Работа ювенальных судов

Работа ювенальных судов

Работа ювенальных судов

Парламентская газета
Номер 96(1713) 01 июня 2005 года
Виктор ТКАЧЁВ
председатель Ростовского областного суда,
член Совета при Президенте РФ по вопросам совершенствования правосудия,
член президиума Совета судей РФ, заслуженный юрист РФ

По статистике, значительный процент преступников начинал свою уголовную «карьеру» в подростковом возрасте. Немало осуждённых подростков пополняют взрослые преступные сообщества. Получается порочный круг. Такого не должно быть. На решение этой задачи направлено создание ювенальной юстиции — специализированного правосудия по делам несовершеннолетних.

Еще в феврале 2000 года пленум Верховного суда РФ в Постановлении «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» рекомендовал в судах общей юрисдикции ввести специализацию судей по рассмотрению уголовных дел с участием несовершеннолетних. В документе также было указано на необходимость подготовки судей по делам несовершеннолетних не только по вопросам права, но и психологии, педагогики, социологии. В нем упоминалось об обязанности применять в судебной деятельности международно-правовые стандарты и нормы, касающиеся особенностей уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, профилактике их правонарушений, мер по обеспечению интересов несовершеннолетних и защите их прав.
Ростовский областной суд и управление судебного департамента при Верховном суде РФ в Ростовской области в 2001-2003 годах выполняли совместно с Программой развития ООН в Российской Федерации (ПРООН) экспериментальный проект «Поддержка осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних», направленный на внедрение в судах общей юрисдикции международно-правовых стандартов ювенальной юстиции.
Тогда при областном суде были созданы Координационный совет для обеспечения проекта, специализированная юридическая консультация адвокатов «Ювенал». В судах, участвовавших в проекте, в помощь судьям по делам несовершеннолетних были введены должности помощников судей с функциями социального работника. Они оказывали содействие судьям в изучении психологических особенностей личности подростка, его социальной и воспитательной среды, в установлении причин и условий преступления, в принятии мер по предупреждению не только правонарушений, но и такого поведения, которое с неизбежностью приведет к правонарушению. Специально для социальных работников при судах областным психолого-педагогическим и медико-социальным центром министерства общего и профессионального образования Ростовской области по поручению областного суда были разработаны «Программа деятельности социальных работников при суде» и «Карта социально-психологического сопровождения несовершеннолетних правонарушителей». В областном суде был создан специальный судебный состав по делам несовершеннолетних в судебной коллегии по уголовным делам, который не только рассматривает дела несовершеннолетних в кассационном порядке, но и обеспечивает методической помощью судей районных и городских судов области, проводит с ними обучающие семинары.
В результате именно в Таганроге в марте 2004 года открылся первый в России ювенальный суд. В нем работают двое судей по делам несовершеннолетних (по уголовным и по гражданским делам), помощник судьи с функциями социального работника. В помещении суда размещены специалисты системы профилактики, социальный педагог, психолог, сотрудники общественной приемной комиссии по защите прав человека при главе администрации Таганрога, адвокаты, представители общественных организаций. Меньше чем за год работы достигнуты показательные результаты. Было рассмотрено 158 гражданских дел. Почти все, за небольшим исключением, иски в защиту прав детей были удовлетворены.
Характерны тенденции при рассмотрении уголовных дел. К примеру, если в 2002 году, то есть до создания ювенального суда, не было ни одного случая освобождения несовершеннолетнего от наказания и помещения его в специальное учебное заведение, то в 2004 году их было семь. Количество несовершеннолетних, лишенных свободы, уменьшилось в четыре раза, а применение мер воспитательного воздействия выросло в пять раз. Общий курс суда на воспитание и профилактику, внимательный анализ всех причинно-следственных связей в любом деле привели и к тому, что в 2004 году по сравнению с 2002 годом в 20 раз выросло количество прекращенных уголовных дел в связи с примирением сторон.
Популярность ювенального суда у граждан стремительно растет. За три месяца 2005 года было подано не намного меньше гражданских исков, чем за весь прошлый год. А это значит, что все больше детей получат справедливую и законную защиту правосудия.
После завершения проекта ПРООН возникла настоятельная необходимость сохранения достигнутого уровня межведомственного взаимодействия, который сложился благодаря работе Координационного совета при Ростовском областном суде. Поэтому на базе Ростовского филиала Российской академии правосудия была открыта «Региональная ассоциация специалистов по поддержке судебно-правовой реформы и ювенальной юстиции в Ростовской области» («Центр ювенальной юстиции»), которая оказывает информационную и методическую помощь судам, органам и службам системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, органам местного самоуправления.
Учитывая цели и задачи «Центра ювенальной юстиции», Программа развития ООН в РФ предлагает, чтобы при её финансовой поддержке именно наш ростовский «Центр ювенальной юстиции» выполнял функции администрирования и сопровождения создаваемого Всероссийского информационного портала «Правосудие в отношении несовершеннолетних (ювенальная юстиция) в России».
Опыт внедрения ювенальных технологий в Ростовской области, в том числе взаимодействия исполнительной, законодательной и судебной власти, получил положительную оценку Верховного суда РФ, Государственной Думы. Областной суд совместно с губернатором области при участии мэрии Ростова-на-Дону решает вопрос о создании «Ростовского городского ювенального суда», в котором бы сосредоточилось рассмотрение всех уголовных дел и материалов о преступлениях несовершеннолетних, а также гражданских дел, связанных с защитой прав несовершеннолетних, которые в настоящее время рассматриваются судьями 8 районных судов города.
Мы не можем пожаловаться на недостаток внимания. Опыт областного суда обсуждался и на заседании Совета при Президенте РФ по вопросам совершенствования правосудия, и на парламентских слушаниях в Госдуме, и на Всероссийской конференции в Ростове-на-Дону. Его берут на вооружение коллеги в других регионах. Казалось бы, можно быть довольным проделанной работой. Но
В 2002 году Госдума приняла в первом чтении поправки к Федеральному конституционному закону «О судебной системе РФ», предусматривающие введение ювенальных судов. Однако до сих пор этот документ не вынесен на рассмотрение во втором чтении. Кстати, еще раньше, в 1995 году, Президент РФ своим указом утвердил разработку «Национального плана действий в интересах детей». В идеале, когда наконец он будет разработан и начнет реализовываться, ювенальная юстиция станет одним из главнейших механизмов модернизации детской социальной политики в России.
Ювенальная юстиция должна существовать повсеместно. И не столько потому, что ее создание является реализацией обязательств России по применению общепризнанных принципов и норм международного права, сколько потому, что это отвечает национальным интересам России. Правосудие в отношении несовершеннолетних должно быть составной частью процесса национального развития страны. Особенно с учетом тех социальных факторов, которые неблагоприятно сказываются именно на ее развитии. Именно судейское сообщество берет на себя инициативу в развитии ювенального правосудия. Но без нормативно-правовой, организационной и финансовой поддержки законодательной и исполнительной властей эксперименты никогда не перейдут в стадию социального внедрения.

СПРАВКА «ПГ»
Ювенальная юстиция — это система защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, объединяющая вокруг специализированного суда по делам несовершеннолетних социальные службы (органы и учреждения государственной системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних), общественные организации. В ювенальной юстиции акценты в работе с несовершеннолетними правонарушителями переносятся с карательного и репрессивного на воспитательный и реабилитационный. При этом приоритет таких мер обеспечивается судом во взаимодействии с социальными службами. Международная правовая практика предусматривает мобилизацию всех возможных государственных и общественных ресурсов, чтобы обеспечить справедливое и гуманное обращение с подростком, конфликтующим с законом.

www.vkks.ru

Правосудие в отношении несовершеннолетних: подведены итоги работы первого в России ювенального суда

Образование первого в России специализированного суда по делам несовершеннолетних явилось продолжением многолетней работы по развитию концепции судебно-правовой реформы и внедрению элементов ювенальной юстиции в судебную систему Российской Федерации. Эту работу с 2000 года проводят специалисты Ростовского областного суда, Управления Судебного Департамента при Верховном Суде Российской Федерации в Ростовской области и областной прокуратуры при участии и поддержке органов законодательной и исполнительной власти области, а также органов местного самоуправления.

В связи с открытием здания суда в г. Таганроге и образованием специализированного состава, судопроизводство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, а также рассмотрение гражданских дел, затрагивающих интересы указанной категории лиц, осуществляются в отдельном помещении, в специально оборудованных залах судебных заседаний в соответствии с принятыми международно-правовыми стандартами. Моделью для оборудования помещения суда послужили фотографии кабинетов и залов судебных заседаний ювенального суда городов Монреаля и Квебека (Канада), привезённые делегацией судей и работников суда Ростовской области в 2003 году. Основная идея в оборудовании зала судебного заседания ювенального суда – максимально приблизить стороны (обвинение и защиту) друг к другу и тем самым, по возможности, добиться согласия и оптимального решения дальнейшей судьбы подростка. Поэтому основные участники процесса размещаются как бы за одним столом, образуя полукруг, обращённый к судье, который, выслушав мнения сторон, принимает меры к достижению консенсуса и выносит справедливый приговор либо решение по делу.

Судебный состав Таганрогского городского суда по делам несовершеннолетних (ювенальный суд) состоит из двух специализированных федеральных судей: Быкин Виталий Игоревич – судья по уголовным делам, Черчага Стелла Владимировна – судья по гражданским делам. В штате суда также состоит 1 помощник судьи с функциями социального работника (Иванкович И.Ф. – помощник судьи Быкина В.И.), планируется ввести ещё 2 единицы помощников судей. Ещё 2 судьи городского суда – Стадникова В.А. и Дзюба М.К. выделены в качестве «дублёров» указанных судей на случай их отпуска либо болезни.

Предположительная нагрузка судей в год по делам и материалам специализированной категории: 120-150 уголовных дел, 400 гражданских дел, 40-50 материалов о помещении несовершеннолетних в центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей (ЦВСНП) и о заключении под стражу в ходе досудебного производства.

Помимо двух залов судебных заседаний, кабинетов судей и их помощников, канцелярии суда, в здании суда выделены помещения для работы прокурора, адвоката, психолога, педагога и сотрудников подразделений по делам несовершеннолетних УВД г. Таганрога.

Финансирование ремонтных работ и оборудования помещений в здании суда (ранее — одно из старых зданий Таганрогского городского суда), произведено за счёт средств, выделенных Управлением Судебного Департамента при Верховном Суде РФ в Ростовской области и Таганрогской городской Думой.

К непосредственной работе — назначению судебных заседаний и рассмотрению дел «ювенальный суд» г. Таганрога приступил с 15 апреля 2004 года. В 2004 году (с апреля по январь) судебным составом по делам несовершеннолетних рассмотрено 93 уголовных дела, 50 материалов о помещении подростков в ЦВСНП г. Таганрога, 131 гражданское дело. Судом прекращено 30 уголовных дел, в т.ч.: 15 – за примирением сторон, 15 – в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия, по остальным делам вынесены обвинительные приговоры. По реабилитирующим основаниям дела не прекращались, оправдательные приговоры не выносились, чему в немалой степени способствует грамотная работа прокуратуры г. Таганрога по подготовке и направлению указанных дел в суд, обеспечению поддержания государственного обвинения, правильной организации взаимодействия с «ювенальным судом» по всем вопросам.

В качестве положительной тенденции можно рассматривать тот факт, что среди осуждённых «ювенальным судом» несовершеннолетних практически нет рецидива, и они повторно не привлекались к уголовной ответственности, что говорит о воспитательном значении судебных заседаний.

Для достижения этих целей реализуется принцип максимальной индивидуализации судебного процесса, а именно:

— на каждое судебное слушание приглашается педагог учебного заведения, где обучается или обучался несовершеннолетний, в случае необходимости – детский психолог (для обеспечения полной характеристики его личности);

— приглашаются сотрудники ПДН, специалисты отдела опеки и попечительства, которые дают свои рекомендации по конкретному подростку;

— заслушивается отчёт помощника судьи по социальным вопросам, в обязанность которого входит дополнительный сбор и оценка информации о личности конкретного подростка при подготовке материалов уголовного дела к судебному рассмотрению, мнение помощника о возможном наказании с целью обеспечения надлежащего исправления и реабилитации несовершеннолетнего;

— вменяются конкретные обязанности несовершеннолетним (в случае применения мер, не связанных с лишением свободы), их родителям (законным представителям), сотрудникам подразделений по делам несовершеннолетних УВД г. Таганрога и других органов и служб системы профилактики правонарушений несовершеннолетних по дальнейшей работе с этими лицами;

— направляются ходатайства в различные государственные органы и службы (учебные заведения, службу занятости, налоговую инспекцию, органы соцзащиты и т.п.) для оказания подростку содействия в исправлении и реабилитации;

— выносятся частные постановления при обнаружении недостатков и упущений в работе профилактических органов и служб.

Помощник судьи по социальным вопросам в порядке подготовки к судебному заседанию выполняет следующую работу:

— проводит собеседования с несовершеннолетними, их законными представителями, педагогами, работниками подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел, КДН при Администрации г. Таганрога;

— проводит краткую психологическую диагностику в целях социально-педагогического исследования личности несовершеннолетних;

— ориентирует подростков в отношении юридических вопросов, особенностей поведения в суде;

— в последующем (после приговора, судебного решения), помощник судьи осуществляет длительный мониторинг поведения несовершеннолетних, в отношении которых назначено условное осуждение или применены принудительные меры воспитательного воздействия;

— не реже 1 раза в квартал проводит собеседование с законными представителями и несовершеннолетним, попавшим «в орбиту суда».

Более детальный подход у специализированного судебного состава по делам несовершеннолетних г. Таганрога к рассмотрению гражданских дел в интересах детей. В 2004г. уже рассмотрено 131 дело из категории — о лишении либо ограничении родительских прав, определении порядка общения с ребёнком, взыскании алиментов и т.п. В качестве положительной тенденции следует отметить, что жители города всё чаще в своих исковых заявлениях в интересах несовершеннолетних указывают на необходимость рассмотрения их дела в «ювенальном суде».

Таким образом, с образованием «ювенального суда» в г. Таганроге улучшилось качество рассмотрения как гражданских, так и уголовных дел, сократились сроки их рассмотрения, более глубоко и детально изучается личность несовершеннолетнего подсудимого, мотивы совершения преступлений, индивидуализируется ответственность и наказание.

Начальник отдела по надзору
за исполнением законов
о несовершеннолетних

www.prokuror-rostov.ru

Реализация идей концепции ювенальной юстиции в деятельности судов Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Борисевич Г. Я., Мартиросян Ж. В.

Исследованы вопросы и связанные с ними проблемы реализации идей концепции ювенальной юстиции . На основе изучения опыта ряда регионов России, в том числе Пермского края, а также зарубежных стран сформулированы предложения, касающиеся организации и деятельности ювенальных судов, совершенствования уголовно-процессуального законодательства и практики его применения.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Борисевич Г.Я., Мартиросян Ж.В.,

Realization of the Ideas of the Juvenile Justice Concept in the Courts Activities

Текст научной работы на тему «Реализация идей концепции ювенальной юстиции в деятельности судов»

ВЕСТНИК ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

2009 Юридические науки Выпуск 3 (5)

УДК 343.121: 347.9

РЕАЛИЗАЦИЯ ИДЕЙ КОНЦЕПЦИИ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СУДОВ

Кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой уголовного процесса и криминалистики

Студентка 5 курса

Пермский государственный университет. 614990. Пермь, ул. Букирева, 15

Исследованы вопросы и связанные с ними проблемы реализации идей концепции ювенальной юстиции. На основе изучения опыта ряда регионов России, в том числе Пермского края, а также зарубежных стран сформулированы предложения, касающиеся организации и деятельности ювенальных судов, совершенствования уголовно-процессуального законодательства и практики его применения.

Ключевые слова: ювенальная юстиция, специализация судей, автономные ювенальные суды,

социальный работник, восстановительное

С каждым годом в России проблема преступности несовершеннолетних становится все более актуальной, значимой и обсуждаемой. Длительное кризисное состояние российского общества неизбежно порождает у подростков, становящихся молодыми людьми, а затем и взрослыми, эффект привыкания к противоправному поведению, к совершению преступлений, у них формируются криминальные навыки и связи. Появляется реальная опасность, что для многочисленных категорий молодых людей России противоправное поведение станет образом всей их жизни, а значит, и повлияет на жизнь общества на протяжении десятилетий. Грозящая опасность требует адекватного ответа со стороны государства. Вместе с тем борьба с подростковой преступностью не является проблемой только правоохранительных органов. Ответная реакция на правонарушения подростков определяет способ и траекторию социализации той части молодежи, поведение которой не соответствует социально одобряемым нормам и ожиданиям.

Поэтому проблемы предупреждения преступлений среди несовершеннолетних,

© Борисевич Г.Я., Мартиросян Ж.В., 2009

улучшения качества расследования преступлений, совершенных этой категорией лиц, порядок рассмотрения уголовных дел и их разрешения судами, назначения справедливого наказания оказались в центре внимания не только учёных, практических работников, но и широкой общественности.

Уголовно-правовые меры противодействия преступности несовершеннолетних не являются основными. Нельзя не учитывать, что рост преступности несовершеннолетних происходит в условиях интенсивного социального расслоения общества, семейного неблагополучия, падения жизненного уровня значительной части населения, обострения межнациональных конфликтов, роста различных проявлений жестокого обращения с несовершеннолетними. В этой обстановке первостепенное значение имеют адекватные социальные, экономические и воспитательно-профилактические меры реабилитационного характера.

Объектом профилактического воздействия должны стать основные, наиболее значимые в социальном отношении сферы жизнедеятельности, несовершеннолетних: семья, учеба, досуг, трудовая занятость и др. Государственная политика предупреждения преступлений несовершеннолетних

должна быть направлена на защиту прав и интересов подростков, ослабление негативного влияния дисфункции институтов социализации. Важно понимать, что предупреждение и предотвращение противоправных деяний, совершаемых несовершеннолетними, требует меньших затрат, чем деятельность, направленная на ликвидацию их последствий. Эффективная реализация профилактических программ предупреждения преступлений дает положительные результаты. Так, в Пермском крае благодаря профилактической работе (проверкам по недопущению нахождения несовершеннолетних в ночное время без сопровождения взрослых в увеселительных заведениях; интенсивной работе школьных инспекторов) зафиксировано снижение числа преступлений, совершенных подростками в 2008 г., на 26,3% [21].

Вместе с тем государство ни в коем случае не должно отворачиваться от уже оступившегося подростка, совершившего преступление и попавшего в поле зрения правоохранительных органов. Одним из важнейших инструментов защиты прав подростков в рамках уголовного судопроизводства является формирование ювенальной юстиции. Это особая система правосудия, при которой суд, специализирующийся по делам несовершеннолетних, тесно взаимодействует со специализированными подразделениями правоохранительных органов, органами и учреждениями государственной системы профилактики безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних, социальными службами. Концепция ювенальной юстиции предполагает комплекс разнообразных мер и способов обеспечения правовой защищённости несовершеннолетнего подсудимого, усиления гарантий его прав, в том числе путем широкого применения воспитательных и реабилитационных программ.

Читайте так же:  Заключение брачного договора в россии

Исследователи, занимающиеся изучением ювенальной юстиции, выделяют ряд принципов, отличающих данный институт от общеуголовной ответственности. К ним относятся:

1. Преимущественно охранительная ориентация правосудия, что указывает на приоритет охранительной функции право-

судия перед функцией уголовного преследования и наказания.

2. Социальная насыщенность правосудия, сущность которой состоит в широком использовании в судебном процессе по делам несовершеннолетних неюридических специальных знаний, в акценте на изучение социальных условий жизни несовершеннолетних, представших перед судом, социально-психологических свойств их личности. Социальная насыщенность — одна из главных особенностей судебного процесса в странах с развитой системой ювенальной юстиции. Здесь речь идет об участии в уголовном процессе экспертов, специалистов, вспомогательных социальных служб (консультационных бюро, центров и т.п.).

3. Максимальная индивидуализация судебного процесса. Этот принцип указывает на то, что в центре процесса находится личность несовершеннолетнего как главный объект внимания и изучения. Судопроизводство носит неформальный характер: жесткий допрос должен сменяться обычной беседой судьи с подростком, судебные заседания должны проводиться только при закрытых дверях. Всё это не вяжется с традиционными представлениями о строго регламентированной в российском законе судебной процедуре [10, с. 15].

Сопоставляя действующее российское процессуальное законодательство с вышеперечисленными принципами, несложно сделать вывод о том, что большинство норм УПК РФ не отражают содержание основных положений ювенальной юстиции.

Формирование региональной нормативно-правовой базы ограничивается лишь принятием законов, направленных на улучшение качества жизни детей, и закреплением положений о работе учреждений и органов, входящих в систему профилактики безнадзорности правонарушений несовершеннолетних. Внедрение ювенальных технологий осуществляется по инициативе самих субъектов Российской Федерации с использованием собственных кадровых, финансовых и правовых возможностей, а также иных ресурсов [13].

Каждый регион, на территории которого апробируются ювенальные технологии, предлагает свой вариант практической

реализации важнейших принципов ювенальной юстиции. Для построения в будущем эффективной системы российской ювенальной юстиции необходимо тщательно изучить опыт каждого субъекта Российской Федерации, вовлеченного в экспериментальную работу, выявить недостатки, обратить внимание на конструктивные предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и правоприменительной практики.

Определенный опыт работы в этом направлении сложился в ряде регионов при проведении пилотных проектов Программы развития ООН «Поддержка осуществления правосудия по делам несовершеннолетних в Российской Федерации», «Развитие правосудия в отдельных регионах Российской Федерации» в период 1999-2005 гг. В ходе реализации этих проектов были опробованы и введены службы социальных работников в Ростовской и Саратовской областях, в городе Санкт-Петербурге. В ряде регионов, участвовавших в эксперименте, апробирование элементов ювенальных технологий не получило дальнейшего развития в связи с окончанием финансирования проектов (например, в Нижегородской области, в Республике Северная Осетия — Алания, Республике Ингушетия).

В настоящее время в Российской Федерации элементы ювенальных технологий в своей работе используют суды Ростовской, Иркутской, Ленинградской, Брянской, Липецкой, Камчатской, Владимирской, Ивановской, Саратовской, Оренбургской, Волгоградской, Московской областей, Еврейской автономной области, Пермского края, республик Хакасия и Карелия, городов Санкт-Петербурга и Москвы. Наибольшее количество районных (городских) судов, привлеченных к поэтапному изменению подхода к судопроизводству в отношении несовершеннолетних, работает в Санкт-Петербурге (20), в Саратовской (10) и Ростовской областях (12 + 3 модельных ювенальных суда).

Первым регионом, в котором ювенальные технологии стали внедряться в судопроизводство по делам в отношении несовершеннолетних, была Ростовская область. Именно здесь 25 марта 2004 г. в

г. Таганроге был открыт первый ювенальный суд.

Попытки внедрения ювенальной юстиции в Пермском крае начались ещё в 2002 г. Законом Пермской области от 15.04.2002 г. №98-17 утверждена программа «Семья и дети Прикамья». Действие программы было рассчитано на 2002-2005 гг. В рамках этой программы была разработана подпрограмма «Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», один из разделов которой был посвящен организации и проведению в Пермской области пилотного проекта на основании концепции восстановительного правосудия и методик введения восстановительных процедур в рамках реализации проекта межрегионального общественного центра «Судебно-правовая реформа» (г. Москва) «Восстановительное правосудие в России: технологии взаимодействия общества и государства». Для оказания помощи в разработке и внедрении проекта был заключён договор между администрацией тогда ещё Пермской области и центром «Судебноправовая реформа» (г. Москва) о совместной деятельности. На координационном межведомственном совещании было принято решение о внедрении проекта на территории г. Перми и Лысьвы (Пермская область). В Лысьве предполагалась реализация проекта с использованием уголовных дел в отношении несовершеннолетних, с привлечением к участию в проекте социальных служб, комиссий по делам несовершеннолетних, органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда.

Непосредственная работа по возобновлению проекта, внедрения элементов ювенальной юстиции в Пермском крае началась с 2006 г. Была утверждена новая целевая Программа «Семья и дети Пермского края» на 2006-2010 гг. Был создан и начал работать межведомственный совет по созданию системы ювенальной юстиции в Пермском крае. По решению Межведомственного совета была сформирована рабочая группа по созданию системы ювенальной юстиции в Пермском крае, перед которой была поставлена задача выработать порядок создания и механизм работы «пермской модели» восстановительного правосудия и

внедрения её в работу. Началась непосредственная реализация социального проекта «Внедрение элементов ювенальной юстиции в деятельность субъектов системы профилактики правонарушений несовершеннолетних». Одним из направлений проекта является внедрение «элементов» в деятельность судов.

В августе 2006 г. администрацией Пермского края были разработаны и согласованы с главами администраций Индустриального района г. Перми и г. Лысьвы, уполномоченным по правам человека в Пермской области, президентом МОО Центр «Судебно-правовая реформа»: Программа взаимодействия Индустриального районного суда г. Перми и Центра психоло-го-педагогической и медико-социальной помощи детям и подросткам Индустриального района по использованию элементов ювенальной юстиции в работе с несовершеннолетними и Программа взаимодействия суда г. Лысьва и администрации Лысь-венского муниципального района по использованию элементов ювенальной юстиции в работе с несовершеннолетними правонарушителями.

Основным направлением экспериментальных программ в области развития ювенальной юстиции является подключение к работе суда следующих специалистов: помощника судьи, психолога, ведущего восстановительных программ, специалиста по социальной работе. Представляется, что совместная работа суда и вышеуказанных лиц позволит наиболее полно изучить причины и условия, способствовавшие совершению преступления, оценить социальный и психологический статус несовершеннолетнего правонарушителя, разработать эффективную программу его дальнейшей реабилитации. Возможность привлечения к деятельности суда ресурсов социальных и психологических служб позволит повысить эффективность выносимых приговоров и в целом сделать работу суда максимально соответствующей международным правовым стандартам.

В целях реализации проекта «Внедрение элементов ювенальной юстиции в деятельность субъектов системы профилактики правонарушений несовершеннолетних»

Управлением судебного департамента в Пермском крае были выделены дополнительные ставки помощников судей для Лысьвенского городского суда и Индустриального районного суда г. Перми. В 2008 г. в экспериментальную работу было включено 7 судов Пермского края (Индустриальный районный суд г. Перми, Лысьвенский городской суд, Краснокамский городской суд, Чусовской городской суд, Кудымкар-ский городской суд, Кунгурский городской суд, Суксунский районный суд). В 2008 г. в Пермском крае был также разработан и внедрен пошаговый механизм и алгоритм взаимодействия судов, комиссий по делам несовершеннолетних и по защите их прав (далее — КДН и ЗП), социальных служб по работе с несовершеннолетними правонарушителями, позволяющий применять элементы ювенальной юстиции на стадиях досудебного, судебного разбирательства, исполнения мер воспитательного воздействия. Данный механизм утвержден на заседании краевой КДН и ЗП 25 ноября 2008 г. и распространен на все территории Пермского края [12].

17 декабря 2008 г. между Пермским краевым судом и правительством Пермского края было заключено соглашение № 590П о взаимодействии по внедрению элементов ювенальной юстиции в деятельность судов и социальных служб Пермского края. На основании этих документов обеспечивается непрерывная работа социальных служб, КДН и ЗП с каждым несовершеннолетним, попавшим в поле зрения суда, а также с потерпевшими. Такая системная работа не имеет аналогов в Российской Федерации, её апробация проводится в 7 территориях Пермского края.

13 февраля 2009 г. собрался Президиум Пермского краевого суда, на котором были обобщены и оглашены результаты работы 7 судов Пермского края, а также высказаны предложения по распространению эксперимента еще на 13 судов.

В целом на сегодняшний день можно говорить о складывающейся «Пермской модели» ювенальной юстиции, при которой судебная система, как основное звено ювенальной юстиции, встроена в общую систему профилактики правонарушений среди

несовершеннолетних, объединяющую усилия досудебных, судебных и пенитенциарных учреждений. Причем акцент в работе делается на несовершеннолетних, еще не попавших в поле зрения суда [2]. В Пермском крае создано более 200 школьных служб примирения, в 27 из 50 муниципалитетов края начали работу ресурсные центры восстановительных технологий. С июля 2008 г. в повседневной практике КДН и ЗП и социальных служб применяются индивидуальные программы реабилитации с использованием восстановительных технологий в отношении несовершеннолетних правонарушителей и детей, находящихся в социально опасном положении.

Эффективность применения ювенальных технологий для устранения негативных тенденций в формировании и развитии личности несовершеннолетних отмечается всеми судами, использующими ювенальные технологии, в связи с положительной динамикой сокращения случаев рецидива среди подростков. Например, из числа осуждённых с применением ювенальных технологий в 2004 г. по приговору модельного ювенального суда г. Таганрога повторно совершили преступление только 3,5% несовершеннолетних, в 2005 г. — 3,5%, в 2006 г. -5,4%, 2007 — 4,5% несовершеннолетних [13].

Успешный опыт ряда регионов нашей страны свидетельствует о том, что вопрос о создании ювенальной юстиции в России решаем. Однако препятствий для поэтапного распространения результатов деятельности в этой сфере достаточно. Главным недостатком накопившегося регионального опыта по внедрению ювенальных технологий в деятельность судов является то, что он не подкреплен законодательной базой по многим своим направлениям. К тому же создание модели правосудия для несовершеннолетних сталкивается с достаточно серьёзными проблемами финансирования и технического обеспечения деятельности судов по рассмотрению дел в отношении несовершеннолетних. На наш взгляд, серьезным препятствием на пути поэтапного построения в России ювенальной юстиции является также отсутствие четкой системы взаимодействия и сотрудничества между

различными регионами по вопросам разработки и практического применения ювенальных технологий.

17 февраля 2009 г. состоялась встреча уполномоченного по правам человека в Пермском крае Т.И. Марголиной с представителями Пермского краевого суда и Кировского областного суда, предметом обсуждения которой стала проблема выбора механизмов внедрения элементов ювенальной юстиции на региональном уровне. Данная встреча подтвердила отсутствие в некоторых субъектах Российской Федерации даже минимального уровня информированности о возможных рычагах внедрения ювенальных технологий. Очевиден и тот факт, что достичь ускорения процесса становления в России ювенальной юстиции возможно в том числе и путем постоянного сотрудничества регионов, распространения ценного опыта некоторых субъектов Российской Федерации.

Важнейшим условием создания и эффективного функционирования судов по делам несовершеннолетних является их организация на основе соответствующей специализации.

О необходимости специализации российских судей по делам несовершеннолетних говорится в Концепции судебной реформы 1991 г., она предусмотрена постановлением Пленума Верховного суда Российской Федерации от 14.02.2000 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних».

Специализация судей, рассматривающих дела несовершеннолетних, представляет собой ту основу, без которой реализация специфических принципов ювенального уголовного и уголовно-процессуального права практически невозможна [15]. Не вызывает сомнения тот факт, что судья, не обладающий познаниями в области детской психологии и педагогики, не сможет в полной мере обеспечить соблюдения всех тех особенных требований, которые установлены законом для производства по делам несовершеннолетних. Судья, имеющий специальную подготовку, в первую очередь должен выступать гарантом реализации воспитательного правосудия, способствующего восстановлению межличностных отноше-

ний. Это возможно не только при тщательном анализе юридического аспекта дела, но и с учетом его психологического, педагогического и социального аспектов.

Необходимость специализации судей по делам о преступлениях несовершеннолетних убедительно доказывает профессор, член Конгресса местных и региональных властей Совета Европы Корги Коррадо: «Для того чтобы адекватным образом защищать права несовершеннолетних, необходимо введение института специализированных судей. Судья, который работает с несовершеннолетним, должен не только искать некое правило, которое можно применить, но и определять и разрабатывать путь, по которому мог бы развиваться несовершеннолетний. Он должен реконструировать, восстанавливать взаимоотношения между вовлеченными в конфликт сторонами» [5, с. 310].

В современных странах к ювенальному судье предъявляются особые требования, касающиеся его образования, профессии и жизненного опыта. Так, согласно германскому Закону о ювенальных судах 1953 г. «судья, входящий в состав ювенального суда, должен быть не только квалифицированным юристом с многолетним опытом работы, но и человеком, имеющим опыт воспитательной работы» [5, с. 313]. Заместитель председателя Ростовского областного суда В.В. Золотых справедливо отмечает, что российское законодательство также должно предъявлять особые требования к кандидатам на должность судьи по делам несовершеннолетних, а именно определенный уровень знаний психологии, педагогики и социологии. Уровень этих специальных познаний должен определяться в специальных программах по квалификационным экзаменам и проверяться при сдаче кандидатом этих экзаменов [5, с. 310]. Действительно, при составлении и практическом применении подобных программ можно было бы в полной мере реализовать рекомендации Пекинских правил относительно наличия минимальной подготовки в области права, социологии, психологии, криминологии и наук о поведении всех представителей органов правосудия, занимающихся делами несовершеннолетних.

Успешная экспериментальная работа ряда регионов России по внедрению ювенальных технологий основывается именно на выделении в судах специализированных судей по делам несовершеннолетних. Во многих субъектах рассмотрение дел несовершеннолетних на уровне районных (городских) судов поручается специально закрепленным судьям на основании приказов (распоряжений) председателей судов. В некоторых судах эти полномочия берут на себя председатели судов и их заместители либо дела распределяются между судьями, обладающими наибольшим жизненным опытом и стажем работы. В Пермском крае на сегодняшний день специализация введена в 53% судов.

Специализация судей по делам несовершеннолетних предусматривает необходимость обеспечения высокой профессиональной квалификации, которая достигается путем обучения и повышения квалификации не только в аспектах права, но и педагогики, социологии, психологии.

Следует отметить, что в нашей стране работа регионов в этом направлении ведется с участием высших учебных заведений. Например, в Саратовской области специальная переподготовка проводится на базе государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Саратовская государственная академия права», в Ростовской области на базе филиала Российской академии правосудия. В Пермском государственном университете с 2004 г. преподается курс «Ювенальная юстиция: теория и практика», осуществляется переподготовка и повышение квалификации не только судей, но и сотрудников органов внутренних дел, комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, образовательных и социальных учреждений.

Вместе с тем современная Россия сталкивается с серьезными проблемами в выделении специализированных судей до делам несовершеннолетних, которые обусловлены большой загруженностью судов, организационными и техническими трудностями. На сегодняшний день в судах, имеющих штатную численность 3-5 судей, специализацию вообще невозможно ввести. В многосоставных судах также не все про-

сто. Специализирующиеся по рассмотрению уголовных дел в отношении несовершеннолетних судьи многосоставных районных судов, не освобожденные от рассмотрения иных (не в отношении несовершеннолетних) дел, основное свое рабочее время уделяют рассмотрению дел «не своей категории». Сложившаяся практика показывает, что у ювенальных судей в общем количестве рассматриваемых дел дела в отношении несовершеннолетних составляют не более 20%. В судах Пермского края этот процент намного больше, но рассматривать дела других категорий ювенальным судьям всё равно приходится. В таких условиях говорить об исключительной компетенции судей по делам несовершеннолетних невозможно.

Нам представляется, что освобождение ювенальных судей от рассмотрения дел иных категорий необходимо для повышения уровня квалификации этих судей и для обеспечения полноценного применения ювенальных технологий в судопроизводстве.

Деятельность специализированного суда по делам несовершеннолетних должна быть максимально автономна. Положения об обособленности ювенального судьи, его исключительной компетенции в первую очередь должны быть обеспечены процессуальным законодательством путем закрепления недопустимости передачи дел, подсудных судье по делам несовершеннолетних, другому судье районного суда. Однако в реалиях нашего времени соблюдение подобного законодательного положения также не представляется возможным. По данным Управления анализа и обобщения судебной практики Верховного суда Российской Федерации число судей, работающих в российских ювенальных составах, составляет от 1 до 4 человек. Ювенальные составы судей в основном успешно справляются с рассмотрением всего объема дел соответствующей категории. Вместе с тем имеются трудности в организации работы таких судов. Так, в Бежицком суде г. Брянска один судья, выделенный в штат ювенального суда по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, был не в состоянии справиться с объемом поступающих дел. Тогда

для этой работы подключили еще одного судью, который при этом не был освобожден от рассмотрения дел других категорий [13]. Возможна и такая ситуация, когда единственный ювенальный судья районного (городского) суда в связи с болезнью не может осуществлять деятельность по рассмотрению дел несовершеннолетних. В подобной ситуации дела рассматриваются другими судьями районного суда. Совершенно очевиден тот факт, что для обеспечения рассмотрения дел несовершеннолетних исключительно специализированным судьей (составом судей) в России необходимо решить серьезные кадровые и финансовые проблемы действующей судебной системы.

В соответствии с концепцией ювенальной юстиции специализированный суд по делам несовершеннолетних должен быть наделен комплексной юрисдикцией. Например, германские «детские» суды в Кельне, Франкфурте-на-Майне соединяли в себе функции опекунских судов и судов уголовной юрисдикции [14, с. 66]. Подобное соединение судебных функций происходило в Австрии (1908 г.), Португалии (1911 г.), Испании (1918 г.). Современные зарубежные суды по делам о несовершеннолетних разрешают все вопросы, связанные с подростком. Так, австрийские опекунские суды распространяют свою юрисдикцию на несовершеннолетних в возрасте до 21 года. Эти суды применяют к правонарушителям воспитательные меры, а в отношении лиц, нуждающихся в защите, — меры охраны и попечения. Функционирующие австрийские опекунские суды рассматривают также конфликты между родителями в случае их несогласия с рекомендациями по воспитанию детей, даваемыми социальной службой «Бюро детства». Вопросы правонарушений несовершеннолетних отнесены к компетенции имеющихся в Австрии судов по делам о несовершеннолетних. Однако в таких городах, как Вена, Грац, эти суды объединены с опекунскими, в связи с чем и компетенция у объединенных судов оказывается общей. Слияние функций уголовной юрисдикции и опекунских судов предопределило приоритет в деятельности судов в части, касающейся обеспечения судебной защиты прав несовершеннолетних, задача же борьбы с

преступностью ушла на второй план [16]. Как отмечает Э.Б. Мельникова, «именно комплексная компетенция дала в западной литературе это название — суд по делам о несовершеннолетних. При этом предлог «о» здесь отнюдь не случайный и не лишний. Именно он указывает на комплексность вопросов, подлежащих рассмотрению в суде для несовершеннолетних» [11].

Читайте так же:  Да нормально все налоги платим

В проекте ФКЗ «О ювенальных судах в Российской Федерации» суд по делам несовершеннолетних рассматривается именно как суд комплексной, межотраслевой юрисдикции, в котором рассматриваются не только дела о правонарушениях (преступлениях) несовершеннолетних, но и гражданско-правовые споры, вытекающие из этих правонарушений или связанные с ними (вопросы опеки и попечительства, раздела имущества, изъятия детей и т.д.).

На сегодняшний день в ряде регионов нашей страны ведется работа по обеспечению комплексной юрисдикции сформированных ювенальных составов. Специализация судей проводится по видам правоотношений (уголовные, гражданские, административные дела). Так, в Красноярском краевом суде с декабря 2006 г. работает кассационный состав по гражданским делам, затрагивающим интересы несовершеннолетних. Для рассмотрения в первой инстанции гражданских дел, связанных с международным усыновлением, назначаются судьи в Псковском, Омском, Амурском областных судах. Идея выделения специальной штатной единицы в районном (городском) суде для рассмотрения российскими судьями дел об административных правонарушениях несовершеннолетними не поддерживается в связи с малым количеством таких дел. Как правило, дела данной категории рассматривают судьи, специализирующиеся на рассмотрении уголовных дел.

Для ювенального суда, если исходить из международных требований, помимо специализации судей и комплексной юрисдикции необходимо отдельное помещение. Задача по созданию условий, обеспечивающих учет особенностей рассмотрения дел в отношении несовершеннолетних, может быть решена при условии оборудования специальных помещений для ювенального

суда. В этой связи интересен опыт Ростовской области, где в марте 2004 г. было выделено и оборудовано здание суда в Таганроге, в сентябре 2005 г. — в г. Шахты, в сентябре 2006 г. — в Егорлыкском районном суде.

В таких помещениях создавались необходимые условия для учета всех тех требований, которые выработаны в международной практике осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних. В помещении суда г. Таганрога имеются 2 зала судебных заседаний, кабинеты для судей, прокуроров, адвокатов, социальных работников, психологов, оборудована комната для проведения конфиденциальных встреч и ведения переговоров по примирению. Залы судебных заседаний ювенального суда г. Таганрога, оборудованные по примеру зала канадского ювенального суда г. Монреаля, существенно отличаются от обычных залов судебных заседаний. Здесь нет металлических клеток, участники процесса размещаются за одним общим столом, чем подчеркивается общность тех задач, которые им предстоит решить с помощью судьи.

Выделение отдельных зданий для ювенальных судов является идеальным вариантом с точки зрения концепции ювенальной юстиции. Однако в современной России, учитывая характерные для нашей страны ограничения материально-

технического и финансового обеспечения деятельности судов, практическая реализация подобного варианта размещения суда по делам несовершеннолетних на данный момент не представляется возможной.

На сегодняшний день большинство ювенальных составов располагаются в одном здании с районным (городским) судом, но имеют собственные изолированные помещения, как правило, с отдельным входом (суды Ленинградской, Брянской, Липецкой областей, г. Шахты, Егорлыкский районный суд Ростовской области) [13]. При невозможности обеспечить суд по делам несовершеннолетних и такими изолированными помещениями можно использовать зарубежный опыт проведения судебных заседаний по делам несовершеннолетних в общем помещении суда, но в отдельные дни или часы.

13 февраля 2009 г. состоялся Президиум Пермского краевого суда, на котором были высказаны предложения о выделении в судах Пермского края специальных помещений для рассмотрения дел с участием несовершеннолетних, а также о их ремонте. На сегодняшний день судьи семи судов Пермского края, вовлеченных в экспериментальную деятельность, рассматривают дела в отношении несовершеннолетних в зданиях районных (городских) судов. Отсутствие отдельных зданий или переоборудованных помещений, в том числе для проведения предварительных встреч ведущего восстановительных программ и помощника судьи с несовершеннолетним, примирительных процедур, бесед с психологом, что значительно затрудняет работу в этом направлении.

Весьма актуальным и значимым является вопрос о существующих моделях организации ювенальных судов.

Изначально «детский» суд задумывался как действующий автономно от общей системы судов. Первый «детский» суд (Чикагский) создавался исключительно для рассмотрения дел несовершеннолетних. По аналогичному пути создания автономного специализированного суда для несовершеннолетних пошли в Венгрии (1808 г.), в Египте (1904 г.), в Нидерландах (1905 г.), в Канаде в Англии и Уэльсе (1908 г.), в России (1910 г.) и других странах.

Однако долгий путь становления и развития ювенальных судов не мог не изменить их первоначального построения. На сегодняшний день в современных правовых системах достаточно успешно действуют два варианта организации и размещения специализированных судов по делам несовершеннолетних в судебной системе: автономные «детские» суды и суды, входящие в состав общих судов (специализированные коллегии, судебные составы, рассматривающие дела несовершеннолетних) [1, с. 51].

Какой же вариант представляется наиболее приемлемым для поэтапно строящейся российской ювенальной юстиции?

В концепции судебной реформы 1991 г. отмечается, что создание специализированных ювенальных судов рассчитано

на перспективу, а предварительно могут быть созданы специализированные судебные коллегии в общих федеральных и республиканских судах. Программой развития системы судов общей юрисдикции Российской Федерации и совершенствования организационного обеспечения их деятельности на период до 2023 г. предусматривается создание в системе судов общей юрисдикции 249 специализированных ювенальных судов.

В проекте ФКЗ «О внесении дополнения в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» говорится о создании ювенальных судов в системе судов общей юрисдикции. Таким образом, предполагается создавать как автономную судебную систему судов по делам несовершеннолетних, так и соответствующие специализированные составы в структуре действующих судов. Проектом ФКЗ «О ювенальных судах в Российской Федерации» предусмотрена смешанная система судов по делам несовершеннолетних: автономно действующие федеральные ювенальные суды, а также образованные в структуре областных и приравненных к ним судов и в Верховном суде РФ ювенальные судебные составы. Таким образом, в России на сегодняшний день допускаются оба варианта организации ювенальных судов. Причем построение автономной системы ювенальных судов рассматривается в качестве конечной цели, достижение которой возможно лишь в будущем.

Вместе с тем следует основательно взвесить, оправдаются ли расходы на создание автономной системы ювенальных судов, если большая часть средств будет затрачена не на их работу, а на их организацию. Нельзя забывать и о тех проблемах, которые на сегодняшний день характерны для действующей судебной системы: большая загруженность судей, ограничение в доступности судов, связанное с проблемами реализации конституционного положения о гласности (открытости) судебного разбирательства. Удастся ли автономным ювенальным судам избежать вышеуказанных сложностей? Вряд ли. На наш взгляд, создание автономной системы ювенальных судов -вариант, не совсем подходящий для совре-

менной России. В этом убеждает экспериментальная работа ряда регионов нашей страны по внедрению ювенальных технологий. На сегодняшний день в некоторых субъектах введена специализация судей и кассационных составов по рассмотрению дел несовершеннолетних (Московский областной, Красноярский краевой суд). В Московском городском суде в мае 2004 г. был создан специализированный кассационный состав по рассмотрению уголовных дел в отношении несовершеннолетних. В феврале 2008 г. образован судебный состав по делам семьи и несовершеннолетних в Ростовском областном суде. Несмотря на существование определенных проблем специализации российских судей, нам представляется, что в России ювенальные суды должны быть созданы в форме специализированных судебных составов в структуре действующих судов общей юрисдикции, тем более что подобная практика в ряде регионов уже существует. К тому же опыт создания и функционирования судебных составов также подчеркивает необходимость определенной автономности ювенальных судов, поскольку тем самым очерчиваются границы подсудности «детских» и «взрослых» составов суда.

Суды по делам несовершеннолетних должны быть организованы таким образом, чтобы обеспечить реализацию принципов ювенальной юстиции, возможность практического учета всех тех особенностей производства, которые предусмотрены национальным и международным правом. Нам представляется, что достичь исправления несовершеннолетних правонарушителей, добиться снижения рецидивной преступности среди подростков возможно без существенного реформирования судебной системы создания системы автономных ювенальных судов.

Сегодня, осуществляя поэтапное построение в России ювенальной юстиции, необходимо и далее углублять специализацию судей по рассмотрению как уголовных, так и гражданских дел, повышением их квалификации, созданием специализированных судебных составов в структуре судов общей юрисдикции, построением системы взаимо-

действия и сотрудничества суда с социальными службами.

Одним из важнейших принципов ювенальной юстиции, как уже ранее отмечалось, является социальная насыщенность правосудия по делам несовершеннолетних. Его сущность заключается в широком использовании в судебном процессе по делам несовершеннолетних неюридических специальных знаний, в акценте на изучение социальных условий жизни несовершеннолетних, представших перед судом, социально-психологических особенностей их личности [20]. Эти знания черпаются из неюридических источников, из различных учреждений и служб ювенального профиля. Не вызывает сомнения тот факт, что без широкого применения именно неюридических специальных знаний ювенальная юстиция как некий единый механизм, центральное место в котором занимает суд, не просто утрачивает свою способность эффективно работать, но и способность работать вообще. Отказываясь от использования специальных знаний неюридического характера, суд по делам несовершеннолетних теряет важнейшую качественную характеристику, которая дает ему право называться ювенальным.

В соответствии с положениями п. 3

ч. 1 и 2 ст. 73 и ст. 421 УПК РФ суд должен исследовать личность несовершеннолетнего, условия его жизни и воспитания, выяснять обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. Однако зачастую документы и иная информация, получаемая от органов предварительного расследования, вопреки нормам уголовно-

процессуального законодательства носят формальный характер. Следователи в силу ряда причин с полным и точным установлением вышеперечисленных обстоятельств самостоятельно не справляются. Между тем Пекинские правила указывают на необходимость вынесения компетентным органом разумного судебного решения путем тщательного изучения условий и окружения, в которых живет несовершеннолетний, обстоятельств, при которых было совершено правонарушение (правило 16). Судья не обладает адекватным арсеналом средств для социально-психологического анализа лич-

ности подростка и его социальной ситуации: эти вопросы требуют выхода за рамки юридических познаний. В то же время действующее российское уголовнопроцессуальное законодательство не содержит указаний на какую-либо фигуру, которая реально могла бы заниматься подобной работой.

В рамках концепции ювенальной юстиции предполагается в помощь судье привлекать социального работника (пробатора, куратора), которые во многих странах мира обеспечивают исследование социальной ситуации и психологических характеристик личности несовершеннолетнего, реализацию программ реабилитации и помощи [3]. Именно поэтому в ряде регионов России усилия по специализации судей были дополнены введением фигуры социального работника. Такие эксперименты с 1999 по 2001 г. прошли в двух районных судах Москвы и трех районных судах Санкт-Петербурга. С 2001 г. аналогичный проект по созданию социальной службы при суде реализуется во всех районных судах Ростова-на-Дону. К этой деятельности в свое время присоединился и Саратовский областной суд. Важную роль в финансовой и организационной поддержке сыграла Программа развития ООН (ПРООН), благодаря которой в российских регионах был реализован проект «Поддержка осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних», направленный на внедрение в правоприменительную практику международных норм и правил [20, с. 52].

Смысл деятельности социального работника при суде заключается в предоставлении необходимой достоверной информации суду, обеспечении социальнопсихологического обследования несовершеннолетнего подсудимого с целью уточнения данных о его личности и подготовки предложений о мерах реабилитации и ресоциализации подростка.

Модели деятельности социального работника в пилотных проектах регионов России имеют различия. Однако можно в них выделить и общее. В качестве социального работника отбирается лицо, получившее специальную подготовку. Социальный работник на основании поручения судьи до

рассмотрения дела по существу посещает семью, где проживает несовершеннолетний, устанавливает контакт с ним и его родителями (родственниками, опекунами), выясняет условия жизни подростка, проблемы семьи. При необходимости посещает учебное заведение, где учится подросток, и знакомится с педагогами. В целом социальная работа до начала судебного заседания направлена на диагностику социальной ситуации подростка и выявление его личностных характеристик [18, с. 26]. Эффективность подобной работы напрямую зависит от уровня методической оснащенности социального работника и его возможности адекватно интерпретировать полученные сведения. О проведенном социально-

психологическом обследовании несовершеннолетнего подсудимого социальный работник предоставляет суду (судье) отчет-карту социально-психологического сопровождения несовершеннолетнего, которая представляет собой совокупность материалов, характеризующих подростка с разных сторон. В нее включаются данные о несовершеннолетнем, полученные в процессе изучения его личности, материальнобытовых условиях жизни его семьи, информация из органов внутренних дел, территориальных КДН и ЗП, из центров психологической реабилитации, из медицинских учреждений. Собранная информация позволяет отследить индивидуально-психологические особенности личности несовершеннолетнего, его социальной среды, установить причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

Несмотря на очевидную необходимость и целесообразность деятельности социальных работников, далеко не во всех субъектах России, занимающихся экспериментальной работой по совершенствованию правосудия по делам несовершеннолетних, подобная должность в штате суда введена. Это объясняется в первую очередь наличием финансовых трудностей. Большинство регионов нашей страны не были задействованы в реализации пилотного проекта ООН «Поддержка осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних», следовательно, вся работа по внедрению ювенальных технологий осуществляется субъектами

самостоятельно, с использованием имеющихся у них ресурсов, в том числе и финансовых.

Так, в ювенальном составе Абаканского городского суда функции социального работника и психолога выполняют секретари. В ювенальных составах районных судов Брянской области карту социально-

психологического сопровождения совместно с психологами составляют предусмотренные штатным расписанием помощники судей, не наделенные полномочиями социального работника. Некоторые суды для осуществления функций социального сопровождения используют возможности региональных государственных учреждений социального образования, выделяющих своих сотрудников для работы в судах (в Иркутской области рабочие места социальных сотрудников и психологов находятся в ювенальном суде). Финансирование в этом случае производится за счет средств областного бюджета. Комитет по образованию и науке Пермского края для этих же целей предоставляет социального педагога, психолога и ведущего программ восстановительного правосудия, являющихся сотрудниками муниципального образовательного учреждения.

Московская область пошла по пути формирования модели ювенальной юстиции, которая при наличии полноценной системы комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав не требует создания штатов социальных работников при суде. В судах Московской области развернутые справки-характеристики несовершеннолетних готовят сотрудники комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав (координаторы), которые вызываются в суд в качестве свидетелей для предоставления информации о несовершеннолетнем [13].

В ряде регионов складывается иная практика. В модельных ювенальных судах для сбора необходимых сведений о несовершеннолетнем и составления карты социально-психологического сопровождения

вводятся должности помощников судей с функциями социального работника (например суды Ростовской, Липецкой областей). Это лица, осуществляющие необходимую юридическую работу и определенный объем

социальной работы. При социально-

психологическом обследовании несовершеннолетнего подсудимого помощники судей с функциями социального работника взаимодействуют со специалистами органов и учреждений государственной системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, в том числе для подготовки индивидуальной реабилитационной программы. Помимо вышеуказанных полномочий помощник судьи с функциями социального работника готовит предложения судье (суду) о необходимости направления частного постановления в соответствующие организации либо должностным лицам для принятия мер по предупреждению преступлений несовершеннолетних. По поручению судьи помощник готовит проекты подобных постановлений в адрес органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Контроль за исполнением судебного решения (приговора, частного постановления) в части проведения органами профилактики социальнореабилитационной работы с несовершеннолетним осужденным или с несовершеннолетним, которому судом назначены принудительные меры воспитательного воздействия, осуществляется также помощником судьи. Некоторые региональные модели ювенальной юстиции предусматривают проведение помощником судьи с функциями социального работника примирительных процедур в рамках восстановительного правосудия [7].

На сегодняшний день в судах Пермского края должность помощника судьи с функциями социального работника (или должность социального работника при суде) отсутствует. Работа по собиранию сведений о несовершеннолетнем и составлению карты социально-психологического сопровождения подростка дополнительно возложена на помощников судей, прошедших обучение основам ювенальной юстиции и восстановительным технологиям, что существенно увеличивает их нагрузку [8]. Именно поэтому на заседании Президиума Пермского краевого суда, которое состоялось 13 февраля 2009 г., подчеркивалась необходимость введения в судах края должности помощни-

ка судьи с функциями социального работника.

Судьи Санкт-петербургского городского суда убеждены в том, что вопрос о социальной адаптации и реабилитации несовершеннолетних требует полноценной работы именно социальных служб (в Санкт-Петербурге социальные работники Службы профилактики правонарушений среди несовершеннолетних и молодежи работают в 20 федеральных судах), а не института помощников судей с функциями социального работника [13]. Нам представляется, что на сегодняшний день полное отрицание возможности эффективной и результативной работы помощников судей с функциями социального работника было бы преждевременным и безосновательным. Выполнение одним лицом и юридической, и социальной работы по делу несовершеннолетнего может положительно сказаться на процессе рассмотрения дела судом. Однако, на наш взгляд, необходимы несколько условий эффективного функционирования института помощников судей с функциями социального работника. Во-первых, помощник судьи должен обладать знаниями в области детской психологии, педагогики и социологии для обеспечения полноценного общения с несовершеннолетним, его семьей и составления карты социально-психологического сопровождения подростка. Для этого необходимо либо предусмотреть особые требования к кандидатам на должность помощника судьи с функциями социального работника (наличие и юридического, и педагогического или социологического образования) либо организовать обучение помощников судей основам ювенальной юстиции и восстановительным технологиям и повышение их квалификации по вопросам психологии, педагогики, социологии. В Пермском крае альтернативным решением подобного вопроса может служить назначение на должность помощника судьи с функциями социального работника выпускника юридического факультета Пермского государственного университета по специальности «социальная работа».

Во-вторых, помощник судьи с функциями социального работника ни при каких обстоятельствах не должен привлекаться к

выполнению работы, не связанной с рассмотрением дел несовершеннолетних.

В-третьих, помощник судьи с функциями социального работника должен постоянно сотрудничать с органами и учреждениями системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. На сегодняшний день именно данное направление в работе помощников судей вызывает больше всего нареканий и проблем. Федеральным законом РФ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» предусмотрена целая система органов и учреждений, занимающихся вопросами несовершеннолетних. Однако в современных условиях подобная система лишена четкости и организованности. В большинстве регионов, использующих в своей работе ювенальные технологии, уровень взаимодействия суда с органами и учреждениями не отвечает требованию полноценного внедрения социально-реабилитационного аспекта, являющегося одним из самых важных направлений ювенальной юстиции [19]. Отсутствует взаимное информирование органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Нередки случаи, когда факт совершения подростком преступления становится известен комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав только после вынесения приговора судом. Представления о принятии мер по устранению обстоятельств, способствующих совершению преступления, направляются следователями в комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав несвоевременно, рассматриваются на заседаниях комиссий формально.

Читайте так же:  Облигация это пенсия

Важно понимать, что основой функционирования системы ювенальной юстиции является взаимодействие всех структур, специализирующихся на работе с несовершеннолетними. Поэтому необходимо принимать рациональные меры, взвешенные решения для формирования в России четкой системы защиты прав несовершеннолетних с гарантией судебной защиты специализированным судом.

Несмотря на имеющиеся проблемы, целенаправленные меры по достижению эффективности взаимодействия суда с орга-

нами и службами системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних и исполнения наказаний принимаются в Санкт-Петербурге, Ростовской и Московской областях, в Пермском крае. На заседании Пермской краевой комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав 25 ноября 2008 г. был утвержден алгоритм взаимодействия судов и социальных служб по реализации восстановительных процедур и программ индивидуальной профилактической работы с несовершеннолетними правонарушителями. Сегодня одной из приоритетных задач является принятие мер к организации подобного взаимодействия на всей территории Пермского края.

На сегодняшний день региональные модели ювенальной юстиции содержат различные варианты практической реализации принципа социальной насыщенности правосудия по делам несовершеннолетних. Какой из существующих вариантов позволит в полной мере реализовать идеи социальной реабилитации и социальной защиты несовершеннолетнего правонарушителя, покажет опыт работы российских регионов. Вместе с тем мы полагаем, что уже сегодня, в условиях применения различных вариантов реализации вышеуказанных идей, необходимость законодательного закрепления процессуального статуса лица (социального работника, помощника судьи с функциями социального работника), осуществляющего социально-психологическое обследование несовершеннолетнего правонарушителя, становится все более очевидной. Судья при рассмотрении дела о преступлении несовершеннолетнего не может ограничиваться лишь вынесением судебного решения, он должен принимать меры по выявлению причин преступления, их устранению, оказанию необходимой помощи подростку. Именно поэтому доклады социальных работников (помощников судей с функциями социального работника) о результатах социального обследования несовершеннолетнего могут оказать судье незаменимую помощь в судебном разбирательстве. Но нерешенным остается вопрос о том, в качестве кого социальный работник может быть допрошен в судебном заседании. Не представляется

возможным назвать подобную фигуру участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения или защиты. Несмотря на то что в Ростовской области социальные работники привлекались к участию в судебном заседании в качестве специалистов, нам представляется, что предусмотренное в ч. 1 ст. 58 УПК РФ разъяснение понятия «специалист» не согласуется с тем назначением, которое имеет социальный работник (помощник судьи с функциями социального работника). На наш взгляд, российская модель ювенальной юстиции в будущем должна признать процессуальную самостоятельность социального работника (помощника судьи с функциями социального работника). Поэтому считаем вполне оправданным закрепление в главе 8 УПК РФ отдельной статьи, посвященной социальному работнику — лицу, осуществляющему исследование индивидуально-психологических характеристик личности несовершеннолетнего правонарушителя, а также диагностику его социальной ситуации. Подобная статья должна содержать перечень принадлежащих социальному работнику прав (например, право задавать вопросы участникам уголовного судопроизводства, знакомиться с протоколом судебного заседания, делать замечания, подлежащие занесению в протокол) и обязанностей (например, обязанность предоставлять суду карту социальнопсихологического сопровождения несовершеннолетнего, содержащую достоверную информацию, готовить предложения по разработке индивидуальной реабилитационной программы). На наш взгляд, помимо статьи, закрепляющей процессуальное положение социального работника, главу 9 УПК РФ следует дополнить статьей, предусматривающей возможность отвода подобного участника уголовного судопроизводства по различным основаниям (например, по причине нахождения в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей). Появление в УПК вышеуказанных норм свидетельствовало бы о предоставлении несовершеннолетнему правонарушителю одной из важнейших гарантий защиты его прав и законных интересов, обеспеченных самим государством.

При всем многообразии мнений о том, какой должна быть ювенальная юстиция, позиции ученых и практических работников в одном сходятся бесспорно — реагирование государства и общества на преступления несовершеннолетних должно быть направлено на ресоциализацию подростка, т.е. его возвращение в общество в качестве полноценного члена [6, с. 10]. Достичь подобного эффекта возможно путем осуществления в отношении несовершеннолетнего социальной, психологической работы, в том числе и путем реализации программы восстановительного правосудия.

Центральной процедурой концепции восстановительного правосудия является программа, предполагающая встречу жертвы и правонарушителя «лицом к лицу» для обсуждения сторонами последствий преступления и принятия ими решения о том, что следует предпринять для их нейтрализации или устранения. Такая программа реализуется при добровольном согласии сторон, при условии, что правонарушитель признаёт свою ответственность за случившееся и желает исправить ситуацию. Жертва получает извинения и объяснения со стороны преступника, а также выражает свои чувства, что обычно способствует успокоению, дальнейшему душевному исцелению, исчезновению гнева и страха. Кроме того, в ходе встречи пострадавший имеет право более четко обговорить условия заглаживания вреда преступником (компенсации). Предоставление же правонарушителю возможности встретиться с жертвой, объясниться и принести извинения есть не что иное, как попытка дать ему почувствовать боль и вред, причиненные жертве. К тому же примирительная встреча дает правонарушителю шанс принять активное участие в урегулировании конфликта и в обсуждении условий возмещения ущерба [18, с. 10].

Последовательная реализация программ восстановительного правосудия невозможна без привлечения третьей, независимой стороны — ведущего программ (в международных документах он называется «медиатор» или «посредник»), который способен организовать конструктивный диалог между враждующими сторонами.

Смысл восстановительного правосудия заключается в восстановлении не только и не столько причиненного преступлением вреда, сколько в восстановлении справедливости, в осознании правонарушителем несправедливости совершенного им деяния.

Современная история восстановительного правосудия началась в 1974 г. в Канаде, в штате Онтарио. При рассмотрении уголовного дела в отношении двух молодых людей, обвинявшихся в совершении 22 актов вандализма, по предложению представителя службы пробации судья распорядился устроить встречу между преступниками и пострадавшими для решения вопроса о возмещении ущерба. Так, в Канаде зародилось движение «Примирение Жертв и Преступников». В США идеи восстановительного правосудия впервые были реализованы в 1977-1978 гг. в Элкхарте, штат Индиана. Сегодня в Соединенных Штатах разработаны и действуют свыше 300 программ примирения и посредничества [4, с. 185].

Идеи восстановительного правосудия очень скоро нашли своих приверженцев и в государствах континентальной Европы. К примеру, в Австрии, Германии и во Франции законодательством предусмотрены программы посредничества в уголовных делах, причем результатом встречи между жертвой и преступником может стать прекращение расследования и уголовного преследования.

Распространение в ряде стран мира новой практики проведения примирительных процедур привело к необходимости наднационального регулирования, в связи с чем появилась Рекомендация №Я(99)19, принятая Комитетом министров Совета Европы 15 сентября 1999 г., а также проект Декларации основных принципов использования программ восстановительного правосудия в уголовных делах, утвержденный ЕСОБОБ ООН в 2000 г. [14, с. 67]. На наш взгляд, положения вышеназванной Рекомендации, отражающие основные принципы посредничества в уголовных делах, могут быть интересны для российских регионов, занимающихся введением восстановительных технологий.

Российскому законодательству идеи восстановительного правосудия не чужды.

Действующее уголовное законодательство содержит норму об освобождении от уголовной ответственности по делам публичного обвинения лиц, впервые совершивших преступление небольшой или средней тяжести, в связи с примирением обвиняемого с потерпевшим. Подобное положение свидетельствует о стремлении государства к сокращению уголовной репрессии и распространению диспозитивно-процессуальных

элементов уголовного судопроизводства. Вместе с тем концепция ювенальной юстиции указывает на рост эффективности восстановительных технологий в случае их применения в отношении несовершеннолетних. В отличие от прекращения дела за примирением сторон эта процедура имеет воспитательный характер и способствует подлинной ресоциализации несовершеннолетнего правонарушителя, формирует у него ответственное отношение к своим поступкам, а также дает возможность защитить законные интересы потерпевшего. Практическое воплощение идей восстановительного правосудия в нашей стране осуществляется более 10 лет. Первой организацией, которая с 1997 г. стала заниматься созданием условий и отработкой элементов восстановительного правосудия в российской уголовной юстиции, является Общественный центр «Судебно-правовая реформа».

На сегодняшний день многие регионы России (Ростовская, Московская, Тюменская, Нижегородская, Саратовская области, Пермский край, г. Санкт-Петербург и др.) в рамках проводимой экспериментальной работы по внедрению ювенальных технологий активно используют элементы восстановительного правосудия. Внедрение восстановительных и реабилитационных программ обусловлено необходимостью повышения воспитательного значения судебных процессов по делам о преступлениях несовершеннолетних, их профилактического воздействия. Подобные рекомендации нашли отражение в п. 21 Постановления №7 Пленума Верховного суда РФ от 14.02.2000 г.

Считаем уместным в этой связи подробнее остановиться на опыте судов Пермского края по использованию восстановительных технологий.

Одной из приоритетных задач восстановительного правосудия является не столько учет индивидуальных особенностей несовершеннолетнего и причин совершения им преступления, осознание преступником того, что он совершил, сколько оказание различного рода помощи (консультативной, психологической, организационной, финансовой) осознавшему свою проблему человеку. Совершенно очевиден тот факт, что организация подобной помощи требует четкой совместной работы различных специалистов (психологов, психиатров, педагогов) вокруг конкретного человека. Именно поэтому в 2006 г. в рамках реализации новой целевой программы «Семья и дети Прикамья на 2006-2010 гг.» в Пермском крае начал реализовываться социальный проект «Внедрение элементов ювенальной юстиции в деятельность субъектов системы профилактики правонарушений несовершеннолетних». Проект предусматривал возможность привлечения к деятельности суда ресурсов социальных и психологических служб, действующих на территории края, что предполагает повышение эффективности выносимых приговоров, позволяет сделать работу суда максимально соответствующей международным правовым стандартам. Следующим серьезным шагом в направлении развития восстановительного правосудия в Пермском крае стало утверждение 25 ноября 2008 г. на заседании краевой КДН и ЗП Порядка взаимодействия судов с различными структурами при осуществлении восстановительных технологий и программ индивидуальной профилактической работы с несовершеннолетними правонарушителями.

В соответствии с утвержденным Порядком помощник судьи на основании анализа поступивших в суд материалов уголовных дел осуществляет отбор тех дел, где ситуация соответствует критериям отбора случаев для реализации восстановительных программ и составляет регистрационную карточку. Раньше такими критериями были: отсутствие у подсудимого алкогольной и наркотической зависимости, совершение подсудимым преступлений небольшой или средней тяжести, неприменение в отношении него меры пресечения в виде заключе-

ния под стражу, предъявление обвинения не более чем двум лицам. Однако для обеспечения возможности применения восстановительных технологий к более широкому кругу лиц перечень критериев был пересмотрен. На сегодняшний день восстановительные программы не могут быть реализованы только лишь в случае избрания в отношении несовершеннолетнего подсудимого меры пресечения в виде заключения под стражу. После произведенного отбора помощник судьи согласовывает с координатором Муниципальной службы примирения (далее — МСП) возможность реализации восстановительных программ по отобранным делам, в течение одного дня передает в МСП и КДН и ЗП заявку на проведение подобных программ, характеризующие несовершеннолетнего обвиняемого материалы. В течение трех дней с момента передачи информации в МСП помощник судьи направляет за подписью судьи информационные письма несовершеннолетнему обвиняемому и потерпевшему (их законным представителям) об организации восстановительных процедур. Подобные письма содержат сведения о целях программы и возможности её проведения.

Координатор МСП в течение одного дня с момента получения от помощника судьи заявки на организацию профилактической работы с использованием восстановительных программ определяет ведущего для их реализации, передает ему заявку и информацию из суда. Ведущий анализирует информацию о ситуации, выбирает тип восстановительной программы, в течение 10-30 дней проводит предварительные встречи с каждой из сторон, организует примирительную встречу с согласия сторон, заключает по результатам данной встречи примирительный договор, который содержит принятые правонарушителем определенные обязательства по восстановлению нарушенных прав жертвы. Данный договор является предметом обсуждения в судебном заседании и учитывается при вынесении судом окончательного решения, т.к. обязательства, взятые на себя несовершеннолетним правонарушителем в процессе примирительной процедуры, могут быть возложены на него в соответствии с положениями

ст. 73 и 90 УК РФ. Специалисты КДН и ЗП, взаимодействуя с отделением профилактики безнадзорности несовершеннолетних

(ОПБ), выполняют необходимые действия для организации и реализации индивидуальной профилактической работы с несовершеннолетними. Результаты работы всех структур должны быть направлены помощнику судьи за три дня до судебного заседания. На основании полученных отчетных документов помощник судьи составляет «социальное досье», где зафиксированы результаты реализации восстановительных и реабилитационных программ в отношении несовершеннолетнего. Подобное «социальное досье» включает карту социального сопровождения несовершеннолетнего, заявку на проведение работы с использованием восстановительных технологий, регистрационную карточку, отчет МСП о проделанной работе, примирительный договор и иные документы.

Результаты восстановительных и реабилитационных программ для судьи носят рекомендательный характер. При заявлении какой-либо из сторон ходатайства о приобщении к материалам дела документов, в которых зафиксированы результаты программы по заглаживанию вреда, суд может приобщить их к материалам дела, и в дальнейшем они могут быть использованы при принятии итогового решения по делу. На основании результатов восстановительной программы суд вправе прекратить уголовное дело в соответствии со ст. 25 УПК РФ. Подобные результаты также могут быть учтены судом как смягчающее обстоятельство при назначении наказания (п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Нам представляется, что разработанный в Пермском крае механизм взаимодействия и сотрудничества различных структур при использовании восстановительных технологий обеспечит повышение интереса различных ведомств к проблеме подростковой преступности, что, в свою очередь, существенно облегчит решение вопроса о развитии ювенальной юстиции в крае.

Основным результатом работы по внедрению элементов ювенальной юстиции в Пермском крае является рост числа дел, прекращенных вследствие примирения сто-

рон, при одновременном снижении числа повторных преступлений несовершеннолетних. Из всех несовершеннолетних, охваченных экспериментальной работой, повторные преступления совершили 9%, в то время как в среднем число повторных правонарушений составляет 39%. В 2008 г. с использованием ювенальных технологий в Пермском крае рассмотрено 35 уголовных дел в отношении несовершеннолетних, что на 51,4% больше, чем за 2006 и 2007 гг. В Индустриальном районном суде г. Перми были подведены первые итоги реализации эксперимента по внедрению элементов ювенальной юстиции: если в 2007 г. число несовершеннолетних, осужденных за совершение преступлений, составляло 113 человек, то в 2008 г. эта цифра сократилась вдвое и составила 56 человек [8].

Подобные результаты на начальном этапе внедрения в деятельность судов края ювенальных технологий не могут не радовать. Вместе с тем существуют определенные трудности при практической реализации восстановительных программ. В некоторых случаях потерпевшая сторона не желает идти на примирение с обидчиком, что связано с непониманием значения процедуры примирения, неуверенностью в целесообразности проведения данных программ, беспокойством законных представителей потерпевших за их психическое состояние при встрече с правонарушителем. Устранение подобных проблем возможно при полной информированности населения в средствах массовой информации о существовании краевого проекта «Внедрение элементов ювенальной юстиции в деятельность субъектов системы профилактики правонарушений несовершеннолетних», его эффективности и целесообразности.

Деятельность субъектов РФ по апробированию ювенальных технологий с целью создания эффективной системы российской ювенальной юстиции должна быть направлена на расширение возможности использования восстановительных и реабилитационных программ в отношении несовершеннолетних. Разрешение уголовно-правовых споров по делам о преступлениях несовершеннолетних путем применения восстановительных технологий является одним из

способов проявления элементов конвенци-альности уголовного судопроизводства, целью которых являются уменьшение враждебности сторон в результате заключения конвенции (договора), исправление правонарушителя, достижение эффекта социального умиротворения, одновременная гарантия защиты как публичного, так и частного интереса [9].

1. Ведерникова О. Ювенальная юстиция: исторический опыт и перспективы // Российская юстиция. 2000. №7.

2. Вельянинов В.Н., Соболева Л.А. «Пермская модель» ювенальной юстиции. [Электронный документ]. URL: www.pks.permregion.rulu\ena\ usticiva/ praktika/perm_model.htm (дата обращения: 13.04.2009).

3. Гуськова А. Ширшов Е. Проблемы ювенальной юстиции в России // Уголовное право. 2006. № 2.

4. Зер X. Восстановительное правосудие: новый взгляд на преступление и наказание. М., 2002. С. 185.

5. Золотых В.В. Проблемы и перспективы совершенствования правосудия в от-ношнеии несовершеннолетних. Ростов н/Д: Росиздат, 2008.

6. Карнозова Л.М. Максудов P.P. Практические инициативы по созданию элементов ювенальной юстиции и России: идеи, формы реализации, препятствия. М., 2004.

7. Марковченко Е.В. Осуществление защиты по уголовным делам в отношении несовершеннолетних // Уголовное право и процесс. 2008. №2. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

8. Материалы Президиума Пермского краевого суда от 13.02.2009 г. Доступ из справ. -правовой системы «Консультант-Плюс»

9. Маткина Д.В. Конвенциальная форма судебного разбирательства: история, современность и перспективы развития: автореф. дис. . канд. юрид. наук. Оренбург, 2009.

10. Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: Проблемы уголовного права, уголовного

процесса и криминологии: учеб. пособие. М., 2000.

11. Мельникова Э.Б., Карнозова Л.М. Ювенальная юстиция — охранительная и восстановительная: учеб. пособие. М., 2002.

12. Об утверждении Порядка взаимодейст-

вия на территории Пермского края судов и социальных служб по реализации восстановительных технологий в работе с несовершеннолетними правонарушителями и Порядка организации работы судов и социальных служб по реализации восстановительных процедур и программ индивидуальной профилактической работы с несовершеннолетними правонарушителями: Постановление

(проект) Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Пермского края от 25.11.2008. №5/2 [Электронный документ]. ЦКЬ: // permregion.ru/news/20081217.htm (дата обращения: 17.04.2009).

13. Обзор законодательной и судебной практики Верховного Суда Росскийской Федерации: Справка о внедрении ювенальных технологий в суды общей юрисдикции. // Доступ из справ. -правовой системы «КонсультантПлюс». 2008.

14. Соколов А., Предеина И. Ювенальное уголовное судопроизводство Германии // Российская юстиция. 2007. №5.

15. Тетюев С.В. Перспективы развития действующего законодательства о производстве по, уголовным делам в отношении несовершеннолетних // Вопросы ювенальной юстиции. 2006. №4. Доступ из справ.-правовой системы «Консуль-тантПлюс».

16. Тетюев С.В. Ювенальные суды: какими им быть в России? // Вопросы ювенальной юстиции. 2006. №2. Доступ из справ. -правовой системы «Консультант-Плюс».

17. Ткачев В. Восстановительное правосудие и ювенальное уголовное право // Российская юстиция. 2002. №5.

18. Ткачев В.В. Ростовской области создается региональная модель ювенальной юстиции // Там же. №2.

19. Тропина Л.И. Создание комплексной системы профилактики и правосудия в отношении несовершеннолетних, отработка ювенальных технологий на территории Московской области // Вопросы ювенальной юстиции. 2006. №4. Доступ из справ.-правовой системы «Консуль-тантПлюс».

20. Флямер М., Карнозова Л. «Детская» юстиция. Обзор экспериментальных проектов в России // Журнал управления Судебного департамента в Пермской области. 2002. №3 (10).

21. ЦКЬ:/^огоё59.т/2009/03/27 (дата обращения: 17.04.2009).

REALIZA TION OF THE IDEAS OF THE JUVENILE JUSTICE CONCEPT IN THE COURTS ACTIVITIES

G.Y. Borisevich, Z.V. Martirosyan

15, Bukirev st., Perm, 614990, Perm State University

The issues of the juvenile justice conception realization and associated problems are researched. Based on the experience of some of the Russian regions (including the Perm region) and also other countries the proposals are developed concerning the juvenile courts establishment and functioning as well as the improvement of the criminal and procedural law and its usage in practice.

Keywords: juvenile justice, specialization of judges, independent juvenile courts, social assistant,

cyberleninka.ru

Обсуждение закрыто.