнего времени о новациях в налоговой сфере, озвученных как представителями власти, так и околовластными экспертами.

Повышение НДС до 22%

Повышение налога на добавленную стоимость – одной из главных составляющих бюджетных доходов, обсуждается в рамках налоговой реформы, намеченной на 2018 год.

По словам главы Минфина Силуанова, предлагаемая конфигурация — уравнивание ставки – увеличение НДС и сокращение страховых взносов до 22% будет «нейтральной для бюджета». Тем не менее, увеличение НДС может вызвать разовое повышение инфляции на два процентных пункта.

Силуанов также добавил, что Минфин предлагает оставить льготы по уплате НДС для отдельных секторов. «По НДС мы предлагаем сохранить преференции для отдельных отраслей — сельское хозяйство, медицина, образование, финансовый сектор».

Снижение страховых взносов до 22%.

Повышение НДС планируется компенсировать снижением нагрузки на работодателей – с 30% до 22% ставки страховых взносов. Министр финансов Силуанов заявил, что полагает возможным снизить совокупную ставку страховых взносов и перенести соответственно нагрузку на косвенные налоги.

По мнению министра, увеличение ставки по страховым взносам приводит к росту теневого сектора: «здесь надо пойти в обратном направлении, наоборот, снизить эту тяжелую нагрузку для предприятий на фонд оплаты труда. Она у нас одна из самых высоких среди стран не только с развивающейся экономикой, но и с развитыми экономиками».

Изменение ставки подоходного налога

В конце февраля Алексей Кудрин заявил, что российские власти не исключают возможности повышения налога на доходы физических лиц.

Дискуссия о том, повышать или не повышать ставку НДФЛ возникает регулярно. На этот раз дискуссия сопровождается идей введения льготы по НДФЛ для граждан, вкладывающихся в свой индивидуальный пенсионный капитал – ИПК. В частности, Минфин, чтобы мотивировать граждан выплачивать в него взносы, предлагает регулировать ставку НФДЛ пропорционально пенсионным отчислениям. Не участвующие в ИПК граждане будут платить 15%, а тем, кто станет направлять на накопления 10% зарплаты, подоходный налог установят в размере тех же 10%.

Пока эта инициатива воспринимается критически, поскольку ударит по беднейшим слоям населения: у большинства россиян нет уверенности в том, что НПФ сохранятся через 10-15 лет, а заранее откладывать «в пустоту» желающих немного.

Введение прогрессивной шкалы НДФЛ

Вопрос о целесообразности введения прогрессивного подоходного налога ведется с самого момента его отмены в 2000 году.

По словам Антона Силуанова, «за время применения прогрессивной шкалы с 1 января 1992 года по 31 декабря 2000 года эффективности такая система не показала». При этом единая ставка на подоходный налог дает стабильный результат и обеспечивает регулярные поступления. Решить вопрос социальной несправедливости можно за счет увеличения дифференциации при налогообложении дорогостоящего имущества граждан.

Однако у идеи введения прогрессивной шкалы есть и влиятельные сторонники. Например, советник президента по экономике Сергей Глазьев. В январе этого года фактически в поддержку введения прогрессивной шкалы налогообложения доходов физ лиц выступил так же ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов. По его словам 20% ставки НДФЛ могла бы быть введена для россиян, зарабатывающих более 150 000 – 200 000 рублей в месяц.

В прошлом году идею также поддерживала Ольга Голодец. Несмотря на определенный скепсис, полностью идею не отвергает и Минфин. «Этот вопрос может быть рассмотрен где-то после 2018 года, когда стабилизируется экономическая ситуация», — говорил в прошлом году Силуанов.

Налоги в нефтяной отрасли

Сегодня Силуанов так же предложил обнулить экспортную пошлину на нефть в период 2022-2025 годов.

По его словам, в правительстве идет обсуждение вопроса обнуления пошлины на экспорт нефти и нефтепродуктов с постепенным переносом нагрузки на внутреннее налогообложение. Минфин сейчас проводит консультации по этому вопросу с Минэнерго и нефтяниками.

Ранее Минфин предложил изменить систему налогообложения в нефтяной отрасли и перейти с НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых) на НДД (налог на дополнительный доход). Это решение назрело, его надо принимать срочно, заявлял Силуанов в январе.

Спор о переходе на НДД между Минфином и Минэнерго ведется уже несколько лет, в числе главных разногласий между ведомствами – величина выпадающих доходов бюджета и размер компенсации. Вопрос об изменении налогового режима в нефтянке —вопрос вчерашнего дня, новый порядок нужно вводить с 2017-2018 годов, категоричен Силуанов.

www.forbes.ru

Какие налоги могут вырасти в 2018 году?

В правительстве РФ обсуждают повышение НДФЛ до 15%. Об этом пишет газета «Ведомости», ссылаясь на двух федеральных чиновников. Ранее о повышении налогов говорил президент России Владимир Путин в своем послании к Федеральному собранию. Вице-премьер России Аркадий Дворкович в ходе встречи со студентами РЭУ имени Плеханова заявил: «Ставка НДФЛ в 13% — это не фетиш. Не думаю, что разница между 13% и 15% такова, что люди все побегут из страны». Дворкович подчеркнул, что окончательное решение по этому вопросу примет президент России.

Читайте так же:  Нотариально заверенная доверенность образец

С чем связано повышение и что будет дальше, АиФ.ru выяснил у доцента кафедры финансовых рынков РАНХиГС Сергея Хестанова.

«Уже во всю называется цифра 15% вместо 13%. С одной стороны, увеличение не слишком большое, какой-либо катастрофы оно вызвать не может. Но с другой стороны, это лишний аргумент для оттока капитала и прочих нежелательных явлений. У нас правительство очень любит козырять низким НДФЛ в 13%, хотя у россиян совокупная фискальная нагрузка. Объективно предприятия и граждане сегодня платят гораздо больше налогов. Просто в российских традициях бухгалтерия эти налоги уплачивает, и человек на руки получает уже сумму, очищенную от налогов, поэтому большая часть людей не знает, какая у них на самом деле налоговая нагрузка. Но выплаты в пенсионной фонд, в фонд социального страхования достаточно велики.

Поэтому понятно, что это вынужденная мера, направленная на улучшение пополнений бюджета. И точно так же понятно, что это не слишком сильный, но негатив для российского бизнеса. Поэтому скорее всего, если повышение НДФЛ будет принято, а вероятность этого довольно большая, то катастрофы особой не произойдет, но это будет лишним аргументом для кого-то выводить больше капитала из страны, открывать дочерние компании в странах с более благоприятным налоговым режимом и т.д. и т.п. Чувствительнее всего это повышение ударит по отраслям, где традиционно довольно высокая оплата труда. Допустим, в сфере IT это может послужить стимулом для некоторых компаний переместить часть работников за рубеж», — говорит Хестанов.

Помимо повышения НДФЛ, также обсуждаются возвращение налога с продаж — точнее, торгового сбора с оборота, отмена льгот по НДС для социальных товаров, повышение НДС при снижении страховых социальных взносов. Такие меры, по мнению эксперта, могут повысить общий уровень цен на товары и услуги.

«Влияние этих факторов будет точно такое же, плюс это несколько ускорит инфляцию, поскольку конечные издержки будут переложены на конечного потребителя и, соответственно, это толкнет цены вверх», — считает Хестанов.

www.aif.ru

Россия ждет повышения налогов

Какова будет российская экономическая политика в ближайшие годы? В статье «Экономическая повестка переизбранного президента» уже обсуждались ее наиболее вероятные направления, однако не было сказано ничего о таком вопросе, как уровень налогового бремени. Между тем сегодня у многих появилась уверенность, что решение о повышении налогов с большой вероятностью уже принято – это подозрение в последнее время высказали такие известные эксперты, как бывший зампред ЦБ Сергей Алексашенко и главный экономист «Альфа-Банка» Наталия Орлова. Всех беспокоит тот факт, что налоги в последние недели стали частой темой высказываний высших должностных лиц.

Илья Питалев / РИА Новости

Министерские сигналы

Прежде всего обратили на себя внимание два заявления заместителя председателя правительства РФ Аркадия Дворковича. В одном он сообщил, что фактически уже принято решение о повышении подоходного налога с 13 до 15%, а в другом, сделанном на коллегии Министерства транспорта, сказал, что для строительства дорог налоги надо будет повысить. В то же время министр экономического развития Максим Орешкин высказался против увеличения налогов, поскольку это отрицательно скажется на экономике страны и доходах бюджета. Глава Центрального банка Эльвира Набиуллина, в манере, свойственной всем руководителям центробанков, высказалась неопределенно: любые налоговые новации должны вводиться «с учетом необходимости и экономики» и обязательно принимая во внимание инфляционные риски.

Наконец, министр финансов Антон Силуанов утверждает, что готовятся лишь «настройки» налоговой системы, которые оставят общий уровень налоговой нагрузки неизменным.

Детали предполагаемых «настроек» пока неизвестны, хотя сказано, что реформа предполагает пересмотр существующих налоговых льгот. С большой вероятностью речь идет о так называемом «Налоговом маневре 22 на 22», который был предложен Минфином еще в начале прошлого года. Суть его сводится к тому, что социальные взносы уменьшаются с 30% до 22% от фонда заработной платы, НДС при этом увеличивается с 18% до 22%.

Уловка 22

В экономической эффективности маневра имеются серьезные сомнения. Прежде всего, реформа обескровливает пенсионную систему: окончательно добивает накопительную пенсионную схему и закрепляет финансирование пенсий из бюджета, что в перспективе уменьшает инвестиционные ресурсы страны. Кроме того, предложенный маневр стимулирует трудоемкие отрасли и дестимулирует предприятия с высокой добавленной стоимостью за счет технологий. Теоретически, реформа должна послужить созданию новых рабочих мест, но в России нет особой проблемы безработицы. Возможно также, у Минфина имеется надежда, что реформа повысит доходы населения, которые снижаются начиная с 2014 года.

Конечно, Минфин надеется, что снижение соцвзносов приведет к «обелению» теневых зарплат, тем более что подоходный налог решили повысить, так что обещания не повышать налоговую нагрузку не вполне искренние. Еще год назад все бизнес-ассоциации выступили с решительной критикой принципа 22/22.

Профессор кафедры «Бухгалтерский учет и налогообложение» Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова Сергей Колчин считает, что Минфин преследует чисто ведомственные цели. Дело в том, что в налоговом администрировании НДС достигнуты существенные успехи, и это позволило увеличить бюджетные поступления даже в период экономического спада, когда добавленная стоимость, создаваемая в экономике, объективно уменьшается. Подобного прогресса в эффективности налогового контроля в отношении налогов с оплаты труда не наблюдается. При реализации данного предложения возникнут негативные макроэкономические последствия, связанные со снижением спроса, возможностями внутреннего инвестирования и ростом инфляции.

«Поэтому не следует ожидать поддержки позиции Минфина в этом вопросе», – прогнозирует Сергей Колчин.

Также эксперт полагает маловероятным повышение подоходного налога, поскольку данная мера окажет негативное влияние на уровень жизни населения, приведет к падению спроса на товары и услуги, изменит структуру потребления и негативно отразится на поступлениях многих налогов.

Вместе с тем, по оценке Сергея Колчина, есть вероятность повышения акцизов путем повышения налоговых ставок и расширения перечня подакцизных товаров; также существует некоторая вероятность введения налога на добычу углеводородов – проект соответствующей главы НК РФ уже разработан.

Секреты налогового администрирования

Член Федерального политсовета партии «Гражданская инициатива» Николай Алексеев считает, что рост налогового бремени и так происходит. Судя по отчетам Минфина, по сравнению с 2013 г. поступления в федеральный бюджет налога на добавленную стоимость от внутреннего производства в текущих ценах увеличились на 64%; акцизов – почти вдвое, на 97%; налога на прибыль – на 116%. Всего от внутреннего производства федеральных налогов в 2017 г. поступило больше, чем в 2013 г., на 77%. Если вычесть инфляцию, получается рост налогов на 40%, при том что ВВП за этот период сократился на 0,4%. За счёт чего государство столь значительно повышает налоговую нагрузку, почти не меняя налогового законодательства?

«Отделения ФНС осуществляют контроль налогоплательщиков, опираясь на внутренние официальные нормативные письма ведомства, – говорит Николай Алексеев. – Эти письма устанавливают норму суммарного отчисления налогов предприятиями от их выручки. Норма варьируется в зависимости от отраслевой принадлежности предприятия и региона, в котором оно платит налоги. Между государством и бизнесом существует негласное взаимопонимание того факта, что в случае полной выплаты налогов почти весь бизнес разорится, и экономика страны полностью встанет. Но при этом государство год от года на протяжении последних пяти лет постепенно повышает указанные нормативы отчисления налогов, устанавливаемые внутренними письмами ФНС. В такой ситуации бизнес лишается предсказуемых правил игры. В результате возникает порочный круг: инвестиции сокращаются, капитал выводится из страны».

Решение уже принято?

Зачем правительству понадобились дополнительные доходы – вопрос отдельный, но, по крайней мере отчасти, ответ на него дала Счетная Палата РФ, подсчитавшая, что выполнение последних поставленных президентом РФ задач по борьбе с бедностью и увеличению расходов на здравоохранение, образование и инфраструктуру требует дополнительных 8 трлн рублей в течение 6 лет.

Читайте так же:  Опасные места в словах правила

«Повышение налогового бремени, скорее всего, связано с затянувшимся кризисом российской экономики и с тем, что никто не отменял и не снижал расходы бюджета на текущее развитие определенных отраслей (например, развитие оборонной промышленности, которое ставится в приоритет на ближайшее время), – полагает старший налоговый менеджер IPT Group Илья Бурцев. – Так, мы видим, что в последнее время, кроме льгот, которые предоставляет наше правительство, вводятся все новые и новые налоговые инструменты, такие как налогообложение контролируемых иностранных компаний, бенефициарная собственность на доходы от источников в РФ, автоматический обмен налоговой информацией и т.д.».

При этом нет надежды, что финансовые коллизии в России будут разрешаться по старым рецептам, путем роста давления на нефтяников: последние успешно лоббируют для себя льготы в качестве компенсаций за налоговые решения прошлых лет – это называется «меры стимулирования», министр финансов Силуанов публично отверг возможность увеличения налогового давления на нефтегазовых сектор.

«Исторически нефтегазовые доходы приносили большую часть средств для существования бюджета РФ (по данным Росстата), – объясняет Илья Бурцев. – Учитывая затянувшийся кризис и падение цен на нефть, правительству важно всеми способами стабилизировать экономическую ситуацию для нефтегазовых компаний».

Со стороны многих представителей экспертного сообщества звучат рекомендации правительству не увеличивать налоги, а – лучше – расширять заимствования. В пользу такого решения в последние дни высказывались, в частности, глава Центра стратегических разработок, бывший министр финансов Алексей Кудрин и замдиректора Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов. Однако, если не говорить уже об обычных рисках роста долга, сегодня на фоне внешнеполитического кризиса возникает опасность, что внешние заимствования для России как «токсичного» должника могут оказаться слишком дороги и страна столкнется с иными ограничениями. Как известно, в Великобритании в числе возможных санкций в связи с «делом Скрипаля» обсуждалось и ограничение обслуживания российских ценных бумаг.

Автор: Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

www.if24.ru

Ждет ли россиян повышение налогов?

В пятницу Минтруд заявил о рекордном росте реальных зарплат. По официальным данным, за январь и февраль они увеличились на 10,5 процента. По словам Максима Топилина, министр труда, такое в России произошло впервые за пять лет.

По его мнению, это связано с индексацией зарплат бюджетников и выполнением майских указов президента. А еще, как сказал министр, выросли пенсии на пять процентов.

Раз все растет, то, наверное, можно и налоги повысить. В правительстве сейчас обсуждают увеличение НДФЛ — налога для физических лиц — с 13 до 15 процентов. Вот что сказал в этот четверг вице-премьер Аркадий Дворкович .

Аркадий Дворкович, заместитель председателя правительства РФ: « Это число — ставка 13% — тоже не фетиш, оно ничем не отличается от 14% и 15%, это просто одно из возможных чисел. Ничего страшного я в этом не вижу. Мы жили с 13-процентным налогом достаточно долго, и если дополнительные два процентных пункта будут направляться, например, на здравоохранение, это точно будет в плюс. Я не думаю, что разница между 13 и 15 такова, чтобы люди прям все убежали «.

Окончательное решение, по словам Дворковича, будет принимать президент. Все эксперты, с которыми мы говорили, считают, что налоги повысят, но не для всех.

Константин Корищенко — доктор экономических наук, профессор РАНХиГС : «Если нам нужно развивать экономику, а объем ресурсов ограничен, бюджетных, прежде всего, то либо надо рассчитывать на то, что нефть у нас будет стоить 150, либо увеличивать налогообложение. Вопрос — налогообложение кого? Граждан или крупных корпораций? А теперь давайте подумаем, у кого лоббистские возможности больше? И ответим на этот вопрос».

В эту пятницу в программе «ОТРажение» мы провели большое смс-голосование в прямом эфире. Формулировка вопроса: Повышение подоходного налога на два процента для вас критично? 95 процентов ответили «да».

Очевидно, что проводить все эти маневры и реформы придется уже другому кабинету министров. Как заявил пресс-секретарь Президента Дмитрий Песков, новое правительство будет сформировано после инаугурации. А она должна пройти в мае.

На этой неделе наши корреспонденты узнали у людей, какие проблемы их волнуют и чего они ждут от новых министров.

— Налогов поменьше платить. Что еще. Только это тяготит, очень много налогов, — ответил житель Самары.

— Чтобы проблемы инвалидов решались, — заявил его земляк.

— Чтобы молодым семьям давать не ипотеку, наверное, а все-таки льготы на получение квартир, — мечтает еще один самарец.

— Да пенсию повысьте нам, пенсионерам, мы совсем бедные: 8 тысяч пенсия, коммуналка 5 тысяч и что остается — 3 тысячи? На лекарства или на хлеб ?, — вопрошают в Омске.

— Маленькие города развивать, — об этом мечтают в Екатеринбурге.

— Кризис с деньгами. Решить его пора уже, — советует уралец.

— Рабочие места, — напоминает другой.

— Обратить внимание на здравоохранение и обучение, чтобы это было всё бесплатно и доступно, — говорит житель Екатеринбурга.

Вот как раз по поводу доступности образования.

В якутском селе Хоточчу, где всего 200 жителей, местную школу вот-вот могут закрыть. Сейчас там 30 учеников, а по нормативу должно хотя бы 50. Как вы думаете, на что пришлось пойти родителям и учителям, чтобы школу не закрыли? Они стали усыновлять детей. Само по себе это хорошо. Но почему нормативы такие?

Школа в якутском селе Хоточчу на грани закрытия. Там сейчас учатся тридцать детей, а по нормативу должны быть не меньше пятидесяти. Жители села обсуждают возможные способы спасти школу. Несколько лет назад они уже это сделали: усыновили сразу двадцать детей из соседнего детского дома и наполнили классы. Не исключено, что в скором времени приемных сыновей и дочерей в селе станет еще больше.

В семье Федоровых — четверо усыновленных детей. Приемная мама Татьяна привезла их интерната, который находится в соседнем селе Мохсоголлох.

Николай Михайлов, приемный сын: «Здесь есть, что мне нужно, что я хочу, о чем я мечтаю, здесь все есть!».

Федоровы, как и многие другие жители Хоточчу, несколько лет назад взяли приемных детей, чтобы спасти свою единственную школу. В ней осталось так мало учеников, что чиновники собирались оставить здесь только начальные классы. Всем остальным детям пришлось бы ездить на учебу за восемь километров. А почти три десятка жителей села остались бы без работы. Школа здесь – главное предприятие.

Римма Слепцова, директор Хотточунской общеобразовательной школы: «Мы, не сельским сходом, а вместе с родителями, которые были у нас в школе организовать такую, как бы сказать, встречу с директором детского дома».

Жители Хоточчу брали тогда кто двух, кто трех детей. Больше всех взяла директор школы Римма Слепцова, сразу одиннадцать. Всего усыновили 20 детей. Но с тех пор многие из них выросли и уехали. И сельская школа снова оказалась под угрозой реорганизации. Сегодня в ней учатся 30 детей, а по нормам должно быть почти вдвое больше.

Сергей Прокопьев, глава Жемконского первого наслега: «Такой вопрос поднимался в министерстве экономики. Мы с Риммой Сергеевной, директором школы, ездили в улусную администрацию, в министерство экономики с тем, чтобы не закрыть нашу школу».

Сейчас жители Хоточчу снова думают, как спасти свою школу. Молодых семей здесь почти не осталось. Большинство старше пятидесяти лет. Усыновить новых сирот теперь просто некому.

otr-online.ru


Обсуждение закрыто.