Преступление каина

Преступление каина

Авель и Каин: история человечества в кратком пересказе

Всё на свете когда-то происходит в первый раз. Библейская Книга Бытия в четвёртой главе рассказывает о том, как впервые в истории человечества свершилось величайшее злодеяние. Авель и Каин ― история первого убийства. В ту пору недавно созданный мир был ещё юн, но уже отнюдь не невинен. Человеческую природу повредил первородный грех, и рождённый по образу и подобию Творца человек перечеркнул в себе его подобие.

Человеческие пороки ― виновники всех преступлений

Каин и Авель ― история, которая с тех пор повторится бессчётное количество раз, в самых разнообразных вариантах. Длинной чередой потянутся нескончаемые вереницы убийц и их жертв. Если же вдуматься, то жертвами можно назвать и тех, кто пал от преступной руки, и тех, кто пошёл на это злодеяние. Последние, как правило, жертвы своих мрачных душевных страстей. Кипящие в них жадность, злоба, зависть и прочие порождения сатаны ― вот истинные виновники преступлений.

Изгнанные из рая

Но вернёмся к страницам Библии, на которых перед нами предстаёт история о Каине и Авеле. После того как Адам и Ева были изгнаны из рая, они оказались в мире, который был очень похож на тот, где живем мы все. Сходство заключалось в том, что, как и мы, его обитатели сделались смертны, подвержены болезням и старости и впервые узнали, что такое страдания. Кроме того, в этом мире не было ничего дармового, всё нужно было заработать тяжёлым трудом. Вскоре у них родились сыновья ― Каин и Авель.

История, рассказанная в Библии, начинается с того, что каждый из них избрал своё поприще в жизни. Старший ― Каин — стал земледельцем, а его младший брат Авель ― пастухом. У братьев не было сомнений в вопросах веры, так как бытие Божие представлялось для них очевидной реальностью, и когда подошло время жертвоприношения, то каждый из них приступил к нему с искренним желанием угодить Всевышнему. Оба возложили на жертвенник плоды своих трудов: Каин — начатки урожая, а Авель -первородного агнца из своего стада.

Авель и Каин: история отверженной жертвы

Нам не дано постигнуть те мотивы, по которым Господь предпочёл жертву Авеля жертве, принесённой его старшим братом, но произошло именно так. Каин же вместо того, чтобы смиренно склониться перед волей Божьей, исполнился завистью и чувством уязвлённой гордыни. Он даже помрачнел лицом и переменился внешне. В Священном Писании говорится, что Господь пытался его вразумить и отвратить злые помыслы. Он буквально предупреждает его, что человека, не делающего добро, подстерегает грех, но даже в этом случае он должен найти в себе силы удержаться от него.

Авель и Каин ― история ответственности человека за свои поступки. Каждого из нас в какие-то моменты жизни подстерегают искушения, но одно дело — желать чего-то, и совсем другое ― дать волю своим желаниям. Каин позволил зародившемуся в душе его греху полностью овладеть собой. Выбрав момент, когда, по его мнению, не было свидетелей, он убил Авеля.

Любое убийство ― грех, но пролить кровь родного брата — грешно вдвойне. Видимо, чувство злобы настолько помутило рассудок Каина, что ему и в голову не пришло, что нет на свете такого места, где можно скрыться от очей всевидящего Бога. Не было в тот страшный момент рядом людей, но Дух Божий незримо присутствовал.

Последний шанс покаяться

Преступление свершилось, но всемилостивый Господь и тут не лишает несчастного Каина последней надежды на прощение. Своим вопросом: «Где Авель, брат твой?» ― он даёт ему возможность признаться в содеянном и принести покаяние. Но грех уже всецело овладел убийцей. Отвечая, что не знает, где его брат, он лжёт самому Богу, тем самым окончательно порывая с ним. Авель и Каин ― история двух братьев, родных по крови, но столь различных по своему душевному устроению. Единоутробные братья, ставшие символами праведности и греха. Эта сюжетная линия найдёт в мире бесконечное продолжение.

Наказание ― суровое и неизбежное

В наказание Господь проклинает Каина и обрекает его на вечные скитания по земле и на вечную отверженность. Он даже метит убийцу особой метой, которая именуется каиновой печатью, для того чтобы каждый встречный знал, кто перед ним, и не посмел отнять у него его презренную жизнь. Глубокий философский смысл несёт в себе библейская история о Каине и Авеле. Кто кого убил ― вульгарное упрощение проблемы, заложенной в этом отрывке Священного Писания. В данном случае важны побудительные причины, толкнувшие на преступление, сознание ответственности за свои поступки и долг противления греху, а также неизбежность расплаты за содеянное.

fb.ru

Авель и Каин: история одного преступления

Авель и Каин – история жесткого братоубийства, о которой слышали многие. Но она имеет тенденцию повторяться вновь и вновь. В переносном смысле и в нашей стране шел брат на брата, а зачастую – и в прямом, когда шла гражданская война после революции.

Библейская история

Первые дети Адама и Евы, когда их изгнали из Рая, были Каин и Авель. Библия в четвертой главе книги Бытия скупо рассказывается о двух братьях. Первым родился Каин. Его имя, возможно, происходит от еврейского глагола «кана» (производить на свет). Ева тогда сказала: «Я произвела человека». А может, это имя ассоциируется со словом «каин», что означает «кузнец», или «кана» – «ревнивый». Имя Авель может восходить к слову «хевель» – «дыхание». Авель был младшим братом.

Оба они, как полагается, вели жизнь на земле. Каину она давала растительную пищу, Авель пас стада. Пришло время принести жертву Богу. Авель и Каин, история об этом рассказывает, принесли те дары, которые имели. Но Авель сделал это от души. Он принес, как говорит Писание, самых отборных овец, и Господь с благодарностью принял его жертву: дым от нее столбом пошел вверх. Каин мог, но не захотел, считают богословы, принести в жертву зверей и птиц, недостатка в которых у него не было. Однако же он из небрежения принес только плоды земли, причем первые, которые ему попались. Жертва Каина несла только признаки внешней обрядности, высокомерия, тщеславия и гордости. Господь видел его внутренние побуждения. Она была отвергнута: дым от нее стлался по земле. Каин такого не ожидал и очень огорчился.

Преступление

Что было дальше? Авель и Каин, история которых продолжится трагически, не смогли из-за коварства и злобы старшего брата жить, как жили прежде. Поникло лицо Каина. Злое он замыслил, совесть его была нечиста, и взор он опустил. Он не собрал свои силы, чтобы отразить от себя греховный соблазн. Каин убил брата. За что Каин убил Авеля? За то, что чистая жертва того была угодна Богу. Еще за что Каин убил Авеля? Причиной послужила зависть. Тут впервые в Библии появляется слово «грех» и рассматривается тема моральной ответственности за свои поступки. Перед кем же Каин держит ответ? Перед Творцом, конечно.

Когда Бог, все уже зная и желая подвести грешника к покаянию, а затем – к прощению, спросил его о том, где брат, то Каин со страхом соврал, что не знает, потому что он не сторож брату своему. Но Богу все ведомо: Авель и Каин, история которых продолжится, в тысячелетиях будут жить в памяти людей. Один как невинная жертва зависти, третьего смертного греха, другой – как мстительный, завистливый, злобный убийца.

Печать на лице

После убийства Создатель проклял старшего брата, изгнал Каина в землю Нод, где тот должен был вечно скитаться. Но всякому, кто убьет его, отмстится в семь раз больше. Чтобы все, даже звери, узнавали убийцу, Бог наложил на его лоб печать. Она состояла из одной буквы имени Бога. «Каинова печать» – это и есть «печать преступления». Так это закрепилось в современном языке.

Откуда пошло слово «окаянный»

Корень в этом слове идет от имени Каина. Древнерусский глагол «окаяти» имел значение «проклясть». Это просторечное слово означает «проклятый», преисполненный греха. Так называли русского князя Святополка.

Святополк Окаянный

Его и загубленных им братьев Бориса и Глеба сравнивали с библейскими персонажами. Святополк – это убийца Каин. Авель, жертва невинная, становится под рукой летописца полудетьми, подростками Борисом и Глебом, которые изведали страшную кровавую смерть от руки брата, который не пожалел их в междоусобной борьбе. В летописи напрямую Святополка называют поистине вторым Каином. В голове князя Ярослава растет желание покарать Святополка за кровь братьев. В этой же летописи упоминается еще один убийца, поднявший руку на братьев – Глеб Рязанский. Так что и на Руси хорошо помнили, кто были такие Каин и Авель. Легенда библейская нашла вполне земное отражение в истории домонгольской Руси. Но и позже родственники при монголах так ненавидели друг друга, что князь тверской убил князя московского прямо в ханской ставке. Между ними шла борьба за Великое княжение во Владимире.

В далекой Индии

Там не слышали и не знали, кто были такие Авель и Каин. История о них была индусам не знакома. Зато они хорошо знали, что брата надо бояться. Он – предатель, и ждать ничего доброго от него не приходится. Их старинную легенду о «Глазах извечного брата» пересказал, а может быть, выдумал и стилизовал С. Цвейг. В ней брат, ночью, во тьме битвы, убивает родного брата, перешедшего в стан врагов. После этого убийства его налаженная, благополучная и уважаемая жизнь постепенно рушится и он умирает в одиночестве, и только собаки воют над его могилой.

Тяжкое преступление по меркам людей должно быть наказано со всей строгостью. Но когда люди не могут сделать этого сами, то они призывают на помощь Бога. Он избирает кару, которая точно соответствует греху. Так от Каина он отвернул свое лицо (перестал помогать) и сделал его изгнанником и скитальцем. Каин желал, чтобы его убили, но Творец решил, чтобы его вечно мучила совесть. Теперь Каин всегда видел обагренные кровью брата свои руки. Это и было самое жестокое наказание.

Читайте так же:  Правила кальян

www.syl.ru

Преступление каина

«Сейчас нужно нравственное диссидентство, диссидентство духа. Живя в несовершенном государстве, мы должны вести себя так, словно живем в совершенном . Конечно, система будет работать против нас, и наша позиция потребует жертвенности. Это уже евангельская формула.»

«Как только мы, диссиденты, вернулись из лагерей, встал вопрос, будем ли добиваться наказания наших хулителей. Решили, что не будем, потому что хотели подвести черту под прошлым и не вводить новый цикл мести, а начать с нового листа и жить нормальной цивилизованной жизнью. Для меня было очевидно, что преступление коммунизма — это преступление Каина.

Достаточно одного Голодомора, чтобы такой вывод сделать. А если принимать во внимание весь период коммунистического режима, то тогда преступлений было больше, чем преступлений Гитлера. Перед началом проведения справедливого судебного процесса встал вопрос: «А судьи кто?». Это самый страшный вопрос того времени. Могут ли диссиденты быть судьями? Да, нет, каждый из нас имел свои грешки и абсолютно никто не претендовал на роль судьи. А кто в обществе был чист от грехов? Ни рабочий, ни врач, ни учитель. Могли ли быть судьями рабочие, на заводах активно сдававшие тех, кого преследовали? Возможно, учителя? Тогда вспомним, кто посвящал молодых людей в советскую идеологию.

А может, врачи? Расскажу о сияющем образе врача в концлагере Кучино. Когда русскому поэту Виктору Некипелову стало совсем плохо со здоровьем, он попал в нашу лагерную больницу. Я пришел его навестить. Видел, что он уже будет отходить и, зная о его желании вернуться к вере, снял свой ​​нательный крестик и дал ему. Он очень обрадовался и был очень благодарен за это. Когда пришел врач и увидел на нем крестик, сказал: «Я вас не буду лечить, пусть он вас лечит». В том ответе и вся клятва Гиппократа.

Не было в обществе категории такой чистой, которая могла бы судить. Не говорю уже о некоторых священниках, которые якобы учили Закону Божьему, но ходили в КГБ и предавали тайну исповеди. Тогда кто же может быть судьями? У меня появился страх, что я буду побуждать к суду, у которого не будет судьи, и все будут сводить счеты с соседом. Как писал Ап. Павел: Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь (Рим. 12:19).

Поэтому местью не надо питать свои души. Это противопоказано христианам и поэтому, в конце концов, мы, диссиденты, попытались выйти на такой гласный договор с коммунистами. Мы не добиваемся вашего осуждения, а вы в обмен на это помогаете нам строить новое государство. Что из этого вышло, вы знаете. Страх перед новой властью продлился очень недолго. Несудимые преступления коммунизма стали зернами новых преступлений эпохи Кучмы.

Позже Оранжевая революция сформулировала тезис «Бандитам — тюрьмы», который был, скорее, требованием верховенства права, чем кровожадностью народа, хотевшего всех видеть в тюрьмах. Кто совершает преступление — должен быть наказан. Что случилось с этим лозунгом, вы тоже знаете. Во время одного из визитов во Львов Виктор Ющенко выступил с речью, в ходе которой очень меня разозлил. В толпе виднелся лозунг: «Бандитам — тюрьмы?». Ющенко все понял и сказал: «О, а я думал, что во Львове христиане живут». Эх, подумал я, так ты не понимаешь ничего — ни принципа верховенства права, ни христианского принципа прощения, потому что путаешь эти вещи.

Для меня как для греко-католика красноречивым является поступок понтифика Иоанна Павла II, который простил турецкому экстремисту Агдже его покушение. Папа пришел к нему в тюрьму, но не открыл тюрьму и не сказал выходить. То есть, он сохранил принцип верховенства права. Человек сидит в тюрьме за свое преступление. Возможно, человека можно простить через некоторое время, но прощение не означает отрицания верховенства права. Извините, но иногда вымогательство прощения — это очень эгоистичный акт, когда кто-то хочет вывести себя из месива мести и цепи наказаний.

Таким образом перед диссидентами сегодня встал важный вопрос: правы ли мы были или неправы, когда не добивались наказания? С одной стороны, аргументы сводятся к тому, что правы, а с другой стороны, где та ошибка, которая привела к тому, что воспроизведение преступлений идет одно за другим? Очевидно, причина в том, что мы не провели различия между квалифицированием каких-либо действий преступными и наказанием за них. Определенные действия, противоречащие определенному закону или правопорядку, должны быть названы преступными, иначе общество не будет различать добро и зло. Иначе виновники преступлений меняют идеологические флаги, но оставляют ту же суть. И это становится основанием для новых и новых преступлений.

Наказание — это уже другое дело. Когда общество считает, что преступник уже не представляет опасности, его можно освободить. Однако важно назвать само преступление, иначе может произойти то, что произошло после Оранжевой революции. В течение 1-2 месяцев «кучмовские преступники» не знали, как действовать, и перегруппировывались. А потом они создали свою партию. И справедливые атаки общества на них воспринимались уже как атаки на оппозицию. Уже тогда сработало демократическое правило о приемлемости различных точек зрения, среди которых и эта тоже является легитимной.

Это неразличение и неназывание преступных действий преступными сыграло с нами злую шутку. В свое время меня квалифицировали как особо опасного государственного преступника в то время, когда даже убийца не подпадал под такую ​​статью. Когда я высмеивал эту формулу, мне ответили: «Убийца не распространяет так заразу, как вы». Они были правы, ведь советская власть держалась на двух факторах — на страхе перед наказанием и на лжи и еще раз лжи. Многие инерционно верили, что жертвы советской системы нужны, чтобы сделать общество лучшим.

Мы, диссиденты, «подвешивали» обе составляющие. В то время когда советскую систему считали демократической системой в мире, внезапно появляются люди и заявляют, что эта система совершает преступления против человека. Это было парадоксом. Мы были группой людей, которая объявила свои имена и адреса. Мы заявили, что не выступаем против системы, а против нарушения прав человека. Появление диссидентов означало конец страху. Мол, можете нас арестовывать, мы вас все равно не боимся.

А откуда бралась вера в советскую систему? Хочу зачитать цитату советского партийного функционера Виктора Кравченко, который свято верил в справедливость коммунистической системы. Молодым юношей он ушел в партийные структуры. Позже на него посыпались удары. Он видел, как выглядел Голодомор.

Тогда попал под чистку. Написал книгу о жестокости той системы. Вернувшись после очередных тяжелых допросов, Кравченко содрал со стены портрет Сталина, разорвал и сказал, что будет искать возможности отомстить этой системе. В этом он поклялся другому коллеге-коммунисту, которого арестовали. В 1944-1945 годах Кравченко посылают как советского функционера за границу, в Нью-Йорк. Там он переходит на сторону «врага» Советского Союза и просит политическое убежище. В 1946 году он издал книгу «I Choice Freedom», в которой описывает все этапы преступности коммунистической системы.

В Европе поднялась неистовая буча — Франция, Италия организовали суды над Кравченко за то, что он выступил против хорошего «дядюшки Джо» — Сталина, этакого спасителя человечества от нацистов. Он выиграл суд с большой борьбой. После всего этого он пришел к такому выводу: «Даже гигантская ложь, повторяемая бесконечно, пускает корни.

Сталин знал это задолго до того, как такое открытие сделал Гитлер. Я смотрел и видел, как ужасные фальсификации, сначала принятые под давлением, впоследствии приобретают признание как „несомненные факты“. Особенно среди молодежи, которой не хватает личного опыта, чтобы усомниться в них. Полностью пропитанные коммунистическими догмами и сталинскими теориями о мировой революции они станут людьми, лишенными памяти о личной свободе. Эти морально и политически искалеченные россияне будут представлять в руках режима огромную силу, которую можно будет использовать как в стране, так и за рубежом».

Это то, что произошло с нашим обществом. Сначала родители видели, какие несправедливости творятся, но, чтобы спасти детей, они молчали. Они не передавали детям правду о Голодоморе. Дети из семей, переживших Голодомор, потом отрицали факт Голодомора. И это происходило массово на востоке Украины. Воспитали новую когорту людей, которые верят в лживые постулаты, и утратили способность различать добро и зло. Они полностью поддерживали советскую систему, и любая попытка пойти против нее воспринималась как посягательство на что-то светлое и доброе. С этим фактически мы имели дело до недавнего времени.

Это огромное влияние на мозги людей. Советская система подорвала в нашем обществе главное — веру в абсолют, веру в абсолютные ценности. Веру как таковую, независимо от христианских ветвей и религии. Она ломала разные религии — и иудаизм, и христианство, и ислам. Вся религиозная этика попала под жернова.

Теперь ситуация, когда мы должны найти способ, как реагировать на то, чтобы абсолютная мораль была сдвинута с места. Преступления совершались всегда еще со времен Каина. Но они всегда были нарушением какой-то главной нормы, правила общежития людей. В разных религиозных системах эти нормы могли по-разному называться, но везде есть божественная установка и порядок в жизни. И коммунизм, и нацизм отрицали эту абсолютную норму. Коммунизм создал формулу морали: «нравственно то, что выгодно пролетариату». А в нацизме — «морально то, что выгодно арийской расе». Сегодня уже нет ни «пролетариата», ни «арийской расы». Но сегодня мы живем по принципу «морально то, что выгодно мне». Понаблюдайте за обществом. Сдвиг главного вектора важно вернуть назад.

В 1991 году, когда сравнительно безболезненно распался Советский Союз, мы активно начали употреблять фразу «посткоммунистическое общество». На политическом уровне нам все-таки удалось устранить коммунистическое государство, но не из экономической плоскости. Мы все еще ​​имеем квазикоммунистическое государство, которое все еще ​​держит людей на поводке и не отпускает в свободное плавание. Мол, хорошо, хорошо, мы займем денег на Западе, и нас накормят.

Читайте так же:  Оренбургская государственная экспертиза проектной документации

Скажите честно, что это патерналистское государство не может накормить людей. Поэтому дадим свободное пространство для свободного предпринимательства. Тогда сможем быстро встать на ноги. Вместо коммунистической системы мы имеем олигархическую, но от этого государство не перестало быть квазикоммунистическим.

То есть, главные принципы системы сохраняются. Некоторые руководители боятся изменить ее, считая, что потеряют контроль на обществом. Посмотрите, как Петр Порошенко отреагировал на проект закона о государственной службе, заявив об отзыве этого закона, потому что переживал, что утратит контроль над государством. Это говорит о том, что в головах наших руководителей сохраняется коммунистическая система управления, из которой мы не можем выйти.

Так правильно ли называть Украину «посткоммунистической страной»? Реформы уже сделаны большие. Но то, что сейчас происходит в Украине — это ямочный ремонт старой советской дороги. Надо изначально строить современную дорогу.

Подумаем, где еще ​​сохраняются формы коммунистического строя? Для меня Украина, как и многие страны посткоммунистического пространства, является страной имитации. Например, система парламентаризма, существование которой уже является большим достижением, — это на самом деле бизнес-проект под прикрытием политических лозунгов. А что с политическими партиями? Они в большинстве своем не являются идеологическими, а созданы под какую-то харизматическую личность или бизнес-интересы.

Когда Инициативная группа «Первого декабря» подготовила документ «Хартия свободного человека» со сквозной мыслью о том, что свобода предполагает ответственность, со стороны общества посыпались упреки. Мол, чего вы к нам пристали, вы им говорите — пусть верхи меняются. Руки опускаются, когда люди не понимают, что нет маленького греха. Есть просто грех. Украина никогда не изменится, если жить по принципу: кто дает взятку — значит, и мне можно. Поведение каждого отдельного человека является опорой для большого взяточничества во всем государстве. И если ты хочешь начать борьбу с коррупцией — начинай с себя.

А еще мы живем по принципу «нулевой суммы», согласно которой выигрывает только одна сторона, а другая должна проиграть. Вспомните противостояние между пролетариатом и буржуазией, в котором пролетариат хотел победить, а буржуазия должна была быть уничтожена. «Кто был ничем — тот станет всем» — вот торжество «нулевой суммы» в коммунистической идеологии. Это разделение людей на своих и врагов. Если враг не сдается, его уничтожают. Мы научились мыслить категориями соперничества, которое надо доказать. Вместо логики совместного действия люди прибегают к формуле: мой успех — это уничтожение моего соперника.

В послевоенное время мир вышел на другую формулу — принцип «добавленной стоимости», однако в обществе еще ​​очень многие люди живут по принципу «нулевой суммы».

Несмотря на все, Украина имеет потенциал для перемен. Вспомним конец 1980-х и начало 1990-х годов в межцерковных отношениях. Формула «нулевой суммы» проявилась в своей первозданной свежести. Православные выступали против униатов, которых называли врагами. Униаты показывали православным, что их место за Збручем. Протестантов называли сектантами. Вот вам и «нулевая сумма». С каждым годом становилось ясно, что две церкви на одной улице могут спокойно сосуществовать. Первый Майдан вообще изменил ситуацию, объединив палатки различных религиозных общин.

В 2005 году участники «Церковь в нужде» попросили меня организовать встречи разных религиозных общин. Тогда я задумался, как же буду их мирить, если начнут конфликтовать. Но этого делать не пришлось. На встрече было видно, как все понимают общность своих интересов. Это был большой шаг к переходу на принцип «добавленной стоимости». Это было началом понимания, что вместе мы больше можем достичь, чем в разобщенности.

Еще один пережиток коммунизма — имитация верховенства права. Мы наказываем тех, кого выгодно наказать. Вместо верховенства права действует принцип политической целесообразности. Известного аккордеониста Игоря Завадского осудили за развращение несовершеннолетних. Если почитать его лагерные дневники, просто сердце разрывается. Кто сфабриковал это дело? Ян Табачник, который считал Завадского своим главым конкурентом. Когда читаешь его книгу, понимаешь, что правосудие работало на «прокрутку» уголовного дела. Так он сидит и по сей день (10 июля 2014 года Подольский районный суд Киева приговорил Завадского к 13 годам лишения свободы — Ред.).

Я принадлежу к тем людям, которые во всех политических, экономических кризисах видят один единственный — кризис духа. Это невидимое проявляется в зримой плоскости. Главное — это дух и ценности, в соответствии с которыми живут люди. Мы можем избирать разных кандидатов в депутаты, но если они не будут носителями ценностей, результата не будет. Или система их ломает и перестраивает под себя, или выталкивает. Это старая схема структурализма.

Есть еще один вариант — изменить систему, если вы являетесь структуроформирующим элементом. Тогда возникает вопрос — как же стать этим элементом, создающим новую систему? Можно показать это образно на примере превращения гусеницы в бабочку. Сначала гусеница ползает, потом выделяет нить и начинает обрастать коконом.

Через некоторое время образуется куколка, в которой гусеница разлагается. Это своеобразное самоубийство гусениц. Тогда в отдельный момент из какой-то группы клеток начинает развиваться новый организм, который разрывает куколку, и вылетает бабочка. Заметим, что вся гусеница в определенный момент переходит в другое качество. Очень часто можно слышать фразы, что, якобы, все украинцы в один момент вдруг станут праведными и святыми. Я в это не верю, зато верю, что в один момент найдется группа людей, которая откроет эту правду, как явили ее апостолы во время Иисуса Христа. Эта группа станет основой нового организма.

В советское время российский диссидент Андрей Амальрик очень точно сформулировал определение диссидентства — это те, кто живя в несвободной стране, вели себя так, как будто они свободны. Это колоссальная формула для всех нас. Сейчас нужно нравственное диссидентство, диссидентство духа. Живя в несовершенном государстве, мы должны вести себя так, словно живем в совершенном. Живя в коррумпированном государстве, должны вести себя так, будто живем в некоррумпированном. Конечно, система будет работать против нас, и наша позиция потребует жертвенности. Это уже евангельская формула. Мир будет против нас, но мы должны как-то выжить в нем.

И еще одно — как-то меня спросили, почему я ставлю требования к гражданскому обществу, ведь изменять государство можно только в парламенте. Для меня знаковым является пример Левка Лукьяненко. Юношей он решил, что станет коммунистом и пойдет менять систему, но доменялся до того, что ему объявили смертный приговор. Слава Богу, что заменили. Это типичная формула недоразумения между Иудой и Иисусом. Иуда искренне верил, что Иисус есть Царь Иудейский. А место Царя — на верху политической системы. Для чего же ты, Иисус, ругаешься с синедрионом? Это же сильные мира сего.

Надо идти к ним и вместе сверху менять общество. Однако формула Иисуса противоположная — идти не вверх, а вниз, в наибольшее социальное дно и везде искать тех, кто может изменить программу действий, ценностную основу, на которой строит свою жизнь. Он творил новый народ, сообщество спасения, которое бы стало основой большой трансформации. И действительно так и произошло. Кажется, это абсолютно проигрышный путь. Иисуса распяли, апостолов убили, учеников — преследовали. Но оказывается, когда вы меняете основу, собирается другой народ, который способен меняться.

Для нынешней Украины преодолеть коммунистическое наследие можно только путем духовного обновления. В свое время меня удивила фраза немецкого политика Конрада Аденауэра: «Коммунизм нельзя преодолеть военным, экономическим путем, но коммунизм может преодолеть только убежденное христианство». В устах прагматичного политика это звучало по меньшей мере странно, но этот человек умел зрить в корень проблемы. Убежденное христианство — это не формула «я — православный атеист», как говорит о себе белорусский президент Александр Лукашенко. Не культурный признак религиозности без веры, а убежденное христианство, убежденное верование может создать ту ценностную основу, на которой можно выстраивать новое государство и преодолеть коммунизм.

Доклад провозглашен на Восточно-европейском форуме лидеров (Киев, 14.12.2015г.).

Опубликовано в издании Zbruc

argumentua.com

ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ — АВЕЛЯ И КАИНА

Евгений Авдеенко 22.10.2015

ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ — АВЕЛЯ И КАИНА

Антицерковное сообщество берет начало от Каина и его потомков. В жертвоприношении Каина и Авеля произошло разделение в человечестве — явились «дети Диавола» и «дети Божии» (1 Ин. 3:10), «сыны Божии» (Быт. 6:2). Важно понять, чем было жертвоприношение Каина и чем было жертвоприношение Авеля.

Вся человеческая культура во всех своих областях имеет средоточие, это — религиозный культ; центральный элемент культа — данное от Бога жертвоприношение; а главным жертвоприношением является «всеприношение» (или жертва «целиковая»). Когда жертва приносится целиком, — это жертва Завета; такая жертва Завета Ветхого указывает на жертву Нового Завета — распятие Христа; это было — «всеприношение» (на еврейском языке ола́ ; неверный перевод — «всесожжение», отсюда возникло понятие «холокост»).

Жертве «целиковой» («всеприношению») первые люди были научены после грехопадения в раю. Тогда «из кож животных, умерщвленных, может быть, пред их глазами» (Св. Ефрем Сирин), они были облачены Богом в «хитоны кожаные» (т. н. «кожаные ризы», Быт. 3:21).

Кто был убит из животных, мы не знаем. Но это было одно из животных райских. Адам этим животным, каждому отдельно дал свое имя. Райские животные были Адаму родные…. Мы можем знать, что испытывал Адам, когда видел заклание такого животного и совлечение с него кожи. Это было чувство, которое сопровождает покаяние — мучение. Важно уточнить, какое это было мучение.

Изгнание из Рая

После греха Адам в раю познал, что рая недостоин, рай его устыжал. И это было мучение, без которого не бывает покаяния. Мучения стыда в присутствии Божьем рождают покаяние. И этого мучения для Адама было недостаточно.

Нужно было, чтобы там же в раю Адам увидел умерщвление прекрасного животного, отделение его кожи и чтобы Адам и жена облачились в хитоны кожаные.

Мучение Адама в раю было и от стыда, было оно и зрительным, и осязательным… Покаяние обязательно должно сопровождаться зримым и даже осязаемым знаком. Адам и Ева, можно сказать, облеклись в покаяние. Хитон — это одежда, которая прикасается к коже; от Господа ради покаяния человеку на плоть был дан знак: носить кожу на коже — хитоны из жертвенных животных.

Это был очень крепкий урок, но в нем не было жестокости. Заклание жертвенного животного было знаком, какова глубина грехопадения. Если человек ужаснулся жертве, то он ужаснулся и греху. И это тоже входит в покаяние: человек кается в своих личных грехах, зная как-то и ужасаясь общему для всего человечества грехопадению.

Читайте так же:  Суды общей юрисдикции задачи и подведомственность

Жертвоприношение дано человеку ради покаяния и памяти о грехопадении.

Когда Адам был изгнан из рая, началась на земле длинная череда кровавых и бескровных жертвоприношений, цель которых одна: ждать центрального момента исторического времени и, когда он придет, принять Жертву Христа Спасителя. И календарная череда суббот, и регулярность жертвоприношений имели свою цель и завершение — в Воскресении Христа.

Первая жертва с умерщвлением была в раю, последняя жертва с умерщвлением была на Голгофе. Как первого (в раю), так и последнего (на Голгофе) кровавого жертвоприношения Священником был Господь.

На земле, совершив жертвоприношение, человек вкушал от принесенной жертвы — причащался жертве через вкушение. От первой жертвы первые люди — оделись: Господь одел их в кожу от закланных животных. От первой жертвы люди не вкушали, эта жертва была принесена целиком. Такие жертвы и назывались «всеприношение» ( ола́ ) или жертва «целиковая» ( кали́ль ).

Жертва всеприношения — это жертва смирения: всё Богу и всё от Бога. Ее смысл выражен в литургическом возгласе «Твоя от Твоих. » (Твоё от Твоих Тебе приносим за всех и за всё).

Жертвы Каина и Авеля были принесены в определенный срок, который обозначен — «по окончании дней» (Быт. 4:3). «По окончании дней» может говорить о том, что жертвоприношение должно было носить особый характер: это могло быть время такой жертвы, которой человек был научен в раю.

Каин убивает Авеля

Из описания жертвоприношения Авеля (Быт. 4:4) отчетливо проступает его духовный облик:

Скотовод Авель принес «от тука» своих стад. Древнееврейское слово хе´лев ( «тук» ) обозначает «жирное, хорошее, лучшее». Авель принес лучшее.

Авель принес «от первородных» животных. «Первородное» — это «разверзающее утробу» (Исх. 13:2). Древнееврейское слово ре´хем ( «утроба» ) — того же корня, что «сострадание, жалость» ( рахами´м ). Настоящее сострадание — «утробное». Жертва Авеля знаменовала благоутробие Божье — Его бесконечное сострадание, жалость к человеческому роду.

Жертвоприношение Авеля осуществлялось как «заклание», однако оно названо «приношение» ( минха́ , в переводе на греческий — «дар», ср. Евр. 11:4). Этим указывается, что приношение Авеля было больше, чем заклание: скорее всего, эта жертва была принесена целиком.

Духовный облик Авеля дан через характер его жертвы — тремя чертами, совершенно отчетливо. Жертва Авеля указывает на Христа и Его жертву.

Преступление Каина началось с жертвы Богу. При полном описании преступления его первым этапом оказывается жертвоприношение. Преступление, если оно прослежено от начала и в полноте, носит религиозный характер. Отношение к Богу уясняется через принесение жертвы, и именно отсюда начинается преступление. Потому что отношение к Богу может быть приятием, а может быть — отвержением.

При полном описании преступления, его никак нельзя объяснять через мотив (например — Каин убил, потому что позавидовал, или: Каин убил, потому что Бог не принял его жертву).

Чем была жертва Каина, мы можем знать только из того, что было с Каином после того, как жертва его не была принята. Два библейских текста (на древнееврейском и древнегреческом) описывают состояние Каина по-разному, но так, что смысл одного дополняет смысл другого:

По древнееврейскому тексту: «И разгневался Каин весьма» (Быт. 4:5). В точном переводе: «загорелся [гнев] у Каина». Первым и, возможно, невольным движением в душе Каина был гнев — не на себя: Бог виноват. У Каина это мог быть импульс. В евангельской притче о блудном сыне — старший сын, когда отец помиловал младшего брата, — разгневался сознательно, «был разгневан» на отца (Лк. 15:28). В этой притче старший сын — образ иудеев, которые возмутились на Бога за то, что Он помиловал тех, которые не соблюдали Закон.

То, что у Каина могло быть первым импульсом гнева на Бога, в иудаизме стало осознанным движением против Мессии (Христа) милостивого.

По древнегреческому переводу: «И стало печально Каину весьма» (Быт. 4:5). «Печали» — это страдания, которые даны ко спасению; «печали» — то, что должен осознанно терпеть человек: жена в родах, муж в трудах. Бог сказал жене: «в печали будешь рождать детей» (Быт. 3:16); Адаму Бог сказал: «в печали будешь есть от земли» (Быт. 3:16, 17). «Печали» на языке Библии — это не психологические переживания, «печали» даны человеку от Бога. Иное — у Каина. Его печаль — шаг к преступлению. Каин опечалился не той печалью, терпеть которую заповедал Господь. Каин опечалился своей печалью, которая не от Бога.

Каин сочинил себе мировую скорбь. И очень, заметим, нужно быть осторожным с теми людьми, которые несут — свою (или своего народа) — присвоенную ими мировую скорбь. В Каине открылся источник скорби — сам Каин. У Каина в душе созрела картина мира, где в центре — сам он, готовый все стерпеть, но не то, что от Бога.

Когда говорится «загорелся [гнев] у Каина» (или «стало печально Каину»), то Каин здесь — отчасти находится в страдательном состоянии. Но далее сказано: «упало лицо его» (в греч. переводе: «он испал лицом» ). Чтобы поникло лицо, нужно соизволение, здесь Каин — действующее лицо. В исходный момент зарождения преступления происходит совпадение деятельного и страдательного состояний в душе преступника (эту мысль досконально развивают Эсхил и Достоевский).

Когда человек поникает лицом, его помыслы обращаются вниз, к земному, отвращаются от небесного. Этот момент и сторожит «змей» — лукавый дух, это и называется «блюсти пяту», как сказал Бог «змею» (Диаволу) о человеке: «ты будешь блюсти его пяту» (Быт. 3:15). Змей соблюдает, блюдет, сторожит, выслеживает, он ждет момента, когда наши помыслы целиком о земном, когда мы как бы опираемся на свою пяту, топчем землю, сами прокладываем себе путь… Если человек обратился лицом к земле — «поник лицом», то «змей» рядом.

Каин размышляет о божественном: почему не принята жертва — но помыслы его стали о земном: лицо поникло. При этом Каин гневно-печален, и если он «испал лицом», то это не бессильное опускание головы, это «жестокая выя» (Исх. 32:9), это обратившаяся в землю воля, отвратившаяся от небес.

Можно не сомневаться, что человек в таком состоянии, уязвлен «змеем» — прошел внутри себя большую часть пути к преступлению.

На этом этапе Господь перехватывает человека, говорит с Каином, останавливает его. Смысл сказанного Богом Каину:

Я называю, почему не принята твоя жертва;

Я говорю, что тебе делать;

в тебе действует Диавол.

«И сказал Господь Бог Каину: почему ты стал так опечален? И почему испал лицом? Если ты правильно принес [жертву], но правильно не разделил [ее], разве ты не согрешил? Умолчи. К тебе обращение его [Диавола], и ты начальствуй над ним» (Быт. 4:6, 7, греч. перевод).

Я вижу тебя. Осознай, что с тобой происходит: «почему ты разгневался?» (Быт. 4:6). От кого этот гнев (печаль)?

Я называю, почему не принята жертва. «Если ты правильно принес [жертву], но правильно не разделил [ее], разве ты не согрешил?» Ты жертву принес «правильно»: принес лучшее, отборное, в нужный срок, — но «правильно не разделил», следовательно, «ты согрешил». Почему это так важно, что Каин жертву «правильно не разделил»?

Жертва Авеля была «целиковая», указывала на Новый Завет (жертва была «заветная», говорила о полной самоотдаче). Каин принес обычную жертву, которая разделяется — на «то, что мне, и на то, что Богу» (в большинстве жертвы так и приносили: от жертвенного вкушали).

Грех каинский начинается с того момента, когда всякое жертвоприношение возводится к принципу: «я Тебе — Ты мне»; мне — мое, а Богу — Богово; то, что мне — то не Божье. Пусть мое будет мое, как сейчас говорят, «по праву» . Каин в отношениях с Богом будет выделять и отстаивать свое «по праву» — по закону.

В той части души, куда Каин Бога не пускал, и развилась опасная печаль. Принося жертву, Каин «согрешил». Это мог быть неправильный поступок, ошибка. Огрех можно исправить. А можно грех возвести в принцип: как делал, так и буду делать, и буду приносить жертвы: «я ему — Он мне» .

«Я ему — он мне» . Это уже не будет жертва Богу… Кому это будет жертва? Диаволу. Если Каин минует точку «невозврата», где его посетил Господь, в человеке возникнет такое умонастроение (самочувствие, впоследствии идеология) — которое «на дух» не примет Новый Завет.

В истории Каина и Авеля различие в понимании Завета — намечено, и оно станет сквозным для всей мировой истории. Имя «Каин» станет символом богоборчества.

Что Каин должен был сделать? Господь сказал: «Умолчи» (греч. перевод; в древнееврейском тексте это слово отсутствует). Это — усилие, которое спасет тебя. Вся аскетика (учение о молитве) — в одном слове: «Умолчи» . Змей-Диавол не может действовать через насилие над волей, Диавол действует через помыслы. В молчании помыслов человек безопасен от лукавого. Если человек замкнул уста, это уже начало борьбы с грехом.

Последнее, что сказал Господь Каину, — о враге. В древнееврейском тексте говорится: «У двери (у входа) грех лежит» — это предостережение: не переступай черту. В мире свободных существ, в мире нравственных связей, в религиозной жизни есть непереходимые грани. Если их перейти (это и есть преступление), окажешься во власти чужой и враждебной силы. Не переходи за порог, когда в душе такая смута. За чертой — черт.

В тебе действует Диавол: «Если не делаешь доброго, то у двери грех лежит, и к тебе влечение его, и ты справляйся с ним» (Быт. 4:7, др. евр. текст). Не ты нуждаешься в нем, а он — в тебе, поэтому — одолевай. Сатана после грехопадения для мира сего нарекается «архонтом» — «начальствующим» (Ин. 12:31): сатана — «князь мира сего». Мира сего — но не человека. Человек не подначален сатане.

Из слов Господа Каин должен был понять, как он ошибся в своем понятии о том, что такое жертвоприношение. Каин стал на пороге, когда должны уясниться его отношения с Диаволом. Убийство Авеля будет жертвоприношением Диаволу.

russlovo.today


Обсуждение закрыто.