Решения судов и фас по 44-фз

Решения судов и фас по 44-фз

Решение Верховного Суда РФ от 11 апреля 2016 г. N АКПИ16-53 Об отказе в признании частично не действующим письма Министерства экономического развития РФ и Федеральной антимонопольной службы от 11 декабря 2014 г. NN 31047-ЕЕ/Д28и, АЦ/50997/14 «О позиции Минэкономразвития России и ФАС России по вопросу применения норм Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» в отношении установления порядка рассмотрения и оценки заявок, окончательных предложений участников закупки по нестоимостным критериям»

Именем Российской Федерации

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда Российской Федерации Иваненко Ю.Г.

при секретаре Полагаевой К.А.

с участием прокурора Коробкова Е.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению областного бюджетного учреждения «Управление капитального строительства Правительства Сахалинской области» о признании частично недействующим письма Министерства экономического развития Российской Федерации N 31047-ЕЕ/Д28и, Федеральной антимонопольной службы АЦ/50997/14 от 11 декабря 2014 г. «О позиции Минэкономразвития России и ФАС России по вопросу применения норм Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» в отношении установления порядка рассмотрения и оценки заявок, окончательных предложений участников закупки по нестоимостным критериям», установил:

11 декабря 2014 г. издано письмо Министерства экономического развития Российской Федерации (далее — Минэкономразвития России), N 31047-ЕЕ/Д28и, и Федеральной антимонопольной службы (далее — ФАС России), N АЦ/50997/14, в котором изложена позиция Минэкономразвития России и ФАС России по вопросу применения норм Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» в отношении установления порядка рассмотрения и оценки заявок, окончательных предложений участников закупки по нестоимостным критериям (далее — Письмо).

В частности, в абзацах семнадцатом и восемнадцатом во взаимосвязи с абзацем пятнадцатым данного письма указано, что в целях выявления лучшего условия исполнения контракта документация о закупке должна содержать: зависимость (формула расчёта количества баллов или шкала оценки) между количеством присваиваемых баллов и представляемыми сведениями по критерию «качественные, функциональные и экологические характеристики объекта закупки» (показателям критерия) в случае, если возможна количественная оценка представляемых сведений; пропорциональную зависимость (формула расчёта количества баллов или шкала оценки) между количеством присваиваемых баллов и представляемыми сведениями по критерию «квалификация участников закупки» (показателям критерия), учитывая, что в отношении сведений, представляемых по указанному критерию, возможна количественная оценка.

Областное бюджетное учреждение «Управление капитального строительства Правительства Сахалинской области» (далее — Учреждение) обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании Письма не действующим в части установления понятий «зависимость» и «пропорциональная зависимость» в его абзацах семнадцатом и восемнадцатом, ссылаясь на то, что такой акт содержит разъяснения законодательства в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, имеет нормативные предписания, в том числе вводит понятия, определения которых не установлены действующими нормативными правовыми актами в этой сфере регулирования. По мнению Учреждения, в оспариваемой части Письмо, которое не прошло государственную регистрацию и официально не было опубликовано, не соответствует статье 32 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», пунктам 8, 10, 11, 20, 29 Правил оценки заявок, окончательных предложений участников закупки товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 28 ноября 2013 г. N 1085, Указу Президента Российской Федерации от 23 мая 1996 г. N 763 «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти». Свои требования административный истец также мотивировал тем, что Минэкономразвития России и ФАС России не наделены компетенцией по разъяснению законодательства в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, применение ФАС России как контрольным органом в сфере закупок изложенной в Письме нормы нарушает права и законные интересы Учреждения в сфере экономической деятельности.

Выслушав объяснения представителя административного истца Чи Р., возражения представителей Минэкономразвития России Аникина И.М., Егорова Д.А., представителя ФАС России Семенова Р.В., объяснения представителя Минюста России Османовой И.А., проверив оспариваемый акт на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Коробкова Е.И., полагавшего необходимым в удовлетворении заявленного требования отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения административного искового заявления.

В соответствии с частью 1 статьи 32 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ) для оценки заявок, окончательных предложений участников закупки заказчик в документации о закупке устанавливает следующие критерии: цену контракта; расходы на эксплуатацию и ремонт товаров, использование результатов работ; качественные, функциональные и экологические характеристики объекта закупки; квалификацию участников закупки, в том числе наличие у них финансовых ресурсов, на праве собственности или ином законном основании оборудования и других материальных ресурсов, опыта работы, связанного с предметом контракта, и деловой репутации, специалистов и иных работников определённого уровня квалификации.

Согласно пункту 9 части 1 статьи 50 названного федерального закона конкурсная документация наряду с информацией, указанной в извещении о проведении открытого конкурса, должна содержать критерии оценки заявок на участие в открытом конкурсе, величины значимости этих критериев, порядок рассмотрения и оценки заявок на участие в открытом конкурсе в соответствии с данным федеральным законом.

Порядок оценки заявок, окончательных предложений участников закупки, в том числе предельные величины значимости каждого критерия, устанавливается Правительством Российской Федерации (часть 8 статьи 32 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 ноября 2013 г. N 1085 утверждены Правила оценки заявок, окончательных предложений участников закупки товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (далее — Правила), в пункте 3 которых закреплено, что оценка — это процесс выявления в соответствии с условиями определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) по критериям оценки и в порядке, установленном в документации о закупке в соответствии с требованиями Правил, лучших условий исполнения контракта, указанных в заявках (предложениях) участников закупки, которые не были отклонены.

Этим же пунктом Правил для применения введены следующие термины: значимость критерия оценки — вес критерия оценки в совокупности критериев оценки, установленных в документации о закупке в соответствии с требованиями Правил, выраженный в процентах;

коэффициент значимости критерия оценки — вес критерия оценки в совокупности критериев оценки, установленных в документации о закупке в соответствии с требованиями Правил, делённый на 100;

рейтинг заявки (предложения) по критерию оценки — оценка в баллах, получаемая участником закупки по результатам оценки по критерию оценки с учётом коэффициента значимости критерия оценки.

Пунктом 8 Правил предусмотрено, что в документации о закупке заказчик обязан указать используемые для определения поставщика (подрядчика, исполнителя) критерии оценки и величины значимости критериев оценки. При этом количество используемых для определения поставщика (подрядчика, исполнителя) критериев оценки при осуществлении закупки должно быть не менее двух, одним из которых должен быть критерий оценки «цена контракта», а в случаях, предусмотренных пунктом 5 Правил, — критерий оценки «стоимость жизненного цикла».

Минэкономразвития России является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим кроме прочего функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере осуществления закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (пункт 1 Положения о Министерстве экономического развития Российской Федерации, утверждённого постановлением Правительства Российской Федерации от 5 июня 2008 г. N 437).

ФАС России как уполномоченный федеральный орган исполнительной власти осуществляет функции по принятию нормативных правовых актов и контролю за соблюдением в том числе законодательства в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (пункт 1 Положения о Федеральной антимонопольной службе, утверждённого постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 г. N 331).

Действующим законодательством указанные федеральные органы исполнительной власти не наделены полномочиями давать разъяснения норм Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ или Правил, однако это не означает, что при реализации иных возложенных на них полномочий они не вправе излагать свою позицию по результатам рассмотрения поступающих обращений граждан и юридических лиц, связанных с осуществляемыми ими функциями.

Так, из абзаца первого Письма следует, что оно является обобщённым ответом Минэкономразвития России и ФАС России на поступающие к ним вопросы о применении положений Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ в отношении установления в конкурсной документации, документации о проведении запроса предложений порядка рассмотрения и оценки заявок, окончательных предложений участников закупки по нестоимостным критериям.

Читайте так же:  Пенсии сотрудникам фсб

Письмо, в абзацах со второго — четырнадцатый которого воспроизведены отдельные положения Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ и взаимосвязанные с ними требования Правил, а в абзацах с пятнадцатого — двадцатый — мнение административных ответчиков по существу рассмотренных вопросов, не устанавливает новых общеобязательных предписаний, отличных от содержания интерпретируемых в нём нормативных правовых актов, не изменяет и не прекращает действие каких-либо иных правовых норм. Изданное заместителем министра и заместителем руководителя соответственно оно не направлялось для исполнения в адрес нижестоящих органов и должностных лиц, не содержит санкций за несоблюдение ими его содержания, но обнародовано посредством размещения на одной из страниц официального сайта ФАС России (http://fas.gov.ru/documents/documentdetails.html?id=l 103).

Следует согласиться с утверждением, что в оспариваемой части Письмо по сути является актом, содержащим разъяснение законодательства в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, и адресовано неограниченному кругу лиц.

Однако доводы административного истца об обязательности оспариваемых положений и их несоответствии действующему законодательству Российской Федерации основаны на ошибочном толковании норм материального права, регулирующего правоотношения в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

Согласно пункту 9 Правил сумма величин значимости критериев оценки, применяемых заказчиком, должна составлять 100 процентов. Величина значимости критерия оценки «расходы на эксплуатацию и ремонт товаров (объектов), использование результатов работ» не должна превышать величину значимости критерия оценки «цена контракта».

Предельные величины значимости критериев оценки заявок, окончательных предложений участников закупки товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд установлены в приложении к Правилам.

В документации о закупке в отношении нестоимостных критериев оценки могут быть предусмотрены показатели, раскрывающие содержание нестоимостных критериев оценки и учитывающие особенности оценки закупаемых товаров, работ, услуг по нестоимостным критериям оценки (пункт 10 Правил).

Пунктом 11 Правил определено, что для оценки заявок (предложений) по каждому критерию оценки используется 100-балльная шкала оценки. Если в соответствии с пунктом 10 Правил в отношении критерия оценки в документации о закупке заказчиком предусматриваются показатели, то для каждого показателя устанавливается его значимость, в соответствии с которой будет производиться оценка, и формула расчёта количества баллов, присуждаемых по таким показателям, или шкала предельных величин значимости показателей оценки, устанавливающая интервалы их изменений, или порядок их определения.

Для оценки заявок (предложений) по нестоимостным критериям оценки (показателям) заказчик вправе устанавливать предельно необходимое минимальное или максимальное количественное значение качественных, функциональных, экологических и квалификационных характеристик, которые подлежат оценке в рамках указанных критериев. В этом случае при оценке заявок (предложений) по таким критериям (показателям) участникам закупки, сделавшим предложение, соответствующее такому значению, или лучшее предложение, присваивается 100 баллов.

Сумма величин значимости показателей критерия оценки должна составлять 100 процентов.

Значимость критериев оценки должна устанавливаться в зависимости от закупаемых товаров, работ, услуг в соответствии с предельными величинами значимости критериев оценки согласно приложению.

В случае осуществления закупки, по результатам которой заключается контракт, предусматривающий выполнение строительных работ, заказчик обязан установить показатель, указанный в подпункте «б» пункта 27 Правил, за исключением случая, предусмотренного пунктом 30 Правил. При этом значимость показателя должна составлять не менее 50 процентов значимости всех нестоимостных критериев оценки.

Именно на основе критериев, указанных в конкурсной документации, согласно части 5 статьи 53 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ для выявления победителя конкурса конкурсная комиссия осуществляет оценку заявок на участие в конкурсе, которые не были отклонены.

Общее требование к оценке по нестоимостным критериям (показателям) предусмотрено пунктом 20 Правил. Такая оценка осуществляется в порядке, установленном пунктами 21-24 Правил, за исключением случаев оценки по показателям, указанным в подпунктах «а» и «в» пункта 25 Правил, и случаев, когда заказчиком установлена шкала оценки.

Пунктами 21-24 Правил для отдельных случаев предусмотрены различные формулы, по которым определяется количество баллов, присуждаемых по критерию оценки (показателю).

Исходя из названных норм установление показателей, раскрывающих содержание нестоимостных критериев оценки и учитывающих особенности оценки закупаемых товаров, работ, услуг по таким критериям, и соответствующих им величин значимости является правом заказчика, но Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ и Правила, вопреки утверждениям административного истца, не допускают возможности выбора заказчиком произвольной шкалы предельных величин значимости показателей оценки, не устанавливающей интервалы их изменений, или порядка их определения.

По смыслу приведённых положений, в случае, если возможна количественная оценка представляемых сведений участниками закупки, между такими сведениями и количеством присваемых баллов должна быть зависимость, которая определяется посредством необходимой формулы или шкалы и выражается в их взаимном соотношении друг с другом, а именно: определённое количество присваемых баллов соответствует определённому показателю, в свою очередь, возможное количественное изменение показателя оценки обязательно должно изменять количество присваемых баллов в соответствии с предусмотренными пунктом 11 Правил интервалами их изменений или используемой формулой.

Этот вывод следует и из содержания пункта 29 Правил, предписывающего, что для использования в целях оценки заявок (предложений) шкалы оценки заказчик в документации о закупке должен установить количество баллов, присуждаемое за определённое значение критерия оценки (показателя), предложенное участником закупки. В случае если используется несколько показателей, значение, определённое в соответствии со шкалой оценки, должно быть скорректировано с учётом коэффициента значимости показателя.

Введение заказчиком такого коэффициента означает, что количество баллов, присуждаемое за определённое значение критерия оценки (показателя), предложенное участником закупки, будет увеличено или уменьшено по условиям выбора лучшего предложения конкурса на размер коэффициента. Такая корректировка будет иметь пропорциональный, то есть соразмерный, характер, обусловленный результатами арифметического, а не произвольного вычисления, как желает административный истец.

Возможные показатели нестоимостных критериев оценки «качественные, функциональные и экологические характеристики объекта закупок» и «квалификация участников закупки, в том числе наличие у них финансовых ресурсов, оборудования и других материальных ресурсов, принадлежащих им на праве собственности или на ином законном основании, опыта работы, связанного с предметом контракта, и деловой репутации, специалистов и иных работников определённого уровня квалификации» предусмотрены пунктами 25, 27 Правил соответственно.

Право заказчика самостоятельно определить в конкурсной документации используемые для оценки нестоимостные критерии оценки (показатели) и предусмотреть формулу расчёта количества баллов или шкалу оценки, по смыслу приведённых выше норм федерального закона и Правил, не только не допускает, а напротив, предполагает, что в конкурсной документации, кроме иного, должна быть указана соответствующая зависимость между количеством присваиваемых баллов и представляемыми участниками закупки сведениями по упоминаемым критериям в случае, если возможна количественная оценка представляемых сведений.

Иной подход не отвечал бы самой цели Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ, предусмотренной в его статье 1 (повышение эффективности, результативности осуществления закупок товаров, работ, услуг, обеспечение гласности и прозрачности осуществления таких закупок, предотвращение коррупции и других злоупотреблений в сфере таких закупок), и, как следствие, не обеспечивал выявление объективно лучшего условия исполнения контракта и допускал неэффективное использование денежных средств, затрачиваемых для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

Таким образом, оспариваемое содержание Письма не противоречит смыслу фактически разъясняемых им нормативных правовых актов и не выходит за пределы их адекватной интерпретации. Являясь по существу актом разъяснения, Письмо не создаёт в отношении выборочно упоминаемой в нём документации о закупке новых нормативных предписаний, отличных от разъясняемых нормативных положений Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ и Правил.

При этом использование в нём слов «зависимость», «пропорциональная зависимость» для выражения позиции его авторов не означает, что административными ответчиками введены понятия, определения которых не установлены действующими нормативными правовыми актами в указанной сфере регулирования.

Письмо не приобрело самостоятельный общеобязательный характер и опосредованно, то есть через правоприменительную деятельность территориальных органов ФАС России, так как обстоятельств его применения в отношении неограниченного круга лиц и неоднократно не установлено.

Доводы административного истца со ссылкой на факты принятия контролирующим органом конкретных решений в отношении Учреждения, проводившего открытый конкурс на выполнение строительно-монтажных работ, выдачи предписания об отмене протокола рассмотрения и оценки конкурсных заявок и внесении изменений в конкурсную документацию не подтверждают несоответствие оспариваемых положений действующему законодательству. Кроме того, из содержания представленных решений усматривается, что при их вынесении Комиссия ФАС России по контролю в сфере закупок Письмом не руководствовалась. Оценка законности и обоснованности принятых этим органом правоприменительных актов не относится к предмету судебной проверки по настоящему делу.

С учётом изложенных мотивов доводы Минюста России о нормативных предписаниях оспариваемого письма являются также неправильными.

Как следует из письменного отзыва заинтересованного лица и устных объяснений его представителя в судебном заседании, смысловое соответствие содержания Письма требованиям Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ и Правил не анализировалось.

Вместе с тем взятые из общего контекста словосочетания «документация о закупке должна содержать», «зависимость между количеством присваиваемых баллов и представляемыми сведениями», «пропорциональная зависимость между количеством присваиваемых баллов и представляемыми сведениями» сами по себе не означают, что в форме письма административными ответчиками издан нормативный правовой акт, который не прошёл необходимую государственную регистрацию, а поэтому подлежит признанию недействующим.

Читайте так же:  Можно ли переделать страховку на другую машину

Оспариваемое в части письмо не является нормативным правовым актом, поэтому доводы о его несоответствии Порядку опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, утверждённому Указом Президента Российской Федерации от 23 мая 1996 г. N 763, и Правилам подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утверждённым постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 г. N 1009, подлежат отклонению.

Издание подобного акта, не устанавливающего общеобязательных правил, не обусловлено необходимостью соблюдения формальных требований, предъявляемых к нормативным правовым актам федеральных органов исполнительной власти, по форме, субъекту и порядку принятия, регистрации и опубликования.

Федеральным законодателем установлены особенности рассмотрения административных дел об оспаривании актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, которые закреплены в статье 217.1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

В силу пункта 1 части 5 указанной статьи суд принимает решение об удовлетворении заявленных требований полностью или в части, если оспариваемый акт полностью или в части не соответствует действительному смыслу разъясняемых им нормативных положений, устанавливает не предусмотренные разъясняемыми нормативными положениями общеобязательные правила, распространяющиеся на неопределённый круг лиц и рассчитанные на неоднократное применение.

Между тем перечисленных условий не имеется.

Напротив, поскольку оспариваемые положения не устанавливают подобных общеобязательных правил, в данной части Письмо не обладает нормативными свойствами и соответствует содержанию разъясняемых им нормативных положений, что в силу пункта 2 части 5 статьи 217.1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации влечёт отказ в удовлетворении административного иска.

Руководствуясь статьями 175-180, 217.1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации решил:

в удовлетворении административного искового заявления областного бюджетного учреждения «Управление капитального строительства Правительства Сахалинской области» о признании частично недействующим письма Министерства экономического развития Российской Федерации N 31047-ЕЕ/Д28и, Федеральной антимонопольной службы АЦ/50997/14 от 11 декабря 2014 г. «О позиции Минэкономразвития России и ФАС России по вопросу применения норм Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» в отношении установления порядка рассмотрения и оценки заявок, окончательных предложений участников закупки по нестоимостным критериям» отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Обзор документа

Предметом оспаривания стало одно из разъяснений по применению Закона о контрактной системе.

Эти указания касаются установления в документации о закупке порядка рассмотрения и оценки заявок участников по нестоимостным критериям.

В частности, в них говорится о том, что документация должна отражать зависимость между количеством присваиваемых баллов и представляемыми сведениями по критерию «качественные, функциональные и экологические характеристики объекта закупки», если возможна количественная оценка таких данных.

По мнению заявителя, разъяснения незаконны, поскольку в них вводятся понятия, определения которых не установлены нормативными актами в этой сфере регулирования.

Отклоняя такие доводы, ВС РФ указал следующее.

Оспариваемый акт — обобщенный ответ Минэкономразвития России и ФАС России на поступающие к ним вопросы. По сути, в нем содержится разъяснение, адресованное неограниченному кругу лиц. Оно не устанавливает новых общеобязательных предписаний.

Исходя из законодательства, установление показателей, раскрывающих содержание нестоимостных критериев оценки и учитывающих особенности оценки закупаемых товаров, работ, услуг по подобным критериям, и соответствующих им величин значимости — право заказчика.

При этом закон не дает заказчику возможность выбрать произвольную шкалу предельных величин значимости показателей оценки, не устанавливающую интервалы их изменений, или порядка их определения.

Если возможна количественная оценка представляемых сведений, между ними и количеством присваиваемых баллов должна быть зависимость, которая определяется по формуле или по шкале и выражается в их взаимном соотношении друг с другом.

Соответственно, разъяснение не противоречит закону.

www.garant.ru

Верховный суд обобщил практику по спорам о госзакупках по 44-ФЗ

Верховный суд опубликовал 73-страничный обзор практики рассмотрения дел, связанных с законодательством о контрактной системе в сфере закупок для государственных и муниципальных нужд. «Право.ru» обращает внимание на ключевые моменты обзора.

Если заказчик указывает в документации аукциона особые характеристики товара, которые отвечают его потребностям и необходимы с учетом специфики использования предмета закупки, это нельзя трактовать как ограничение круга ее потенциальных участников.

В качестве примера ВС приводит следующее дело: медучреждение, выступающее заказчиком, оспаривало в арбитраже решение и предписание ФАС, которая признала его нарушившим ч. 2 ст. 33 закона о контрактной системе (правила описания объекта закупки). В документации тендера на закупку медикаментов было указано, что лекарство непременно должно поставляться во флаконах или эквивалентной упаковке, позволяющей обеспечить ее герметичность после вскрытия. Антимонопольщики потребовали отменить протоколы рассмотрения заявки на участие в аукционе и поправить документацию, исключив из нее требования к первичной упаковке.

Суд первой инстанции признал решение ФАС незаконным, посчитав, что требования заказчика закона о контрактной системе не нарушают. В ч. 1 и 2 ст. 33 сказано, что заказчики при описании объекта закупки должны определить требования к нему так, чтобы, «с одной стороны, повысить шансы на приобретение товара именно с теми характеристиками, которые им необходимы, соответствуют их потребностям, а с другой стороны, необоснованно не ограничить количество участников закупки», указывает ВС.

Указание на необходимость поставки лекарства в герметичной упаковке было обусловлено спецификой его назначения и способа применения: препарат в ампуле после того, как ее вскроют, нельзя будет хранить, чтобы воспользоваться им еще раз, флакон же решит это проблему. Это приведет к экономичному использованию лекарства и обеспечит соблюдение принципа эффективного использования источников финансирования. Вместе с этим будет соблюдаться и принцип конкуренции, поскольку иных ограничений, например, по количеству действующего вещества или дозировке в документации не было.

Возможное сужение круга участников закупки с одновременным повышением эффективности использования финансирования (обеспечением его экономии), исходя из положений п. 1 ст. 1 закона о контрактной системе, не может само по себе рассматриваться в качестве нарушения требований закона о защите конкуренции.

Да и то, что круг участников закупки сузился, антимонопольщики не доказали: в госреестре зарегистрированы два производителя, которые выпускают нужное лекарство во флаконах, и все семь участников закупки были готовы поставить препарат от обоих.

А вот включение в документацию требований, которые указывают на конкретного производителя товара, в отсутствие специфики его использования, нарушает ст. 33 закона о контрактной системе.

Другой заказчик, который тоже закупал медикаменты, указал в документах такие требования к форме таблетки, способу ее деления и фасовке, которым соответствовал только препарат одного конкретного производителя. Один из участников тендера подал жалобу в ФАС, но ведомство признало ее необоснованной, и тот отправился в суд. Первая инстанция и апелляция согласились с антимонопольщиками, а арбитражный суд округа – нет.

Он указал, что заказчик включил в аукционную документацию такие требования (лекарственная форма, дозировка, форма выпуска), которые «не относятся к фармакологическим свойствам лекарственного препарата, никак не связаны с терапевтической эффективностью и не обусловлены спецификой назначения и применения закупаемого препарата», зато прямо указывают на его единственного производителя.

При этом доказательств того, что любой из участников закупки мог обеспечить поставку именно этого препарата, не было. Поэтому суд вполне обоснованно сделал вывод о том, что заказчик нарушил правила размещения документации, что «привело к созданию необоснованных препятствий для участников спорной закупки, повлекших сокращение их количества, что является признаком ограничения конкуренции».

Если закон запрещает проводить госзакупку товаров, происходящих из иностранных государств, то участники аукциона должны приложить к заявке документы, подтверждающие страну происхождения товара, который они предлагают.

Заказчик отклонил заявку участника тендера, потому что в документах к ней не было подтверждения, что товар производится в России, хотя в аукционной документации такое требование имелось. Несмотря на это, ФАС решила, что заказчик нарушил ч. 7 ст. 69 закона о контрактной системе, то есть приняла решение об отклонении заявки по основаниям, не предусмотренным ч. 6 все той же ст. 69, и предписала устранить нарушения. Заказчик вместо этого пошел в суд, требуя признать решение и предписание антимонопольщиков недействительными.

Первая инстанция и апелляция требования удовлетворили, указав, что затребованная заказчиком декларация «не является допустимым доказательством, позволяющим идентифицировать товар как происходящий с территории определенного географического объекта», а иные документы, позволяющие определить страну происхождения предложенных к поставке товаров в заявке не значились. Арбитражный суд округа акты нижестоящих инстанций отменил, указав, что в силу п. 3 ч. 5 ст. 66 закона о контрактной системе заказчик не вправе в момент подачи заявок требовать документов о стране-производителе, которые по закону передаются уже вместе с товаром, да и нормами п. 2 ст. 456 ГК (обязанности продавца по передаче товара) такая обязанность не предусмотрена.

Читайте так же:  Налог взыскивает работодатель

В результате дело попало в ВС, где экономколлегия отменила постановление кассации, оставив в силе решение суда первой инстанции и постановление апелляции. Судьи напомнили о постановлении правительства № 1224 «Об установлении запрета и ограничений на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг) для нужд обороны страны и безопасности государства» от 24 декабря 2013 года и постановлении № 9 «Об установлении запрета на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг) для нужд обороны страны и безопасности государства» от 14 января 2017 года. Оба они не допускают закупку иностранных товаров и услуг для нужд обороны и безопасности, за исключением случаев, когда в России они не производятся в принципе или не соответствуют требованиям заказчика. ВС указал, что заказчику товар был необходим именно для таких нужд, а значит, он имел право требовать документы, удостоверяющие страну происхождения. Но запрашивать ему стоило не декларацию, а, например, сертификат о происхождении товара, выдаваемый по правилам определения страны происхождения товаров в СНГ от 20 ноября 2009 года.

Стороны не могут допсоглашением изменять сроки выполнения работ по государственному (муниципальному) контракту, если иное не прописано в законе и заключенном в соответствии с ним контракте.

Муниципалитет и застройщик заключили договор на строительство многоквартирного жилого дома, который должны были сдать до 1 ноября 2013 года. Позже выяснилось, что достроить его вовремя строительная компания не может, и стороны подписали дополнительное соглашение, которым откладывался ввод многоэтажки в эксплуатацию до 31 августа 2014 года. Прокурор посчитал, что оно противоречит закону о контрактной системе, и обратился в суд, требуя признать соглашение недействительным.

Первая инстанция и апелляция отказали в иске, посчитав, что если сдать объект вовремя невозможно по объективным обстоятельствам, стороны могут изменить сроки допсоглашением. АС округа акты предыдущих инстанций отменил, сославшись на п. 2 ст. 34 закона о контрактной системе, где говорится что при заключении и исполнении контракта его условия должны оставаться неизменными за редкими исключениями (перечислены в п. 1 ст. 95 все того же закона). А временной невозможности исполнения обязательств, на которую ссылался застройщик, в этом перечне нет.

Суд счел, что проведение аукциона на одних условиях, а после фактическое их изменение (продление срока) для победителя «ограничило конкуренцию между участниками размещения заказа, что могло повлиять на цену контрактов».

Стороны государственного (муниципального) контракта не вправе заключать допсоглашение, предусматривающее увеличение цены контракта более чем на 10%. Такое условие допсоглашения является ничтожным, если иное не следует из закона.

Администрация муниципалитета по итогам конкурса заключила контракт с организацией на поставку оборудования. В ходе его исполнения выяснилось, что нужно закупить дополнительные единицы товара. По предложению заказчика стороны заключили допсоглашение, предусматривающее в том числе условие об увеличении цены контракта на сумму более 20%. Однако после поставки товара в новом объеме заказчик отказался оплачивать стоимость дополнительного оборудования, поэтому поставщик обратился с иском в суд. Первая инстанция и апелляция полностью удовлетворили исковые требования. Суды указали, что документация о закупке предусматривала возможность изменения условий контракта, при этом поставщик доказал факт заключения допсоглашения с заказчиком и то, что последний принял товар.

АС округа отменил акты нижестоящих инстанций и удовлетворил требования поставщика частично: в размере, соответствующем 10% от цены контракта. Согласно п. 1 ст. 95 закона о контрактной системе изменение существенных условий государственного (муниципального) контракта возможно лишь при одновременном соблюдении двух условий: 1) такая возможность предусмотрена в документации о закупке и контракте, 2) если по предложению заказчика увеличивается количество товара с последующим пропорциональным увеличением цены, но не более чем на 10% от цены контракта. Таким образом, закон предусматривает ограничения для изменения цены контракта. Эти ограничения касаются как поставщика, так и заказчика, и объясняются тем, что заключению контракта предшествует выбор поставщика на торгах, при проведении которых участники предлагают условия поставки заранее, и победитель определяется исходя из предложенных им условий. В документации о закупке и контракте, заключенном сторонами, предусмотрена возможность его изменения по соглашению сторон. Вместе с тем условие допсоглашения, согласно которому цена контракта увеличивается более чем 10%, является ничтожным, поскольку противоречит закону и при этом посягает на публичные интересы и права третьих лиц – других участников закупки.

Поставка товаров, выполнение работ или оказание услуг для государственных или муниципальных нужд в отсутствие контракта не дает исполнителю право требовать их оплаты.

Компания на основании доверенностей, выданных администрацией муниципального образования, представляла ее интересы в суде. При этом договор стороны не заключали. Сославшись на то, что администрация не оплатила услуги, фирма обратилась в суд с иском о взыскании с нее неосновательного обогащения. Первая инстанция удовлетворила исковые требования. Она исходила из того, что администрация получила услуги от компании, а следовательно, должна их оплатить. Апелляция отменила это решение и отказала в удовлетворении иска, с ней в дальнейшем согласилась кассация.

Дело дошло до ВС. Оказывая услуги без муниципального контракта, заключение которого является обязательным в соответствии с нормами закона о контрактной системе, фирма не могла не знать, что работы выполняются ей в отсутствие обязательств, указал ВС. Следовательно, в силу п. 4 ст. 1109 ГК она не вправе взыскивать с администрации плату за фактически оказанные услуги. Другой подход допускал бы поставку товаров, выполнение работ и оказание услуг для государственных или муниципальных нужд в обход норм закона о контрактной системе. В итоге ВС оставил постановление суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа без изменения.

При этом нельзя отказывать в удовлетворении иска об оплате услуг, оказанных в отсутствие госконтракта или с превышением его максимальной цены, в случаях, когда из закона следует, что их оказание является обязательным для исполнителя вне зависимости от его волеизъявления.

Государственное медицинское учреждение заключило с частной медорганизацией договор по оказанию специализированной медпомощи пациентам. Когда срок договора истек, стороны по итогам открытого аукциона заключили новый госконтракт на оказание медуслуг. Однако исполнитель указал, что оказывал помощь пациентам, направляемым заказчиком, также в период между истечением первого договора и заключением второго. Задолженность компания решила взыскивать через суд. Первая инстанция и апелляция отказались удовлетворить ее иск, указав, что услуги оказывались в спорный период в отсутствие госконтракта.

Однако кассация отменила вынесенные ими акты. Гемодиализ (метод заместительной почечной терапии) оказывается пациентам с хронической болезнью почек, то есть является жизненно важной процедурой, которую нельзя прерывать. Поэтому медорганизация была не вправе отказать в оказании жизненно необходимой медпомощи из-за превышения объема финансирования для оплаты оказанных медуслуг. Кроме того, лечебная организация в силу закона «Об обязательном медицинском страховании в РФ» не вправе отказать в медпомощи обратившимся застрахованным гражданам.

Довод заказчика о том, что исполнитель должен был перенаправить пациентов в лечебное учреждение заказчика для продолжения лечения, кассация отклонила как не основанный на положениях законодательства РФ. При этом бездействие заказчика, а именно непроведение им конкурса и незаключение госконтракта в необходимый для бесперебойного оказания медпомощи срок, в таких случаях не может служить основанием для прекращения или приостановления выполнения государственно и социально значимых функций, заключила кассация.

Собственник помещения в здании обязан оплачивать расходы по содержанию и ремонту общего имущества в силу закона. Эта обязанность не обусловлена наличием договорных отношений и заключением государственного (муниципального) контракта.

Управляющая компания обратилась в суд с иском к муниципалитету, которому принадлежит помещение в многоквартирном доме. УК потребовала взыскать с собственника задолженность за услуги по содержанию и ремонту общего имущества. Первая инстанция и апелляция отказали в удовлетворении иска, указав, что договорные отношения с муниципалитетом возможны только на основании заключенного муниципального контракта. Однако стороны его не заключали.

Кассация отменила акты нижестоящих инстанций. Арбитражный суд округа пришел к выводу, что обязательство собственника нежилых помещений по оплате расходов на содержание и ремонту общего имущества возникает в силу закона и не обусловлено наличием договорных взаимоотношений с УК. Последняя также в силу закона обязана оказывать услуги по содержанию общедомового имущества в многоквартирном доме, и она не могла отказаться от этих обязательств даже при отсутствии контракта с муниципалитетом. А тот факт, что он не заключил соответствующий контракт, не освобождает его от внесения платы за содержание общедомового имущества.

pravo.ru


Обсуждение закрыто.