Проблемы качества законов

Проблемы качества законов

Проблема эффективности законодательства

Важнейшим показателем социальной полезности и необходимости закона является его эффективность. Эффективность закона, согласно определению, приводимому В.В. Лапаевой, это соотношение между целями содержащихся в законе правовых норм и результатом их реализации в социальной практике1. Иначе говоря, эффективность закона показывает, в какой степени его практическое применение приводит к реализации поставленных законодателем целей.

Эффективность закона определяется взаимодействием трех следующих факторов. Во-первых, она зависит от содержания самого закона, от его соответствия реальной социально-политической и правовой ситуации в обществе. Надуманный по содержанию закон, не отражающий объективных обстоятельств, реальных социальных потребностей, обречен оставаться мертворожденным, поскольку не сможет оказать никакого влияния на правовые отношения.

Вторым важным фактором эффективности закона выступает общий уровень правовой культуры граждан и их правосознания. Любая правовая норма более эффективна в том обществе, где подавляющее большинство населения привыкло уважать закон и руководствоваться им в своей практической жизни, знает и правильно понимает свои собственные права в их соотношении с обязанностями. С этой точки зрения серьезной помехой для эффективного действия законов является феномен правового нигилизма — неверия населения в действенность и справедливость права как такового. В кризисные периоды жизни любого общества, когда законодательная практика не поспевает за стремительными социальными переменами, действенность права неизбежно понижается, а уровень правового нигилизма, соответственно, возрастает.

Такова современная ситуация в российском обществе, где традиционное сознание и правовая культура не являются «правовыми» в строгом смысле слова, нормативные отношения воспринимаются довольно вариативно, а правовое поведение населения зачастую нельзя назвать «законопослушным». Это обусловлено рядом причин: низкой правовой компетентностью граждан, их общей неинформированностью о своих правах и обязанностях; неукомплектованностью юридического корпуса, недостаточно высоким профессионализмом работающих юристов; противоречиями законодательного процесса в переходный период общественного развития; административным правовым нигилизмом, проявляющимся в «войне законов», правовом лоббировании, игнорировании «неудобных» конституционных норм; слабостью правоохранительной и судебной системы.

Две социальные характеристики нашего общества являются наиболее негативными в плане формирования демократической правовой культуры, высокого правосознания и нормативного правового поведения граждан. Это, в первую очередь, глубокая политическая и экономическая нестабильность, которая делает всякие формальные установления «временными» по своей сути и позволяет большинству социальных субъектов воспринимать их в довольно необязательном режиме. И, во вторую очередь, как неразрывное следствие нестабильности, — социальная напряженность, которая представляет эмоционально возбужденный фон развивающейся противоправности в поведении не только массовых, но и административных, и даже правоприменительных групп.

Во многом на эффективности права сказывается традиционно присущий данному обществу тип правовой культуры. Так, например, для России в этом плане всегда было характерно признание приоритета совести, нравственности перед позитивным правом, о чем говорят приведенные нами выше данные социологических опросов. Отсюда вытекает некоторая принципиальная недооценка права, закона как средства решения возникающих проблем.

В-третьих, социальная эффективность права в очень значительной степени определяется качеством деятельности правоохранительных и правоприменительных органов. От компетентности работников этих органов, их неподкупности и честности, добросовестности и внимательного отношения к людям зависит, в частности, обратное отношение граждан к этим органам, уважение к ним, желание сотрудничать и помогать, или, наоборот, восприятие правоохранительных органов как потенциального врага и нарушителя их собственных личных прав. Недостатки и злоупотребления в работе правоохранительных органов способствуют росту негативного отношения к ним, недоверия и враждебности, и, следовательно, стремлению искать помощи в случае необходимости где-то в другом месте, не опираться на право.

5. эффективность механизма правового регулирования.
Нужно создавать с помощью соответствующих юридических и информационно-психологических средств такое положение, когда соблюдение закона будет выгоднее его.

7) закона экономии времени; 8) закона конкуренции и антимонопольного законодательства.
других стран, конкурентоспособности товаров и услуг конкурентов и других проблем конкуренции приведет к снижению качества и эффективности управленческого решения,

Составляющей эффективности действия права является эффективность правового регулирования, под которой понимается
Проблемы теории права и государства: Вопросы и ответы «Основы государства и права». Предмет истории государства и права России.

www.bibliotekar.ru

ПРОБЛЕМЫ ЭФФЕКТИВНОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ ЗАКОНОВ КАК ИСТОЧНИКОВ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА РОССИИ

Существует мнение о том, что момент принятия закона является кульминацией правового воздействия на экономические, социальные и иные процессы. Огромное количество принимаемых нормативных правовых актов (в том числе и законов) создает иллюзию правового регулирования общественных отношений.

Приходится констатировать, что многие нормы законов остаются бездействующими. Процесс реализации закона начинается не с момента принятия закона, а именно с действия закона. Только реально действующий закон может служить базой любой хозяйственной и административной деятельности.

В силу того что закон призван быть актом прямого действия, содержащиеся в нем нормы обращены непосредственно к государственным и общественным органам, должностным лицам и гражданам и должны использоваться ими на практике. Специальные правовые средства, обеспечивающие его реализацию, — обязательные компоненты любого закона. В случае отсутствия таковых средств нормы закона становятся декларативными, не способными эффективно регулировать общественные отношения. Таким образом, обеспечение эффективного механизма действия закона должно закладываться еще на этапе разработки законопроекта.

Широкое понимание законотворчества предполагает включение в него не только этапов официального внесения проекта, его обсуждения, принятия и опубликования, но и все этапы предварительной подготовки (в т.ч. прогнозирование и планирование законоподготовительной деятельности). Именно тогда закладывается основа дальнейшего качества закона. Этот этап включает в себя ряд последовательно осуществляемых видов работ.

Необходимо выявить экономические, социальные, политические и иные предпосылки действия закона. Для этого создается база фактических данных о состоянии дел в соответствующей области общественных отношений, изучается и накладывается суммарный, положительный и отрицательный опыт, проводится критический анализ полученной информации.

В этот период происходит сбор теоретических и эмпирических данных об общественных интересах и потребностях, наличия социальной проблемы, требующей правового решения. Исследуется вся совокупность социальных факторов законотворчества: экономических, политических, национальных, экологических, демографических, социально-культурных, обусловливающих потребность в правовом регулировании, на основании которой выявляется необходимость внесения коррективов в действующий закон либо принятия нового нормативного акта.

Уже на стадии принятия необходимо создать условия, обеспечивающие выработку юридически грамотного (как по содержанию, так и по форме) документа, который отвечал бы потребностям правового регулирования данной сферы общественных отношений и был бы жизнеспособным и эффективным.

Важную роль играет формирование научной концепции будущего закона. Для того чтобы закон в максимальной степени отвечал потребностям жизни общества, был эффективен, необходимо заранее разрешить круг проблем, касающихся его внутренней структуры, формы, места и роли в нормативной правовой системе.

На протяжении последнего времени мы наблюдаем постепенное снижение качества российских законов. Нельзя не согласиться с В.Б. Исаковым, который утверждает, что причины ненадлежащего качества законов коренятся в проблемах законотворческого процесса. Они напрямую связаны с проблемами подготовки и принятия законов. Сегодня необходимы синхронное совершенствование всего комплекса действующих предписаний, отмена и уточнение норм.

Проблемы законотворчества можно условно разделить на несколько сфер. Первый блок проблем, влияющих на качество закона, — это проблемы законодательной политики. Зачастую законы принимаются в спешке, большими блоками, которые формируются случайно, без необходимости учета всесторонности законодательного регулирования. Следует уйти от складывающейся тенденции решать все проблемы, часто сиюминутные, с помощью федерального закона.

Другой блок проблем подготовки и принятия законов связан с организацией законодательного процесса. Причинами отсутствия положительного результата законодательного процесса — принятия качественных законов — могут быть технический брак в работе комитетов и комиссий парламента, отсутствие сотрудничества правовых управлений либо политический брак, когда не достигнуто согласие между ведущими политическими силами.

Существуют еще и весьма серьезные проблемы организационного свойства. Речь идет о разнобое в законопроектной деятельности. Законопроекты готовит большое количество ведомств, далеко не всегда в полной мере подготовленных к этой деятельности. Их проекты, часто друг с другом не согласованные, подчас одновременно вносятся в законодательные органы.

В результате не обеспечиваются ни их доктринальная выдержанность, ни какое-то концептуальное единство. Непозволительно, чтобы государственные законопроектные работы велись несогласованно, не придерживаясь единой линии.

Еще один блок проблем законодательного процесса связан непосредственно с недостатками законодательной техники, проблемами языка, стиля, терминологии, классификации, кодификации и систематизации, причиной которых зачастую является отсутствие грамотных специалистов в области законотворчества.

Принимаемый закон должен отвечать таким требованиям, как: логическая последовательность изложения, взаимосвязь нормативных предписаний, максимальная компактность изложения, при глубине и всесторонности отражения содержания закона, ясность и доступность языка закона, точность и определенность формулировок и терминов, употребляемых законодателем, сокращения до минимума количества законов по одному и тому же вопросу.

Одним из способов повышения эффективности законодательных норм является участие субъектов Федерации в федеральном законодательном процессе, которое способствует отражению их интересов в федеральном законодательстве, одновременно влияя на его совершенствование и развитие. Именно поэтому необходимо тесное взаимодействие субъектов Федерации и центра при подготовке законопроектов.

На качество и эффективность закона влияет и состояние правовой науки в целом, и учет ее наработок при создании конкретного законопроекта. В процессе разработки любой нормы должны быть обоснованы следующие положения:

1) правильный выбор круга общественных отношений, подлежащих правовому регулированию;

2) определение цели правового воздействия;

3) своевременность разработки правовых норм;

4) установление адекватной формы нормативного акта;

5) принципы системного подхода;

6) оптимальность средств и методов правового регулирования;

7) соблюдение правил законодательной техники и другие.

Все эти факторы, не относящиеся непосредственно к содержанию нормативного правового акта, выступают важнейшими предпосылками для принятия эффективной правовой нормы.

Повышению качества подготавливаемых законов способствует их научная экспертиза. Важно обеспечить условия для внимательного и продуманного обоснования каждого законодательного решения.

Наука — генератор идей о развитии законодательства, целесообразных путях его совершенствования, дающий толчок законотворчеству на предзаконодательном этапе. Если научные исследования отстают либо предлагаются недостаточно подтвержденные рекомендации, то снижается уровень всей законодательной деятельности.

Читайте так же:  Экология и штрафы на ип

Поэтому необходимо привлекать специалистов, которые непосредственно занимаются предметом правового регулирования. Их теоретическое и практическое обсуждение вариантов содержания и структуры будущего закона должно способствовать выработке положительного результата.

При этом целесообразно также выявлять общественное мнение. Формы выявления общественного мнения могут быть различными: обсуждение концепции будущего закона на местах с привлечением ряда учреждений, общественных организаций, обсуждение в печати, по радио, по телевидению, рецензирование в научных учреждениях, отзывы и заключения министерств и ведомств.

Важнейшие законы могут быть вынесены на всенародное обсуждение, которое носит рекомендательный характер. В Советском Союзе институт всенародного обсуждения применялся. Сегодня такой способ незаслуженно забыт. Необходимо сохранение этой формы непосредственной демократии, так как референдум и всенародное обсуждение дают возможность гражданскому обществу влиять на законодательный процесс и корректировать его. В целях выявления общественного мнения оправданно введение консультативных референдумов.

В современных условиях повышению качества законов способствует планирование законотворчества. Эффективное планирование законодательных работ позволяет увидеть основные тенденции развития общественных отношений. Чем полнее и всестороннее законодатель сможет предвидеть будущее, тем эффективнее и долговечнее будет действовать принятый им закон.

Одной из причин возникновения проблем, связанных с организацией законодательного процесса, является неопределенность статуса нормативных правовых актов, определяющих порядок законодательного процесса. Речь идет прежде всего о Регламенте Государственной Думы, Регламенте Совета Федерации, регламентах законодательных (представительных) органов субъектов Федерации.

Все эти акты не имеют статуса закона, несмотря на важность вопросов, которые ими регламентируются. Уже давно назрела необходимость принятия закона о порядке разработки федеральных конституционных законов и федеральных законов, который охватил бы все этапы и стадии, по крайней мере, федерального законодательного процесса и предупредил бы наиболее часто возникающие ошибки.

В целях повышения эффективности норм закона необходимо устранить отклонения от закона и совершенствовать правоприменительную деятельность путем улучшения стиля управления, повышения правовой культуры граждан, улучшения судебной деятельности. Средствами дополнительного обеспечения эффективности норм закона могут быть четкая локальная регламентация, изменение режима использования материально-финансовых средств и, наконец, изменение, дополнение положений закона, отмена неэффективного закона.

Необходимо совершенствовать качественное содержание законов. Каждый закон должен содержать нормы о порядке реализации, гарантиях его исполнения и об ответственности граждан и должностных лиц за его неисполнение. Кроме того, в каждом законе либо в ином нормативном акте должны быть предусмотрены каналы прямой и обратной связи для своевременной корректировки норм. В противном случае хороший, эффективный и качественный законодательный акт превратится в свою противоположность.

Деятельность по достижению высокого качества законов и их правовых норм должна быть постоянной. Контроль и проверка качества актов должны осуществляться на стадиях не только разработки и принятия, но и реализации.

www.blog.servitutis.ru

Общие критерии качества закона Сырых Елена Владимировна

Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Сырых Елена Владимировна. Общие критерии качества закона : диссертация . кандидата юридических наук : 12.00.01.- Москва, 2001.- 221 с.: ил. РГБ ОД, 61 02-12/6-3

Содержание к диссертации

ГЛАВА 1. Методологические основы исследования проблемы качества закона 11

1.1. Состояние исследований проблемы качества закона 11

1.2. Диалектика качества и количества как философское основание исследования проблемы качества закона 26

1.3. О понятии качества закона 36

1.4. Системный анализ содержательного аспекта качества закона 58

ГЛАВА 2. Логический критерий качества закона .77

2.1. Логическая правильность как общий критерий качества закона 77

2.2. Логическая правильность используемых в законе понятий 89

2.3. Логическая правильность деонтических модальностей и суждений 108

2.4. Правильность логических связей в законе 118

ГЛАВА 3. О системе юридических, языковых и социальных критериев качества закона 127

3.1. Общие юридические критерии качества закона 127

3.2. Общие языковые критерии качества закона 152

3.3. Общие социальные критерии качества закона 173

3.4. О применении общих критериев качества закона в законотворческой деятельности и при экспертизе законопроектов 189

Библиографический список 203

Введение к работе

Актуальность темы исследования. Конституция Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы и законы субъектов Российской Федерации составляют основу нормативно-правового регулирования общественных отношений, устанавливают и закрепляют первичные нормы права во всех сферах жизни общества. Однако действующие федеральные законы и законы субъектов Российской Федерации не всегда обладают надлежащим качеством, часто в них обнаруживаются противоречия, декларативные нормы, а также иные законотворческие ошибки. В конечном итоге все это снижает эффективность действующих норм права, создает дополнительные препятствия на пути реализации прав и свобод граждан, создания стабильного правопорядка в обществе и государстве.

Одна из причин несовершенства действующего законодательства видится в том, что в правовой науке и законотворческой практике отсутствуют системные представления о совокупности свойств, которые должны быть присущи закону, обладающему надлежащим качеством, что негативно отражается на всех стадиях законотворческого процесса. В этих условиях оценка законопроектов чаще всего является неполной и односторонней: акцентируя внимание на одних свойствах, характеризующих законопроект, участники законотворческого процесса не уделяют достаточного внимания другим его важным свойствам.

Таким образом, юридическая практика настоятельно требует теоретической разработки и обоснования общих свойств (критериев), позволяющих достоверно оценить качество проектируемых и действующих законов, способность закрепленных ими норм права выступать эффективными регуляторами общественных отношений.

Степень разработанности проблемы. В современной юридической литературе дано понятие «качество закона»; раскрыта обусловленность качества закона экономическими, политическими и иными явлениями; выявлены и исследованы свойства, характеризующие правовой, языковой и социальный аспекты качества закона. Предпринимались также попытки выделения совокупности критериев качества закона, позволяющих осуществлять достоверную и всестороннюю оценку качества закона, однако сложный многоаспектный характер качества закона остается недостаточно исследованным.

Теоретические основы исследования проблемы. Теоретическую базу исследования составили труды ученых в области философии, права, логики, лингвистики, социологии. Прежде всего, были использованы научные публикации в области теории права С.С. Алексеева, Л.Ф. Апт, В.К. Бабаева, В.М. Баранова,

С.А. Боголюбова, Н.А. Власенко, В.В. Глазырина, В.В. Игнатенко, В.Б. Исакова, В.Н. Карташева, Д.А. Ковачева, В.В. Лазарева, В.В. Лапаевой, А.С. Лашкова, О.Э. Лейста, Г.В. Мальцева, А.В. Мицкевича, А.Р. Парамонова, А.С. Пиголкина, СВ. Полениной, В.Ф. Прозорова, Т.Н. Рахманиной, Е.М. Савельевой, И.С. Самощенко, В.М. Сырых,, Ю.А. Тихомирова, А.А. Ушакова, А.Ф. Черданцева, Г.Т. Чернобеля и др., в которых всесторонне раскрыто и обосновано общетеоретическое понимание сущности таких правовых явлений, как система законодательства, источники права, нормативные правовые акты, нормы права, проведено исследование связей этих явлений с иными правовыми и социальными явлениями, а также разработаны правила, приемы и способы законодательной техники.

Использовались также специальные исследования философов, лингвистов, социологов, логиков: Аристотеля, Г. Гегеля, Д.Н. Горского, Т.В. Губаевой, А.А. Ивина, Ю.В. Ивлева, В.В. Ильина, Н.А. Калининой, Н.И. Кондакова, В.П. Кузьмина, Д.Э. Розенталя, ЯЛ. Слинина, А.К. Соболевой, И.С. Тимофеева, Е.С. Шугриной и др.

Методологическую основу исследования составили сравнительно-правовой, системный методы, а также методы толкования права и абстрагирования.

Объектом исследования являются законотворческая деятельность представительных органов государственной власти, система действующих федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации.

Предметом исследования являются свойства, характеризующие закон как источник норм права, а также свойства закрепленных законом норм права как регуляторов общественных отношений; правила и принципы законодательной техники и логики, позволяющие достичь надлежащего качества закона.

Целью диссертационного исследования является разработка системы общих критериев качества закона. В ходе исследования предпринимается попытка решить следующие задачи:

1. Уточнить содержание понятий «качество закона» и «надлежащее качество закона».

2. Сформулировать основные принципы системного анализа качества закона и осуществить такой анализ.

3. Выявить общие критерии, характеризующие содержательный аспект качества закона: юридические, логические, языковые и социальные.

4. Определить сферу и способы использования общих критериев качества закона в законотворческом процессе.

Новизна исследования. Проведенный диссертанткой системный анализ проблемы качества закона позволил уточнить и конкретизировать понятие «качество закона», раскрыть содержание понятия «закон надлежащего качества», а также обосновать систему

общих критериев, позволяющих осуществить достоверные оценки уровня качества проектируемых или действующих законов.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Качество закона есть совокупность свойств, присущих закону как источнику норм права, и свойств, отражающих все многообразие связей этих норм права с другими компонентами системы права, иными правовыми и социальными явлениями.

2. Свойства, составляющие качество закона, разделяются на атрибуты, характеризующие закон как источник права, и критерии, характеризующие способность закрепленных законом норм права быть регуляторами общественных отношений.

3. Атрибутами закона являются:

1) свойства, присущие ему как разновидности нормативного правового акта (родовые свойства), в том числе наличие письменного источника; соответствие Конституции Российской Федерации, иным актам высшей юридической силы; наличие новых норм права или решений об изменении действующих норм права либо о признании их утратившими силу;

2) видовые свойства, характеризующие закон как особый, самостоятельный вид нормативно-правовых актов, в частности принятие его законодательными органами власти или народом в ходе референдума; соблюдение компетенции законодательного органа при принятии закона; соблюдение процедур принятия и вступления закона в силу.

Характерная особенность атрибутов закона состоит в том, что они присущи любому закону. При отсутствии хотя бы одного из них закон не обладает статусом нормативно-правового акта, обладающего высшей юридической силой.

4. Системный анализ содержательного аспекта качества закона включает в себя следующие этапы: 1) выделение в содержании закона четырех аспектов: юридического, логического, языкового и социального; 2) уточнение и конкретизация роли каждого отдельного аспекта содержания закона; 3) выявление и обоснование свойств каждого аспекта содержания закона, способных выступать критериями качества закона; 4) разработка совокупности операциональных определений каждого критерия качества закона; 5) апробация общих критериев в оценке качества действующих или проектируемых законов.

5. Общим логическим критерием качества закона является не формальная определенность, а логическая правильность, понимаемая как соответствие его содержания правилам и законам логики. Логическая правильность содержания закона конкретизируется в системе требований (операциональных определений) к использованию и связям понятий, деонтических модальностей при изложении диспозиции и санкции нормы права, а также суждений при изложении гипотезы нормы права и формулировании легальных определений.

Читайте так же:  Корректировка рабочих программ приказ

6. Общими критериями юридического, языкового и социального аспектов качества закона являются нормативность, системность, конкретность, полнота, юридическая правильность ненормативных элементов закона, простота, краткость, ясность, точность, социальная обусловленность и адекватность способа правового регулирования социальной действительности.

7. Специфическая особенность общих критериев качества закона состоит в том, что они имеют различную интенсивность проявления в конкретных законах. Отсутствие или недостаточная степень проявления того или иного свойства-критерия в конкретном законе существенно влияет на его качество, на способность норм права выступать эффективным регулятором общественных отношений.

8. Закон надлежащего качества понимается как закон, обладающий всей совокупностью свойств, присущих ему как источнику права, а также имеющий оптимальную интенсивность проявления свойств (критериев) нормативности, полноты, конкретности, системности, юридической правильности ненормативных элементов закона, простоты, точности, ясности, краткости (экономичности), логической правильности, социальной обусловленности и адекватности способа правового регулирования социальной действительности.

Теоретическая значимость исследования. Работа содержит решение проблемы, имеющей существенное значение для общей теории права, законодательной техники и законотворческой практики.

В результате проведенного исследования представилось возможным восполнить ряд пробелов в трактовке проблемы оценки качества закона, вооружить субъектов законотворческого процесса действенным инструментарием оценки и измерения уровня качества законов.

Практическая значимость исследования. Система общих критериев качества закона, обоснованная диссертанткой, ориентирует участников законотворческого процесса на целенаправленное и последовательное проектирование свойств, обеспечивающих надлежащее качество содержания закона.

Использование общих критериев качества закона при экспертизе законопроекта позволяет получать достоверные оценки его качества, способности закрепленных им норм права быть действенными регуляторами общественных отношений.

На основе полученных результатов исследования предлагается дополнить методические правила законопроектной деятельности специальным разделом «Общие критерии качества закона», ориентирующим субъектов законотворческого процесса на обязательное выявление степени соответствия законопроекта общим критериям качества закона.

Материалы диссертации могут быть использованы в образовательном процессе при подготовке специалистов, осуществляющих разработку законопроектов, экспертизу законопроектов, иных специалистов, участвующих в законотворческом процессе.

Апробация результатов исследования осуществлена в 5 публикациях, в том числе в главе монографии «Законодательная техника: Научно-практическое пособие» (М., 2000), в докладах по теме исследования, с которыми диссертантка выступала на конференции «Государственно-правовое регулирование экономики», проведенной Институтом законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации в мае 1999 года, научно-методическом семинаре «Юридическая техника», проведенном в Нижнем Новгороде 13-18 сентября 1999 года, учебно-методическом семинаре «Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование», проведенном в Нижнем Новгороде 11-16 сентября 2000 года.

Выступления диссертантки вошли в тематические CD-диски «Юридическая техника», «Законодательная техника», выпущенные Нижегородской академией МВД, которые используются в образовательном процессе юридическими вузами страны.

Диссертантка принимала участие в разработке проектов нормативных правовых актов Российской Федерации в сфере регулирования земельных правоотношений, в том числе проекта федерального закона «О государственном регулировании и особенностях оборота земель сельскохозяйственного назначения».

Структура и основное содержание работы обусловлены целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих двенадцать параграфов и библиографического списка работ, использованных диссертанткой при написании данной работы. Структура диссертации позволяет последовательно рассмотреть теоретические и практические аспекты исследуемой темы.

Диалектика качества и количества как философское основание исследования проблемы качества закона

В юридической науке понятие «качество закона» имеет ряд трактовок. На наш взгляд, подобное явление объясняется тем, что юристы не всегда обращаются к философскому пониманию категории «качество», которое является единственно возможной основой для определения понятия «качество закона».

Философская категория «качество» имеет длительную историю формирования, истоки которой восходят к античной философии — к трудам Пифагора, Демокрита, Аристотеля и др.

Первый обстоятельный анализ категории «качество» провел Аристотель,1 который определял его как видовое отличие сущности, под которым понимается признак, отличающий один объект от другого. Признавая существование множества качеств, Аристотель выделял четыре наиболее распространенных из них: устойчивые и преходящие свойства; природные свойства; претерпеваемые свойства, оказывающие воздействие на органы чувств, производные от устойчивых и длительных состояний; внешний облик, очертания вещи.

Аристотель также обратил внимание на способность вещей превращаться в противоположное, то есть подчеркивал изменчивость качества: «Качества допускают большую и меньшую степень. Да и самому качественно определенному доступно приращение, ибо нечто, будучи белым, может стать еще более белым; однако не всегда так, а лишь большей частью».1

Аристотель отметил необходимость сравнительного подхода при познании качества: «О сходном же и несходном говорится только в отношении качеств. В самом деле, одно сходно с другим лишь постольку, поскольку оно есть нечто качественно определенное; поэтому особенностью качества будет то, что о сходном и несходном говорится лишь в отношении его».2

Средневековая схоластика трактовала качество как вечную и неизменную «форму» — то, что превращает неопределенную материю в конкретные объекты.

Продолжая исследование категории «качество», Г. Галилей, Р. Декарт, Дж. Локк, Т. Гоббс и другие свели все качества к величине, форме и движению — необходимым свойствам материи и разделили качества вещи на первичные и вторичные. Дж. Локк придал учению о первичных и вторичных качествах законченную форму: первичные качества понимались как чувственно воспринимаемые качества, включающие в себя величину, форму, число и др., остальные же качества рассматривались как субъективно воспринимаемые иллюзии — «силы», вызывающие цвет, вкус, запах и тому подобное. Прогрессивность такого подхода заключалась в том, что придавалось особое значение количественно-математическому анализу категории «качество». Вместе с тем наука делала особый акцент на соотношении внутреннего и внешнего в объекте, хотя изучались в основном первичные качества в ущерб вторичным.

Значительный вклад в формирование понятия «качество» внес Г. Гегель, который рассматривал его как логическую категорию, составляющую первичную, абстрактную фазу мыслящего познания мира силой мышления, как характеристику бытия познания. Г. Гегель полагал, что когда из представления о качестве испаряются все чувственно воспринимаемые различия и сохраняется лишь абстрактно-логическая характеристика качества вообще, то оказывается, что в этой характеристике любая из чувственно воспринимаемых вещей абсолютно тождественна любой другой, и тем не менее все эти вещи мыслятся как различные, а не сливаются в сплошную массу.

Г. Гегель отмечает, что категория «качество» возникает тогда, когда наличное бытие приобретает определенность, которая и служит исходным моментом качества — «качество есть вообще тождественная с бытием, непосредственная определенность. Нечто есть благодаря своему качеству то, что оно есть, и, теряя свое качество, оно перестает быть тем, что оно есть».1

Г. Гегель выделяет качество вообще и качество определенной вещи. Качество вообще есть «качественная определенность, которая достигла в одном своего в-себе и для себя-определенного бытия, перешла, таким образом, в определенность как снятую, т.е. в бытие как количество»1. Таким образом, последняя характеристика качества есть исходная дефиниция количества. Количество представляет собой более конкретную категорию логики, так как следует за качеством.

Г. Гегель также раскрыл диалектику тождества и различия качества, определенности и ее отрицания, дискретности и непрерывности качественных различий и сходств, наметил пути перехода от качества к его качественно-количественной интерпретации, то есть количеству.

Диалектическое понимание категории «качество» получило дальнейшее развитие в материалистической диалектике, которая содержит системное исследование указанной категории.

В соответствии с целями настоящей диссертации анализ современного понимания категории «качество» целесообразно провести по трем следующим направлениям: 1) раскрыть содержание категории «качество»; 2) проанализировать соотношение понятий «качество», «количество», «мера» и механизм перехода количественных изменений в качественные; 3) рассмотреть методы и этапы познания качества.

Материалистическая диалектика рассматривает качество как объективно-предметную, универсальную категорию, охватывающую как явления природы, общества, так и сознания человека. При этом качество представляет собой объективную реальность, данную в ощущении как субъективный образ объективного качества, объективную непосредственно данную определенность внешнего мира.

Логическая правильность как общий критерий качества закона

Несмотря на то, что на сегодняшний день юридическая наука достигла значительных результатов в исследовании логических аспектов права1, логическим критериям качества закона отводится среди них довольно скромное место. Прежде всего, на наш взгляд, недооценивается значимость использования законов и категорий логики в процессе проектирования закона — основное внимание разработчиков законопроекта уделяется его языковому совершенству. Игнорирование логического аспекта отрицательно сказывается на качестве закона.

Логический аспект качества закона не получил системного исследования в юридической науке и нашел отражение в таком свойстве нормы права как формальная определенность, которая к тому же по-разному понималась в работах российских правоведов.

Алексеев С.С.2 понимает формальную определенность как определенность содержания права, закрепленного в определенной форме, и включает в нее следующие признаки: полное, точное, четкое, ясное и категоричное закрепление содержания норм права в нормативных правовых актах. В целом разделяя понимание формальной определенности, данное С.С. Алексеевым, В.К. Бабаев1, А.С. Шабуров выделяют дополнительное свойство последовательность, которому авторы не дают определения.

А.С. Пиголкин понимает формальную определенность как определенность и формальное закрепление официальных и общеобязательных предписаний государственной власти. При этом определенность означает точность и достаточную детализированность закрепленных правил.3

Очевидно, что с одной стороны, формальная определенность призвана обеспечивать определенность содержания нормы права, и в этом смысле является логическим свойством, а с другой стороны -определенность формы, что следовало бы отнести к юридическим свойствам нормы права. Таким образом, в юридической науке долгие годы существовал признак нормы права, который являлся симбиозом ее логических и юридических свойств.

В то же время вследствие сложности природы формальной определенности не все ее признаки были выделены правомерно. С одной стороны, в нее включили признаки, характерные для других аспектов качества закона. Так, ясность как компонент формальной определенности характеризует языковой аспект нормы права, а категоричность в большей мере является признаком нормативного акта, закона как источника права, чем нормы права. С другой стороны, в числе признаков формальной определенности не были выделены такие свойства правильного логического мышления как непротиворечивость и определенность.

Таким образом, искусственное создание учеными-юристами признака, который одновременно отражал бы логические и юридические свойства нормы права, привело к тому, что логический аспект составляющей основное содержание закона нормы права был исследован неполно и односторонне.

На наш взгляд, критерием логического аспекта качества закона может выступать такой его признак как логическая правильность.

Читайте так же:  Доверенность на ознакомления с материалами дела в арбитражном суде

В логике правильность понимается как соответствие рассуждения законам и правилам формальной логики. Следовательно, логическая правильность как общий критерий качества закона следует понимать как соответствие содержания закона правилам и законам логики.

Мыслительная деятельность законодателя, направленная на создание логически целостной и непротиворечивой системы норм права, адекватной существующим общественным отношениям и закономерностям их развития, как и любая иная мыслительная деятельность, достигает позитивных результатов при одном непременном условии — логической правильности, которая достигается соблюдением и творческим применением законов, правил и методов логики. В их число входят: 1) законы логики (тождества, противоречия, исключенного третьего и достаточного основания);

2) правила мыслительной деятельности в процессе оперирования такими формами мышления как понятия, суждения и умозаключения;

3) методы логики (индукция, дедукция, анализ, синтез, сравнения, абстрагирования и др.)

Законы, правила и методы логики являются итогом обобщения всей многовековой мыслительной деятельности человека, и их соблюдение представляется необходимым условием получения достоверных истинных знаний. «Если наши предпосылки верны и если мы правильно применяем к ним законы мышления, то результат должен соответствовать действительности».1

Специфика логического аспекта качества закона выражается, прежде всего, в том, что в законе отсутствует такая форма мышления как умозаключение. Кроме того среди юристов идет полемика относительно правомерности понимания нормы права как суждения.

В юридической науке по данному вопросу существуют две точки зрения: сторонники первой из них рассматривают норму права как суждение2, а сторонники второй — как своеобразный логико-правовой феномен3.

Ученые, рассматривающие норму права как суждение, исходят из того, что суждение из всех основных форм мышления, известных логике, наиболее сходно с нормой права. Н.И. Козюбра полагает, что норма права «представляет собой определенную разновидность логического суждения, облекаемого в нормативную форму».4 Рассмотрение нормы права в качестве суждения, позволяет, во-первых, наделить норму права общей логической конструкцией суждения — «А есть В»; во-вторых, оценивать истинность или ложность нормы права.

Логическая правильность деонтических модальностей и суждений

Логическая правильность деонтической модальности достигается логически верным использованием понятий и установлением связей между ними, а также выбором модального оператора, который наиболее точно отразит нормативную мысль законодателя.

Соответствие деонтической модальности и нормативной мысли законодателя достигается с помощью следующих операций:

1) анализ содержания и структуры регулируемого правоотношения: его объекта, субъектного состава, прав и обязанностей сторон;

2) выбор модального оператора «разрешено», «запрещено» или «обязательно», соответствующего характеру используемого способа законодательного регулирования — императивного или диспозитивного;

3) изложение в тексте закона нормативной мысли законодателя в соответствии с избранным модальным оператором.

Анализ содержания регулируемого правоотношения позволяет законодателю уяснить его специфику и выбрать адекватный способ правового регулирования.

При конструировании деонтической модальности следует предпочесть тот модальный оператор, который наиболее точно отразит нормативную мысль законодателя.

Если устанавливается мера должного поведения, то следует выбрать императивный модальный оператор «обязано». Деонтическая модальность в данном случае будет иметь конструкцию «А обязан В» и означать следующее: А не разрешено не-В; А запрещено не-В. Например, «налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога. » (часть 1 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации1).

Если устанавливается запрет на совершение деяния, то следует предпочесть другой императивный модальный оператор «запрещено». Деонтическая модальность будет иметь в таком случае конструкцию «А запрещено В» и означать следующее: А обязательно не-В; А не разрешено не-В. Например, любым лицам «запрещаются организация и деятельность общин малочисленных народов в других целях, кроме по целей, обозначенных настоящим Федеральным законом» (статья 6 Федерального закона «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего востока Российской Федерации»1).

В том случае, когда устанавливается допустимое поведение субъекта, следует использовать модальный оператор «правомочно». Деонтическая модальность будет иметь конструкцию «А правомочно В», которая означает следующее: А необязательно В; А не запрещено не-В. Например, «каждый налогоплательщик или налоговый агент имеет право обжаловать акты налоговых органов. » (часть 1 статьи 137 Налогового кодекса Российской Федерации2); «сотрудникам пограничной службы разрешаются хранение и ношение оружия и специальных средств» (Федеральный закон «О пограничной службе Российской Федерации»3).

В настоящее время законодатель не уделяет должного внимания вопросам строгого соответствия модального оператора способу правового регулирования, что в свою очередь оказывает отрицательное влияние на качество закона. Можно назвать следующие наиболее распространенные логические ошибки, обусловленные несоблюдением изложенного требования.

Выбранная законодателем логическая конструкция деонтической модальности не соответствует его нормативной мысли. Так, в законе может быть установлено более «строгое» либо менее «строгое» регулирование по сравнению с нормативной мыслью законодателя. Например, в части 7 статьи 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»4 используется отрицательный диспозитивный модальный оператор: Ill «Священнослужитель не может быть привлечен к ответственности за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему из исповеди». Представляется, что императивный модальный оператор «Запрещается привлечение священнослужителя к ответственности за . » более точно отразил бы нормативную мысль законодателя. Встречаются нормативные предписания, в которых употребляется логическая конструкция алетического модального суждения «А должен В», которая отражает отношения долженствования, и тем самым не соответствует характеру предписания. Например, в статье 2 Федерального закона «Об акционерных обществах»1 содержится следующая норма: «Общество должно иметь круглую печать. ». Таким образом, законодатель утверждает, что если существует общество, то оно необходимо имеет круглую печать. Поскольку возможны случаи, когда общество определенный период времени существует без печати, нормативную мысль законодателя следовало выразить через деонтическую модальность «А обязан В». Распространенной является также практика изложения нормативного предписания в форме описания либо иной ненормативной форме, не позволяющей установить выбранный законодателем модальный оператор. Например, в статье 6 Федерального закона «О пограничной службе Российской Федерации» , устанавливающей полномочия Пограничной службы, нельзя отличить права от обязанностей.

Общие юридические критерии качества закона

Наибольших результатов в исследовании юридического аспекта качества закона достиг В.В. Игнатенко при попытке раскрыть правовое качество законов об административных правонарушениях, понимаемое им как устойчивая совокупность свойств трех взаимосвязанных аспектов: правовой легальности, инструментально-правовых и технико-юридических свойств закона.1

Правовую легальность законов об административных правонарушениях, по мнению В.В. Игнатенко, составляют четыре вида свойств: свойства, характеризующие степень соответствия закона действующей Конституции (соответствие предписаний закона нормам Конституции с точки зрения их правового содержания, соответствие процесса издания закона установленным в Конституции нормотворческим правилам и законодательным процедурам, соблюдение норм о нормотворческой компетенции законотворческого органа); компетенционная легальность, понимаемая как устойчивая совокупность свойств закона, характеризующих правомерность его принятия соответствующим законодательным органом с учетом требований норм о компетенции; свойства, характеризующие степень соответствия законов об административных правонарушениях принципам административного законодательства: законности, равенства граждан перед законом, виновной ответственности и др.; процедурная легальность, понимаемая автором, как устойчивая совокупность правовых свойств, характеризующих степень соответствия процесса издания закона установленным порядку и процедурам его принятия и вступления в силу.

Инструментально-правовое качество законов об административных правонарушениях, по мнению В.В. Игнатенко, составляют свойства полноты, непротиворечивости и точности регламентации правовых средств (жалобы, протеста прокурора, административного задержания, личного досмотра, досмотра вещей и документов и др.)

Технико-юридическое качество В.В. Игнатенко понимает как совокупность правовых свойств, характеризующих степень их соответствия правилам и приемам законодательной техники. В числе основных свойств, составляющих технико-юридическое качество, автор выделяет свойства, характеризующие технико-юридическое качество структурирования законов, технико-юридическое качество использования логических средств и технико-юридическое качество использования языковых средств при изложений текстов законов.

А.Р. Парамонов подверг критике изложенную позицию В.В. Игнатенко в части определения совокупности юридико-технических качеств закона. По его мнению, требования и правила законодательной техники предназначены не только для обеспечения правовых качеств закона, но и его политических, социальных и управленческих качеств, поэтому качество закона характеризуют семь свойств: 1) функциональная пригодность, т.е. нормальное действие закона в соответствии со сферой его применения; 2) надежность (безопасность, оправданная долговечность, возможность внесения изменений); 3) правоприменительные характеристики, содержащие в себе элементы правового и правоприменительного качества (нормативность, системность, непротиворечивость, ясность, доступность, полнота регулирования, безизбыточность, отсутствие психологического неприятия; 4) эстетичность формы и изложения (соответствие требованиям современного русского языка, компактность и т.п.); 5) экологичность как невозможность наступления опасных для окружающей природной среды воздействия от применения акта; 6) удобство пользования актом; 7) эксплуатационная рентабельность — целесообразный уровень расходов в процессе применения акта.1

При исследовании специфики закона как разновидности нормативных правовых актов ученые-юристы называют иной перечень его юридических свойств.

Закон, являясь одним из видов нормативных правовых актов, обладает всеми элементами, присущими их содержанию. Специфическая особенность содержания закона состоит в том, что он содержит преимущественно нормативные юридические элементы -нормы права. Хотя как справедливо отмечает А.В. Мицкевич, «общий характер (нормативность) закона не означает того, что в законе не могут содержаться отдельные индивидуальные или директивные предписания — поручения Правительству, бюджетные или плановые показатели, программные положения, декларации».2 Полагаем, однако, что закон, обладающий надлежащим качеством, не должен изобиловать ненормативными положениями.

Следовательно, говоря о юридическом аспекте качества закона, следует иметь в виду, прежде всего, признаки, характеризующие юридическую природу нормативных элементов закона, их способность выступать регуляторами общественных отношений. Кроме того, юридический аспект качества закона составляют также признаки иных юридических элементов закона, которые оказывают хотя и меньшее, но все же существенное воздействие на качество закона.

Выявление признаков, свойств нормы права в значительной степени облегчается тем, что данный аспект полно и обстоятельно исследован российскими правоведами, как в процессе специальных исследований, так и при изучении проблем системы права, правотворчества и систематизации законодательства.

Тем не менее до настоящего времени не достигнуто единство во взглядах относительно системы свойств, характеризующих основной элемент закона — норму права.

Российскими правоведами наиболее полно выявлены свойства, отличающие норму права от иных социальных норм, а также от ненормативных правовых предписаний. Так А.В. Мицкевич в числе основных отличительных признаков правовых норм называет следующие: 1) качество общеобязательного правила; 2) установление или санкционирование норм государством, их охрана от нарушений; 3) формальная определенность; 4) письменная документальная форма.1

www.dslib.net


Обсуждение закрыто.