Не равны перед законом

Не равны перед законом

Перед законом все равны

Законодательная инициатива об освобождении сотрудников Следственного комитета РФ от административной ответственности за нарушение ПДД вызвала неоднозначную реакцию. После некоторых публикаций в средствах массовой информации показалось, что парламентарии заколебались. Надо ли? Не будет ли возмущения в обществе? Попробуем разобраться с юридической точки зрения.

Понятно, что вопрос об ответственности следователей за нарушения ПДД, конечно, важный, но частный. Проблема лежит в более глобальной плоскости общего понимания конституционного принципа равенства граждан перед законом и судом.

Все чаще слышатся голоса о том, что, дескать, разного рода привилегии депутатов, судей и т. п., в отношении которых действует особый порядок привлечения к уголовной, административной и иной ответственности, не демократичен и противоречит принципу равенства. Теперь вот следователи. Где в этих рассуждениях о необоснованных «привилегиях» чистый популизм, а где правовой резон?

На самом деле вопрос о принципе равенства граждан перед законом и судом, наиболее ярко воплощенный во французской Декларации прав человека и гражданина 1789 года, давно и подробно разработан не только в конституционно-правовой доктрине самой Франции, но и на уровне европейского и даже международного права.

Решениям национальных и наднациональных европейских судов по данному поводу несть числа, их можно цитировать и цитировать, но везде будет примерно одна и та же мысль.

Возьмем для ее иллюстрации решение Конституционного совета Франции от 12 июля 1979 года, где сказано: «Принцип равенства заключается в том, что в отношении лиц, находящихся в одинаковых условиях, должны применяться одинаковые подходы, но из этого не вытекает, что в отношении лиц, находящихся в разных условиях, не могут применяться разные подходы». Вот, собственно, и все. Остальные варианты трактовки данного принципа высокими европейскими инстанциями, включая Европейский суд справедливости в Люксембурге или Европейский суд по правам человека в Страсбурге, представляют лишь парафраз той же самой мысли.

Принцип равенства не применяется и не может применяться механически

Иначе говоря, принцип равенства не применяется и не может применяться механически. Правовая система каждой страны пронизана неравенством. Она по-разному относится к несовершеннолетним, пенсионерам, военнослужащим, инвалидам, беременным женщинам и даже к представителям разных профессий.

Балерина и почтальон выходят на пенсию в разном возрасте. Нарушает ли это принцип равенства? Ничуть, так как балерина и почтальон находятся в разных условиях с точки зрения зависимости их профессии от степени изношенности организма.

Но если мы будем по-разному определять возраст выхода на пенсию двух балерин, выставляя какие-то дополнительные критерии, не имеющие отношения к их профессиональной деятельности (национальность, социальное происхождение, отношение к религии и т. п.), то это будет грубейшим нарушением Конституции и принципа равенства, поскольку обе балерины находятся в одинаковых условиях.

Именно по этой причине различного рода особые механизмы привлечения к ответственности депутатов и судей никоим образом не являются некоей «феодальной привилегией». Они легитимны в той мере, в какой отражают особую ситуацию, в которой находятся лица, занимающие соответствующие должности.

Скажем, судья осуществляет правосудие, причем должен при его осуществлении быть абсолютно независим, в том числе от вышестоящих судей, председателя суда и т. п. Иначе говоря, он осуществляет правосудие исключительно в личном качестве и несет за это персональную ответственность.

При этом само правосудие представляет собой сложнейшую деятельность, влияющую на судьбы людей, репутацию крупных чиновников, разрешение споров на огромные суммы и т. п. Может ли возникнуть искушение «надавить» на судью тем или иным способом, в том числе путем привлечения его к уголовной или административной ответственности, если он начинает затрагивать своими решениями интересы «крупных игроков»? Конечно.

Правовая система каждой страны пронизана неравенством

Сталкиваются с той же проблемой шахтер, шофер или медсестра? Нет, поскольку «давить» на них нет никакого смысла, так как они не принимают судьбоносных правовых решений. Из этого вытекает, что судья и шофер находятся в разных условиях с точки зрения гипотетического давления на них, поэтому в отношении первого существует особый механизм привлечения к уголовной или административной ответственности, а в отношении второго — нет. В то же время обычный чиновник, не являющийся судьей, никакими подобными привилегиями обладать не должен, поскольку никто не требует от него индивидуальной независимости. Да и «давить» на него бессмысленно, ибо он является лишь элементом иерархической системы, где есть начальник, который его всегда «прикроет», примет на себя ответственность, сам передаст дело по инстанциям, подключит еще более высокого начальника и т. п., то есть сделает то, что категорически нельзя делать в судебной системе.

Поэтому никакими привилегиями не обладают в отличие от судьи не только шофер, но и пожарный инспектор или полицейский.

Теперь о следователях. Кто они с точки зрения описанного только что противопоставления судьи и рядового чиновника? Здесь есть два подхода, между которыми в последние годы судорожно мечется наша правовая система.

В соответствии с одним из них (французским) следователь — это следственный судья, то есть независимый магистрат, который в личном качестве проводит предварительное следствие и несет за него персональную ответственность. Нечто подобное было и у нас до 1917 года, когда существовали так называемые судебные следователи (незабвенный Порфирий Петрович у Ф. М. Достоевского). В такой ситуации следователь, конечно, должен обладать всеми основными гарантиями, которыми обладает судья, в том числе привлекаться к административной ответственности в особом порядке, поскольку искушение давления на такого следователя равновелико искушению давления на обычного судью.

В соответствии со вторым из них (американским) следователь — это всего лишь полицейский агент (ФБР или другого ведомства), который ничем не отличается от нашего оперативника и действует в рамках строгой полицейской иерархии. В таком случае ни о какой независимости следователя не может быть и речи, а значит, не может быть и речи о каких-то особых механизмах привлечения его к ответственности.

Вектор развития нашей правовой системы устремляется в сторону «судебных следователей

Когда инициаторы законопроекта ссылаются в обоснование на то, что особый режим привлечения к административный ответственности необходим, чтобы избежать давления на следователей, то они исходят из первого подхода.

Вектор развития нашей правовой системы устремляется в сторону «судебных следователей», то есть к восстановлению того, что мы утратили в советско-постсоветский период. Когда правовое управление Госдумы указывает в ответ, что требования СК неправомерны, поскольку сотрудники МВД, ФСИН или ФСКН таким правом не обладают и привлекаются к ответственности на общих основаниях, мы сталкиваемся с прямо противоположной логикой, основанной на втором подходе, где следователь ничем не отличается от остальных полицейских.

В конце концов, нашей правовой системе рано или поздно придется определяться, о чем давно говорится в научно-экспертном сообществе. Найти компромисс между идеей «судебного следователя» и идеей «следователя-полицейского» фактически невозможно, что прекрасно видно по, казалось бы, локальной проблеме привлечения следователей к административной ответственности.

Надо ли сначала решить принципиальную проблему, а затем уже заниматься деталями, или, напротив, именно детали позволят нам сдвинуться с мертвой точки в рамках этой сложной дискуссии, наметив внешне локальными штрихами фундаментальный вектор развития? Вопрос неоднозначный. Но в любом случае, даже если мы решим отталкиваться от деталей, важно, чтобы они выстраивались в одну линию, а не представляли собой хаотичный бег в разных направлениях.

Читайте так же:  Приказ о повышении зарплаты в 2018 году

tass.ru

Не все равны перед Законом

Если вы до сих пор уверены, что Человек, его права и свободы являются высшей ценностью в нашей стране, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – это главная обязанность государства (Статья 2 Конституции РФ), то вы находитесь в «группе риска», и когда вы окончательно убедитесь в том, что это не так, может быть уже поздно.

6 ноября 2010 года перед зданием Кировской областной филармонии был проведён санкционированный пикет, цель которого заключалась в протесте против решения Обнинского городского суда Калужской области о признании книги академика Н.В. Левашова «Россия в кривых зеркалах» экстремистским материалом. Во время пикет прохожим раздавались статьи «Антироссийский антициклон» и «Замалчиваемая История России», заранее распечатанные на принтерах.

20 декабря 2010 года в отношении организаторов пикета, участников Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век» Шишкиной Е.В. и Бакулиной У.В. было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 282 Уголовного кодекса РФ.

Ни для кого давно уже не секрет, что данная скандальная статья уголовного кодекса в народе получила прозвище «русская статья» по той причине, что её применяют в основном в отношении тех, кто словом или делом пытается защищать права и свободы русского человека, нации в целом, кто ставит общественные интересы над личными, кто пытается вытянуть народ из социальной и моральной трясины, в которую нас всех продолжают загонять.

Людей, привлекаемых по этой статье УК РФ, обвиняют в том, что они совершили «…действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации…»

И, соответственно, эти действия «…наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до двух лет…»

В действительности, содержание этой статьи УК РФ очень неоднозначно и имеет огромные щели для вольного толкования. Но это тема отдельного серьёзного разговора. Обращу ваше внимание только на одну интересную вещь, оказывается, что формально, понятие «какая-либо социальная группа» возможно отнести к чему угодно, к любой группе людей, объединённых любыми «по вашему желанию» признаками. Это не было бы так смешно, если бы от этого не было бы так горько, ведь девушкам вменяется разжигание ненависти к социальной группе… «американцы».

Обратите внимание: в России русских девушек пытаются засудить за то, что они раздавали статью, напечатанную ранее в газете «Президент», которая никогда и никем не оспаривалась и не запрещалась! И кировским девушкам вменили в вину то, что русский академик в этой статье рассказал правду об американцах и их тайной войне против России!

Во всём этом хорошо просматривается одно, но самое главное: подвести эту «русскую статью» следственные и судебные органы могут и умеют под любого, кто захочет выразить своё «неудобное» для них мнение.

Именно такая «неудобная» информация, по мнению следствия, содержалась в распечатанных материалах Н.В.Левашова под названиями «Антироссийский антициклон» и «Замалчиваемая История России», которые раздавались прохожим 6 ноября 2010 года во время пикета перед зданием Кировской областной филармонии.

Итак, как же развивались события, и продвигалось расследование этого «преступления».

Приблизительно месяц спустя после пикета Шишкина Е.В., как основной организатор данного мероприятия, была приглашена старшим оперуполномоченным, майором милиции Базылевым А.В. в Центр по противодействию экстремизму (далее по тексту ЦПЭ). В ЦПЭ майор Базылев А.В в присутствии ещё одного сотрудника милиции провёл с приглашённой беседу касательно организованного ею 6 ноября пикетирования. После беседы, длившейся чуть больше часа, девушку отпустили, не имея к ней никаких претензий.

Через некоторое время Шишкина Е.В. была снова вызвана повесткой из ЦПЭ теперь уже вместе с Бакулиной У.В., которая во время пикетирования 6 ноября была ответственной за медицинскую помощь. Стоит уточнить, что повестки из ЦПЭ, которые получали девушки, имели весьма странную форму и содержание. Исходящие регистрационные номера на них отсутствовали, несмотря на то, что любой входящий и исходящий документ в государственных органах регистрируется. Также в тексте повесток отсутствовали причина и основание вызова, соответственно, понять из текста повесток, с какой целью человек был вдруг вызван, и по какому поводу ему придётся давать объяснения, невозможно. Единственная информация, которую можно было почерпнуть из вышеупомянутых повесток, так это то, что адресаты вызываются в ЦПЭ в качестве свидетелей.

Хочу обратить внимание, что на тот момент: уголовное дело заведено не было, поэтому никакие объяснения или свидетельские показания брать с девушек не имели законного права. Но, пользуясь юридической некомпетентностью подавляющей части населения нашей страны, правоохранительные органы в своём большинстве стали органами «правонарушительными», в чём любой может убедиться, познакомившись с материалами этого дела.

У любого человека имеется закономерно сложившийся стереотип доверять в определённых вопросах «специалистам» в соответствующей области знаний, о которой сам человек имеет очень слабое представление. И это нормально, мы не можем знать и уметь всего, для этого и существуют многочисленные «специалисты». Проблема в том, что некоторые из пресловутых «специалистов» используют безграмотность человека в определённых вопросах в своих корыстных целях и зачастую во вред первому. А особенно страшно, когда нечистоплотными становятся специалисты, призванные по долгу службы и профессии защищать наши права и свободы, от которых зависит наша жизнь и здоровье. Увы, но сложившаяся обстановка заставляет нас осваивать тонкости до сей поры незнакомых нам профессий, чтобы только не быть лишний раз обманутым, чтобы сохранить своё здоровье, имущество и доброе имя.

Возвращаясь к теме свидетельских показаний, необходимо помнить, что статья 51 Конституции РФ предусматривает «…никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников…» и заставлять вас это делать никто не вправе.

Однако, к сожалению, объяснения по заданным милицией вопросам нашими героинями были всё-таки даны и записаны со слов участниц пикета сотрудником ЦПЭ. Важно всегда иметь в виду, что то, что вы говорите при даче показаний или объяснений, может кардинально отличаться от того, что записывают, якобы с ваших слов, сотрудники соответствующих органов, либо, как вам кажется, суть будет передана верно, но изложена будет настолько двусмысленно, что по желанию следствия и суда ваши слова будут трактоваться вам во вред.

15 декабря 2010 года Шишкина Е.В. и Бакулина У.В. были вызваны уже следователем Первомайского МСО СУ СК РФ по Кировской области Бугаёвым В.Ю. звонком по телефону и вновь, как и случае с ЦПЭ, девушки не воспользовались своим конституционным правом не свидетельствовать против себя, и дали объяснения повторно. Таким образом, сами будущие обвиняемые начали помогать следствию накапливать материалы для уголовного дела.

Читайте так же:  Приказ министра обороны 200 2001 года

Следует помнить, что уголовное законодательство должно руководствоваться принципом «презумпции невиновности». Говоря простым языком, обвиняемый или подозреваемый не обязан доказывать свою невиновность, это бремя лежит на следственных органах, а зачастую получается, что мы своими руками приносим достаточные доказательства для собственного обвинения, упрощая «работу» органов в попытке обвинять нас в том, в чём мы не виновны.

23 декабря 2010 года следователь Бугаёв В.Ю. по телефону предложил подозреваемым повторно явиться в отделение, однако ответить конкретно, какова цель визита, он не смог или не захотел. В ответ на это девушки передали ему номер телефона своего правозащитника и отказались приезжать для дачи объяснений. А вечером, что называется, приехали к ним. Причём, о том, что против них 3 дня назад было возбуждено уголовное дело, следователь почему-то забыл сообщить. Соответствующее уведомление пришло по почте с недельным опозданием.

Этим же вечером сотрудники ЦПЭ с постановлением о проведении обыска явились на дом. Обыск осуществлялся цинично с демонстрацией наделённой власти, а также с «шутками и прибаутками» оперов и понятых девушек (одна из которых была впоследствии замечена в следственном отделе), досматривались личные вещи подозреваемых, не имеющие никакого отношения к делу. В конечном итоге была изъята вся компьютерная техника в квартирах, даже та, что не принадлежала подозреваемым, принтеры, книги Н. Левашова, выпуск газеты «Президент» и некоторые печатные материалы, тоже никак к делу не относящиеся.

Позже, на вопрос, доказательством чего может являться принтер, который не подключался к ноутбуку, приобщённому как вещественное доказательство, следователь ответил, что это доказательство косвенное, и вообще, он так решил. Таким образом, складывается чёткое понимание, как на самом деле хранилище вещьдоков пополняется материальными ценностями, свободный доступ к которым имеют сотрудники соответствующих органов.

20 декабря 2010 года, как уже упоминалось, было официально возбуждено уголовное дело, по которому они проходят подозреваемыми, о чём девушки узнали из письма, пришедшего по почте только спустя неделю. И это, к сожалению, не последнее нарушение следователем прав подозреваемых и норм закона.

Странную реакцию следователя Бугаёва В.Ю. пришлось наблюдать подозреваемым, когда последние предоставили следователю соглашение, заключённое ими с московским адвокатом. Следователь, проявив трогательную заботу о кировских адвокатах, которые просиживают без работы, в то время как подозреваемые нанимают московских, начал делать заявления и заверения, что данного адвоката не допустят к участию в процессе, если только он не явится на его вызов (по закону есть срок, в течение которого адвокат может просить отложить следственное действие в связи с занятостью, о чём выбранный девушками адвокат уведомил следователя), и им якобы всё равно придётся выбрать адвоката из города Кирова, да и вообще, по заверению следователя, московские адвокаты крайне слабо выполняют свою работу.

Подобным обманом и введением в заблуждения подозреваемых, действия следователя просто пестрят. Основные следственные мероприятия были перенесены на январь, и можно себе представить, в каком психологическом состоянии прошли у девушек новогодние праздники.

Как уже было сказано выше, главным поводом для привлечения Шишкиной Е.В. и Бакулиной У.В. к уголовной ответственности по ч. 1 статьи 282 уголовного кодекса РФ было распространение статей Н.В.Левашова «Антироссийский антициклон» и «Замалчиваемая История России».

В удовлетворении ходатайства защиты о проведении комплексной психолого-лингвистической экспертизы следователь отказал на том основании, что он уже назначил социально-психологическую экспертизу, лингвистическую экспертизу, а так же назначил компьютерную экспертизу с целью подтверждения использования изъятых компьютеров и принтеров в преступных целях.

Кстати сказать, распространение даже заведомо экстремистских материалов – это административное правонарушение – ст.20.29 КоАП РФ. И для того чтобы признать какой-либо материал экстремистским, должно быть решение суда по соответственному гражданскому делу. На момент проведения пикета, распространяемые материалы не входили в список экстремистских материалов, т.е. в действиях девушек нет не только состава преступления, но нет и самого правонарушения. А следственные органы и суд безпардонно преступают Закон!

Кроме того, экспертиза никакой особой силы, как доказательство, по закону не имеет, что было озвучено адвокатом девушек следователю Бугаёву, однако тот своё дело «знал», как и те эксперты, что так «славно» потрудились на благо следственных органов, найдя в двух небольших статьях столько пострадавших. Так что содержание экспертиз тоже может стать темой отдельного серьёзного и долгого «разбора полётов». Который обязательно будет! Обязательно!

При проведении компьютерной экспертизы эксперту была поставлена задача подтвердить или опровергнуть целый список вопросов-предположений следователя, один из которых следующий: «В один из дней с 1-го по 6-е ноября 2010 года Шишкина Е.В. и Бакулина У.В., находясь дома изготовили с использованием домашней оргтехники и подключенными к ней принтерами печатные материалы с заголовками “Антироссийский антициклон” и “Замалчиваемая история России”».

На самом деле данные печатные материалы не были изготовлены и распечатаны на изъятых компьютерах и принтерах, что и доказала компьютерная экспертиза. Однако, следователь благополучно закрыл на это глаза, и добавил, что ему по сути даже и не нужна эта экспертиза, ему хватит двух предыдущих по статьям, которые раздавались во время проведения пикета. Складывается впечатление, что никто и не собирается надлежащим образом расследовать дело, а следственные органы, затем и суд давно уже «определились» в виновности подозреваемых и подгоняют материалы под нужное им заключение.

На ходатайства о привлечении в качестве защитников определённого круга лиц. следователь Бугаёв В.Ю. вынес постановление об отказе. Это ещё один вопиющий случай превышения следователем должностных полномочий, так как в соответствии с нормами уголовного процессуального права. Данный вопрос должен разрешаться судом, но следователь Бугаёв В.Ю. давно уже для себя решил, что он и есть суд. Дальнейшее обжалование этих противоправных действий было безрезультатным, так как суд решил не вмешиваться в действия следователя, а начальство следственного комитета отписалось, что в противоправных действиях следователя Бугаёва В.Ю. нет нарушения закона, что само по себе абсурдно. Предположения о заказном деле с каждым нарушением закона подтверждается – «рука руку моет».

Посчитав, что подозреваемые могут скрыться от правосудия, следователь Бугаёв В.Ю. выносит постановление об избрании меры пресечения в отношении Шишкиной Е.В. и Бакулиной У.В. в виде подписки о невыезде, обосновав это тем, что девушки не состоят в браке, не имеют детей, а, следовательно, не имеют устойчивых социальных связей и могут скрываться от следствия.

Это ли не оскорбление и унижение по социальному признаку, это ли не нарушение конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, вне зависимости от пола, расы и социального положения?! Очевидно, что органы не усматривают нарушений там, где они очевидны, и с лёгкостью делают их из ничего, когда им это необходимо. Где же равенство? Получается, что все равны, но кто-то всё-таки ровнее.

Все многочисленные ходатайства, подготовленные адвокатом, отклонялись следствием и судом, все жалобы и заявления о совершённых преступлениях сотрудниками оставлялись без надлежащего рассмотрения, везде обвиняемые получали отказ, который больше походил на отписку, потому как не содержал ни законных доводов, ни оснований. Ощущение сговора следственных органов и судов и заказного характера этого дела становилось всё очевиднее. Ощущение полной бесправности человека и безнаказанности органов власти всё острее.

Читайте так же:  Анализ решений конституционного суда рф

На день написания данной статьи дело рассматривается судом и решение ещё не вынесено, воспользоваться своими правами обвиняемым не дают и дело двигается в том направлении, которое удобно следствию.

Органы спешат отчитаться за проделанную работу по борьбе с экстремизмом и не брезгуют наскоро состряпанными делами, обязанность защищать права человека задвинуты на задний план перед желанием выслужиться. Всё это даёт чёткую картину понимания того, что мы, понадеявшись на власть и её уверения о заботе, остались в итоге беззащитными и беспомощными.

В свете всех описываемых и многих, к сожалению, не освещённых событий мы просто обязаны уметь защищать свои права и свободы самостоятельно, знать о своих правах и уметь ими пользоваться в нужный момент. Мы обязаны быть юридически подкованы и быть готовы в любой момент дать законный отпор беззаконию! Потому что зачастую в существующей в России системе судопроизводства сегодня ты свидетель, а завтра – без вины обвиняемый…

Подробнее об этом деле из первых рук:

Отсканированные документы по уголовному делу:

genocid.net

Конституция

1 ноября телеканал «ДОЖДЬ» (www.tvrain.ru) и радиостанция «Коммерсантъ FM» запустили просветительский проект «Конституция»: каждый день в эфире идут ролики, на которых разные люди — журналисты, общественные, политические и культурные деятели — читают статьи из второй части Конституции Российской Федерации «Права и свободы человека и гражданина». Журнал «Власть» взялся прокомментировать эти статьи.

Когда говорят о власти закона (в отличие от власти отдельного лица или класса общества), прежде всего имеется в виду, что закон — это нечто безличное и всесильное. Ему должны равно подчиняться все — и короли, и президенты, и высшие священнослужители. Ему должно подчиняться само государство. Таким образом, слова «все равны перед законом и судом» означают, что в стране правит безличный и всесильный закон, в подчинении которому нет и быть не может никаких исключений.

В Древнем Риме в период республики пытались сделать так, чтобы исключений не было. Ненависть к царям была сильна именно потому, что считалось: цари не подчиняются закону. Выражение «Dura lex, sed lex» («Закон суров, но это закон») римляне понимали как раз в смысле равенства всех перед этой суровой и вездесущей высшей силой. Однако в конце концов древнеримский закон рухнул, потому что не все оказались перед ним равны: императоры явно были выше закона, коль скоро сограждане признавали их живыми богами.

Христиане противопоставили этим богам своего Бога: Библия полна примеров того, как всесильный и вездесущий Бог, стоящий над людьми, диктует свой закон, Закон Божий, и обеспечивает его исполнение, сурово наказывая нарушителей,— и перед этим законом уж точно все равны. В IV веке император Константин предпринял попытку ввести этот новый, христианский закон во всей Римской империи, иными словами, во всем мире. Но империя распалась, и равенства перед законом не получилось.

Анна Монгайт, журналистка Статья 17.2. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.

В Средние века христианская церковь продолжала попытки обеспечить власть закона во вселенском масштабе, подчинив ему прежде всего тех, кто считал себя выше любого закона,— королей и императоров. Имелись успехи: в XI веке римский папа Григорий VII добился того, чтобы император Священной Римской империи Генрих IV пал к его ногам в замке Каносса, вымаливая прощение за нарушение Закона Божьего. Однако в основном короли и императоры упорно сопротивлялись самой идее установления некоего универсального закона, перед которым все люди были бы равны. Они были сторонниками идеи закона национального, при этом явно желали сами диктовать этот закон подданным, следить за его исполнением в качестве высших судий, а также безжалостно карать за неисполнение. Иными словами, не быть равными перед собственным законом.

В конце концов идея национального закона полностью восторжествовала в Англии в 1530-х годах, когда король Генрих VIII отказался подчиняться закону католической церкви. В отказе от универсального закона и в утверждении закона английского король был вынужден опираться на парламент, то есть на своих подданных. Впоследствии парламент доказал, что способен заставить подчиняться английскому закону и самого короля — в том случае, если тот сочтет себя неравным другим людям. Король Карл I предстал перед судом, был обвинен в нарушении закона и казнен.

Через 130 лет после этого события, в 1770-х годах, британские колонии в Северной Америке обвинили короля и парламент в нарушении закона: в колониях были введены налоги, несмотря на то что колонисты не были представлены в парламенте. Таким образом, колонисты и жители Британии оказались неравны перед законом. Король Георг III, в свою очередь, обвинил в нарушении закона колонистов. Томас Джефферсон, разрабатывая Декларацию независимости, указывал, что парламентские записи времен казни английского короля позволяют утверждать, что король сам может быть нарушителем закона. Из конституции созданных в результате американской революции Соединенных Штатов следовало, что для власти закона вообще не нужно никакого короля, а нужен только народ — и равенство всех перед безличным законом от этого только выиграет.

Заметим, что именно из безличности закона следует утверждение, что «основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения». Ведь не может безличная сила кому-нибудь что-либо произвольно дать и у кого-нибудь что-либо произвольно отнять.

Андрей Лошак, журналист Статья 17.3. Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Во время Великой французской революции равенство перед законом стало одним из главных лозунгов наряду со свободой и братством. В Гражданском кодексе Наполеона 1804 года непосредственно не говорится о том, что все граждане равны перед законом и судом, но подчеркивается, что всякий француз пользуется гражданскими правами и что законы обязательны для всех, кто живет на территории Франции.

Россия не была римской провинцией, и ее непосредственно не затронуло ни влияние римского республиканского преклонения перед законом, ни обожествление императора, стоящего выше закона. Впрочем, Петр I, провозгласив себя императором, подчеркнул, что стоит выше закона, в том числе и в церковном его понимании. Власть российских императоров была свергнута под лозунгом равенства всех граждан перед законом, но взявшие власть большевики эту идею прямо отрицали, признавая не власть закона, а диктатуру правящего класса — пролетариата и беднейшего крестьянства.

В сталинской конституции 1937 года указывалось, что СССР есть государство рабочих и крестьян, а его политическую основу составляют Советы депутатов трудящихся, выросшие и окрепшие в результате свержения власти помещиков и капиталистов и завоевания диктатуры пролетариата. О равенстве перед законом не было сказано ничего. Равенство перед диктатурой и произволом также не декларировалось для всех граждан, зато декларировалось равноправие полов. Равенством мужчин и женщин в СССР невероятно гордились, и было чем: например, в демократической Швейцарии женщины получили избирательные права только в 1974 году. Следы этой гордости можно обнаружить в действующей российской Конституции: пункт 19.3 особо оговаривает равноправие полов, хотя все необходимое уже сказано в пункте 19.2.

Совместный проект телеканала «ДОЖДЬ», радиостанции «КОММЕРСАНТЪ FM» и журнала «КОММЕРСАНТЪ-ВЛАСТЬ »

www.kommersant.ru


Обсуждение закрыто.