Право собственности на недра устанавливается

Право собственности на недра устанавливается

54. Право собственности на недра и право недропользования

Недра в границах территории РФ, включая подземное пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы, являются государственной собственностью. Участки недр, используемые для обеспечения государственных потребностей РФ в стратегических и дефицитных видах ресурсов, обеспечения ее суверенитета, выполнения международных обязательств РФ, получают статус объектов федеральной собственности. Часть месторождений федерального значения, в том числе освоенных и подготовленных к добыче полезных ископаемых, включается в федеральный фонд резервных месторождений. Порядок отнесения участков недр к объектам федерального значения, в том числе к федеральному фонду резервных месторождений полезных ископаемых, и порядок отнесения их к федеральной собственности устанавливаются федеральными законами.

Участки недр и права пользования ими не могут быть предметом купли-продажи, дарения, наследования, вклада, залога или отчуждения в иной форме, кроме случаев, предусмотренных Законом о недрах.

Владение, пользование и распоряжение государственным фондом недр в пределах территории РФ осуществляется совместно РФ и ее субъектами.

Федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов РФ в пределах своих полномочий утверждают государственных программы геологического изучения недр, воспроизводства минеральной базы и рационального использования недр, по представлению федерального органа управления государственным фондом недр и под контролем государственных органов решают вопросы недропользования, охраны недр и охраны окружающей среды.

Недропользование – это деятельность по использованию полезных свойств недр, в том числе:

– их изучение (геологическое, геофизическое, геохимическое и гидрогеологическое), изучение осадочных бассейнов геодинамического районирования, и определение сейсмоопасных зон и т. п.;

– эксплуатацию месторождений различных видов полезных ископаемых;

– первичную переработку (обогащение) минерального сырья;

– освоение подземного пространства и использование геоэнергетических ресурсов;

– проектирование и строительство горных предприятий, их ликвидацию и консервацию.

Недропользование осуществляется по разрешительной системе.

Для пользования недрами и содержащимися в них минеральными и гидроминеральными ресурсами необходимо получить лицензию (разрешение) в установленном законом порядке. Исключением из этого правила является добыча общераспространенных полезных ископаемых, которая производится собственниками и владельцами земельных участков свободно.

Российское законодательство предусматривает также сложную систему требований, ограничений и запретов при осуществлении недропользования:

– не допускаются сверхнормативные потери, разубоживание и выборочная отработка полезных ископаемых;

– ведение любых работ должно осуществляться лишь на основе геологической, маркшейдерской и иной документации;

– нарушенные земли подлежат обязательной рекультивации, а снятый плодородный слой – восстановлению;

– запрещается разработка полезных ископаемых на особо охраняемых природных территориях и т. д.

www.redov.ru

Журнал «Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование»

Номер 3 (44), Октябрь 2010.

К вопросу о праве собственности на недра в Российской Федерации

Климова О.В., Нижневартовский экономико-правовой институт (филиал) ГОУ ВПО «Тюменский государственный университет»

В статье рассматриваются проблемы права государственной собственности на недра, обусловленные спецификой правовой природы недр, а также особенностями владения, пользования и распоряжения недрами.

Ключевые слова: недра, природные ресурсы, объект гражданских прав, правовой режим, право государственной собственности.

Земля и другие природные ресурсы в соответствии с п. 1 ст. 9 Конституции РФ используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории. В данной правовой конструкции воплощено общегосударственное значение недр, являющихся природными ресурсами, что и обусловливает особый порядок их использования и распоряжения ими.

Согласно п. 1 ст. 1 Закона о недрах [1] под недрами понимается часть земной коры, расположенная ниже почвенного слоя, а при его отсутствии — ниже земной поверхности и дна водоемов и водотоков, простирающаяся до глубин, доступных для геологического изучения и освоения. Ст. 2 Закона «О недрах» гласит, что государственный фонд недр составляют все используемые и неиспользуемые участки недр в пределах территории Российской Федерации и ее континентального шельфа.

Пунктом 1 ст. 130 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) участки недр отнесены к недвижимым вещам (имуществу), т.е. к объектам гражданских прав [2]. Нахождение объектов гражданских прав в гражданском обороте определено в ст. 129 ГК РФ. Вместе с тем не все ученые соглашались с тем, что природные ресурсы можно рассматривать как обычное имущество, а права пользования ими — как имущественное право. Причем еще в дореволюционном российском горном законодательстве считалось, что земельному собственнику принадлежит не право на недра, а лишь право разработки недр, т.е. недра не признавались объектом права.

Например, Р.Н.Салиева пишет: «Удинцев отмечал: “…не существует недр как предмета юридического обладания”. Комментируя Положения о недрах 1923 г. и проект нового положения, Удинцев писал “…что касается предоставления общераспространенных ископаемых землевладельцу или землепользователю, то его надлежит рассматривать как вещное расширение прав лица, обладающего поверхностью, предоставлением ему вещного права освоения этих ископаемых в интересах своего хозяйства и является частноправовой категорией”. Из этого следует, что Удинцев все-таки признает возможность отнесения полезных ископаемых, содержащихся в недрах (видимо, и недр), к объектам вещных прав. Кроме того, он отмечал, что “специальные области права — горное, земельное, лесное и другие теоретически не должны обособляться, несмотря на все свои отличия, от права гражданского. Соприкасаются с ним во многих пунктах, и это обстоятельства может иметь особое значение с точки зрения выяснения некоторых институтов, например, права соседства, вещно-правового пользования и других, не предусмотренных гражданским кодексом”» [3, с. 116-117].

С.В.Колдаев приводит в своей работе мнение В.К.Григорьева, о том, что объекты природы не являются имуществом и их правовое положение неодинаково по сравнению с другими объектами государственной собственности. Поэтому, считал В.К.Григорьев, эти объекты нельзя включать в общую имущественную массу, а право на их использование нельзя считать имущественным [4, с. 63].

В связи с этим интересной представляется точка зрения О.М.Козырь относительно того, что участки недр не могут быть отнесены к вещам в гражданско-правовом значении, поскольку предоставление в пользование участков недр, всегда остающихся в исключительной государственной собственности, осуществляется на основании административно-правового акта — выдачи соответствующей лицензии [5]. Такой вывод можно обосновать следующими причинами: извлечение из-под поверхности земной коры минерального сырья становится главной целью предпринимательской деятельности субъекта, получившего на основании лицензии право пользования участком недр. Горный отвод участка недр в данном случае носит вспомогательно-целевой и срочный характер, а порядок получения в пользование рассматриваемого объекта недвижимого имущества в значительной степени приобретает административный характер. Извлечение с минимальными затратами полезных ископаемых из полученного в пользование участка недр исчерпывает к нему экономический интерес пользователя, который после проведения специальных природоохранных мероприятий возвращает участок недр публичному собственнику. Суть правоотношений собственника недр и пользователя сводится к извлечению из участков недр иного имущества — минерального сырья, которое и есть основной предмет договорных связей субъектов. Таким образом, нельзя утверждать, что горный отвод участка недр для поиска и добычи минерального сырья есть включение (даже на условиях ограниченной оборотоспособности) данного вида недвижимости в сферу предпринимательских отношений [6, с. 99].

Согласно п. 1 ст. 129 ГК РФ объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства либо иным способом, если они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте. Вместе с тем в п. 3 той же статьи предусмотрено, что земля и другие природные ресурсы могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах. Применительно к участкам недр законом, определяющим их оборотоспособность, является Закон о недрах. Согласно ч. 3 ст. 1.2 Закона о недрах участки недр не могут быть предметом купли, продажи, дарения, наследования, вклада, залога или отчуждаться в иной форме. Таким образом, законом устанавливается изъятие участков недр из гражданского оборота.

Не оспаривая вывод относительно того, что объекты природы подчиняются специфическому правовому режиму, в силу чего их, действительно, нельзя рассматривать как обычное имущество, позволим себе не согласиться с тем, что природные объекты не являются имуществом вообще. На придание участкам недр статуса имущества прямо указывает п. 1 ст. 130 ГК РФ, относящий участки недр к недвижимым вещам, а следовательно, к имуществу; иное положение вещей приведет к полной утрате оборотоспособности прав пользования недрами.

Абсолютно верным, на наш взгляд, является также и вывод, сделанный Р.Н.Салиевой, которая относит к объектам отношений собственности в рассматриваемой сфере участки недр и различные (существующие в природе) полезные ископаемые (ресурсы недр). Причем на этапе поиска и разведки объектом являются участки недр, включая и содержащиеся в них полезные ископаемые (в том числе нефть и газ), а на этапе добычи объектом выступают конкретные полезные ископаемые, в частности нефть и газ [3, с. 118].

Также можно согласиться и с тем, что права пользования участками недр относятся к ограниченно оборотоспособным объектам гражданских прав в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 129 ГК РФ объекты гражданских прав, нахождение которых в обороте допускается по специальному разрешению (ограниченно оборотоспособные объекты), определяются в порядке, установленном законом. Законодательство о недрах требует наличия решения органов государственной власти, а также лицензии на право пользования участками недр в целях получения, осуществления и распоряжения правами пользования участками недр [7].

В Российской Федерации закреплено право государственной собственности на недра и ресурсы недр, в их естественном залегании, поскольку именно с момента извлечения полезные ископаемые могут переходить из государственной в частную собственность. Причем следует отметить, что закрепленная ст. 2.1 Закона РФ «О недрах» единая государственная собственность на недра по своему содержанию является общефедеральной, т.е. недра и их богатства в естественном залегании принадлежат в качестве объекта собственности федеративному государству — Российской Федерации — и используются в интересах всего государства. Поскольку Закон «О недрах» принимался до принятия Конституции РФ и ГК РФ, он не мог не вступить с ними в противоречие, прежде всего потому, что Конституция и ГК РФ допускают многообразие форм (или субъектов) собственности на природные ресурсы и разделяют понятия федеральной собственности и собственности субъектов РФ.

Необходимо отметить, что в Конституции РФ отсутствует норма, непосредственно закрепляющая право государственной собственности на все недра. Более того, п. 2 ст. 9 Конституции РФ устанавливает, что природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности. Из содержания данной нормы можно сделать два вывода: либо законодатель предусмотрел будущую возможность свободного оборота участков недр, либо в данном случае имеются в виду лишь извлеченные полезные ископаемые, которые фактически и являются природными ресурсами, определяемые как объективно существующие компоненты природы, известные человеку и используемые им в качестве источников экономического потребления.

В научной литературе высказывается мнение, что государственная форма собственности на недра нарушает принцип равноправия всех форм собственности [8, 9]. Критикуя данную позицию, другие ученые указывают, что «на сегодняшнем этапе развития федеративных отношений в государстве необходимо обеспечить сохранение и укрепление единой государственной собственности на недра и их ресурсы в естественном залегании в противовес тенденции разделения государственной собственности на отдельные виды природных ресурсов на федеральную, региональную и муниципальную собственность.

Подобный подход обусловлен значимостью недр и полезных ископаемых в их естественном залегании, а также природных ресурсов в качестве общественного (общенационального) ресурса, как правило, невозобновляемого либо требующего длительных циклов для возобновления, пользование и распоряжение которым необходимо осуществлять под контролем государства» [10].

Помимо этого, в юридической литературе отсутствует единая позиция по вопросу о том, нормами какой отрасли права регулируются отношения государственной собственности. Некоторые авторы вообще отрицают возможность регулирования права собственности на природные ресурсы гражданским правом. Так, О.С.Колбасов заявляет, что природные ресурсы не могут быть не только имуществом в гражданско-правовом смысле, но и вообще объектами собственности [11]. А.Н.Вылегжанин, А.Ф.Самохвалов утверждают, что правовой режим природных ресурсов, являющихся важнейшей частью государственной территории, не определяется вещным правом собственности [12]. Ряд ученых считает, что отношения государственной собственности являются институтом только государственного права [13].

В основе таких точек зрения лежит излишне категоричное понимание гражданского права как исключительно частного права. Однако ни одна отрасль не может считаться только лишь частно-правовой или содержащей лишь публично-правовые начала. В то же время нельзя признать абсолютно верной точку зрения, согласной которой институт права государственной собственности является исключительно гражданско-правовым институтом [14].

Понятие права собственности выделяют в объективном и субъективном смысле. Объективный смысл предполагает право собственности как совокупность правовых норм, закрепляющих и охраняющих отношения собственности как экономической категории и обеспечивающих собственнику право владения, пользования и распоряжения имуществом. В субъективном смысле право собственности — это принадлежащие конкретному лицу правомочия. Субъективное право собственности определяется через триаду, закрепленную в ст. 209 ГК РФ: право владения, пользования и распоряжения. Представляется, что указанными правомочиями исчерпывается и содержание права государственной собственности на недра, поскольку право собственности должно предоставлять равные возможности всем субъектам.

Некоторые авторы, однако, полагают, что право государственной собственности имеет свои специфические правомочия, отличные от предусмотренных ст. 209 ГК РФ, указывая, что право государственной собственности составляет либо одно исходное правомочие — управление [13], либо дополняют «триаду» правомочием управления [15], управления и контроля [16], либо заменяют право владения правом управления [17].

Представляется нецелесообразным включать в правомочия государства как собственника, выступающего на началах равенства в гражданском обороте, и административные полномочия государства в лице его органов. Ряд ученых верно полагает, что действующее законодательство связывает форму собственности исключительно с принадлежностью имущества различным субъектам с одинаковым объемом правомочий [18], поэтому трудно согласиться с мнением, что содержание права государственной собственности отличается от общего содержания собственности, закрепленного ст. 209 ГК РФ.

Право владения представляет собой обеспеченную правом возможность непосредственного обладания вещью. При этом следует согласиться с мнением В.А.Тархова, отрицающего целесообразность использования понятия «господство над вещью», поскольку вряд ли это допустимо при рассмотрении отношений между людьми, а не между людьми и вещами [19, с. 103].

Поскольку субъектом права собственности на недра является государство, то владение осуществляет также государство, но лишь постольку, поскольку не передало конкретный участок недр в пользование иному лицу. В последнем случае владение будет осуществлять недропользователь, однако здесь необходимо учитывать один весьма существенный момент — недропользователь владеет не правом собственности на участок недр, а лишь ограниченным правом пользования недрами.

Читайте так же:  Декларация по акцизному налогу 2018

Владение тесно связано с пользованием, в связи с чем некоторыми авторами совершенно верно отмечается, что пользование в производственных целях таким объектом, как недра, невозможно без владения [19, с. 104]. Пользователь, не имея права владения, не смог бы располагаться под земной поверхностью и осуществлять все необходимые для пользования действия [20]. Пользование вещью может выражаться в различных действиях или бездействии и означает употребление вещи для получения каких-либо выгод, плодов, доходов и удовлетворение различных потребностей, в частности производственных, потребительских. Государство, предоставляя недра в пользование, не утрачивает своих полномочий собственника недр. В частности, государство при предоставлении лицензии устанавливает цель и пределы недропользования, осуществляет контроль за его надлежащим исполнением. Представляется интересным мнение о том, что поскольку государство всегда передает свое правомочие пользования другим лицам, то содержание права государственной собственности составляют не три, а два правомочия: право владения и право распоряжения [21].

Право распоряжения является наиболее специфическим правом, характеризующим право собственности. Под правом распоряжения понимается возможность определения юридической и фактической судьбы вещи. Распорядительными актами следует понимать такие действия, как отчуждение вещи, отказ от нее, залог, переработка, уничтожение вещи действиями собственника и др. Следует отметить, что право распоряжения недрами не включает в себя возможности совершения действий, направленных на прекращение права собственности, поскольку право государственной собственности на недра носит исключительный характер, и недра не могут отчуждаться другим лицам.

Являясь исключительным собственником недр, государство в настоящее время ограничивается лишь установлением достаточно строгого режима недропользования (необходимость получения пользователем лицензии, отсутствие вещных прав иных субъектов на недра, ограниченность полномочий пользователя и т.д.). Такая юридическая сдержанность публичного собственника в отношении недр и их участков может быть обусловлена двумя группами причин. Первая группа — причины техногенного происхождения, связанные с несовершенством технических и технологических процессов, обеспечивающих безопасное освоение, надлежащую эксплуатацию и, что более важно, восстановление участков недр. Ко второй группе относятся причины, с точки зрения гражданского права намного существеннее, заключающиеся в пока еще «несозревшей товарности» участков недр, недостаточной коммерческой привлекательности этого объекта недвижимости для субъектов экономического оборота [6, с. 98].

В соответствии с российским законодательством используемые участки недр представляют собой геометризованные блоки недр [22]. Они вместе с неиспользуемыми участками недр в пределах России и ее континентального шельфа составляют государственный фонд недр, владение, пользование и распоряжение которым осуществляется совместно РФ и субъектами РФ.

Хозяйствующим субъектам нефтедобывающего комплекса для добычи полезных ископаемых участки недр предоставляются в пользование в виде горных отводов — геометризованного блока недр, предварительные границы которых устанавливаются при предоставлении лицензии на пользование недрами.

Как отмечает С.А.Степанов, ссылаясь при этом на А.Л.Маковского, «как и земельный участок, участок недр первоначально индивидуализируется и впоследствии включается в оборот публичной волей — оформлением соответствующими государственными и муниципальными органами геологического или горного отвода. В отличие же от отвода земельного участка отвод участка недр по известным причинам не осуществляется в натуре. ФЗ «О соглашениях о разделе продукции» [23] предусматривает именно такой «отвод» участка недр, по существу исключающий идентификацию и определенность данной недвижимой вещи, размывая ее характеристики условными геометрическими величинами и ориентировочным объемом извлекаемых полезных ископаемых, именно которые (а не участок недр) и являются целью недропользования» [6, с. 97-98].

Согласно ст. 7 Закона «О недрах» пользователь недр, получивший право пользования участком недр для добычи полезных ископаемых, строительства и эксплуатации подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых, образования особо охраняемых геологических объектов, а также в соответствии с соглашением о разделе продукции при разведке и добыче минерального сырья, имеет исключительное право осуществлять в его границах пользование недрами в соответствии с предоставленной лицензией. Любая деятельность, связанная с пользованием недрами в границах горного отвода, может осуществляться только с согласия пользователя недр, которому он предоставлен.

Перечисленные исключительные права близки к арендным правам на имущество, но только к той разновидности аренды по ст. 606 ГК РФ, которая предоставляет титул владельца имущества (владения и пользования имуществом) [24]. При этом С.В.Колдаев выделяет два отличия недропользовательских прав от арендных. Во-первых, государство предоставляет права пользования недрами не только как собственник, но и как суверен, орган публичной власти; во-вторых, исключительные права недропользования по своему содержанию очень близки к вещным правам на недвижимое имущество, а арендные же права по российскому гражданскому законодательству — права обязательственные [4, с. 59].

Устранение рассмотренных недостатков правового регулирования отношений в сфере недропользования, имеющего важнейшее значение в силу социально-экономического назначения недр, на наш взгляд, будет способствовать гармонизации возникающих отношений, прогнозируемости ситуации и уменьшению рисков в сфере недропользования, что, в итоге, отразится на экономической ситуации в России в целом.

1. Закон РФ от 21.02.1992 № 2395-1 «О недрах» (в ред. от 27.12.2009) // СЗ РФ. 1995. № 10. Ст. 823.

2. Часть первая Гражданского кодекса РФ от 30.11.1994 № 51-ФЗ (в ред. от 27.12.2009) // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.

3. Салиева Р.Н. Правовое обеспечение развития предпринимательства в нефтегазовом секторе экономики. Новосибирск, 2001.

4. Колдаев С.В. Договорные формы недропользования: дис. … канд. юрид. наук. М., 2005.

5. Козырь О.М. Недвижимость в новом Гражданском кодексе России // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. М., 1998. С. 286.

6. Степанов С.А. Система объектов недвижимости имущества в гражданском праве: теоретические проблемы: дис. … докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2004. С. 99.

7. Никитин М.С. Возникновение и прекращение права пользования недрами в российском законодательстве // Законодательство. 2002. № 1. С. 28.

8. Певзнер М.Е. Право собственности в недропользовании // Государство и право. 2002. № 3. С. 27-32.

9. Поздняков А.В. О равенстве прав на природные ресурсы // Экология и жизнь. 2002. № 3. С. 26-28.

10. Теплов О.М. Развитие федерального законодательства о недрах // Журнал российского права. 2003. № 3. С. 35.

11. Колбасов О.С. Выступление на парламентских слушаниях по теме: «О собственности на природные ресурсы (объекты)» // Думский вестник. 1995. № 7. С. 88-90.

12. Вылегжанин А.Н., Самохвалов А.Ф. Управление природными ресурсами России: к учету международно-правового и иностранного законодательного опыта // Государство и право. 2000. № 1. С. 23.

13. Долинская С.А. Государственная собственность в России: хозяйственно-правовой аспект // Нефтегазовая вертикаль. 2005. № 15. С. 3.

14. Егоров Н.Д. Право собственности в системе российского права // Право и экономика. 1999. № 3. С. 35-43.

15. Ерофеев Б.В., Головачева Л.Г. Земельное право: учебное пособие. М., 1998. С. 71.

16. Турубинер А.М. Основные принципы российского земельного права и их развитие за 30 лет. М., 2000. С. 40.

17. Дембо Л.И. Право государственной собственности на природные ресурсы // Нефть, газ, право. 2004. № 6. С. 12.

18. Скловский К.И., Щенникова Л.В. Собственность в гражданском праве: учебно-практическое пособие. М., 2000. С. 164.

19. Тархов В.А., Рыбаков В.А. Собственность и право собственности. Уфа, 2001.

20. Башмаков Г.С. Правовое регулирование разведки и разработки общераспространенных полезных ископаемых. М., 2002. С. 25.

21. Крассов О.И. Природные ресурсы России. Комментарий законодательства. М., 2002. С. 31.

22. Пункт 1.1 Инструкции о порядке предоставления горных отводов для разработки газовых и нефтяных месторождений (утв. постановлением Федерального горного и промышленного надзора России от 11.09.1996 № 35) // Российские вести. 1996. № 197.

23. Федеральный закон от 30.12.1995 № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции» (в ред. от 30.12.2008) // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 18. 24. Храмов Д.Г. Юридическая природа права пользования недрами // Актуальные проблемы гражданского права. 2002. Вып. 4. С. 108.

КЛИМОВА Оксана Васильевна. Старший преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Нижневартовского экономико-правового института (филиала) ГОУ ВПО «Тюменский государственный университет».

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях) .

Материал из журнала «Право и инвестиции». Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге «Пресса России» – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 — 2014 «Право и инвестиции».

dpr.ru

Право собственности на недра устанавливается

Право собственности как право конкретных субъектов на определенные объекты (имущество) сводится к трем правомочиям: праву владения, праву пользования и праву распоряжения. Эти правомочия в комплексе составляют юридическое право собственности.

В сфере недропользования, когда собственность на недра по закону принадлежит государству, весьма важно знать, кто и как определяет и юридически оформляет правомочия субъектов, фигурирующих на рынке геологического изучения и использования недр. От оптимального решения этих вопросов во многом зависит рациональное использование недр, являющихся национальным достоянием, а следовательно и доходы государства, а также хозяйствующих субъектов. Рассмотрению этих вопросов и посвящена настоящая статья. В сфере недропользования используются многие виды движимого и недвижимого имущества, право собственности на которые принадлежать различным субъектам. Что касается собственности, принадлежащей государству – Российской Федерации как юридическому лицу, то это весьма ограниченное число видов имущества, которые установлены законами Российской Федерации. Учитывая сложный характер правоотношений собственника, владельцев и пользователей государственной собственности, функционирующей в сфере недропользования, рассмотрение вопросов их правомочий в условиях рыночной экономики представляет особый интерес.

Прежде всего необходимо определиться с понятиями “движимого” и “недвижимого” имущества, а затем рассматривать права собственности на это имущество различных субъектов, реализующих права владения, использования и распоряжения.

Согласно юридическому определению “имущество” – это то, что находится в чьей-либо собственности, принадлежит кому-либо. Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) в статье 130 конкретизирует вещи, относящиеся к недвижимому и движимому имуществу, а именно: пункт 1 – “К недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все то, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. К недвижимым вещам также относятся, подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. К недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество”.

Пункт 2 – “Вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом. Регистрация прав на движимое имущество не требуется, кроме случаев, указанных в законе”.

Приведенные законодательные положения позволяют определять конкретные виды объектов, использующихся в сфере недропользования как имущество, и рассматривать право собственности отдельных субъектов, действующих в этой сфере.

Право собственности как право конкретных субъектов на определенные объекты (имущество) сводится к трем правомочиям: праву владения, праву пользования и праву распоряжения имуществом.

Право владения [лат. jus possessionis] – это предоставленная законом возможность фактического обладания вещью и удержания ее в собственном владении.

Право пользования [лат. jus utendi] – это основанная на законе возможность эксплуатации имущества, извлечения из него полезных свойств и /или получения от него плодов и доходов.

Право распоряжения [лат. jus possidendi] – это предоставленная собственнику возможность по своему усмотрению и в своих интересах совершать действия, определяющие юридическую судьбу имущества.

Эти правомочия тесно взаимосвязаны и лишь только в комплексе составляют юридическое право собственности.

Рассмотрим как эти правомочия реализуются в сфере недропользования применительно к собственности на недра.

Недра и право собственности.

Согласно статьи 9, пункт 1 Конституции Российской Федерации: “Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории”, а пункт 2 этой же статьи гласит: “Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности”. Из этих основополагающих положений и исходят законодатели, осуществляющие разработку правовых норм, определяющих право собственности на недра в целом и их отдельных участков в российском законодательстве.

Согласно действующему Федеральному закону “О недрах” в редакции от 8 февраля 1995 года с дополнениями и изменениями, внесенными в 1999, 2001, 2002 и 2003 годах указано, что: “Недра в границах территории Российской Федерации, включая подземное пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы, являются государственной собственностью. Вопросы владения, пользования и распоряжения недрами находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации” (статья 1-2).

Как видно, природные ресурсы недр, о которых говорится в Конституции Российской Федерации, являются государственной собственностью, а участки недр в которых они содержатся: “не могут быть предметом купли, продажи, дарения, наследования, вклада, залога или отчуждаться в иной форме. Права пользования недрами могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому в той мере, в какой их оборот допускается федеральными законами” (статья 1-2, абзац второй). Отсюда следует, право распоряжения не может быть реализовано действующими субъектами за исключением государства, а право владения и пользования определяются федеральными законами.

В Федеральных законах “О недрах”, “О соглашениях о разделе продукции” и “О континентальном шельфе Российской Федерации” право владения и пользования государственной собственностью на недра предусмотрены в ряде статей. Например, в законе “О недрах” право владения и пользования участками недр предоставляется на основании лицензионных соглашений, а именно: “Лицензия предоставляет право владения участками недр на условиях определяемых лицензиями с целью временного пользования для геологического изучения, разведки и доразведки месторождений полезных ископаемых, строительства и эксплуатации подземных сооружений, образования особо охраняемых объектов, имеющих научное, культурное, эстетическое, лечебно-оздоровительное и иное назначение” (статьи 6 и 11).

Читайте так же:  Тренинг по спорам

Как видно, собственник недр – государство предоставляет недропользователям право владения участками недр только для указанных в законе целей на определенных условиях для временного пользования, но отнюдь не право распоряжения ими.

Как было указано выше, право пользования – это основанная на законе возможность эксплуатации имущества, извлечения из него полезных свойств и /или получения от него плодов и доходов, а право распоряжения – это предоставленная собственнику возможность по своему усмотрению и в своих интересах совершать действия, определяющие юридическую судьбу имущества.

Характерным примером реализации одновременно прав пользования и распоряжения участками недр является лицензирование добычи полезных ископаемых. Статья 1-2 абзац 3 закона “О недрах” по этому поводу гласит: “Добытые из недр полезные ископаемые и иные ресурсы по условиям лицензии могут находиться в федеральной государственной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, муниципальной, частной и в иных формах собственности”, а это значит, что субъекты – недропользователи, получившие лицензию на право добычи полезных ископаемых, могут реализовать право пользования и распоряжения добытым сырьем в полном объеме в пределах установленной лицензией квоты на его добычу.

В соответствии с “Положением о порядке лицензирования пользования недрами” ( 1992 г .) участки недр представляются в пользование в виде горного или геологического отвода.

Участок недр в виде горного отвода предоставляется: при выдаче лицензии на право добычи полезных ископаемых , строительстве и эксплуатации подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых, организации особо охраняемых участков недр, а также при проведении геологического изучения недр с одновременной или непосредственно следующей за ним добычей полезных ископаемых.

Участки недр в виде геологического отвода предоставляются при выдаче лицензий на геологическое изучение недр.

Отсюда следует, что правомочия, предоставляемые недропользователям этими видами лицензий, будут различными.

В настоящее время разрабатывается новый Федеральный закон “О недрах”, каким он будет покажет время. В новом законе, очевидно, будут предусмотрены иные правовые нормы владения, пользования и распоряжения недрами, что потребует новых комментариев, а также повлечет за собой необходимость разработки и утверждения нового “Положения о порядке пользования недрами”, так как действующее явно устарело. Оно было утверждено еще Постановление Верховного Совета Российской Федерации в 1992 году и ни разу не изменялось.

Право собственности на недра при определенных условиях может быть реализовано в виде нематериальных активов, которые могут отражаться в бухгалтерском балансе субъектов – правообладателей в разделе “нематериальные активы” в соответствии с “Положением по бухгалтерскому учету нематериальных активов” ПБУ-14/2000 Минфина России. Условия взятия на учет объектов права указаны в этом нормативном документе, главными из которых являются – наличие юридических оснований для признания исключительных прав на объекты природных ресурсов конкретных субъектов, а также их стоимостная оценка.

Следует констатировать, что в сфере недропользования, как и в сфере природопользования в целом, отсутствует практика оценки стоимости прав собственности на природные объекты и включение их в состав нематериальных активов, так как разработанных методик экономической оценки права, являющегося нематериальной категорией, применительно к указанным объектам, пока не существует. Такое положение затрудняет объективную экономическую оценку выдаваемых лицензий на право владения, пользования и распоряжения природными ресурсами недр, что не отвечает условиям рыночной экономики и ведет к существенным потерям доходов государства. Следует отметить, что подобная ситуация имеет место и с объектами интеллектуальной собственности, принадлежащих на праве собственности государству.

Геологическая информация о недрах и право собственности.

В обиходе бытует крылатая фраза: “Кто владеет информацией – тот владеет миром”. Применительно к геологической информации о недрах можно сказать, что: “Тот кто владеет геологическими информационными ресурсами о недрах Земли – тот владеет настоящим и будущим социально-экономического развития общества”.

В связи с этим вопрос – кому на правах собственности должна принадлежать геологическая информация о недрах является далеко не праздным.

Действующий Федеральный закон РФ “О недрах” на этот вопрос дает следующий ответ: “Геологическая и иная информация о недрах, полученная за счет государственных средств, является государственной собственностью” (ст. 27, абзац 1) и “Геологическая информация и иная информация о недрах, полученная пользователем недр за счет собственных средств является собственностью пользователя недр” (ст. 27, абзац 2). Казалось бы вопрос исчерпан, однако в Федеральном законе РФ “О соглашениях о разделе продукции” указано, что: “Вся первичная геологическая, геофизическая, геохимическая и иная информация, данные ее интерпретации и производные данные, а также образцы горных пород, в том числе керн, пластовые жидкости, полученные инвестором в результате выполнения работ по соглашению, принадлежат на праве собственности государству” (ст. 11, пункт 2).

По мнению правоведов это законодательная норма является исключением из общих положений, изложенных в Законе РФ “О недрах”. Однако, зарубежные инвесторы, изъявившие желание вложить свой капитал в развитие экономики России, являются такими же недропользователями как и отечественные, разница состоит только в том, что правовое оформление недропользования на условиях раздела продукции в отличие от обычного недропользования осуществляется на основании различных нормативных документов. В первом случае – в виде лицензии на геологическое изучение недр или добычу полезных ископаемых, а во втором – в виде соглашения (договора), в соответствие с которым Российская Федерация предоставляет инвестору на возмездной основе и на определенный срок исключительные права на поиски, разведку и добычу минерального сырья на участке недр указанном в соглашении (ст. 2, пункт 1, Закона “О соглашении о разделе продукции”). Далее – в соответствии с этим же законом: “Право пользования участками недр на условиях раздела продукции предоставляется инвестору на основании соглашения” (ст. 4, пункт 1), однако при этом “лицензия на пользование участком недр, которая удостоверяет право пользования участком недр, указанным в соглашении, выдается инвестору органом исполнительной власти соответствующего субъекта Российской Федерации и федеральным органом управления государственным фондом недр или его территориальным подразделением” (ст. 4, пункт 2). Отсюда следует, что при оформлении лицензии указанными органами на пользование недрами в соответствии с “Положением о порядке лицензирования пользования недрами” они должны будут руководствоваться условиями, перечисленными в пункте 8, в том числе и указаниями о правах на геологическую информацию, получаемую в процессе пользования недрами (8 абзац), в то же время согласно пункту 11.8 этого Положения предусмотрено: “После принятия заявки на участие в конкурсе предприятию – заявителю предоставляется пакет геологической информации по интересующему участку недр. Пакет должен содержать необходимый объем геологической, горно-технической, технологической и иной информации для проведения предприятием – заявителем технико-экономических расчетов показателей ведения работ”. Обращает на себя внимание, что в данном пункте не указано на каких условиях предоставляется весьма значительный объем геологической информации, которая на правах собственности принадлежит государству и использование ее должно соответствовать российскому законодательству.

Из вышеприведенного следует, что при составлении соглашения (договора) о разделе продукции в соответствии с Законом РФ “О соглашении о разделе продукции” должно быть записано, что право на геологическую информацию, получаемую в процессе работ инвестором, принадлежит на праве собственности государству (ст. 11, пункт 2), а в лицензии лицензиар в соответствии с Законом РФ “О недрах” (ст. 27, абзац 2) должен записать, что она на праве собственности принадлежит недропользователю. Налицо противоречия, закрепленные законодательным путем.

Как разрешить это противоречие?

Согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации информация является вещью и как имущество объектом гражданских прав (ст. 128); она должна на правах собственности принадлежать определенному физическому или юридическому лицу. Поскольку геологическая информация связана с недрами как объективно существующем материальным объектом, имеющим большое социально-экономическое значение для общества, то необходимо рассматривать правовые отношения ее использования с точки зрения ее значимости, так как без документированной геологической информации определить количество и качество минерально-сырьевых, энергетических, водных и иных ресурсов недр невозможно, а следовательно и оценить насколько обеспечена “основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории России”, предусмотренного Конституцией Российской Федерации. Из этого следует вывод, что документированная геологическая информация о недрах должна принадлежать всему народу Российской Федерации, а не отдельным недропользователям, которые получили ее за свой счет, как это записано в статье 27, Закона РФ “О недрах”.

Национальное достояние любых видов и форм охраняется государством, но для этого оно должно быть его собственностью. В связи с этим, документированная геологическая информация, на основании которой определяются природные ресурсы недр как основа жизни и деятельности народов, проживающих на территории Российской Федерации, на праве собственности также должна принадлежать государству, независимо за счет каких средств и кем она получена. Это позволит рационально ее использовать как для удовлетворения текущих потребностей страны в природных ресурсах, так и для обеспечения в них подрастающего поколения, которые не должны зависеть от “условий ее использования, в том числе в коммерческих целях, определяемых недропользователем” как это указано в действующем Законе РФ “О недрах” (статья 27, абзац 3).

Для компенсации затрат недропользователей на получение геологической информации в пределах отдельных участков, выданных им для геологического изучения на основании лицензий, можно предоставлять им право безвозмездного пользования ею для геологоразведочных работ на этих участках, а также гарантировать предоставление права на разведку выявленных месторождений полезных ископаемых и последующей их разработки. Однако после завершения геологического изучения предоставленных участков лицензиат обязан будет передать всю полученную геологическую информацию в государственные фонды хранения, без каких либо условий.

Поскольку документированная геологическая информация является основой определения количества и качества природных ресурсов, то право владения и использования ею должно осуществляться на основе договора (лицензии) с указанием объемов передаваемых прав (ограничение сроков использования, запрещение передачи третьим лицам и т.д.), что позволит сохранить документированную геологическую информацию для исследователей и последующих поколений и сделать ее действительно национальным достоянием. Это, к сожалению, пока не реализуется.

Конституция Российской Федерации допускает различные формы собственности на Землю и природные ресурсы (статья 9), что позволяет распространить действия этой законодательной нормы и на геологическую информацию о недрах.

Геологическая информация о недрах как и любая иная государственная собственность может находиться в частной и иной собственности на основании законодательных актов Российской Федерации, в которых должен быть прописан механизм передачи ее в частные руки. Такой механизм уже имеется на информационные объекты творческой деятельности, право на которые определено в Гражданском Кодексе Российской Федерации (ГК РФ)следующим образом: “В случаях и в порядке установленных настоящим Кодексом и другими законами, признается исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина и юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.)” (статья 138, ГК РФ). Поскольку информационные геологические материалы создаются в результате интеллектуальной деятельности – геологические отчеты, карты, разрезы, подсчетные планы, ТЭО и т.д., которые по международной и отечественной классификации являются объектами авторского права, а, следовательно, и объектами исключительных прав, то при наличии соответствующего юридического оформления, четко прописанного в российском законодательстве, эти объекты могут находиться как в государственной, так и в частной собственности юридических или физических лиц. Это положение касается только объектов интеллектуальной собственности, на которые имеются исключительное право конкретных субъектов правоотношений, и никаких иных.

Кроме того, по нашему мнению, можно допускать передачу геологической информации в частную собственность на основании исключительной лицензии по небольшим локальным участкам недр, не оказывающих существенного влияния на оценку минерально-сырьевого потенциала района или региона, на условиях ограничивающих пределы ее использования (передача третьим лицам, продажа за рубеж и т.д.). Таким образом, на наш взгляд, можно обеспечить выполнение конституционных положений без ущерба для национального информационного достояния о недрах России.

Возможно, в новом законе “О недрах” будут приняты другие решения по этому вопросу – покажет время, однако исходя из вышеизложенного можно заявить, что геологическая информация о недрах должна принадлежать на правах собственности Российской Федерации как гаранту сохранения национального достояния независимо от источников ее образования за исключением объектов интеллектуальной собственности, которые при наличии юридического основания, могут быть в государственной, частной или иных формах собственности.

В настоящее время в соответствии с действующим законом “О недрах” распоряжение геологической информацией о недрах находится в компетенции органов государственной власти Российской Федерации в сфере недропользования (статья 3, пункт 4), а в положении об Агентстве недропользования, утвержденного Правительством Российской Федерации от 17 июня 2004 г . № 293 предусмотрено, что оно осуществляет функции по оказанию “государственных услуг и управлению государственным имуществом в сфере недропользования” (пункт 1, I раздел “Общие положения”). Поскольку согласно ГК РФ (статья 128) информация является имуществом, то Агентство недропользования юридически наделено правом: “предоставления в пользование за плату геологической информации о недрах, полученной в результате государственного изучения недр” (пункт 5.3.2 II раздела “Полномочия”). Право владения и пользование геологической информацией о недрах должно предоставляться исполнительным органом государственной власти на основании лицензий как самостоятельного вида государственной собственности, что соответствует статье 43-1 действующего закона “О недрах”, которой предусмотрена плата за пользованием геологической информацией о недрах, полученной за счет государственных средств, в следующей редакции: “За пользование геологической информацией о недрах полученной за счет государственных средств, может взиматься плата. Размер платы за указанную геологическую информацию и порядок ее взимания определяются положением, утвержденным Правительством Российской Федерации”. Это законодательное положение подтверждает право Агентства недропользования оформлять за плату право пользования геологической информации о недрах как государственной собственностью на определенных условиях в соответствии с договором.

Читайте так же:  Какие документы нужны для того чтобы вступить в наследство

Следует констатировать, что это пока не реализуется. Одной из причин этого можно считать тот факт, что Правительство Российской Федерации приняло постановление от 25 января 2002 года № 57 “О плате за геологическую информацию о недрах” без указания порядка ее взимания как это предписано в статье 43-1 закона РФ “О недрах”, что и вызвало неоднозначную трактовку принятого решения. Кроме того оно решило, что оплачивать геологическую информацию следует по себестоимости, что не соответствует условиям рыночной экономики.

В настоящее время в связи с утверждением Правительством Российской Федерации Положения о Министерстве природных ресурсов Российской Федерации от 22 июля 2004 г . № 370, в котором определены его полномочия, указанное упущение можно легко исправить в связи с тем, что МПР России наделена правом принимать самостоятельно нормативные документы в установленной сфере деятельности, в том числе и “порядок и условия использования геологической информации о недрах, являющейся государственной собственностью” (раздел II “Полномочия”, пункт 5.2, подпункт 5.2.6). В связи с этим, достаточно разработать и утвердить в МПР России нормативный документ: “Порядок предоставления права пользования геологической информации о недрах и взимания платы за нее”, чтобы решить вопросы прав владения, пользования и распоряжения геологической информации о недрах на весьма выгодных для государства условиях.

Результаты интеллектуальной деятельности в сфере недропользования и право собственности.

При геологическом изучении и использовании природных ресурсов недр широко развита интеллектуальная деятельность не только профессионалов, но и рядовых специалистов, занятых в этой сфере. Результаты их творческого руда позволяют обеспечивать экономические и социальные условия для развития общества за счет использования выявленных и разведанных ими минерально-сырьевых, энергетических, водных и других природных ресурсах недр, а также обоснования рационального взаимодействия человека и окружающей среды.

Результаты интеллектуальной деятельности представляют собой особые ценности для общества и государства в целом и могут быть выражены как в материально-вещественной форме – в виде научно-технической продукции (НТПр), так и в нематериальной форме – в виде права на объекты интеллектуальной собственности (ОИС). Этот вид еще называют неосязаемой формой, так как он представлен исключительным правом ее создателей на результаты творческого труда.

Взаимоотношения государства, заказчиков, творческих коллективов и отдельных личностей при создании и использовании интеллектуальных ценностей носят достаточно сложный характер, но их главной особенностью является – обеспечение свободы творчества и правовой охраны результатов законодательным путем (статья 44 Конституции Российской Федерации).

Вот как устанавливает Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) правоотношения и объекты права в области интеллектуальной деятельности: “В случаях и в порядке, установленных настоящим Кодексом и другими законами, признается исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ и услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.). Использование результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, которые являются объектами исключительных прав, может осуществляться третьими лицами только с согласия правообладателя” (статья 138).

Как видно, правомочия лиц ГК РФ устанавливает в виде исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, а это означает, что эти права на их использование принадлежат только лицам, создавших интеллектуальные ценности, и никому другому. Объектами права в данном случае являются: результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, работ и услуг. А что же в этом случае является вещью, вокруг которых складываются правоотношения среди людей в обществе?

Обратимся снова к ГК РФ, статья 128 которого гласит: “К объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, работы и услуги, информация, результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность, нематериальные блага)”. Как видно, имуществом могут быть как сами результаты интеллектуальной деятельности, так и исключительные права на них (интеллектуальная собственность).

Как следует из определения интеллектуальной собственности, приведенного в статье 128 ГК РФ, исключительным правом на результаты интеллектуальной деятельности обладают физические или юридические лица, творческим трудом которых они были созданы, и как интеллектуальные ценности, ставшие предметом права. Физическими лицами являются автор (авторы), творческим трудом которых были созданы объекты интеллектуальной собственности. Именно эти лица обладают определенными правомочиями по отношению к созданному им объекту творческой деятельности, а также при взаимоотношениях с другими лицами в обществе.

Кроме физических лиц субъектами права могут быть и юридические лица, когда носителями прав и обязанностей являются союзы людей и учреждения. Это могут быть: государство, отдельные фирмы, компании и корпорации, научно-исследовательские и геологоразведочные организации, общественные объединения и т.д., создаваемые для удовлетворения общественных потребностей или же для осуществления коллективных целей группы частных лиц.

Поскольку результаты творческой деятельности в основном представляются в информационной форме, то право собственности на них определяется нормами закона РФ “Об информации, информатизации и защите информации”, а именно:

пункт 2. Физические и юридические лица являются собственниками тех документов, массивов документов, которые созданы за счет их средств, приобретены ими на законных основаниях, получены в порядке дарения или наследования.

пункт 3. Российская Федерация и субъекты Российской Федерации являются собственниками информационных ресурсов, создаваемых, приобретаемых, накапливаемых за счет средств федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации, а также полученных путем иных установленных законом способов.

пункт 5. Информационные ресурсы, являющиеся собственностью организаций, включаются в состав их имущества в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации.

Информационные ресурсы, являющиеся собственностью государства, находятся в ведении органов государственной власти и организаций в соответствии с их компетенцией, подлежат учету и защите в составе государственного имущества.

пункт 6. Информационные ресурсы могут быть товаром, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Приведенные положения закона имеют исключительно важное значение для определения правомочий субъектов, фигурирующих в сфере недропользования.

Правомочность заказчиков и работодателей определяется нормами действующих законов, а также положениями ряда подзаконных актов – постановлений Правительства Российской Федерации и решений органов федеральной исполнительной власти.

В рамках наделенных полномочий заказчики и работодатели могут передавать право пользования объектами НТПр и ОИС путем заключения соответствующих договоров – лицензий авторских договоров, концессионных соглашений и т.д. Характерно, что передача права распоряжения результатами интеллектуальной деятельности, полученных за счет средств федерального бюджета и являющихся собственностью Российской Федерации, федеральным органам исполнительной власти в закрепленных областях, вышеуказанными нормативными актами пока не осуществлено. Постановлением Правительства Российской Федерации “Об использовании результатов научно-технической деятельности” от 2 сентября 1999 г . № 982 им предложено разработать и утвердить в Правительстве РФ документ: “Порядок ввода в хозяйственный оборот результатов научно-технической деятельности, полученных за счет средств федерального бюджета” применительно к закрепленным областям деятельности.

К результатам научно-технической деятельности отнесены: научно-техническая продукция (НТПр) и объекты интеллектуальной собственности (ОИС), имеющие различные формы и содержание, а также условия правовой охраны, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Таким образом, государственная собственность, представленная результатами интеллектуальной деятельности, для определения и оформления правомочий пользующихся субъектов нуждается в принятии на правительственном уровне соответствующего постановления.

Государственный фонд недр – содержание и право пользования.

В действующем законе “О недрах” указано, что “Государственный фонд недр составляют используемые участки, представляющие собой геометризованные блоки недр, и неиспользуемые части недр в пределах территории Российской Федерации и ее континентального шельфа.

Владение, пользование и распоряжение государственным фондом недр в пределах территории Российской Федерации в интересах народов, проживающих на соответствующих территориях, и всех народов Российской Федерации осуществляются совместно Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации” (статья 2). Как видно, в состав государственного фонда недр законом включены только участки недр как имущество, принадлежащее на правах собственности государству, и совершенно отсутствует геологическая информация о недрах и содержащиеся в них природные ресурсы, а также объекты интеллектуальной собственности, полученные за счет средстве федерального бюджета, права на которые также принадлежат Российской Федерации. Это свидетельствует о несовершенстве действующего закона “О недрах”, который не учитывает фактическое наличие указанных видов государственной собственности, которые и должны составлять государственный фонд недр.

Правительство Российской Федерации своим постановлением от 17 июня 2004 г . № 293 “Об утверждении Положения о Федеральном агентстве по недропользованию” определило функции Агентства, заключающиеся в оказании государственных услуг и управлении государственным имуществом в сфере недропользования (пункт 1, раздел I “Общие положения”). Однако функция управления государственным имуществом не означает передачу Агентству недропользования правомочий собственника данного имущества, а только указывает направление деятельности в соответствии с назначением организации, учреждения.

Вместе с тем, в Положении (раздел II “Полномочия”) четко прописаны эти правомочия: “Федеральное агентство по недропользованию осуществляет в порядке и пределах, определенных федеральными законами, актами Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, полномочия собственника в отношении федерального имущества необходимого для обеспечения функций федеральных органов государственной власти, установленной пунктом 1 настоящего Положения в сфере деятельности …”.

Рассмотрим, как и в каких пределах, указанные нормативные акты определяют полномочия собственника в отношении федерального имущества и передают их федеральным органам государственной власти в сфере геологического изучения и использования недр.

Анализ законодательных актов Российской Федерации и постановлений Правительства Российской Федерации показал следующее:

1) Вопросы владения, пользования и распоряжения недрами находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (статья 1-2 действующего закона “О недрах”).

2) Владение, пользование и распоряжение государственным фондом недр в пределах территории Российской Федерации в интересах народов, проживающих на соответствующих территориях, и всех народов Российской Федерации осуществляется совместно Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации (статья 2 действующего закона “О недрах”).

Поскольку право владения, пользования и распоряжения являются правомочиями собственника, то Правительство Российской Федерации на основании вышеизложенных законодательных положений своим постановлением от 17 июня 2004 года № 293 передало свои полномочия собственника федерального имущества в области недр Федеральному агентству по недропользованию МПР России со всеми вытекающими из этого правомочиями.

3) В статье 3 действующего закона “О недрах” указано, что в компетенцию органов государственной власти Российской Федерации в сфере регулирования отношений недропользования входит: “Создание и ведение единой системы федерального и территориальных фондов геологической информации о недрах, распоряжение информацией, полученной за счет государственных средств”.

Реализацию этого законодательного положения Правительство Российской Федерации закрепило за Федеральным агентством по недропользованию от 17 июня 2004 года № 293 в следующей редакции: “Осуществляет предоставление в пользование за плату геологической информации о недрах, полученной в результате государственного геологического изучения недр” (пункт 5.3.2 Положения, раздел “Полномочия”). Иными словами Агентство по недропользованию может распоряжаться геологической информацией, являющейся государственной собственностью, только в пределах передачи права пользования данным имуществом на определенных условиях, но не права владения, тем более распоряжения, но, поскольку согласно ГК РФ информация является имуществом и объектами гражданских прав (статья 128), то прежде всего информационные геологические объекты должны быть оценены и взяты на бухгалтерский баланс унитарных предприятий, которым собственник – Агентство по недропользованию поручит осуществлять их хранение, а возможно и владение. К сожалению следует констатировать, что это пока не сделано и объекты геологической документированной информации как государственное имущество на бухгалтерских учет не взяты.

Передача права пользования государственной собственностью осуществляется на основании лицензии (договора), поскольку “Лицензия является документом ,удостоверяющим право ее владельца пользования участком недр в определенных границах в соответствии с указанной целью в течение установленного срока при соблюдении им заранее оговоренных условий. Между уполномоченными на то органами государственной власти и владельцем лицензии может быть заключен договор, устанавливающий конкретные условия, связанные с пользованием недрами” (статья 11 закона “О недрах”). Уполномоченным органом государственной власти в части лицензирования пользования недрами согласно Положению, утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации, является Федеральное агентство по недропользованию МПР России, правомочия которого указаны в пункте ст. 3.2. Положения, приведенного выше.

Таким образом, можно констатировать, что полномочия собственника на недра, участки недр, природные ресурсы недр и геологическую информацию о недрах законодательными актами Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации переданы Федеральному агентству по недропользованию – как государственному органу исполнительной власти Российской Федерации. Что касается объектов интеллектуальной собственности, принадлежащих на правах собственности Российской Федерации, и несомненно являющихся составной частью государственного фонда недр, то необходимо чтобы правомочия на них были прописаны в новой редакции закона “О недрах”.

По нашему мнению, не следует дожидаться ввода в действие нового закона “О недрах”, принятие которого Государственной Думой может растянуться не на один год, а уже в ближайшее время разработать проект специального нормативного документа: “Положение об использовании научно-технической продукции и объектов интеллектуальной собственности, полученных за счет средств федерального бюджета в природно-ресурсной сфере” и войти с ним через МПР России, которое имеет право вносить подобные нормативные документы в Правительство Российской Федерации (пункт 5.1, II раздела “Полномочия” Положения о Министерстве природных ресурсов Российской Федерации от 22 июля 2004 г . № 370) для рассмотрения и утверждения.

Предлагаемые пути решения вопросов о содержании государственного фонда недр и эффективности управления государственной собственностью недр являются, по нашему мнению, наиболее оптимальными в сложившихся условиях несовершенства законодательной базы Российской Федерации.

Нами затронуты только отдельные нерешенные вопросы использования государственной собственности недр Российской Федерации, которых несомненно значительно больше.

Автор выражает надежду, что у читателей – специалистов в области геологического изучения и использования недр, а также правоведов, появятся и другие предложения по повышению эффективности управления государственной собственностью за счет более полной реализации правомочий собственника – прав владения, пользования и распоряжения в условиях рыночной экономики.

Главный научный сотрудник Государственного научного центра,
ВНИИгеосистем, доктор геолого-минералогических наук,
профессор, академик РАЕН

www.rosnedra.gov.ru


Обсуждение закрыто.