Русская правда и суд

Русская правда и суд

Суд и процесс по Русской Правде

Русская Правда является наиболее крупным памятником древнерусского права. Она была обнаружена во множестве списках и редакций. До сих пор многое здесь неясно, процесс исследования этого рукописного памятника продолжается.

По мнению историка Ключевского, «Русская Правда не была произведением княжеской законодательной власти; но она не осталась и частным юридическим сборником, получила обязательное действие как законодательный свод в одной части русского общества: именно в той. на которую простиралась церковная юрисдикция по нецерковным делам, и в таком обязательном значении признаваема была самой княжеской властью. Русская Правда есть памятник собственно не древнерусского законодательства, а древнерусской кодификации. Это был судебник, назначенный для суда над церковными людьми по нецерковным делам. Ему предстояло черпать нормы из источников двоякого рода, церковных и нецерковных.»[1]

Составлялась Русская Правда на протяжении длительного времени (в Х1-Х11 вв.), но отдельные ее статьи уходят в языческую старину. Впервые ее текст был обнаружен В.Н. Татищевым в 1738 г. Сейчас известны более ста ее списков, значительно отличающихся друг от друга и по объему, и по структуре, да и по содержанию. Правовой памятник принято делить на три редакции (большие группы статей, объединенные хронологически и смысловым содержанием): Краткую, Пространную и Сокращенную.

На основании того, что нам известно о Русской Правде наибольший интерес представляют две её редакции — Краткая Правда и Пространная Правда.

Краткая Правда состоит из 42-43 статей и создана в XI веке. В неё входит две части: первая часть Правда Ярослава (или Древнейшая) (первая половина XI века, примерно 30-е годы), вторая часть — Правда Ярославичей — принята во второй половине XI века. Правда Ярослава целиком посвящена уголовному праву. Скорее всего, она была составлена тогда, когда шла борьба за киевский престол между Ярославом и его братом Святополком (1015-1019 гг.). Наемная варяжская дружина Ярослава расправилась с новгородцами, положив тем самым начало затяжному и невыгодному для Ярослава конфликту. Стремясь задобрить новгородцев, он и «дал» им Правду, повелев им «по ее грамоте ходите».

Правда Ярославичей включает следующие два десятка статей Краткой редакции (так называемый Академический список). Как явствует из ее заголовка, сборник разрабатывался тремя сыновьями Ярослава Мудрого при участии ближайшего окружения. Составление текста относится примерно к середине XI в. Со второй половины того же столетия стала формироваться Пространная редакция, сложившаяся в окончательном варианте в XII в. В ней 121 статья — также весьма небольшой документ.

По уровню разработки правовых институтов это уже следующий этап в развитии древнерусского права, хотя наряду с новыми постановлениями Пространная Правда включает и видоизмененные нормы Краткой редакции. В ней представлено уголовное и наследственное право, основательно разработан правовой статус различных категорий населения. К XIII-XIV вв. относится возникновение Сокращенной редакции, которая представляет собой выборку из статей Пространной Правды, приспособленных для регулирования более развитых общественных отношений периода политической раздробленности на Руси.[2]

Право Древней Руси было весьма примитивным. Здесь только начиналось зарождаться Русское Право. Потому о развитых отраслях права пока говорить не приходится. Однако имеются уже какие-то основы государственного права, регламентируется правовое положение различных слоев населения.

Несмотря на примитивность Русской Правды, она продолжала действовать вплоть до образования Московского государства. Это свидетельствует о большом историческом значении этого памятника.

Впоследствии Русская Правда стала источником для составления Судебника 1497 г.

В Древнерусском государстве суд не был отделен от администрации. Посадники и другие должностные лица, осуществлявшие правосудие, получали определенную часть вир и продаж, взимаемых при рассмотрении дел. Кроме того, они вознаграждались и сторонами — участниками процесса. Высшей судебной инстанцией был великий князь.

Древнерусское право еще не знало разграничения между уголовным и гражданским процессом, хотя некоторые процессуальные действия могли применяться только по уголовным делам (гонение следа, свод). Во всяком случае, и по уголовным, и по гражданским делам применялся состязательный (обвинительный) процесс, при котором стороны были равноправны. Обе стороны в процессе назывались истцами. (Исследователи полагают, что в церковном суде применялся и инквизиционный, розыскной процесс со всеми его атрибутами, включая пытку).

Русская Правда знает две специфические процессуальные формы досудебной подготовки дела — гонение следа и свод. Говоря о гонении следа, речь идёт об отыскании преступника по его следам. Если след приводил к дому конкретного человека, то он и считался преступником. Если след приводил в село, то ответственность несла община. Если след терялся, то поиск прекращался.

Если ни утраченная вещь, ни похититель не найдены, потерпевшему не остается ничего другого, как прибегнуть к закличу, т.е. объявить на торговой площади о пропаже в надежде, что кто-нибудь опознает украденное или потерянное имущество у другого лица. Человек, у которого обнаружится утраченное имущество, может, однако, заявить, что он приобрел его правомерным способом, например, купил. Тогда начинается процесс свода. Владелец имущества должен доказать добросовестность его приобретения, т.е. указать лицо, у которого он приобрел данную вещь. При этом достаточно показаний двух свидетелей и мытника — сборщика торговых пошлин.

Закон предусматривает определенную систему доказательств, в том числе свидетельские показания. Различаются две категории свидетелей — видоки и послухи. Первые — свидетели в современном смысле слова, очевидцы происшествия. Послухи — более сложная категория. Это лица, которые слышали о случившемся от кого-либо, имеющие сведения из вторых рук. Иногда под послухами понимали и свидетелей доброй славы сторон. Они должны были показать, что ответчик или истец — добропорядочные люди, заслуживающие доверия. По некоторым гражданским и уголовным делам требовалось определенное число свидетелей (например, два свидетеля при заключении договора купли-продажи, два видока при оскорблении действием). Иначе говоря, в использовании свидетельских показаний присутствует элемент формализма.

Читайте так же:  Заявление о прописке от собственника

В Древнерусском государстве появляется целая система формальных доказательств — ордалии. Среди них следует назвать судебный поединок — «поле». Победивший в поединке выигрывал дело, поскольку считалось, что бог помогает правому. В Русской Правде и иных законах Киевского государства «поле» не упоминается, но другие источники, в том числе иностранные, говорят о практическом применении на Руси этого вида ордалий.

Другим видом «суда божьего» были испытания железом и водой. Испытание железом применялось тогда, когда не хватало иных доказательств, причем в более серьезных случаях, чем испытание водой. Русская Правда, посвящая ордалиям три статьи, не раскрывает техники их проведения. По более поздним источникам, однако, можно заключить, что если человек, связанный и брошенный в воду, начинал тонуть, то он считался выигравшим дело. Особым видом доказательства была присяга — «рота». В некоторых случаях имели доказательственное значение внешние признаки и вещественные доказательства. Во всяком случае, можно полагать, что они имели в процессе явно второстепенное значение.

В Русской Правде видны определенные формы обеспечения исполнения судебного решения, например, взыскание виры с убийцы. Специальное должностное лицо — вирник являлся в дом осужденного с многочисленной и вооруженной свитой и «терпеливо» ждал, пока тот заплатит штраф, получая каждый день обильное натуральное содержание. Преступнику выгодней было как можно быстрее разделаться со своим долгом и избавиться от неприятных «гостей».

За основную массу преступлений наказанием была «продажа» — уголовный штраф.[3]

Биюшкина Н.И. Проведение судебной реформы 1864 г. в Российском государстве (на примере Нижегородской губернии) // Прокурорский надзор. — №6. – 2002.

История государства и права России. Учебник для вузов / Под ред. Чибиряева С.А.- М.: Былина, 1998г.

История государства и права. / Под ред. Лепихова М.И.- М.: Былина, 1998г.

Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций в 3-х книгах. Книга первая. – М.: Мысль. – 1995.

Краснов Ю.К. История отечественного государства и права. М., 1997.

Курас Т.Л. Российская судебная система: история и современность. – М.: Фонд «Правовая культура». – 1999.

Рогов В.А. Государственный строй Древней Руси. Учебное пособие. – М., 1984.

Титов Ю. П. Хрестоматия по истории государства и права России. Учебное пособие. – М., 1998.

Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период. – М., 1998.

[1] Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций в 3-х книгах. Книга первая. – М.: Мысль. – 1995. — с. 180.

[2] История государства и права России. Учебник для вузов/ Под ред. Чибиряева С.А.- М.: Былина, 1998г.

[3] История государства и права. / Под ред. Лепихова М.И.- М.: Былина, 1998г.

[4] Курас Т.Л. Российская судебная система: история и современность. – М.: Фонд «Правовая культура». – 1999. – с. 54.

[5] История государства и права. / Под ред. Лепихова М.И.- М.: Былина, 1998г.

[6] Курас Т.Л. Российская судебная система: история и современность. – М.: Фонд «Правовая культура». – 1999. – с. 70.

www.km.ru

Древнерусский суд; его формализм

Суд, который производил сам князь и его посадники и тиуны, носил чисто внешний, механический характер. Судья почти не входил во внутреннюю расценку доказательств. Он был обязан безусловно верить им, раз они удовлетворяли известным формальным требованиям. Придет на двор судьи муж «синь» (в синяках) или «надражен» (раненый) и станет жаловаться на кого-либо, а ответчик не приведет послухов, которые покажут, что избитый сам начал драку, дело кончено: ответчик обвиняется. Но, даже если послухи «вылезут», они должны слово в слово показывать, как было дело; в противном случае ответчик также обвиняется. Приведут татя с лицом, т. е. поличным, пойманного на месте преступления, тут тоже не полагается никаких размышлений и колебаний. Увидят у кого что-нибудь тяжебное на торгу, не берут прямо, говоря: это мое, но «пойди на свод, где еси взял». И человек, у которого нашлась краденая вещь, должен показать и доказать, у кого он ее купил, в противном случае обвиняется как вор. Найдут убитого на известной территории, община, несущая круговую ответственность, вервь, должна разыскать убийцу, в противном случае должна заплатить виру князю и головничество родственникам убитого. Но найдены кости, которые могли быть затащены псом, найден мертвец, имени которого никто не ведает, который мог сам умереть, тут нет ни суда, ни следствия. Обокраден купеческий табор на дороге, и след воровской приводит к селу, село обязано разыскать вора или «отсочить», т. е. отвести от себя след. Нет послухов и видоков у тяжущихся, пусть идут на роту, а если дело большое — на воду или железо; кому выпадет на долю очищение ротой, водой или железом, тот и прав и т. д.

Такой механический, чисто формальный суд был в то же время и пассивным. Истец сам производил предварительное следствие, например доискивался вора украденной вещи, опознанной на торгу, и шел до конца свода или до «конечного татя» в своем миру; и только, когда свод выходил за пределы мира, взыскание падало на последнего, до которого привел свод и который обязывался уже, если хотел, сам продолжать свод. Владелец бежавшего холопа сам разыскивал его, и посадник должен был только оказывать ему помощь, когда тот обращался за ней, при поимке опознанного холопа. Потерпевшие пользовались обыкновенно услугами частных лиц, которые они оплачивали, например, платили за переем беглого холопа. Впрочем, есть указание на существование при суде особых лиц, которые за вознаграждение помогали потерпевшим. В краткой Русской Правде в составе населения Новгорода упоминаются ябедники, которых исследователи сближают с скандинавским Aembet, означавшим вообще должностное лицо, чиновника. Из позднейших источников (Смоленского земского привился, выданного великими князьями Литовскими), узнаем, что ябедник был чиновник, занимавшийся отыскиванием воров и покражи по следам преступления, помогавший в этом отношении потерпевшему. Вынесши приговор, суд часто предоставлял самому потерпевшему осуществить восстановление своего права:

Читайте так же:  Как оформить дипломную работу образец

получить деньги, увести к себе домой в холопство должника и продать его.

Эта пассивность суда вместе с его механичностью и формализмом и были причиной того, что суд был не столько государственной функцией, сколько средством кормления для князей и их дружинников. Так как и военная функция князя и его дружины носила характер известной профессии, известного ремесла, оплачиваемого данью «мира деля», то и древнерусское княжение, несмотря на всю пропаганду возвышенных идей государства со стороны церкви, рассматривалось князьями как предмет эксплуатации, как доходная статья. Отсюда при благоприятных обстоятельствах, при упадке силы и значение веча, легко было уже перейти к воззрению на княжество как на частную собственность князя.

www.bibliotekar.ru

Навигация по сайту

Реклама на сайте

Суд и процесс в древнерусском государстве

Судебные органы. Суд во времена Русской Правды не был отделен от администрации, и судьей был, прежде всего, сам князь. Княжеский суд разрешал дела феодальной знати, междукняжеские споры. «Без княжа сло­ва», однако, нельзя было «мучить» не только огнищанина, но и смерда (ст. 33 Кр. Пр., ст. 78 Пр. Пр.). К князю и судьям его (ст. 55 Пр. Пр.) мог пойти пожаловаться закуп. В «Поучении к детям» Владимир Мономах так гово­рит о себе как о судье: «На посадников не зря, ни на бирючи, тоже худого смерда и убогие вдовицы не дал есми сильным обидети».

Наиболее важные дела князь решал совместно со своими мужами боярами, менее важные рассматривались представителями княжеской ад­министрации. Обычное место суда – «княж двор» (резиденция в столице и дворы княжеских чиновников в провинции). На местах действовали суды посадника, волостеля, которым помогали тиуны, вирники (сборщики су­дебных пошлин) и другие слуги. Русская Правда (ст. 41 Кр. Пр., многие статьи Пр. Пр.) определяет и размеры этих сборов в пользу многочислен­ных судебных лиц из вспомогательного персонала (мечника, детского, метельника).

Помимо суда государственного (князя и его администрации) в Киев­ской Руси активно формировался вотчинный суд – суд землевладельца над зависимым населением. Он формируется на основе иммунитетных по­жалований (князь жалует монастырю Св. Георгия село Буйцы «с данию, с вирами и с продажами»). Можно назвать также суд общины, на котором могли решаться мелкие внутриобщинные дела. Но о функциях этого суда сведений в источниках не сохранилось. Функции церковного суда, ведав­шего семейно-брачными отношениями, боровшегося с языческими обря­дами, осуществляли епископы, архиепископы и митрополиты. Делами мо­настырских людей занимался настоятель монастыря – архимандрит.

Судопроизводство с древнейших времен включало в себя 3 стадии: ус­тановление сторон, производство суда и исполнение приговора. Обе сторо­ны именовались истцами или суперниками (чуть позже – сутяжниками от тяжбы – судебного спора). Государство в качестве истца ещё не выступа­ет, даже в делах уголовных, оно лишь помогает частному лицу в преследо­вании обвиняемого. Да и различия между уголовным и гражданским про­цессом ещё не существует, как и между следственным (инквизиционным) и обвинительным (состязательным). Сторонами во всех делах выступают частные лица: род, община, семья, потерпевшие. Суд представлял собой массовое действо, на которое прибывали толпы родственников, соседей и прочих пособников. Поводом к возбуждению дела могло быть не только исковое ходатайство семьи (об увечье или убийстве родственника), но и захват лица на месте преступления.

О самом древнем периоде известно ещё, что одной из форм начала процесса был заклич – публичное объявление о преступлении (пропаже имущества, к примеру) и начале поиска преступника. Давался трёхднев­ный срок для возврата похищенного, после чего лицо, у которого обнару­живалась вещь, объявлялось виновным. Оно было обязано вернуть похи­щенное имущество и доказать законность его приобретения. Если это уда­валось сделать, начинался свод – продолжение поиска похитителя. По­следний в своде, не имевший доказательств, признавался вором со всеми вытекающими отсюда последствиями. В пределах одной территориальной единицы (волости, города) свод шёл до последнего лица, при выходе на чужую территорию – до лица третьего, которое, уплатив повышенное возмещение убытка, могло начинать свод по месту своего проживания (ст. 35–39 Пр. Пр.).

Другое процессуальное действие – гонение следа – розыск преступни­ка по следам. Если это был убийца, то обнаружение его следов на терри­тории общины обязывало её членов платить «дикую виру» или искать ви­новника. Если следы терялись в лесах, на пустошах и дорогах, поиски пре­кращались (ст. 77 Пр. Пр.).

Суд был состязательным, a это значит, что обе стороны «тягались» на равных условиях, собирали и представляли доказательства и улики. В су­дебном процессе использовались различные виды доказательств устные, письменные, свидетельские показания. Очевидцы происшествия назывались видоками, кроме них выступали послухи – свидетели «доброй славы» об­виняемого, его поручители. Послухом мог быть только свободный чело­век, в качестве видоков привлекались закупы («в малой тяжбе») и бояр­ские тиуны (холопы) – (ст. 66 Пр. Пр.).

При ограниченном количестве судебных доказательств по решению су­да применялись присяги («роты») и ордалии (испытания железом и водой). О последних мы знаем лишь по западным источникам, ибо прямых свиде­тельств об ордалиях на Руси нет. При испытании железом о виновности испытуемого судили по характеру ожога от раскаленного металла; при испытании водой подозреваемого, связанного особым образом, погружа­ли в воду, если он не тонул, то признавался виновным. Ордалии – это разновидности суда божьего. Возможно, что уже в древности на Руси при недостаточности доказательств для окончательного выяснения истины применялся судебный поединок, но сведения о нём сохранились лишь от более позднего времени (поле). Мы вернемся к нему в свое время.

Такие общие представления о древнерусском праве, о процессуальных судебных нормах дают нам Русская Правда и другие источники. Мы ви­дим, что законодатель руководствовался принципом казуальности (ссылкой на конкретный случай) и не прибегал к теоретическим обобще­ниям. Целый ряд правовых норм только намечается в законодательстве, и разработка их является делом будущего.

Читайте так же:  Как облагается налогами благотворительность

lawtoday.ru

Русская правда и суд

8. Судебный процесс по Русской Правде

Русская Правда выделяла 4 стадии судебного процесса:

2) свод-отыскание ответчика (следствие);

4) вынесение решения.

1. Заклич – первая, начальная стадия судопроизводства. Ее особенности: лицо, обнаружившее, что пропала вещь или найдено тело, должно было всенародно огласить об этом на площади при свидетелях (не обязательно фиксировать поименно этих свидетелей). Свидетелями, как правило, были все присутствующие при закличе. Заклич осуществлялся в устной форме.

2. Свод-отыскание ответчика – вторая стадия процесса, которая использовалась только в гражданском судопроизводстве. Второй стадией уголовного судопроизводства было следствие. Свод-отыскание ответчика, или следствие, проводились следующим образом: если лицо, начавшее судопроизводство (кликавшее на площади), утверждает, что это его вещь, при условии, что оно продало эту вещь ранее, то начиналась стадия свода-отыскания, на которую приглашались 12 мужчин; если же лицо говорит, что вещь не его, но куплена или кто-то поручил ее продать, то все идут на свод. Следствие предполагало прямое отыскание, т. е. все шли от одного возможного вора к другому, пока не находили истинного собственника.

Если найденное лицо (ответчик) утверждал, что он не крал вещь, и ссылался на иное лицо, то он независимо ни от чего признавался виновным и должен был выплатить штраф.

Свод был прямым истребованием вещи из чужого незаконного владения, в этом он схож с современным виндикационным процессом.

Временные рамки свода не были установлены, но в целях их сокращения закреплялось, что свод в черте города (в пределах его населения) мог проводиться не более 3 раз. Свод не проводился вне пределов города.

3. Судоговорение – это собственно рассмотрение дела.

На судоговорении стороны должны были представить доказательства и свидетелей своей правоты. Таким образом, судоговорение по Русской Правде носило состязательный характер, а все рассмотрение дела было гласным (на площади, в присутствии всех желающих) и устным (никак ход рассмотрения не фиксировался).

4. Вынесение решения – это заключительная стадия судопроизводства по Русской Правде, она также никак не оформлялась, и решение выносилось в устной форме. Приговор по уголовным делам приводился в исполнение немедленно.

По гражданским делам на основании решения суда между сторонами должно было быть заключено соглашение об исполнении приговора. Такое соглашение заключалось в течение 3–6 месяцев. Если ответчик отказывался заключить это соглашение, то потерпевший имел право обратиться в суд и просить ответчика головой, т. е. получить ответчика в качестве раба.

Допустимые доказательства по Русской Правде (документального оформления доказательства не получали):

1) свидетельские показания:

а) видаки (очевидцы);

б) послухи (свидетели, не являющиеся очевидцами); лицо для доказательства своей правоты должно было привести не менее 2 (для иностранцев) или 6 (для русских) послухов;

2) письменные документы;

3) улики (раны, ссадины).

Особый процесс был в Божьих судах. Он был жесток и основывался на вере в Божью справедливость. Виды наказаний:

www.e-reading.mobi

Судебный процесс по русской правде

Русская Правда знала две специфические процессуальные формы досудебной подготовки дела: гонение следа и свод. Гонение следа — это отыскание преступника по его следам. Закон предусматривал специальные формы и порядок проведения этого действия. Если след привел к дому конкретного человека, он и есть преступник. Если след привел в село, ответственность несет вервь. Если след терялся на большой дороге, поиск преступника прекращался.

Свод — это обнаружение утраченного имущества у какого-нибудь человека. Если человек не признается, что украл, а будет уверять, что купил, обменял и т.п., тогда начинается процесс свода. Владелец имущества должен доказать добросовестность приобретения данной вещи: указать лицо, у которого он ее купил, приобрел и т.д. Требуются показания двух свидетелей или мытника — сборщика торговых пошлин.

Судебный процесс по Русской Правде являлся обвинительно-состязательным.

Различия между гражданским и уголовным процессами не было. Дело начиналось по жалобе (иску) потерпевшей стороны. Потерпевший имел право сам искать преступника. Выделялось четыре стадии судебного процесса:

— свод-отыскание ответчика (следствие);

Заклич означал объявление о совершившемся преступлении. Свидетелями были все присутствующие при закличе. Он осуществлялся в устной форме.

Свод — вторая стадия процесса, которая напоминала очную ставку. Он осуществлялся либо до, либо после заклича. Лицо, купившее краденую вещь, должно было указать, у кого она куплена. Если свод выходил за пределы поселения, то продолжался до третьего лица, который выплачивал собственнику стоимость пропажи. Третье лицо должно было в этом случае самостоятельно продолжать свод.

Судоговорение, или «говорение следа — собственно рассмотрение дела. Оно заключалось в поиске доказательств и преступника. При отсутствии в то время розыскных органов это осуществляли потерпевшие, их близкие и добровольцы.

Судоговорение по Русской Правде носило состязательный характер, а все рассмотрение дела было гласным (на площади, в присутствии всех желающих) и устным (ход рассмотрения никак не фиксировался).

Вынесение решения — заключительная стадия судопроизводства по Русской Правде, она осуществлялась в устной форме.

Приговор по уголовным делам приводился в исполнение немедленно.

По гражданским делам на основании решения суда между сторонами должно было быть заключено соглашение об исполнении приговора. Оно заключалось в течение трех—шести месяцев. Если ответчик отказывался заключить это соглашение, то потерпевший имел право обратиться в суд и просить получить ответчика в качестве раба. Система доказательств по Русской Правде состояла: — из свидетельских показаний «видоков» (очевидцев) и послухов (поручителей); — вещественных доказательств — «поличное»; — «ордалий» — испытаний огнем, водой и железом; — присяги.

Существовал также и судебный поединок — поле. Победивший в поединке выигрывал дело, поскольку считалось, что Бог помогает правому.

Если обычные методы судоговорения исчерпывались, не принеся результата, Русская Правда допускала «суд Божий», или ордалии. В судопроизводстве Киевской Руси были приняты испытания железом и водой, чудовищные по жестокости пытки, по мнению судей, указывающие на виновного.

histerl.ru


Обсуждение закрыто.