Ответственность в форме уплаты неустойки

Ответственность в форме уплаты неустойки

Формы гражданско-правовой ответственности

• Традиционными формами гражданско-правовой ответствен­ности являются возмещение убытков и уплата неустойки. ГК предусматривает новую форму гражданско-правовой ответствен­ности в виде процентов, взыскиваемых за неправомерное пользо­вание чужими денежными средствами (ст. 366 ГК).

Возмещение убытков (ст. 14 ГК) является общей и глав­ной формой гражданско-правовой ответственности. Причинен­ные правонарушением убытки подлежат возмещению всегда, если только иное не вытекает из законодательства или договора (на­пример, договор содержит условие об исключительной неустой­ке). Обязанность должника возместить кредитору убытки, возникшие вследствие неисполнения или ненадлежащего испол­нения обязательства, предусмотрена ст. 364 ГК, а обязанность деликвента возместить вред, нанесенный личности или имуще­ству гражданина (юридического лица), — ст. 933 ГК. Возмеще­нием убытков достигается полное восстановление имущественного положения лица, пострадавшего в результате правонарушения.

Убытки состоят из реального ущерба и упущенной выгоды. Такое деление убытков отражает структуру интересов участников гражданского оборота, которые заключаются не только в сохра­нении, но и увеличении наличного имущества посредством совер­шения правомерных юридических действий.

Реальный ущерб включает расходы, которые кредитор произ­вел или должен будет произвести для восстановления нарушен­ного права, а также утрату или повреждение его имущества (например, затраты на обратную транспортировку некачествен­ной продукции или устранение ее недостатков; снижение каче­ства или гибель скоропортящейся продукции из-за просрочки доставки тары). ГК предоставил возможность взыскания расхо­дов, направленных на восстановление нарушенного права долж­ника, еще до того, как они будут произведены. Наример, в случае повреждения вещи арендатором арендодатель может взыскать стоимость ремонта, предварительно обосновав ее размер. Напро­тив, только по факту производства кредитор вправе взыскать суммы штрафных санкций, уплаченных своим контрагентам в связи с нарушением обязательства должником.

Упущенная выгода состоит в неполучении кредитором тех доходов, которые он мог бы получить при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (на­пример, из-за несвоевременного открытия выставочного павиль­она, время работы выставки было сокращено, что отразилось на прибыли организатора).

Поскольку упущенная выгода связана с предполагаемыми (ожидаемыми) доходами, реальность получения которых должна быть доказана, при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления (п. 4 ст. 364 ГК). Такие меры и приготовления могут носить как фактический, так и юридичес­кий характер. Например, предприятие полностью завершило монтаж технологической линии, пуск которой срывается из-за задержки поставки сырья, и заключило контракты на реализацию продукции, запланированной к выпуску на этой линии. Упущен­ную выгоду составит прибыль, которую предприятие могло по­лучить за время просрочки ввода линии в эксплуатацию.

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возме­щения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере, не меньшем, чем такие доходы (ч. 2 п. 2 ст. 14 ГК). Данная норма является реализацией принципа добросовестности, согласно ко­торому никто не может обогатиться за счет другого лица, действуя противоправно. В то же время нельзя не отметить, что выгода, полученная лицом, нарушившим право, ни в какой связи с убыт­ками кредитора не находится, а потому не может считаться упрощенным способом определения их размера.

Возмещение убытков возможно как в денежной, так и в натуральной форме (например, посадка правонарушителем дере­вьев взамен уничтоженных). Преимущественной формой возме­щения убытков является денежная.

• Ответственность в форме возмещения убытков является универсальной, тогда как ответственность в форме взыскания неустойки наступает при неисполнении или ненадлежащем исполнении договорного обязательства и только в случаях, предусмотренных законодательством или договором. Потерпевшая сторона вправе требовать уплаты неустойки независи­мо от причинения ей убытков.

В том случае, когда правонарушение сопровождается возник­новением убытков у кредитора, взыскание любого вида неустойки (зачетной, штрафной, альтернативной и исключительной) позво­ляет компенсировать причиненные убытки в определенном объе­ме. И только исключительная неустойка может создать препят­ствия для полной компенсации имущественных потерь кредито­ра, поскольку исключает возможность предъявления кредитором требования о возмещении убытков.

Особая популярность неустойки как формы гражданско-пра­вовой ответственности обусловлена следующими ее преимуще­ствами:

• в отличие от убытков неустойка представляет собой вели­чину, абсолютно определенную;

• по требованию об уплате неустойки кредитор не должен доказывать причинение ему убытков, что зачастую явля­ется затруднительным;

• простота взыскания неустойки позволяет кредитору доста­точно быстро компенсировать имущественные потери, которые еще не могут быть заявлены в качестве убытков;

• в тех случаях, когда правонарушение не причиняет креди­тору убытков или убытки являются незначительными, взыскание неустойки оказывает стимулирующее и превен­тивное воздействие на правонарушителя;

• неустойка позволяет дифференцировать ответственность должника в зависимости от степени тяжести правонаруше­ния для кредитора.

• ГК устанавливает универсальную ответственность за нару­шение денежного обязательства. Согласно ст. 366 ГК пользова­ние чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица влечет уплату процентов на сумму этих средств.

Понятие «пользование чужими денежными средствами» не следует понимать буквально. Чужими могут быть как деньги, принадлежащие другому лицу (заимствованные, присвоенные), так и собственные денежные средства, подлежащие уплате в силу обязательства. Для применения ст. 366 ГК не требуется, чтобы должник осуществлял фактическое пользование чужими денеж­ными средствами. Достаточно того, что, обладая чужими деньга­ми, лицо могло использовать их с выгодой для себя благодаря абсолютной ценности денег в гражданском обороте.

Размер процентов определяется ставкой рефинансирования Национального банка Республики Беларусь на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части, за исключением взыскания долга в судебном порядке, когда суд удовлетворяет требование кредитора исходя из ставки рефинанси­рования Национального банка на день вынесения решения. Иной размер процентов может быть установлен законодательством или договором. При согласовании размера процентов сторонами он должен быть указан в договоре как иной, не соответствующий ставке рефинансирования Национального банка, размер процен­тов, уплачиваемых на основании ст. 366 ГК. В противном случае могут возникнуть затруднения, квалифицировать установленные в договоре проценты в качестве неустойки (пени) или ответствен­ности по ст. 366 ГК.

Поскольку по обязательствам в иностранной валюте офици­альной ставки Национального банка Республики Беларусь не существует, то при использовании иностранной валюты в расче­тах по обязательствам в случаях, порядке и на условиях, допус­каемых и определяемых законодательством, нормы ст. 366 ГК не применяются, если иное не установлено законодательством или договором.

В том случае, если денежное обязательство в соответствии с законодательством подлежит оплате в белорусских рублях в размере, эквивалентном определенной сумме в иностранной ва­люте или в условных денежных единицах, проценты начисляются на подлежащую оплате сумму в белорусских рублях, определен­ную по официальному курсу соответствующей валюты или услов­ных денежных единиц на день исполнения денежного обязатель­ства либо его соответствующей части, а в случае взыскания долга в судебном порядке — надень вынесения решения судом (ч. Зп.1 ст. 366 ГК).

Согласно п. 2 ст. 366 ГК, если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, или сумма долга, увеличенная с учетом инфляции, превышают сумму процентов, причитающихся ему на основании п. 1 ст. 366, он вправе требовать от должника возмещения убытков или долга, увеличенного с учетом инфляции, в части, превышающей эту сумму. В вышеуказанном постановлении Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 21 января 2004 г. № 1 разъясняется, что предъявление требования о взыскании суммы долга с учетом инфляции не исключает для кредитора права на предъявление требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами. Однако при взыска­нии суммы процентов за один и тот же период суд должен учиты­вать взысканную сумму долга с учетом инфляции за этот период, применив при этом зачетный метод.

В теории и на практике понятие «сумма долга, увеличенная с учетом инфляции» толкуется неоднозначно. Судебная практи­ка свидетельствует о том, что под «суммой долга, увеличенной с учетом инфляции» суды понимают ту сумму, на которую увели­чилась основная сумма долга в результате инфляции.

Пленум Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь положительно решил вопрос о возможности одновременного взыскания процентов по ст. 366 ГК и неустойки за просрочку исполнения денежного обязательства. Для сравнения отметим, что судебная практика Российской Федерации исключает куму­ляцию двух данных форм ответственности .

Предусмотренные ст. 366 ГК проценты подлежат уплате только на первоначальную сумму основного обязательства и не должны начисляться на проценты за пользование чужими денеж­ными средствами, неустойку и т.д. Взимание процентов за пользо­вание чужими денежными средствами осуществляется по день уплаты суммы этих средств кредитору, если законодательством или договором не установлен более короткий срок для их начисления.

Ответственность в форме процентов за неправомерное пользо­вание чужими денежными средствами следует отличать от процен­тов, подлежащих уплате за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа (ст. 762 ГК), кредитному договору (ст. 771 ГК), договору банковского вклада (ст. 773 ГК). В первом случае имеет место ответственность, во втором — над­лежащее исполнение обязательства из договора. При просрочке возврата суммы займа на последнюю начисляются как проценты, предусмотренные в договоре за пользование суммой займа, так и проценты на основании п. 1 ст. 366 ГК, если иное не предусмотрено законодательством или договором займа (п. 1 ст. 764 ГК).

cyberpedia.su

Понятие, виды и формы гражданско-правовой ответственности

Юридическая ответственность – это претерпевание субъектами неблагоприятных последствий за результаты своей противоправной деятельности.

Читайте так же:  Как оформить сайты в курсовой

Гражданско-правовая ответственности – это вид юридической ответственности, которая состоит в претерпевании правонарушителем неблагоприятных последствий имущественного характера, наступающих по требованию потерпевшей стороны.

Гражданско-правовая ответственность имеет отличительные черты, выделяющие ее среди других видов ответственности, что объясняется сущностью гражданско-правовых отношений, возникающих между равноправными и свободными субъектами:

1) нацелена на имущественную сферу должника, а не на его личность;

2) направлена на восстановление имущественного положения потерпевшей стороны, поэтому санкции взыскиваются в пользу кредитора, а не в пользу государства как в уголовной и административной ответственности;

3) применяется по требованию потерпевшей стороны, которая самостоятельно решает предъявлять либо нет требования к правонарушителю, в отличие от других видов ответственности, где желание потерпевшего не учитывается. Свобода воли сторон проявляется также при установлении объема и условий ответственности.

Виды гражданско-правовой ответственности:

1.В зависимости от основания возникновения различают договорную и внедоговорную (деликтную) ответственность.

Договорная ответственность – возникает из нарушений условий заключенного договора сторонами (например, ответственность арендатора либо арендодателя, исходя из заключенного договора аренды и т.д.)

Деликтная ответственность – возникает из нарушений прав субъектов гражданского оборота между которыми не был заключен договор (например, ответственность из факта причинения вреда имуществу либо жизни, здоровью)

2.В зависимости от характера ответственности обязанных лиц различают долевую, солидарную, субсидиарную ответственность.

Долевая – это ответственность между должниками в определенных долях ( при этом доли предполагаются равными). Например, согласно ст.949 ГК суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях, определив их , исходя из степени вины причинителей вреда.

Солидарная – обязанность каждого из должников отвечать в полном объеме . Такая ответственность является повышенной, создает гарантии для кредиторов, поэтому ее применение возможно лишь в случаях, установленных в законе либо договоре. Например, солидарная ответственность поручителя и должника по основному обязательству перед кредитором.

Субсидиарная – это ответственность субсидиарного (дополнительного) должника по обязательству основного должника. Предусмотрена как в законе, так и в договоре.

В ГК содержится много примеров, когда субсидиарная ответственность наступает в силу закона. Это ответственность товарищей по долгам товарищества (п. 1 ст. 72 ГК); ответственность участников общества с дополнительной ответственностью по долгам общества (п. 1 ст. 94); Договором может быть предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя (п. 1 ст. 343 ГК).

Возможность предъявления требования к субсидиарному должнику не связана с наличием у основного должника реальной возможности несения ответственности. Достаточно простого отказа от удовлетворения требования или неполучения от него ответа в разумный срок.

Формы гражданско-правовой ответственности – это те неблагоприятные последствия, которые наступают для должника, совершившего правонарушение.

Традиционно выделяют три формы ответственности:

1) возмещение убытков;

2) уплата неустойки;

3) взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами

Возмещение убытков является общей и главной формой гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств. Общей — потому что наступает всегда, когда кредитору в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства причинен имущественный ущерб и если иное не предусмотрено законом или договором, а главной — потому что путем возмещения убытков достигается полное восстановление имущественного положения кредитора за счет должника (взыскиваемые убытки эквивалентны причиненному ущербу, то есть является его денежным выражением).

Убытки подлежат взысканию в силу ст. 364 ГК независимо от того, содержит ли договор условие об ответственности в форме убытков или нет. Более того, соглашение об исключении ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 364, является ничтожным.

Таким образом убытки – это денежная оценка имущественных потерь кредитора и они бывают двух видов — реальный ущерб и упущенная выгода (комментарий к ст. 14). Реальный ущерб – это расходы, которые произвел кредитор или он должен будет их произвести для восстановления нарушенных прав, а также утрата или повреждение имущества. Упущенная выгода– это неполучение кредитором тех доходов, которые он мог бы получить при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было бы нарушено. Данная категория связана с предполагаемыми доходами, доказать которые нелегко.

Нарушение обязательств может сопровождаться причинением как имущественного, так и морального вреда. В связи с этим необходимо отметить, что компенсация морального вреда, причиненного нарушением обязательств, осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда, но только в тех случаях, когда это прямо предусмотрено законодательством (например, Закон Республики Беларусь «О защите прав потребителей» )

Неустойка – денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения..

Неустойка устанавливается законодательством (тогда она может быть взыскана независимо от указания ее в договоре) либо договором

Неустойка может быть в форме штрафа (однократно взыскиваемая сумму) или в форме пени (взыскивается непрерывно за каждый день просрочки)

Если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

При решении вопроса об уменьшении неустойки судом могут быть учтены действия сторон, направленные на добровольное досудебное урегулирование спора.

Проценты за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется ставкой рефинансирования Национального банка Республики Беларусь на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части, за исключением взыскания долга в судебном порядке, когда суд удовлетворяет требование кредитора, исходя из ставки рефинансирования Национального банка на день вынесения решения.

studopedia.ru

Уменьшение неустойки по алиментам

Вправе ли суд уменьшить законную неустойку, взыскиваемую с гражданина-должника по уплате алиментов?

Да, Конституционный Суд РФ (Постановление КС РФ от 6.10.2017 №23-П/2017 ) удовлетворил жалобу гражданина-должника по уплате алиментов и указал, что суды, применяя нормы, устанавливающие ответственность за несвоевременную уплату алиментов в форме законной неустойки, имеют право уменьшать неустойку, явно несоразмерную последствиям нарушения обязательства.

Приводим текст этого постановления.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ

по делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Р.К.Костяшкина город Санкт-Петербург 6 октября 2017 года

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, С.М.Казанцева, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 471 , 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,

рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина Р.К.Костяшкина. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителем законоположения. Заслушав сообщение судьи-докладчика Л.О.Красавчиковой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

у с т а н о в и л :

1. В соответствии с пунктом 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, виновное лицо уплачивает получателю алиментов неустойку в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки (абзац первый). В силу положения пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации суд вправе уменьшить неустойку, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

1.1. Ковровским городским судом Владимирской области 3 июля 1997 года был выдан судебный приказ о взыскании алиментов с гражданина Р.К.Костяшкина на несовершеннолетнего ребенка А.Р.Костяшкина в размере ¼ части всех видов заработка ежемесячно, начиная с 27 июня 1997 года до его совершеннолетия. В связи с ненадлежащим исполнением Р.К.Костяшкиным возложенной на него указанным постановлением суда обязанности (задолженность по уплате алиментов составила 216 764,79 руб.) достигший совершеннолетия А.Р.Костяшкин обратился в суд с требованием к Р.К.Костяшкину о взыскании неустойки за несвоевременную уплату алиментов в размере 3 242 535,18 руб. 3 Решением мирового судьи судебного участка № 9 города Коврова и Ковровского района Владимирской области от 26 июля 2016 года в удовлетворении указанных требований было отказано, поскольку на основании решения Ковровского городского суда Владимирской области от 8 августа 2014 года из актовой записи о рождении ребенка были исключены сведения об отцовстве Р.К.Костяшкина в отношении А.Р.Костяшкина. Апелляционным определением Ковровского городского суда Владимирской области от 21 ноября 2016 года указанное решение отменено и вынесено новое решение, которым исковые требования к Р.К.Костяшкину были удовлетворены и с него была взыскана неустойка за несвоевременную уплату алиментов в размере 3 242 535,18 руб. При этом суд апелляционной инстанции, руководствуясь разъяснением Президиума Верховного Суда Российской Федерации, изложенным в Обзоре судебной практики по делам, связанным со взысканием алиментов на несовершеннолетних детей, а также на нетрудоспособных совершеннолетних детей (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 13 мая 2015 года), исходил из того, что решение о взыскании алиментов должно было исполняться лицом, обязанным уплачивать алименты, надлежащим образом до вступления в силу решения суда об исключении его отцовства в отношении ребенка. Кроме того, суд апелляционной инстанции со ссылкой на Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2012 года (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26 декабря 2012 года) указал, что особенности алиментных обязательств исключают возможность применения статьи 333 ГК Российской Федерации к возникающей в соответствии с пунктом 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации ответственности должника за ненадлежащее исполнение обязанности по уплате алиментов и, соответственно, уменьшение размера данной неустойки не допускается. По мнению гражданина Р.К.Костяшкина, оспариваемые им положения пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 4 статьи 333 ГК Российской Федерации противоречат статье 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они исключают право суда при рассмотрении конкретного спора уменьшить размер неустойки, начисленной за просрочку уплаты алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка, если она явно несоразмерна последствиям нарушения данного обязательства, что в совокупности с тяжелым материальным положением должника приводит к нарушению баланса прав и законных интересов всех несовершеннолетних детей должника, находящихся на его иждивении.

Читайте так же:  Жалоба в роспотребнадзор образец на жкх

1.2. В соответствии со статьями 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд Российской Федерации, проверяя по жалобам граждан конституционность законоположений, примененных в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, и затрагивающих конституционные права и свободы, на нарушение которых ссылается заявитель, принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению, оценивая как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм, не будучи связанным при принятии решения основаниями и доводами, изложенными в жалобе. Соответственно, положения пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации являются предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу постольку, поскольку на основании этих положений решается вопрос о возможности уменьшения неустойки, подлежащей уплате при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда.

2. Согласно Конституции Российской Федерации забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей (статья 38, часть 2). Данному конституционному предписанию, служащему основой правоотношений, содержание которых составляют родительские обязанности и коррелирующие им права детей, и предполагающему, что ущемление прав ребенка несовместимо с самой природой этих отношений, корреспондируют положения международно-правовых актов, являющихся в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации. Так, согласно принятой Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1959 года Декларации прав ребенка наилучшее обеспечение интересов ребенка должно быть руководящим принципом для тех, на ком лежит ответственность за его образование и обучение, прежде всего для его родителей (принцип 7). Конвенция о правах ребенка, одобренная Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года, также возлагает основную ответственность за воспитание и развитие ребенка на родителей, предметом главной заботы которых должно быть наилучшее обеспечение его интересов (статья 18). Осуществляя в порядке конкретизации предписания статьи 38 (часть 2) Конституции Российской Федерации и приведенных положений международно-правовых актов свои дискреционные полномочия, федеральный законодатель закрепил в Семейном кодексе Российской Федерации в числе принципов регулирования семейных отношений заботу о благосостоянии и развитии детей, обеспечение приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи (статья 1). На основе этих принципов в Семейном кодексе Российской Федерации определяются права и обязанности родителей и детей, в том числе имущественные, включая право ребенка на получение содержания от своих родителей и обязанность родителей по содержанию несовершеннолетних 6 детей, которая, как правило, реализуется родителями добровольно (статьи 60 и 80).

3. В случае если родители не предоставляют содержание своим несовершеннолетним детям, средства на содержание несовершеннолетних детей (алименты) согласно Семейному кодексу Российской Федерации взыскиваются с родителей в судебном порядке (пункт 2 статьи 80); при отсутствии соглашения об уплате алиментов алименты на несовершеннолетних детей взыскиваются судом с их родителей ежемесячно в размере: на одного ребенка – одной четверти, на двух детей – одной трети, на трех и более детей – половины заработка и (или) иного дохода родителей (пункт 1 статьи 81); суд вправе определить размер алиментов, взыскиваемых ежемесячно, в твердой денежной сумме или одновременно в долях (в соответствии со статьей 81 данного Кодекса) и в твердой денежной сумме (пункт 1 статьи 83). При этом в установленном Семейным кодексом Российской Федерации правовом механизме взыскания с родителей алиментов на несовершеннолетних детей в судебном порядке содержится требование о необходимости учета судом материального и семейного положения сторон алиментного обязательства и других заслуживающих внимания обстоятельств. Так, при определении размера алиментов, взыскиваемых с родителя на несовершеннолетних детей (пункт 2 статьи 81, пункт 2 статьи 83), изменении размера алиментов либо освобождении от их уплаты (пункт 1 статьи 119) суд принимает во внимание материальное и семейное положение сторон, а также иные заслуживающие внимания обстоятельства или интересы сторон (например, нетрудоспособность членов семьи, которым по закону сторона обязана доставлять содержание, наступление инвалидности либо наличие заболевания, препятствующего продолжению прежней работы, поступление ребенка на работу либо занятие им предпринимательской деятельностью); суд также вправе по иску лица, обязанного уплачивать алименты, освободить его полностью или частично 7 от уплаты задолженности по алиментам, если установит, что неуплата алиментов имела место в связи с болезнью этого лица или по другим уважительным причинам и его материальное и семейное положение не дает возможности погасить образовавшуюся задолженность по алиментам (пункт 2 статьи 114). Подобный подход, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 29 сентября 2016 года № 2091-О, направлен на максимально возможное сохранение ребенку прежнего уровня его обеспечения при условии соблюдения баланса интересов несовершеннолетних детей и их родителей в рамках алиментных отношений.

4. Поскольку взыскание алиментов на ребенка является одним из способов реализации конституционных положений о защите детства (статья 7, часть 2; статья 38 Конституции Российской Федерации) и имеет особое социальное значение, Российская Федерация как правовое и социальное государство обязана гарантировать адекватную защиту прав и законных интересов несовершеннолетних детей, для которых регулярное получение указанных платежей может стать одним из основных источников средств к существованию, что предполагает установление эффективных правовых механизмов, посредством которых – в соответствии с закрепленными Конституцией Российской Федерации и Конвенцией о правах ребенка принципами справедливости, равенства, соразмерности, а также стабильности, гарантированности и защиты прав и интересов нуждающихся в материальной поддержке граждан со стороны членов их семьи – обеспечивалось бы сохранение уровня жизнеобеспечения получателя алиментов – несовершеннолетнего ребенка (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 2009 года № 841-О-О, от 5 июля 2011 года № 953-О-О и от 6 июня 2016 года № 1417-О). С целью установления гарантий осуществления прав несовершеннолетних детей на получение содержания федеральным законодателем предусмотрена развернутая система мер государственного 8 принуждения в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по содержанию несовершеннолетних детей, включающая привлечение к уголовной (часть первая статьи 157 УК Российской Федерации) и административной (статья 5.351 КоАП Российской Федерации) ответственности, а также возможность временного ограничения в соответствии с Федеральным законом от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» выезда должника из Российской Федерации (часть 1 статьи 67) и пользования им специальным правом (часть 1 статьи 671 ). Кроме того, за нарушение алиментных обязательств законодательством установлены меры семейно-правовой ответственности в виде лишения родительских прав (статья 69 Семейного кодекса Российской Федерации) и имущественной ответственности за несвоевременную уплату алиментов (статья 115 Семейного кодекса Российской Федерации). В частности, несвоевременная уплата алиментов влечет за собой в том числе меры гражданско-правовой ответственности в форме возмещения убытков и уплаты законной зачетной неустойки. Ее размер установлен пунктом 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации, согласно которому при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, виновное лицо уплачивает получателю алиментов неустойку в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки (абзац первый). Названная норма, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, направлена на обеспечение своевременного исполнения обязанностей по уплате алиментов (определения от 20 ноября 2014 года № 2596-О и № 2597-О, от 29 января 2015 года № 109-О, от 23 июня 2015 года № 1389-О и от 28 января 2016 года № 166-О) и, будучи частью правового механизма принудительного исполнения родителями обязанности содержать своих несовершеннолетних детей, призвана гарантировать защиту их прав и законных интересов посредством стимулирования плательщиков алиментов добровольно исполнять обязанности по содержанию своих 9 несовершеннолетних детей, избегать образования задолженности по исполнению алиментных обязательств, не допуская ситуаций экономического обесценивания задержанных должниками алиментных выплат.

5. В соответствии с пунктом 1 статьи 330 ГК Российской Федерации неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. Если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку (пункт 1 статьи 333 ГК Российской Федерации). Конституционный Суд Российской Федерации в ряде своих решений отмечал, что неустойка как способ обеспечения исполнения обязательств и мера имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, по смыслу статей 12, 330, 332 и 394 ГК Российской Федерации, стимулирует своевременное исполнение обязательств, позволяя значительно снизить вероятность нарушения прав кредитора, предупредить нарушение (определения от 17 июля 2014 года № 1723-О, от 24 марта 2015 года № 579-О и от 23 июня 2016 года № 1376- О). Неоднократно обращаясь к вопросу уменьшения судом размера подлежащей взысканию неустойки в связи с ненадлежащим исполнением обязательств в соответствии со статьей 333 ГК Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации пришел к следующим выводам. Положение пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации, закрепляющее право суда уменьшить размер подлежащей взысканию неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, по существу, предписывает суду устанавливать баланс 10 между применяемой к нарушителю мерой ответственности и размером действительного ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2012 года № 185-О-О, от 22 января 2014 года № 219-О, от 24 ноября 2016 года № 2447-О, от 28 февраля 2017 года № 431- О и др.). Требование о снижении размера неустойки, являясь производным от основного требования о взыскании неустойки, неразрывно связано с последним и позволяет суду при рассмотрении дела по существу оценить одновременно и обоснованность размера заявленной к взысканию неустойки, т.е. ее соразмерность последствиям нарушения обязательства, что, по сути, направлено на реализацию действия общеправовых принципов справедливости и соразмерности, а также обеспечение баланса имущественных прав участников правоотношений при вынесении судебного решения и согласуется с положением статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которым осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 24 ноября 2016 года № 2447-О и от 28 февраля 2017 года № 431-О).

Читайте так же:  Приказ на инвентаризацию на складе

6. Согласно Семейному кодексу Российской Федерации семейное законодательство устанавливает порядок осуществления и защиты семейных прав, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными) (статья 2). К названным в статье 2 данного Кодекса имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений (статья 4). При этом в силу пункта 1 статьи 7 Семейного кодекса Российской Федерации граждане по своему усмотрению распоряжаются принадлежащими им правами, вытекающими из семейных отношений (семейными правами), в том числе правом на защиту этих прав, если иное не установлено данным Кодексом; осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должны нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан. Соответственно, положение пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации, предусматривающее ответственность за несвоевременную уплату алиментов в форме законной неустойки, равно как и положение пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации, позволяющее суду при разрешении судебного спора уменьшить неустойку, явно несоразмерную последствиям нарушения обязательства, – исходя из цели обеспечения баланса интересов обеих сторон алиментных правоотношений, лежащего в основе правового регулирования принудительного исполнения родителями обязанности содержать своих несовершеннолетних детей, – не исключают обязанности суда оценить обоснованность размера заявленной к взысканию неустойки, т.е. фактически ее соразмерность задолженности алиментнообязанного лица, в том числе с учетом исключительных обстоятельств, затрагивающих права и законные интересы других членов семьи (включая оценку реальных доходов алиментнообязанного лица в период образования задолженности, поскольку именно реальными доходами определяются материальные возможности такого лица по осуществлению принадлежащих ему прав и исполнению возложенных на него обязанностей, среди которых содержание самого себя и других членов своей семьи, находящихся на его иждивении).

7. Между тем сложившаяся правоприменительная практика свидетельствует о том, что суды общей юрисдикции при разрешении вопросов о возможности уменьшения судом неустойки за несвоевременную уплату алиментов в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения алиментных обязательств на основании положений пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации исходят из того, что указанные законоположения не предполагают право суда уменьшить неустойку, подлежащую уплате при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, что не в полной мере отвечает конституционным требованиям обеспечения поддержания баланса интересов не только тех сторон алиментных правоотношений, обязательство по содержанию которых установлено по решению суда, но и других участников семейных правоотношений (несовершеннолетних, нуждающихся, нетрудоспособных), которые также имеют право на получение содержания от должника, и, следовательно, ослабляет гарантии защиты их конституционных прав и свобод, а потому может привести к нарушению принципов равенства и верховенства закона. Как следует из представленных в Конституционный Суд Российской Федерации материалов, на иждивении заявителя, имеющего алиментные обязательства в отношении достигшего совершеннолетия А.Р.Костяшкина (1996 года рождения), находятся трое несовершеннолетних детей (2000, 2008 и 2015 года рождения), чьи права и законные интересы могут быть затронуты юридически значимыми действиями, связанными с исполнением судебного решения о взыскании законной неустойки в пользу А.Р.Костяшкина в размере, исчисленном судом без учета положения пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации, поскольку уровень материальных возможностей заявителя по содержанию других членов его семьи и сам факт их наличия, с учетом его подтвержденных доходов, также не учитывались судом при рассмотрении данного спора.

8. Таким образом, положения пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации, направленные на реализацию действия общеправовых принципов справедливости и соразмерности, а также стабильности, гарантированности 13 и защиты прав и интересов нуждающихся в материальной поддержке граждан, обеспечение баланса имущественных прав участников правоотношений при вынесении судебного решения, согласуются с конституционным принципом недопустимости такого осуществления прав и свобод человека и гражданина, которым нарушаются права и свободы других лиц (статья 17, часть 3, Конституции Российской Федерации), по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования и с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, сохраняющих свою силу, не дают оснований для вывода об отсутствии у суда права при наличии заслуживающих внимания обстоятельств разрешать вопрос о возможности уменьшения неустойки, подлежащей уплате при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, в случае ее явной несоразмерности имеющейся задолженности. Иное понимание данных законоположений означало бы не только отступление от вытекающего из статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации требования, конкретизированного в статье 7 Семейного кодекса Российской Федерации, согласно которому осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должны нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан, но и приводило бы к снижению гарантий государственной защиты семьи, материнства, отцовства и детства, закрепленных статьей 38 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, и противоречило бы общепризнанным принципам и нормам международного права, являющимся в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации. Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 6, 471 , 71, 72, 74, 75, 78, 79, 87 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

п о с т а н о в и л :

1. Признать положения пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку эти положения – по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования – не препятствуют суду при наличии заслуживающих внимания обстоятельств уменьшить неустойку при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства по уплате алиментов.

2. В силу статьи 6 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» конституционно-правовой смысл положений пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации, выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

3. Судебные акты по делу гражданина Костяшкина Романа Константиновича, вынесенные на основании пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

sud-mo.ru

Обсуждение закрыто.