Прокурор или следственный комитет

Прокурор или следственный комитет

Власть и право

«Кому-то хочется столкнуть лбами два ведомства»

Прокуратуре могут вернуть право возбуждать и прекращать уголовные дела

После марта 2018 года функции прокуратуры могут быть расширены — в частности, надзорному ведомству предполагается вернуть право возбуждать и прекращать уголовные дела. Этих полномочий прокуроры лишились после создания СК РФ. Вопрос о передаче Генпрокуратуре дополнительных полномочий обсуждался еще весной 2017 года в Совете Федерации.

Органы прокуратуры РФ может ждать реформа после выборов президента России в 2018 году. Об этом «Газете.Ru» сообщил источник, близкий к руководству надзорного ведомства. «Вероятно, что после выборов произойдет определенная реформа, в ходе которой прокуратура получит некие полномочия, которых не имеет сейчас. Это касается, в частности, права возбуждать и прекращать уголовные дела. Рассмотреть предложения о наделении прокуроров дополнительными правами обещал еще весной нынешнего года Совет Федерации, и не исключено, что после выборов президента они будут приняты», — отметил собеседник «Газеты.Ru».

В конце апреля 2017 года спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко поручила профильным комитетам верхней палаты рассмотреть предложения по законодательному расширению полномочий прокуроров. Это произошло после доклада Генерального прокурора РФ Юрия Чайки о состоянии преступности, с которым он выступил в Совфеде. Чайка тогда заявил, что прокуратуре необходимы дополнительные права для более эффективного контроля и обеспечения законности. «Именно прокурор осуществляет функцию уголовного преследования, а не следователь. Следователь — как рабочий инструмент в руках прокурора. Во всем мире прокурор выполняет одну из двух функций: сам расследует уголовное дело либо руководит расследованием. У нас, к сожалению, нет ни той, ни другой функции», — подчеркнул Юрий Чайка. Поэтому, по его мнению, необходимо внести в законодательство изменения полномочий прокуратуры.

Кроме того, глава надзорного ведомства тогда призвал дать прокурорам право санкционировать до направления в суд намерение следствия об аресте задержанных подозреваемых. «Я считаю, что при аресте у прокурора должны быть полномочия — прежде, чем вести на суд, этот вопрос должен санкционировать прокурор. Когда затрагиваются конституционные права гражданина, такие действия должен санкционировать прокурор»,— отметил он. Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко тогда высказала одобрение по поводу предложений генпрокурора.

Источник «Газеты.Ru», близкий к руководству Следственного Комитета, сообщил, что, возможно, реформа будет достаточно глубокой и прокуратуре вернут в том числе и следственные функции, которые у ведомства отобрали после создания СК РФ.

«Это вполне реально. Дело в том, что сейчас нет особой разницы, в составе прокуратуры находится следствие или оно выделено в отдельное ведомство. Той самой «конкуренции» органов, которой добивались при создании комитета, по факту не получилось. А так дела будут уходить в суд быстрее, будет меньше чиновников, что поможет ускорить расследование уголовных дел, которое сейчас тянется годами», — сказал он.

«Газета.Ru» направила официальный запрос в Следственный комитет России с просьбой прокомментировать данную информацию, однако к моменту публикации материала на него не ответили. Отказались комментировать сведения о возможной реформе и в Генпрокуратуре РФ. Тем не менее, источник «Газеты.Ru» в надзорном ведомстве опроверг возможный возврат следственных функций в прокуратуру.

«Это противоречит ряду международных конвенций, которые Россия подписала и ратифицировала. По их условиям, следствие и надзор за ним должны быть разделены. И если функции СК РФ вернут в прокуратуру, то тогда надо переподписывать все эти международные договоры и конвенции, а потом заново ратифицировать их. На это никто не пойдет», — подчеркнул источник.

По его словам, слухи о том, что следствие вернется в прокуратуру, ходят уже давно. «Дело в том, что накануне выборов кому-то очень хочется столкнуть лбами два ведомства, отношения между которыми и так непростые. Это может привести к замедлению принятия важных решений по тем или иным делам, так что к подобным слухам надо относиться с большой осторожностью», — подчеркнул собеседник «Газеты.Ru».

Идея создать полностью независимое следствие принадлежала еще Петру I. 25 июля 1713 года его указом был учрежден первый специализированный следственный орган России— следственная канцелярия гвардии майора Семеновского полка Михаила Ивановича Волконского. С тех пор этот день отмечается как день работника следственных органов. А в 1929 году следственные функции передали Прокуратуре СССР. Вновь к идее независимого следствия вернулись в 1990 году, соответствующие предложения были внесены в Верховный совет Советского союза. Однако рассмотрению этого документа помешали сначала развал Советского союза, а потом и роспуск Верховного совета.

Только в 2007 году началось создание независимых следственных органов. Сначала был образован Следственный комитет, который первое время еще входил в систему органов прокуратуры. Таким образом, председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ являлся первым заместителем генерального прокурора Российской Федерации, а работники Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации — прокурорскими работниками. И лишь в январе 2011 года СК РФ стал полностью независимым от прокуратуры органом. Одновременно с этим было принято решение об ограничении полномочий прокуратуры. В частности, ее работникам запретили самостоятельно возбуждать уголовные дела и прекращать их. Надзорное ведомство вправе лишь требовать этого от других органов.

Решение же о разделении функций следствия и прокурорского надзора тогда обосновали тем, что, в соответствии с общепринятыми в развитых странах нормами, одно ведомство не может одновременно и вести следствие, и осуществлять независимый надзор за ним.

Бывший следователь прокуратуры РФ, а ныне адвокат Вадим Багатурия считает, что создание СК РФ негативно сказалось на качестве следствия по ряду причин. «Лозунги о необходимости неукоснительного разграничения расследования и надзора лично я не считаю актуальными. За время работы в следствии прокуратуры я ни разу не ощутил на себе особенного отношения со стороны прокуроров, по сравнению, например, с коллегами из МВД. Прокурор не сочувствовал никому из нас по признаку профессиональной принадлежности.

Главным позитивным отличием прокурорского следствия до 2007 года являлась кадровая политика, которая не позволяла без обязательной работы «на земле» в течение нескольких лет получать повышение. Да что там, устроиться в прокуратуру можно было, потрудившись год-два на общественных началах и зарекомендовав себя. В Следственный комитет же стали набирать, не побоюсь сказать, «по объявлению», что привело к текучке и падению уровня работ», — рассказал он.

Впрочем, по словам Багатурии, свои позитивные моменты в создании СК РФ все же были. «Например, следствие стало более открытым и улучшило криминалистические возможности за счет бюджетных ассигнований», — сказал он.

«Должны быть четкие и понятные функции прокуратуры, сейчас она фактически ни на что не имеет права, только поддерживает обвинения и направляет ходатайства. А давать прямые указания, обязательные к исполнению, она не может. Прекратить незаконно возбужденное дело тоже не может. Поэтому идут всякие конфликты, когда СК возбуждает дело, прокуратура требует его прекратить, но не прекращает, или, наоборот, прокуратура требует возбудить дело, а СК выносит отказной материал. И этот «футбол» может длиться месяцами, если не годами», — объясняет бывший следователь прокуратуры, а ныне адвокат Сталина Гуревич в беседе с «Газетой.Ru». По ее словам, проблему смогло бы решить усиление прокуратуры, которая сможет осуществлять независимый контроль за всем следствием, кто бы его ни вел — СК РФ, МВД или ФСБ.

Читайте так же:  Следственный комитет г костромы

Однако, по словам Гуревич, отбирать следствие у СК РФ и возвращать его в прокуратуру нет смысла, так как это приведет к лишним тратам из бюджета.

m.gazeta.ru

Соотношение функций единого следственного комитета и прокуратуры РФ

Рубрика: 17. Уголовное право и процесс

Статья просмотрена: 3219 раз

Библиографическое описание:

Безвершенко Д. А. Соотношение функций единого следственного комитета и прокуратуры РФ [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы II Междунар. науч. конф. (г. Чита, март 2013 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2013. — С. 52-55. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/83/3556/ (дата обращения: 13.07.2018).

Следственный комитет Российской Федерации (СКР) — следственный орган в России, образованный вместо Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, начавший свою деятельность с 15 января 2011 годах [12]. Структурная схема следственного комитета представлена на рис.1

Рис. 1. Структура Следственного комитета

Прокуратура Российской Федерации — единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на её территории. Прокуратура Российской Федерации выполняет и иные функции, установленные федеральными законами. Полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации определяются федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации» [2,14].Структурная схема прокуратуры представлена на рис.2

Рис. 2. Структура Прокуратуры РФ

На протяжении последующего десятилетия неоднократно предпринимались попытки внести законопроекты о реформировании следственных органов.

О важности налаживания правового механизма уголовного преследования и организации органов его осуществляющих в условиях состязательности и разделения властей Н. В. Муравьев высказался так: «Разделение уголовно-судебных функций (на судебную, защитную и обвинительную) в состязательном уголовном судопроизводстве и потребность в специальном государственном органе, полномочным на реализацию публичного уголовного преследования делает прокуратуру органом обвинительной власти» [7,9].

В 2007 г. в условиях относительной стабильности и консолидации политических сил удалось принять федеральные законы от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» и от 6 июня 2007 г. № 90-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» [2,3,4].

В соответствии с этими нормативными правовыми актами из компетенции прокурора были исключены полномочия по процессуальному руководству следствием. Однако самым главным новшеством было то, что следственный аппарат органов прокуратуры стал относительно самостоятельным ведомством. Перечисленные меры создали условия для дальнейшей полной организационной и функциональной независимости следственного органа.

Однако на этом этапе вновь созданный Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации еще входил в систему органов прокуратуры, Председатель Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации в связи с занимаемой должностью являлся Первым заместителем Генерального прокурора Российской Федерации.

Вместе с тем в соответствии с частью 3 статьи 20.1 Федерального закона «О прокуратуре» Председатель Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации назначался на должность и освобождался от должности Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по представлению Президента Российской Федерации [2]. Первый заместитель и заместители Председателя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации назначались на должность и освобождались от должности Президентом Российской Федерации по представлению Председателя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации. Остальные работники назначались на должность и освобождались от должности Председателем Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации. Председатель Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации утверждал структуру и штатное расписание ведомства, а также определял полномочия его подразделений.

На данном этапе развития, несмотря на организационно-правовое объединение Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации с органами прокуратуры, определенная административная подчиненность руководителя следственного ведомства Генеральному прокурору Российской Федерации была устранена. Вопросы кадровой политики, определения структуры ведомства, а также наделения работников следственного органа полномочиями были переданы в компетенцию Председателя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.

Модель организации следственного органа уже на том этапе по своей правовой сути не являлась административной. Она включала в себя практически все традиционные элементы (признаки) вневедомственной модели: организационную независимость и отсутствие административного подчинения и подотчетности руководителю непрофильного ведомства; функциональную независимость, которая обеспечивала объективность и беспристрастность расследования. Организационная включенность в структуру органов прокуратуры носила лишь формально-правовой, а не административный характер [12].

Однако окончательное восстановление вневедомственной модели организации следствия произошло 15 января 2011 г., когда вступил в силу Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» [6].

Согласно пояснительной записке проекта данного закона, функционирование Следственного комитета вне системы прокуратуры Российской Федерации создаст необходимые условия для эффективной реализации полномочий прокуроров по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия, укрепит взаимодействия следственных органов с органами прокуратуры, позволит повысить объективность следствия, тем самым обеспечивая законность в сфере уголовного судопроизводства и неукоснительное соблюдение конституционных прав граждан.

Федеральный закон «О Следственном комитете Российской Федерации» установил, что руководство деятельностью вновь созданного следственного органа осуществляет Президент Российской Федерации.

В соответствии со статьей 13 Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации» Председатель Следственного комитета Российской Федерации назначается на должность и освобождается от должности Президентом Российской Федерации без одобрения органа законодательной власти, как это было ранее. Председатель Следственного комитета Российской Федерации ежегодно представляет Президенту Российской Федерации доклад о реализации государственной политики в установленной сфере деятельности, состоянии следственной деятельности и проделанной работе по повышению ее эффективности.

Названные нововведения создали благоприятные условия для эффективной борьбы с коррупцией, в том числе в высших органах представительной и исполнительной власти, что ранее представлялось затруднительным в связи с обусловленностью назначения руководителя следственного ведомства по согласованию с названными государственными органами и подотчетностью им.

Возникнет логическая цепь оперативник — следователь — государственный обвинитель — судья, где каждое звено подчиняется своему руководителю, имеет свои критерии работы и ведомственные интересы.

Генеральный прокурор Российской Федерации Ю.Я Чайка является сторонником создания единого следственного комитета и считает, что соотношение функций следственного комитета и прокуратуры должно происходить следующим образом: «Прокурор смотрит за состоянием законности при расследовании преступлений с момента возбуждения уголовного дела, то есть прокурор должен иметь возможность вникать, насколько обоснованно предъявлено обвинение конкретному лицу. Именно с момента предъявления обвинения можно говорить о реализации функции уголовного преследования, и это прерогатива прокурора. Все следственные действия, которые затрагивают конституционные права граждан, которые требуют санкции суда, должны проходить с участием прокурора. Все остальные функции выполняет следствие: руководит, направляет расследование, закрепляет доказательства. Но у прокурора всегда должна быть возможность взаимодействовать со следователем, потому что именно прокурор будет поддерживать обвинение в суде от имени государства» [11].

Старший помощник руководителя следственного управления В. Р. Аврора по Приморскому краю отмечает: «Подводя итоги трехгодичной деятельности, можно с уверенностью сказать, что создание самостоятельного следственного органа придало новые качественные возможности следствия. Разделение следствия и надзора считаю правильным, так как его можно сравнить с принципом разделением властей: законодательной, исполнительной и судебной. Следователь СКР самостоятельно расследует, принимает решение, но вместе с тем прокуратура осуществляет надзор. При такой расстановке сил качество следствия повышается» [10].

Читайте так же:  Решение суда по материнскому капиталу

В настоящее время Следственный комитет Российской Федерации — самостоятельный следственный орган, надзор за уголовно — процессуальной деятельностью которого осуществляет прокуратура Российской Федерации на общих основаниях, как и за остальными правоохранительными органами.

Следственный комитет (СКР) — единая федеральная централизованная система создана путем выделения из иной системы. Одним из результатов реформы досудебного производства и выделения СКР стало противостояние СКР и прокуратуры. Одной из причин конфликта ведомств послужил порядок создания СКР как системы. Вновь созданная система должна аргументировать целесообразность своего образования, а для этого показать большую результативность своей деятельности. Расчлененная материнская система, напротив, стремится к обратному обоснованию — нецелесообразности и неэффективности реформы. Поэтому противостояние и конфликт ведомств на первоначальном этапе становления СКР и прокуратуры, лишенной следствия, был, как представляется, неизбежен и предсказуем [8].

Ю.Я Чайка считает, что баланс между следствием и надзором нарушен по причине несовершенства законодательства [11].

Следовательно, пока на законодательном уровне так и не решен вопрос о разделении между ветвями государственной власти таких уголовно-процессуальных функций, как уголовное преследование, составными частями которого являются раскрытие преступлений, впоследствии перерастающее в обвинение, и предварительное расследование, оценивать результативность выделения СКР из органов прокуратуры невозможно.

Федеральный закон от 05.06.2007 N 87-ФЗ (ред. от 28.12.2010) «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации»

Федеральный закон от 06.06.2007 N 90-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»

moluch.ru

Как и из-за чего воевали между собой Генеральная прокуратура и Следственный комитет

Прокуратуре поручено защищать бизнесменов от следователей. Надо полагать, дважды Юрия Чайку просить не придется — с СКР Генпрокуратура давно находится в конфликте. Dp.ru вспоминает историю противостояния, настолько принципиальную, что в любых неприятностях руководителя одного из ведомств в первую очередь ищут происки другого.

Выступая с очередным ежегодным посланием Федеральному собранию, Владимир Путин раскритиковал практику уголовных дел по экономическим преступлениям. Статистика, сказал президент, показывает, что до приговора доходит лишь 15% дел, а вот бизнеса люди лишаются в 83% случаев. «Попрессовали, отобрали и отпустили», — резюмировал Путин и подчеркнул, что «прокуратура должна шире использовать имеющиеся у нее инструменты контроля за качеством следствия». Ведь именно Следственный комитет добился в прошлом году возвращения права возбуждать уголовные дела по налоговым преступлениям.

Представитель СКР Владимир Маркин возразил: за прошлый год Следственным комитетом было возбуждено 37 тыс. дел по экономическим преступлениям, в суд ушло 19 тыс.; за 9 месяцев этого года 32 тыс. уголовных дел возбуждено, в суд ушло уже 15,5 тыс. «То есть по нашим уголовным делам в принципе картина другая», — заявил он радиостанции «Вести-FM». Подразумевая тем самым, что критика президента обращена в основном не СКР, а следственным департаментам других ведомств.

Однако прокурорам дан приказ ставить заслон перед особо рьяными следователями. «У прокуратуры есть такие инструменты, как отмена постановления о возбуждении уголовного дела, отказ от утверждения обвинительного заключения или даже от поддержки обвинения в суде», — подсказал Владимир Путин. Дважды просить Юрия Чайку не надо — у него с руководителем СКР Александром Бастрыкиным исторически напряженные отношения, и, надо полагать, перечисленные Путиным инструменты он сейчас постарается как следует заточить и начистить.

С другой стороны, президент намекнул, что и у Александра Бастрыкина может появиться почва для претензий в адрес Юрия Чайки. «Ситуация, в которой есть признаки личной заинтересованности, конфликта интересов, мгновенно попадет в зону повышенного внимания контролирующих и правоохранительных органов. Прошу Генеральную прокуратуру, правоохранительные органы незамедлительно реагировать на подобную информацию», — сказал он. Как раз перед посланием Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального обнародовал расследование сомнительного бизнеса подчиненных и сыновей генпрокурора, буквально переполненное конфликтами интересов.

Идея выделить следствие в отдельную структуру приходила в голову властям еще в советское время. Эти функции были распределены между прокуратурой и органами госбезопасности; позднее следственный аппарат был создан и в структуре МВД, так как оторванность следователей прокуратуры от оперативной работы создавала сложности в расследованиях. Суть дискуссии о структуре силовых органов коротко можно свести к тому, что если функции сосредоточены в каком-то одном ведомстве, то оно получает чрезмерные полномочия и слабо контролируется, если же их распределить, то ведомства начинают конкурировать между собой за влияние, к тому же им становится объективно трудно взаимодействовать.

В 2007 году в составе Генеральной прокуратуры в целях «совершенствования государственного управления в сфере исполнения законодательства», обеспечения независимости следствия и повышения его эффективности был создан Следственный комитет, к которому перешло производство следствия, в том числе в отношении спецсубъектов (чиновников, депутатов и так далее — важнейший рычаг политического влияния). За прокуратурой оставались только надзорные функции и поддержка гособвинения в судах. Хотя руководитель СКП имел ранг заместителя генпрокурора, де-факто его самостоятельность была высокой: назначался он не генпрокурором, а Советом Федерации по представлению президента, и отчитывался тоже не только перед непосредственным начальником, но и перед президентом и обеими палатами парламента.

Назначение на новый пост получил Александр Бастрыкин, до этого работавший в Минюсте и МВД, а за год до назначения получивший пост заместителя генпрокурора. Отношения между Бастрыкиным и Чайкой ухудшились уже тогда — Александру Бастрыкину генпрокурор поручил надзор за следствием, но приоритет в распоряжениях отдал другому заместителю, Виктору Гриню, который отвечал за предварительное расследование.

Немаловажную роль в назначении, впрочем, наверняка сыграл и тот факт, что Бастрыкин был комсоргом группы на юрфаке ЛГУ, в которой учился Владимир Путин.

Как поссорились Юрий Яковлевич с Александром Ивановичем

Генеральному прокурору Юрию Чайке, естественно, не могло понравиться то, что его работу признали неэффективной. К тому же с самых первых дней наблюдатели заговорили о том, что статус «при прокуратуре» для СК временный, а в скором времени оно вырастет в отдельную структуру наподобие американского ФБР. Еще перед созданием новой структуры следователи, чтобы они не перешли в новую структуру, активно переводились в помощники прокуроров, на что обращал внимание Александр Бастрыкин. Он жаловался и на то, что из прокуратуры не спешат передавать следователям уголовные дела.

Хотя на словах оба руководителя заверяли, что мешать друг другу не будут, на практике получалось иначе. Критиковать СКП Юрий Чайка начал сразу же. В феврале 2008-го он заявил, что из 11 тыс. материалов проверок, направленных прокурорами в том числе в СКП, дела были возбуждены лишь в 2,7 тыс. случаев, а раньше их возбуждали десятками тысяч. Зато увеличилось и количество уголовных дел, которые прокуроры стали возвращать следователям для доработки. Среди них затем оказалось и дело о первом подрыве «Невского экспресса» — первое дело для Александра Бастрыкина в новом качестве, работу по которому сам он оценивал высоко (правда, первых подозреваемых пришлось отпустить). За полгода Генпрокуратура дважды проводила широкую проверку СКП, специально выискивая нарушения, так что Бастрыкин даже жаловался на тенденциозный характер проверки, которая носит провокационный характер и нацелена на поиск компромата.

Читайте так же:  Законным режимом имущества супругов является режим совместной собственности

Уже в марте 2008-го Юрий Чайка попросил вернуть Генпрокуратуре право возбуждать уголовные дела. Качество предварительного расследования, по его мнению, стремительно ухудшилось. Например, из-за того что следователи не были обязаны соглашаться с жалобами прокуроров. «Прокурорами выявлено почти 30 тыс. нарушений закона в ходе следствия, на треть увеличилось количество постановлений о возбуждении уголовных дел, признанных незаконными и отмененных прокурорами. По их требованию отменено более 67 тыс. постановлений следователей об отказе в возбуждении уголовных дел. » — говорил Юрий Чайка на заседании коллегии Генпрокуратуры в 2009-м.

Александр Бастрыкин не оставался в долгу, рассказывая о том, как плохо было организовано следствие до появления СК. «Мы встречали возмутительные случаи, когда серийные дела об убийствах детей прятались. А тогда ведь следствие было не у нас. Какова методика упрятывания таких серийных преступлений, вы знаете? Очень простая. Идет серия по городу, но ее в серию не объединяют. Дела распихиваются в районные прокуратуры и там благополучно хоронятся», — говорил он в одном из интервью.

Два ведомства регулярно входили в клинчи по поводу резонансных дел. СКП был создан в сентябре 2007 года, а уже в октябре, то есть через месяц, наступило время первого громкого конфликта. Он был связан с делом генерала ФСКН Александра Бульбова: Генпрокуратура потребовала освободить его из-под стражи, но безуспешно. В дальнейшем ведомство Юрия Чайки продолжало заступаться за Бульбова, уже более успешно (в итоге генерал получил 3 года условно за мошенничество).

Потом было дело заместителя министра финансов Сергея Сторчака — Генпрокуратура также отменяла постановления СКП о возбуждении уголовных дел против него и возвращала дела на доследование. Александр Бастрыкин очень старался, но в итоге чиновника пришлось освободить, а затем прекратить преследование «за отсутствием состава преступления». В деле об убийстве журналиста «Новой газеты» Анны Политковской присяжные признали обвиняемых невиновными, и следователи с прокурорами обвинили в провале друг друга: Александр Бастрыкин заявил, что прокуроры не смогли поддержать обвинение в суде, а Юрий Чайка — что недостатки были в работе следствия. Генпрокурор запрещал главе СКП возбуждать дело в отношении жены своего заместителя Александра Буксмана Ирины Буксман. Следователи подозревали, что он, еще будучи главой Мосрегистрации, незаконным образом способствовал прохождению своей супруги в нотариусы. Ей, правда, пришлось сложить с себя полномочия.

Надзорное ведомство любопытным образом засветилось и в деле экс-главы ГСУ СКП Дмитрия Довгия. Хотя его отстранил от должности сам Александр Бастрыкин после рапортов подчиненных Довгия, на суде и в интервью СМИ Дмитрий Довгий рассказывал, что неоднократно жаловался в Генпрокуратуру на незаконные распоряжения Бастрыкина по делам как раз Бульбова и Сторчака. Впрочем, защищать Довгия ведомство Юрия Чайки не решилось.

Руководитель СКП тем временем весьма удачно делал ставку на громкие дела, даже несмотря на то что многие из них в итоге разваливались, и планомерно добивался самостоятельности для своего ведомства. Это произошло в 2010 году — Дмитрий Медведев подписал указ о создании Следственного комитета Российской Федерации. Ему перешли все здания и имущество СКП.

После этого самым скандальным эпизодом противостояния стало дело о подмосковных казино, разыгравшееся в 2011 году. Следственный комитет объявил о раскрытии сети нелегальных игорных заведений в Подмосковье. Хотя операцию проводили ФСБ и МВД, и полицейские тоже оказались замешаны в криминальных схемах, центральным стало обвинение именно прокуроров в «крышевании» казино. Генпрокуратура упорно отказывалась утверждать обвинительные заключения в отношении своих соратников, а следователи столь же упорно заводили новые дела. В итоге 14 прокуроров лишились должности, а апогея конфликт достиг, когда один из свидетелей назвал сына Юрия Чайки Артема Чайку причастным к организации казино, и следователи собрались вызывать его на допрос.

Мирить развоевавшихся силовиков пришлось Дмитрию Медведеву, который дважды публично делал внушения и наконец пригласил обоих руководителей к себе и пригрозил увольнением тем, кто «давит на следствие, привлекая СМИ» а равно и тем, кто замешивает в разборки детей. После этого Юрий Чайка был переутвержден в должности, а дело постепенно развалилось и никто не сел — в 2014 году были закрыты дела по последним двум фигурантам, так что следователи, можно сказать, проиграли.

СКР быстро стал одной из самых влиятельных структур в России. Александр Бастрыкин с большим рвением поддерживал все политические инициативы Кремля, в частности по борьбе с коррупцией.

Однако планы по созданию суперведомства все-таки не реализовались. В 2012 году СМИ обсуждали проект закона, согласно которому СКР должен был поглотить следственные аппараты МВД и ФСКН. У полицейских предполагалось оставить только дознание по мелким делам. Но МВД удалось торпедировать инициативу, тем более что против была и ФСБ. Ничем не закончились пока и настойчивые предложения Александра Бастрыкина реформировать судебно-следственную систему, введя в нее понятие «объективной истины» и возложив на суд право сбора доказательств.

Хотя в открытую схватку после игорного дела ведомства больше не вступали, противостояние никуда не исчезло. Перетягивание полномочий продолжалось и продолжается до сих пор. Юрий Чайка не переставал критиковать следователей и напоминать об их бесконтрольности. И год назад прокуроры добились того, что им вернули право надзирать за исполнением законов и соблюдением прав и свобод человека в самом СКР.

Признаки противостояния главных прокуроров и следователей нередко пытаются найти и в резонансных политических процессах. Взять, к примеру, дело оппозиционера Алексея Навального по «Кировлесу» — возобновить его Александр Бастрыкин распорядился публично, и многие считают, что это из-за случившейся чуть раньше атаки Навального на Бастрыкина из-за недвижимости в Чехии. Следователи «сшили» Навальному дело на 5 лет, и он даже успел получить приговор, но хотя прокурор поддерживал обвинение, на следующий день он же ходатайствовал об освобождении подсудимого под подписку о невыезде; затем срок заменили на условный. Правда, позже возобладала версия о том, что освободить Навального распоряжался Владимир Путин, так что здесь повода для войны вроде бы и не оказалось. Но в другом деле Навального, о краже картины, заместитель генпрокурора Виктор Гринь возвращал дело на доследование, не соглашаясь с выводами следствия, а Юрий Чайка поддерживал своего заместителя, споря с Бастрыкиным.

И когда недавно появилось скандальное расследование Навальным сомнительного бизнеса сыновей Юрия Чайки, в соцсетях некоторые блогеры немедленно стали выискивать в этом «руку Бастрыкина». Хотя для этого надо допустить совсем уж полный моральный релятивизм оппозиционера, который сначала рьяно разоблачал одного, а потом другого.

Просто если в наличии имеется всем известное противостояние, то все плохое, что происходит с одной стороной конфликта, неизбежно будет первым делом объясняться происками другой стороны, и наоборот. И в будущем такие же объяснения будут точно так же появляться в первую очередь.

m.dp.ru


Обсуждение закрыто.