Прямой умысел при клевете

Прямой умысел при клевете

Клевета (ст. 129 УК). Согласно закону клевета — это распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

С объективной стороны клевета выражается в активном действии, связанном с распространением порочащих другое лицо измышлений. Закон говорит о распространении измышлений, т. е. заведомо не соответствующих действительности сведений. Эти измышления содержат данные, порочащие потерпевшего. Под распространением следует понимать сообщение сведений хотя бы одному лицу. Если распространяются ложные, но не порочащие сведения, то содеянное нельзя квалифицировать как клевету.

Под порочащими измышлениями принято понимать такие сведения, которые умаляют честь и достоинство гражданина в общественном мнении отдельных граждан с точки зрения соблюдения закона, правил общежития и принципов общечеловеческой морали. Эти сведения должны касаться фактов, но не представлять собой оценочных суждений (например: «слабый студент», «плохой преподаватель», «недалекий человек» и т.п.).

Распространение ложных сведений о наличии венерического заболевания у другого лица судебная практика признает содержащим признаки клеветы.

Данное преступление следует считать оконченным, когда порочащие другое лицо измышления распространены в любой форме. Наступление вредных последствий может повлиять на выбор вида и размера наказания.

Итак, объективная сторона клеветы характеризуется распространением сведений, которые должны быть ложными, порочащими другое лицо.

Субъективная сторона клеветы характеризуется лишь прямым умыслом. Необходимо установить, что виновный сознавал ложность сообщаемых им фактов и то, что распространяемые им измышления порочат честь и достоинство другого лица или подрывают его репутацию, и желал это сделать. Если гражданин был уверен в том, что сведения, которые он распространяет, содержат правдивые данные, хотя на самом деле они являлись ложными, он не может нести уголовной ответственности по ст. 129 УК. Клевета, чаще совершается по мотивам мести, зависти, ревности и т. п.

Субъектом клеветы может быть физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Часть 2 ст. 129 УК содержит квалифицирующие признаки, к которым законодатель относит клевету в публичном выступлении, в публично демонстрирующемся произведении или в средствах массовой информации.

Под клеветой в средствах массовой информации следует понимать произведения, порочащие честь и достоинство гражданина, подрывающие его репутацию, выполненные типографским способом, прозвучавшие по радио или телевидению, и т. п.

Наиболее опасным видом клеветы является клевета, соединенная с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 3 ст. 129 УК). Данный вид клеветы необходимо отличать от заведомо ложного доноса (ст. 306 УК). При заведомо ложном доносе умысел виновного направлен на привлечение потерпевшего к уголовной ответственности, а при клевете — на унижение его чести, достоинства, на подрыв его репутации.

www.bibliotekar.ru

Г. Новокузнецк 13 октября 2014 года

Мировой судья судебного участка №1 Новокузнецкого района Кемеровской области Янышева З.В., при секретаре Галдак Ю.А.,

с участием подсудимой П.

защитника подсудимого – адвоката Ч., предоставившей ордер от 24.09.2014г. №767

частного обвинителя, потерпевшего А.

рассмотрев уголовное дело по жалобе частного обвинения в отношении:

П. ….р., место рождения г. Новокузнецк Кемеровской области, проживающей по адресу: ул. … Кемеровской области, зарегистр. по адресу г. Новокузнецк ул. …, гражданство РФ, образование средне-техническое, не состоящей в зарегистрированном браке, не работающей не военнообязанной, не судимой,

обвиняемой в совершении преступления предусмотренного ст. 128.1 ч.1 УК РФ

П. обвиняется в совершении преступления – совершение клеветы – распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, предусмотренного ст.128.1 ч.1 УК РФ.

А именно, П. обвиняется частным обвинителем А. в том, что дата на расширенном заседании правления СНТ «…» Новокузнецкого района Попова, являясь участником судебного процесса в качестве свидетеля, рассказывая на правлении СНТ «…» о ходе судебного разбирательства, в присутствии 13 членов правления заявила, что «А. с группой лиц вошли к судье и их оттуда принудительно выставил пристав», а потом подписала протокол заседания правления в 3-х местах. Это заявление П., сделанное публично — клевета. Фактически П. была придумана ситуация, где было указано место, время и участники события. Сведения, распространенные на правлении являются заведомой клеветой, направленной на опорочивании её имени. Клевета П. распространена осознанно и зафиксирована в протоколе под ее личную роспись.

Подсудимая П. в судебном заседании вину в совершенном преступлении не признала, пояснила, что дата она собрала расширенное Правление, где в 10.00ч. Д. и Ш. подтвердили, что она в суде 14 августа не клеветала на А. Когда они подтвердили, что А. представилась именно так, К., З., К. зашумели, стали стращать людей. Она смотрела в свою рабочую тетрадь и сказала: « Как вы здесь себя не умеете вести, точно также вы себя вели в суде, где вам было предложено выйти из канцелярии суда». Эти слова были адресованы К. и К. Фамилии А. не произносила. Это ей сказала Д. На тот момент она присутствовала в суде и видела реакцию людей на произошедшее, когда вынесли решение суда. Она не задумывалась правда ли это. То что произошло в суде, считает, что это была правдивая информация, у нее и мысли не было, что Г. сказала не правду. Слова, которые она произнесла на правлении, не желала, чтобы услышали абсолютно.

Сделала поправку в протоколе, т.к. К. потребовала, чтобы К. записала эту фразу в протокол, чтобы слова были занесены в протокол. Вспомнила про слова, когда К. и З. сказали, что затаскают по судам. Неприязненный отношений с А. нет, конфликта нет.

Потерпевшая А. в судебном заседании пояснила, что поддерживает обвинение. На заседании Правления дата она не присутствовала. П. давала пояснения и высказала: «А. с группой поддержки ворвались к судье, устроили скандал, приставы их (А. и группа поддержки) выставили из здания суда». В этом заключается клевета. В протоколе садоводческого общества указано, протокол читала, в протоколе написано, что А. зашла к судье. Сама слов не слышала. Все произошло на правлении НСТ «…» дата в дневное время. На правлении присутствовало 13 человек, в том числе З., К., С., больше перечислить не может. Этого события не было, что подтверждается письмом Б., показаниями судебного пристава К. Моральный вред выражается в том, что пришлось объясняться перед садоводами, физические страдания выразились в заболеваниях. Цель — навредить ей была достигнута. У нее есть почетные грамоты, дипломы, благодарственные письма, 2 медали. Она человек публичный, уважаемый и узнаваемый жителями города человек. Считает, что П. оклеветала ее с одной лишь целью- навредить ей, подорвать ее авторитет.

Свидетель З. в судебном заседании пояснил, что Фамилию А. произносила на собрании. 18.08.2013г. на правлении присутствовали он, К., К., П., Б., Копытова и другие. После вопроса про Д. П. сказала «в состоявшемся суде все кто присутствовал на суде со стороны А., А. со своей группой поддержки вошли к судье без разрешения и устроили скандал». Сказала в присутствии всех. Ведется протокол собрания. Протокол ведется не до словно, а фактически по смысловому содержанию, записывается суть. Подписывает председатель и секретарь. П. подписала, была согласна с ним, вносила изменения сама.

Свидетель К. в судебном заседании пояснила, что было расширенное Правление, где присутствовали старые и новые члены Правления. До этого был суд между А. и Д., а П. дала документы. Она задала П. вопрос: на каком основании она дала их документы? Попова ответила: она отзовет документы. Когда вышли из суда по вопросу 02 марта, где она была в качестве свидетеля, то постояли и ушли. А П. сказала, что А. со своими свидетелями после суда забежали к судье в кабинет, начали скандалить, вызвали пристава и их вывели из здания суда. Она сказала, что этого не было, а П. сказала, что это было и расписалась в протоколе. Секретарь расписалась в том, что слова были сказаны. Она позвонила А. и сказала, что П. сказала, что их из суда вывели приставы, это была не правда. Произнесла это на правлении СНТ … дата около 12 часов. Сказано было в присутствии С., С., К., Г., Х., Т., Т., К., З., К., Б., С., было около 12-13 человек. Отношений с П. никаких нет, неприязненных отношений нет. Оснований для оговора нет.

Читайте так же:  Узбекистан пенсия повышение

Свидетель Б. в судебном заседании пояснил, что собрание было в августе прошлого года в обществе …. Решался вопрос про то, чтобы убрать П. из председателей. П. очень громко кричала. Никому не давала говорить. Говорила, что Вас и Вашу команду вывели из суда. Дословно сказать не может, было давно поэтому не помнит. Неприязненных отношений с П. нет, она ведет себя неадекватно. Фамилию А. П. называла, что она представитель Администрации. Понял, что кто поддерживал А., тех и выгнали. Фамилии он не слышал.

Свидетель К. в судебном заседании пояснила, что собрание было в августе 2013г. в обществе «…» Дословно сказала: «А. с ее представителями зашли к судье, устроили скандал, и их вывели из суда приставы». Лично слышала, что говорила П. На правлении присутствовало еще человек 160. Неприязненных отношений с П. нет, дружеских отношений нет, оснований для оговора нет.

Свидетель К. в судебном заседании пояснила, что дата года в садовом обществе «…» на правлении Л. говорила, что ревизионную комиссию с Любовь Васильевной выставили со скандалом от судьи. Дословно П. сказала: «А. с группой поддержки забежали к судье, устроили скандал судебные приставы выставили с позором». Присутствовало большое количество человек. Неприязненных отношений с П. нет.

Свидетель С. в судебном заседании пояснила, что Л. говорила, что А. со своей группой поддержки зашли к судье, устроили скандал, судья вызвал приставов, и с позором были выставлены из суда. Эти слова прозвучали на основании того, что З. задал вопрос, на каком основании были переданы документы Д. от садового общества, если она не является членом садового общества. Секретарь в протоколе изложила не правильно, А П. сама исправила и расписалась. Это было 18.08.2013г. на расширенном правлении садового общества «…». Неприязненных отношений с П. нет.

Свидетель Ш. в судебном заседании пояснила, что П. ничего про А. не говорила, все было спокойно. На правлении она находилась минут 10, ушли первые. Она слышала про суд, что Зимин сказал, что затаскает по судам. Что касается суда Д. и А., она не слышала. На правлении она находилась рядом с П., при ней П. ничего про А. не говорила.

Свидетель К. в судебном заседании пояснила, что дата было совещание СНТ «…» КМК в дневное время. Правление шло шумно. Она вела протокол. Основную мысль она записала в протокол, что были выставлены в принудительном порядке приставами из кабинета судьи. Л. сказала, что не «мы», а «А. с группой». Она подписала своей рукой. На правлении были К., З., К., члены правления в количестве 6-7 человек, плюс приглашенные.

Свидетель С. в судебном заседании пояснил, что якобы П. ходит по обществу и наговаривает про А. какие-то слова, распространяет слухиоб А. Это не правда, по садовому обществу не ходила, слухи не распространяла. Те люди, которые присутствовали на расширенном правлении, где он не был, Б., Д., М., не слышали этих слов, которые предъявляют к П., но в суд не хотят идти. 18 августа было расширенное правление, где председателем была П. Ему не известно, что говорила П.

Судом исследованы письменные доказательства, предоставленные частным обвинителем, а именно:

— протокол расширенного заседания правления СНТ «…» от …г., в котором указано, что П. сказала: « мы все зашли к судье и нас выставили оттуда принудительно приставы. Записано не верно к судье зашли не мы, а сторона А. так я сказала. Эта добавка сделана рукой П.» (л.д. 146),

— письмо председателя … от …., в котором указано, что факт противоправных действий участников процесса по гражданскому делу по иску Д. не нашел своего подтверждения (л.д.39).

Выслушав показания потерпевшей, подсудимой, свидетелей, изучив материалы уголовного дела, суд находит вину подсудимой П. недоказанной и следует ее оправдать в инкриминируемом ей частным обвинителем деянии за отсутствием состава преступлений.

Согласно диспозиции ст. 128.1 УК РФ уголовная ответственность за клевету наступает в том случае, если виновный заведомо осознавал ложность сообщаемых им сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, и желает их распространить.

Объектом преступления при совершении клеветы являются честь и достоинство граждан.

Обязательным элементом клеветы является наличие прямого умысла виновного на распространение заведомо ложных сведений о другом лице, которое порочат его честь и достоинство или подрывают его репутацию. Если лицо, распространяющее ложные измышления, добросовестно заблуждалось относительно соответствия действительности распространяемых им сведений, оно не может быть привлечено к уголовной ответственности за клевету.

В соответствии со ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом.

Отсутствие прямого умысла на совершение указанных действий свидетельствует об отсутствии субъективной стороны преступления, а следовательно, и самого состава преступления, предусмотренного ст. 128.1 УК РФ.

Исследовав представленные сторонами доказательства в совокупности, суд, выслушав потерпевшую, подсудимую, свидетелей, письменные материалы дела, приходит к выводу, что, П. распространяя ошибочные сведения относительно того, что А. и сторона А. вошли к судье и их оттуда принудительно выставил пристав, добросовестно заблуждалась в том, что сведения, изложенные ей, соответствуют действительности.

Высказывания П. нельзя признать клеветой, так как из материалов дела, показаний свидетелей не вытекает, что у нее был прямой умысел на распространение заведомо ложных сведений об А., которые порочат ее честь и достоинство или подрывают ее репутацию, что исключает наличие в ее действиях состава клеветы.

В судебном заседании частным обвинителем не было представлено убедительных и достоверных доказательств, безусловно подтверждающих, что П. имела прямой умысел на распространение в отношении неё заведомо ложных сведений. Обстоятельства, на которые ссылается частный обвинитель А. , а именно, что сведения, распространенные П. на правлении являются заведомой клеветой, направленной на опорочивании её имени, что клевета П. распространена осознанно, не могут быть положены в основу обвинительного приговора, т.к. не нашли своего подтверждения в судебном заседании.

В соответствии с принципом презумпции невиновности, обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном законом порядке.

В соответствии с ч. 2 ст. 14 УПК РФ, подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержение доводов, проводимых в защиту подозреваемого и обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

Согласно ст. 49 Конституции РФ все неустранимые сомнения в доказанности обвинения должны толковаться в пользу обвиняемого.

Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. Также приговор не может быть основан на предположениях и доказательствах, объективность которых по делу вызывают сомнения.

Таким образом, суд приходит к выводу, что в действиях П. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 128.1 ч.1 УК РФ, П. подлежит оправданию на основании п.3 ч.2 ст. 302 УПК РФ.

В соответствии с ч.2 ст. 306 УПК РФ заявленные А. гражданский иск о взыскании компенсации морального вреда в размере 50000 рублей подлежит оставлению без рассмотрения.

Кроме того, П. имеет право на реабилитацию в порядке главы 18 УПК РФ.

Учитывая, что все возможности для собрания дополнительных доказательств исчерпаны, руководствуясь ст. 303, 304 -306 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л :

П. по предъявленному ей обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 128.1 УК РФ, оправдать за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Признать за П. право на реабилитацию в порядке главы 18 УПК РФ.

Гражданский иск А. к П. о взыскании компенсации морального вреда в размере 50000 рублей оставить без рассмотрения. Оставление судом гражданского иска без рассмотрения не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Приговор может быть обжалован или опротестован в апелляционном порядке в Новокузнецкий районный суд Кемеровской области в течение 10 суток со дня провозглашения.

2601.kmr.msudrf.ru

Клевета (ст. 129 УК РФ)

Непосредственным объектом рассматриваемого преступления является честь и достоинство гражданина, а также его репутация.

Читайте так же:  Часы работы нотариуса в пушкине спб

Объективную сторону клеветы образуют активные действия, выражающиеся в распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

Под распространением заведомо ложных сведений понимается сообщение хотя бы одному или нескольким лицам вымышленных или искаженных сведений о другом человеке, его действиях или высказываниях.

Под порочащими понимаются такие не соответствующие действительности сведения, которые утверждают о нарушении гражданином действующего законодательства или моральных принципов, неправильном поведении в коллективе, другие порочащие сведения, которые унижают его честь и достоинство.

Распространение о другом человеке сведений, хотя и позорящих, но соответствующих действительности, не влечет уголовной ответственности за клевету.

По своей конструкции данный состав является формальным. Преступление считается оконченными в момент распространения заведомо ложных сведений хотя бы одному человеку.

Субъект преступления — лицо, достигшее 16 летнего возраста. Автором ложных сведений может быть непосредственно сам клеветник или и другое лицо. Клеветником же может быть только их распространитель.

Субъективная сторона клеветы — прямой умысел.

Квалифицированный состав рассматриваемого преступления (ч. 2 ст.129 УК РФ) состоит в распространении клеветы в публичном выступлении, в публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

Наиболее опасным видом рассматриваемого преступления является. клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. (ч.3 ст. 129 УК РФ). Такую клевету необходимо отграничивать от заведомо ложного доноса (ст. 306 УК РФ). При заведомо ложном доносе умысел лица направлен на привлечение потерпевшего к уголовной ответственности, а при клевете — на унижение его чести и достоинства.

В случае добросовестного заблуждения лица относительно соответствия действительности распространяемых им сведений, уголовная ответственность по ст. 129 УК РФ исключается. Однако если такие высказывания носили оскорбительный характер, оно может быть привлечено к уголовной ответственности за оскорбление.

scicenter.online

Прямой умысел при клевете

П Р И Г О В О Р

Именем Российской Федерации

11 октября 2012 года с. Красноармейское

Мировой судья судебного участка № 1 Красноармейского района Чувашской Республики Дмитриева Т.А.,

с участием: частного-обвинителя – потерпевшего – подсудимого С. А. Н.,

подсудимой – частного обвинителя – потерпевшей Г. В. З.,

при секретаре Семеновой С. В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

Г. В. З., рождения 00.00.1971 года, уроженки с.К. Красноармейского района Чувашской Республики и жительницы дер.Б. Красноармейского района Чувашской Республики, ул.С., дом № 00, гражданина РФ, имеющей среднее образование, замужней, временно не работающей, ранее не судимой,

обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, и

С. А. Н., рождения 00.00.1962 года, уроженца дер.Б. Красноармейского района Чувашской Республики, зарегистрированного по адресу: с.К. Красноармейского района Чувашской Республики, ул.Г.С., дом № 00, кв. № 00, фактически проживающего по адресу: дер.Б. Красноармейского района Чувашской Республики, ул.С., дом № 004, гражданина РФ, имеющего высшее образование, женатого, имеющего на иждивении двоих несовершеннолетних детей, временно не работающего, ранее не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 УК РФ,

у с т а н о в и л:

Г. В. З. обвиняется С. А. Н. в совершении преступления, предусмотренного ст.128.1 ч.1 УК РФ, а именно в том, что она распространила в отношении С. А. Н. заведомо ложные сведения с целью опорочить его честь, достоинство и деловую репутацию, при этом указывает, что 26 августа 2012 года около 18 час. Г. В. З., находясь в состоянии алкогольного опьянения, возле дома № 004 по ул.С. дер.Б. Красноармейского района Чувашской Республики, из-за личных неприязненных отношений заведомо ложно распространила сведения в присутствии его супруги С. Н. В. и односельчанки К. И. Г. о том, что С. А. Н. «попрошайка», «слабак», что он сожительствует с односельчанкой К. И. Г. и другими оскорбляющими словами.

Таким образом, Г. В. З. совершила преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 128.1 УК РФ – клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

С. А. Н. обвиняется Г. В. З. в совершении преступления, предусмотренного ст.128.1 ч.1 УК РФ, а именно в том, что он распространил в отношении Г. В. З. заведомо ложные сведения с целью опорочить ее честь, достоинство и деловую репутацию, при этом указывает, что около 18 часов 26 августа 2012 года С. А. Н., находясь возле дома № 00 по ул.С. дер.Б. Красноармейского района Чувашской Республики, в присутствии К. И. Г. распространял заведомо ложные сведения о том, что Г. В. З. находилась в состоянии алкогольного опьянения, то есть пьяная. Кроме того, С. А. Н. в своем заявлении изложил заведомо недостоверные сведения о том, что она якобы распространяла слухи о том, что он сожительствует с К. И. Г.

Таким образом, С. А. Н. совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 128.1 УК РФ – клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

На судебном заседании частный обвинитель – потерпевший – подсудимый С. А. Н. суду показал, что 26 августа 2012 года около 18 часов работал в огороде, косил сено, и в это время позвала его жена, сообщив, что к нему пришла Г. В. З. Выйдя на улицу, увидел Г. В. З., которая начала разговор о своем муже по поводу произошедшего случая с работниками ГАИ. При этом говорила, что попрошайки, с мужиками не можешь пить, с К. выпиваешь. О том, что сожительствует с К. И. Г., сам не слышал, знает только со слов своей жены и самой К. И. Г. Просит привлечь к уголовной ответственности Г. В. З. за клевету. Вину свою не признает, никаких заведомо ложных сведений не распространял, написал заявление в отдел полицию, ни перед кем не говорил о том, что Г. В. З. выпивает.

В ходе судебного заседания подсудимая – частный обвинитель – потерпевшая Г. В. З. суду показала, что вину свою не признает и указывает, что действительно 26 августа 2012 года около 18 часов пошла к С., чтобы узнать, в связи, с чем они распространяют слухи о том, что якобы они платят кредиты за них. В ходе разговора у С. А. Н. спросила про кредит, когда они платили за них кредит, но он ничего не ответил. Указанные в заявлении слова не говорила. В этот день пьяной не была о том, что он сожительствует с К. И. Г., не говорила. То, что С. А. Н. написал в заявлении, считает за клевету. Просит привлечь к уголовной ответственности С. А. Н. за клевету.

Свидетель С. Н. В. суду показала, что около 18 часов 26 августа 2012 года к ним пришла Г. В. З. и спросила, когда они за них платили кредит. Сообщила, что об этом ей рассказала К. И. Г., и они вместе пошли к К. И. Г., она так не говорила. Затем пошли к С. А. Н., где Г. В. З. обозвала его словами «попрошайка», «дурдом», «слабак» и ушла.

Свидетель К. И. Г. суду показала, что Г. В. З. в адрес С. А. Н. слова «попрошайка» не высказывала и то, что С. сожительствует с нею не слышала, говорили только о кредите.

Свидетель В. О. Л. суду показала, что 26 августа 2012 года после 17 часов разговаривала с Г. В. З., она пьяная не была.

Выслушав показания частных обвинителей-потерпевших, подсудимых, свидетелей, изучив материалы уголовного дела, суд находит вину подсудимых Г. В. З. и С. А. Н. недоказанной и следует их оправдать в инкриминируемом им частными обвинителями деянии за отсутствием состава преступлений.

Согласно диспозиции ст. 128.1 УК РФ уголовная ответственность за клевету наступает в том случае, если виновный заведомо осознавал ложность сообщаемых им сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, и желая их распространить.

Обязательным элементом клеветы является наличие прямого умысла виновного на распространение заведомо ложных сведений о другом человеке, которое порочат его честь и достоинство или деловую репутацию.

Читайте так же:  Как оспорить мировое соглашение утвержденное арбитражным судом

Отсутствие прямого умысла на совершение указанных действий свидетельствует об отсутствии субъективной стороны преступления, а следовательно, и самого состава преступления, предусмотренного ст. 129 УК РФ.

Однако высказывания Г. В. З. нельзя признать клеветой, так как из материалов дела не вытекает, что у нее был прямой умысел на распространение заведомо ложных сведений о С. А. Н., которые порочат его честь и достоинство или деловую репутацию.

Оценивая показания частного обвинителя С. А. Н., мировой судья исходит из объективно и субъективно установленных по делу обстоятельств по совокупности, а вне зависимости от мнения частного обвинителя. По данному делу, нет доказательств по факту клеветы, Г. В. З. в отношении С. А. Н., то есть в распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

Также заявление, написанное С. А. Н. в отдел полицию, суд нельзя признать клеветой, так как из материалов дела не вытекает, что у него был прямой умысел на распространение заведомо ложных сведений о Г. В. З., которые порочат его честь и достоинство или деловую репутацию.

Обращение в органы внутренних дел, прокуратуры или суд с заявлением или сообщением о совершении кем-либо преступления или правонарушения не может рассматриваться, как распространение негативных сведений, так как к компетенции этих органов относится рассмотрение заявлений и сообщений о преступлениях и правонарушениях и в то же время законом на сотрудников этих органов возложена обязанность по соблюдению тайны следствия, сохранении конфиденциальности и т.д.

Частным обвинителем Г. В. З. не представлено в суд доказательства, подтверждающих, что С. А. Н., реализуя свое право, обращаясь в правоохранительные органы, суд имел прямой умысел на распространение заведомо ложных сведений.

В соответствии с принципом презумпции невиновности, являющимся одним из основополагающих принципов уголовного судопроизводства, обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном законом порядке.

В силу п. 47 ст. 5, п. 2 ч. 4 ст. 321 УПК РФ частный обвинитель по уголовным делам частного обвинения (ч. 2 ст. 20 УПК РФ) является стороной обвинения и поддерживает обвинение в судебном заседании у мирового судьи.

Как установлено ч. 2 ст. 14 УПК РФ, подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержение доводов, проводимых в защиту подозреваемого и обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. Также приговор не может быть основан на предположениях и доказательствах, объективность и достоверных которых по делу вызывают сомнения.

Вещественных доказательств по делу нет.

Гражданский иск по делу не заявлен.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 302, 305 и 306 УПК РФ, мировой судья

п р и г о в о р и л:

Оправдать Г. В. З. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 128.1 ч. 1 УК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Оправдать С. А. Н. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 128.1 ч. 1 УК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Приговор может быть обжалован сторонами в порядке апелляции в Красноармейский районный суд Чувашской Республики в течение десяти суток со дня его провозглашения, путем подачи апелляционных жалоб через мирового судью, его вынесшего.

Мировой судья — подпись

Мировой судья судебного участка № 1

Красноармейского района Чувашской Республики Т. А. Дмитриева

media-pravo.info

О субъективной стороне состава преступления «клевета»

Эффективность нормативной основы правовой системы страны в немалой степени зависит от анализа опыта регулирования правовых отношений в зарубежных странах. Настоятельной необходимостью развития белорусского законодательства является его интеграция в общеевропейские процессы, согласование с изменениями российского законодательства. В этой связи анализ состава преступления « клевета» (ст. 188 УК) показывает, что уяснение содержания этой нормы и ее применение нуждаются в совершенствовании.

Субъективная сторона клеветы состоит в прямом, конкретизированном умысле, который выражается в ст. 188 УК словосочетанием «заведомо ложные измышления». С точки зрения дифиниций слово « заведомый» – значит «хорошо известный, заранее известный; несомненный». Этот термин указывает, согласно законодательному толкованию, данному в ст. 4 УК, на наличие прямого умысла на распространение именно ложных, не соответствующих действительности сведений. Предположения о фактах, построенные на логических гипотезах, анализе взаимоотношений между событиями и людьми, здравом смысле исключают признак заведомости. Не подлежат уголовно-правовой оценке научные идеи, гипотезы, теории, основанные на предвидении, анализе известных данных для вывода о ранее неизученных явлениях.

Если говорить о неосторожной форме вины, то совершение клеветы по неосторожности невозможно [1, с. 64]. Данное утверждение в уголовном праве никем не оспаривается. Однако многие юристы признают, что клевета может быть совершена не только с прямым, но также с косвенным (эвентуальным) умыслом, например, Ю.М.Ткачевский и другие авторы [2, с. 60–67]. Чтобы установить возможную форму умысла при клевете, необходимо учитывать, что в формулировке преступления, данной статьей 188 УК, используются для определения формы вины ( субъективной стороны) отношение исполнителя как 1) к действию по распространению не соответствующих действительности сведений, так и 2) к тому, насколько он осознает и желает распространять заведомо ложные и позорящие фактические данные. Отношение виновного к этим двум составляющим и создает форму вины при клевете.

Что касается действия по распространению сведений, то виновный должен осознавать, что он передает, сообщает информацию другим лицам, доводит ее до их сведения. Совершать подобное действие с косвенным умыслом не представляется возможным, поскольку понятие «распространение» подразумевает только такое действие, которое совершается лично и непосредственно исполнителем (соучастниками). Невозможно распространять сведения, безразлично относясь к тому, будут ли они распространены, или не будут. Сведения могут человеком либо распространяться, либо не распространяться, какого-нибудь иного смысла в слове «распространение» не существует.

В отношении второй составляющей, как уже сказано выше, виновный в клевете должен точно знать о том, что распространяемые им факты – ложь. В случае заблуждения лица относительно истинности фактов уголовная ответственность наступать не может. Признак заведомости лжи исключает ответственность и в случае, если человек допускает, что информация может быть как истинной, так и ложной. Возможности иного толкования признак заведомости, сформулированный в ст. 4 УК, не оставляет.

Аналогично обстоит дело также с признаком, указывающим на позорящий характер сведений: виновный должен точно представлять, что потерпевший (прокурор) неизбежно оценит их как позорящие и начнет процедуру частного (государственного) обвинения, а суд впоследствии подтвердит позорящий характер сведений.

Органу предварительного следствия, обвинителю следует поэтому доказывать не просто несоответствие фактов действительности, а то, что обвиняемому было об этом достоверно известно. Доказывание субъективного отношения лица к распространяемой информации представляет большую объективную трудность при реализации уголовной ответственности за клевету.

Но еще большую трудность представляет оценка сведений как позорящих честь и достоинство потерпевшего ( другого лица).

В современном демократическом обществе существует множество моральных оценок, порой противоположных, относительно одних и тех же обстоятельств. Кто-то может оценивать как позорящие те сведения, которые другой человек воспринимает в качестве позитивных, характеризующих его с положительной стороны. Поэтому дискуссии в ходе расследования и судебного рассмотрения дела о том, являются ли сведения позорящими или нет, видятся неизбежными, но при этом непродуктивными.

Чтобы избежать подобного, думается, следует исключить из определения клеветы указание на позорящий характер сведений. Сам факт распространения лжи – уже достаточное основание для ее оценки в качестве клеветы. В противном случае может сложиться ситуация, при которой ложь может быть признана не позорящей честь и достоинство потерпевшего, хотя сам он считает иначе. Особенно актуально подобное изменение было бы в связи с тем, что в европейских странах существует ответственность за диффамацию, то есть сообщение позорящих, но правдивых сведений, и в современных условиях многие российские авторы поддерживают идею введения ответственности за диффамацию у себя в стране [2].

Пронина, М.Г. Защита чести и достоинства гражданина / М.Г. Пронина, А.Н. Романович. – Минск, «Беларусь», 1976. – С. 64
Ткачевский, Ю.М. Уголовная ответственность за клевету / Ю.М. Тка-чевский // Законодательство. – 1999. – № 11. – С. 60 – 67.

pravmisl.ru

Обсуждение закрыто.