Мошенничество это преступление против чего

Мошенничество это преступление против чего

Никаких послаблений для предпринимателей-мошенников

В конце 2012 года гл. 21 УК РФ «Преступления против собственности» была дополнена шестью статьями, дифференцирующими уголовную ответственность за мошенничество, в том числе в экономической сфере: ст. 159.1-159.6 (Федеральный закон от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», далее – Закон № 207-ФЗ). В пояснительной записке к законопроекту 1 , на основе которого был принят Закон № 207-ФЗ, отмечалось, что закрепленный в УК РФ состав мошенничества не позволял должным образом учесть особенности различных экономических отношений и обеспечить защиту пострадавших от мошенничества граждан.

КРАТКО

Требования заявител я ( Салехардский городской суд Ямало-Ненецкого автономного округа) : Признать неконституционной ст. 159.4 УК РФ, предусматривающую ответственность за мошенничество в сфере предпринимательства, поскольку в ней установлено более мягкое наказание, чем за простое мошенничество.

Суд решил: Признать оспариваемую норму противоречащей Конституции РФ в той части, в которой она относит мошенничество в особо крупном размере к преступлениям средней тяжести.

При рассмотрении законопроекта не обошлось без дискуссий, в том числе по поводу статьи «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности» (ст. 159.4 УК РФ), предусматривающей более мягкое наказание, чем простое мошенничество 2 . В первоначальном проекте ВС РФ (именно он выступил инициатором такой дифференциации) предлагалось закрепить в этой статье такой специальный состав, как мошенничество при осуществлении инвестиционной деятельности. Ответственность за него была аналогична установленной за простое мошенничество. Споры по поводу ст. 159.4 УК РФ продолжаются до сих пор – недавно она была проверена на соответствие Конституции РФ именно на основании того, что предусматривает менее серьезное наказание для предпринимателей по сравнению с обычными мошенниками, фактически ставя их в привилегированное положение. По результатам вынесено Постановление КС РФ от 11 декабря 2014 г. № 32-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 159.4 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа» (далее – Постановление), которое должно положить конец всем дискуссиям. Суд постановил, что отвечать за мошеннические преступления предприниматели должны все же по всей строгости и поручил федеральному законодателю поправить УК РФ. Давайте разберемся, почему КС РФ принял именно такое решение и какие изменения должны быть внесены в кодекс.

НАША СПРАВКА

Мошенничество – хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием (ч. 1 ст. 159 УК РФ).

Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности – мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств (ч. 1 ст. 159.4 УК РФ).

С просьбой о проверке конституционности ст. 159.4 УК РФ (далее – оспариваемая статья) в КС РФ обратился Салехардский городской суд Ямало-Ненецкого автономного округа (далее – городской суд). На рассмотрении у последнего находится дело об обвинении гражданина С. в мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности, совершенном в особо крупном размере (ч. 3 ст. 159.4 УК РФ). Напомним, особо крупным размером для дифференцированных составов мошенничества считается стоимость имущества более 6 млн руб. (примечание к ст. 159.1 УК РФ).

Сторона обвинения утверждает, что С. заключал от имени общества, учредителем и генеральным директором которого он является, договоры на поставку стройматериалов и выполнение подрядных работ, заведомо не собираясь исполнять обязательства по этим договорам. В результате оформления сделок С. получил от клиентов почти 7,5 млн руб.

Дело в отношении С. было возбуждено в ноябре 2009 года, и тогда ему инкриминировалось деяние, предусмотренное ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере). В январе текущего года по решению следователя квалификация вменяемого С. деяния была изменена – на ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение). Однако при рассмотрении дела в суде прокурор воспользовался своим правом на смягчение обвинения (п. 3 ч. 8 ст. 246 УПК РФ) и переквалифицировал деяние по ч. 3 ст. 159.4 УК РФ (которой не было в кодексе на момент начала производства по делу), предусматривающей более мягкое наказание.

Городской суд посчитал, что предусмотренная оспариваемой статьей ответственность не соразмерна со степенью общественной опасности деяния. Он подчеркнул, что за одинаковые преступления, отличающиеся только субъектом его совершения, предусмотрены отличающиеся в два раза сроки лишения свободы: за простое мошенничество – до 10 лет, а за мошенничество в сфере предпринимательства – до пяти. Из этого также следует, что первое преступление квалифицируется как тяжкое, а второе – всего лишь как преступление средней тяжести. Кроме того, в оспариваемой статье нет такого квалифицирующего признака, как причинение значительного ущерба гражданину. Все это, по мнению заявителя, приводит к нарушению принципа равенства всех перед законом (ст. 19 Конституции РФ) и недостаточному обеспечению защиты прав потерпевших от преступлений (ст. 52 Конституции РФ). Поэтому городской суд приостановил производство по делу С. и обратился в КС РФ с запросом о проверке конституционности оспариваемой статьи.

Позиция представителей органов власти

Присутствовавшие при рассмотрении дела представители органов власти в КС РФ не пришли к единому мнению по поводу конституционности оспариваемой статьи. Так, представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Алексей Рябов заявил, что она не нарушает ни права граждан на защиту собственности, ни принципа равенства всех перед законом и судом. В представленном в КС РФ мнении по данному вопросу (текст имеется в редакции портала ГАРАНТ.РУ) сам бизнес-омбудсмен Борис Титов отметил, что законодатель, принимая решение о дифференциации мошенничества, учитывал множество факторов, в том числе внешних, влияющих на осуществление предпринимательской деятельности. Так, добросовестный предприниматель во время, например, финансового кризиса может быть поставлен в условия, когда приходится выбирать между исполнением обязательств и сохранением предприятия, рабочих мест. Уполномоченный не оспаривает тот факт, что и в этом случае данное деяние является преступлением, но подчеркивает, что мотив и цель у него совершенно другие, не мошеннические.

Полномочный представитель Госдумы в КС РФ Дмитрий Вяткин считает, что различие между составами простого мошенничества и мошенничества в сфере предпринимательства не в субъекте, а в способе совершения преступления, поэтому нельзя говорить о снижении ответственности именно для предпринимателей. «В том случае, если многоуважаемый бизнесмен будет обманывать людей, предлагая им погадать или что-нибудь в этом духе, не связанное с официальной предпринимательской деятельностью, то ответственность в случае признания его виновным он будет нести по общеуголовной статье – ст. 159 УК РФ, это совершенно очевидно», – подчеркнул он. Также представитель Госдумы отметил, что признание оспариваемой нормы неконституционной может быть воспринят законодателем как запрет на закрепление в кодексе других специальных составов мошенничества, в том числе и ужесточающих наказание. Он сообщил, что в настоящее время идет работа по нескольким таким законопроектам, в частности об ответственности за мошенничество в сфере долевого строительства, а также за создание и руководство финансовыми пирамидами 3 . Судья КС РФ Николай Бондарь в шутку предложил принять предпринимательский уголовный кодекс, раз уж количество специальных составов предполагается и дальше увеличивать. Дмитрий Вяткин на это ответил, что вводя новые составы, законодатели опираются на анализ судебной практики, обращения предпринимателей, общественное мнение, поэтому далеко не все идеи становятся законопроектами, и тем более законами.

Представитель Совета Федерации в КС РФ Александр Саломаткин также считает, что оспариваемая статья конституционна. При этом он допускает возможность ее уточнения или дополнения, в случае если правоприменительная практика подтвердит довод о том, что оспариваемая статья не позволяет в должной мере защитить права потерпевших.

Представитель Генпрокуратуры России Татьяна Васильева и представитель СК РФ Георгий Смирнов придерживаются другой точки зрения. По их мнению, законодатель поставил совершающих хищение предпринимателей в более выгодные, по сути льготные, условия по сравнению с лицами, привлекаемыми к уголовной ответственности по ст. 159 УК РФ, и это трудно соотнести с принципом равенства всех перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ). К тому же, хищение чужого имущества, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, нельзя расценивать как представляющее меньшую по сравнению с простым мошенничеством общественную опасность, скорее, наоборот – здесь и размер причиненного ущерба больше, и круг лиц потерпевших шире.

Читайте так же:  Федеральный закон от 21122013 г

Представитель Минюста России Мария Мельникова в свою очередь отметила, что Закон № 207-ФЗ принимался, в том числе, в связи с ростом числа мошеннических преступлений, и это должно было повлечь ужесточение ответственности, а не ее смягчение.

У представителя МВД России Гайка Марьяна своя позиция – он подчеркнул, что причины для принятия Закона № 207-ФЗ у законодателя, безусловно, были, однако теперь появились основания для совершенствования введенных им норм. Это связано с тем, что первоначальная задача – защитить добросовестных предпринимателей – реализуется не вполне точно, причем не в силу неправильного применения, именно из-за законодательных формулировок.

КС РФ напомнил, что федеральный законодатель должен следить за соответствием предусмотренных уголовным законом мер реалиям жизни, в том числе уровню социально-экономического развития страны. Дифференциация составов мошенничества, по мнению Суда, была направлена на то, чтобы защитить добросовестных предпринимателей от необоснованного привлечения к уголовной ответственности и в то же время – не допускать ухода виновных лиц от наказания под прикрытием гражданско-правовой сделки. Однако заключение договора как способ обмана или злоупотребления доверием для завладения имуществом используют не только предприниматели, и поэтому идентичные по своей сути действия, заключающиеся в преднамеренном неисполнении договорных обязательств, разделяются по формальному признаку: является ли совершившее их лицо предпринимателем или нет. В первом случае деяние квалифицируется по оспариваемой статье, во втором – как простое мошенничество (ст. 159 УК РФ).

Об осуществлении гражданином предпринимательской деятельности свидетельствует его регистрация в качестве индивидуального предпринимателя или назначение на должность в органе управления коммерческой организации (абз. 6 п. 3.1 Постановления). Однако одного лишь факта невыполнения договорных обязательств предпринимателем недостаточно для квалификации деяния по оспариваемой статье, необходимо еще установить прямой умысел субъекта преступления на совершение мошенничества (абз. 3 п. 4 Постановления). Кроме того, нужно учитывать стоимость похищенного имущества, тем более что показатели для определения крупного и особого крупного размера ущерба, нанесенного простым мошенничеством и мошенничеством в сфере предпринимательства, существенно различается. В первом случае под крупным размером понимается стоимость имущества, превышающая 250 тыс. руб., а особо крупным – превышающая 1 млн руб. (п. 4 примечаний к ст. 158 УК РФ), а во втором – 1,5 млн и 6 млн руб. соответственно (примечание к статье 159.1 УК Российской Федерации), то есть суммы различаются в шесть раз.

Еще одна любопытная особенность – оспариваемая статья не обязывает принимать во внимание имущественное положение потерпевшего при квалификации деяния. А вот в ст. 159 УК РФ оно учитывается при определении значительности ущерба, причиненного гражданину. Значительный ущерб в этом случае является квалифицирующим признаком состава преступления, влекущим более серьезное наказание (ч. 2 ст. 159 УК РФ).

Нет в оспариваемой статье и таких квалифицирующих признаков, как совершение мошенничества:

  • группой лиц по предварительному сговору;
  • организованной группой;
  • лицом с использованием своего служебного положения;
  • повлекшего лишение права гражданина на жилое помещение.

Поэтому все эти деяния, совершенные предпринимателями, не влекут за собой повышенной ответственности.

Еще одна предпосылка к нарушению принципа равенства заключается, разумеется, в различии размеров санкций, установленных ст. 159 УК РФ и оспариваемой статьей. Из-за этого различия идентичные деяния относятся к разным категориям преступлений, а это снижает эффективность специально введенного для более качественной защиты прав собственников состава мошенничества, подчеркнул Суд (абз. 1 п. 4.3. Постановления).

Действительно, получается, что за мошенничество в сфере предпринимательства, ущерб от которого нередко во много раз превышает ущерб от простого мошенничества, установлено более мягкое максимальное наказание: штраф в размере до 1,5 млн руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо лишение свободы на тот же срок с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового (ч. 3 ст. 159.4 УК РФ). Таким образом, оно относится к категории преступлений средней тяжести (ч. 3 ст. 15 УК РФ). Простое же мошенничество, пусть и самый тяжкий его состав (ч. 4 ст. 159 УК РФ), наказывается лишением свободы на срок до 10 лет со штрафом в размере до 1 млн руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового и относится к тяжким преступлениям (ч. 4 ст. 15 УК РФ). Более того, в ст. 159 УК РФ штраф указан как дополнительный к лишению свободы вид наказания, а в оспариваемой статье – как альтернативный ему. Так что о соответствии наказания деянию не может быть и речи, ведь размер штрафа всего 1,5 млн руб., что в четыре раза меньше предусмотренного данной статьей особо крупного размера хищения. Поэтому, похитив, например, 7,5 млн, как в рассматриваемом нами случае, и выплатив 1,5 млн штрафа, предприниматель все равно останется в выигрыше.

Кроме того, виновные в совершении преступлений средней тяжести имеют ряд преференций при назначении вида исправительного учреждения (ст. 58 УК РФ), освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, примирением сторон или истечением сроков давности уголовного преследования (ст. 75, ст. 76 и ст. 78 УК РФ), условно-досрочном освобождении от отбывания наказания (ст. 79 УК РФ) и др.

Проанализировав все указанные положения, суд решил, что оспариваемая статья, устанавливая специальный состав мошенничества и предусматривая дифференциацию наказания за совершение в зависимости от стоимости похищенного, способствует разграничению уголовно наказуемых деяний и собственно предпринимательской деятельности. Также она направлена на создание механизма защиты добросовестных предпринимателей от необоснованного привлечения к уголовной ответственности. Таким образом, ее целью является защита собственности и стимулирование законной предпринимательской деятельности, поэтому Конституции РФ она не противоречит. Однако ее положения в той части, в какой они позволяют отнести мошенничество в сфере предпринимательской деятельности, совершенное в особо крупном размере, к категории преступлений средней тяжести, являются неконституционными.

В связи с этим федеральный законодатель в течение шести месяцев со дня провозглашения Постановления должен внести в УК РФ поправки, которые устранят выявленную Судом несправедливость в регулировании ответственности за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности. Важно, что если соответствующие изменения не будут внесены в ближайшие полгода, оспариваемая статья утратит силу, и дела о мошенничестве в сфере предпринимательства буду квалифицироваться по ст. 159 УК РФ.

Валерий Зорькин, председатель КС РФ:

«Сложилась такая ситуация, что за мошенничество в сфере компьютерной информации, страхования, кредитования, при получении выплат, с использованием платежных карт назначается до 10 лет лишения свободы, а за мошенничество при строительстве жилого дома на 100-250 квартир – до пяти лет, притом что по ст. 159 УК РФ особо крупным размером признается мошенническое изъятие квартиры или денег за квартиру у одного лица (и там тоже до 10 лет). Получается, что если ты получил деньги за 250 квартир, не преследуя цели строить дом, и поехал в теплые края навсегда, самое большее, что тебе грозит – пять лет. А если ты, конечно, не как у Достоевского – бабушку «пришил», но квартиру у нее украл, тебе до 10 лет дали. Существует признанный во всем мире принцип равенства перед законом и судом, это священный принцип. Недоучет этого момента законодателем и повлек в конечном счете обращение заявителя в Суд.

Читайте так же:  Секретарь суда госслужащий или нет

Принятие КС РФ Постановления никоим образом не исключает право законодателя вводить специальные составы мошенничества. Предпринимательская деятельность развивается. Кто думал 20 лет назад об ответственности за компьютерное мошенничество? Даже представить себе такое было невозможно, а теперь это реальная жизнь. Бизнес надо защищать – пожалуйста, вводите специальные составы. Может устанавливаться и разный размер ответственности за эти составы, но они должны учитывать принцип соразмерности с учетом того, какой это конкретный вид или разновидность мошенничества, в какой конкретной сфере предпринимательства он выделяется, и принцип равенства».

www.garant.ru

Как наказывают за экономические преступления в России и других странах

Сроки и штрафы

Год назад Владимир Путин поручил создать рабочую группу для взаимодействия силовиков с бизнесом. С тех пор сотрудники администрации президента, представители руководства МВД, ФСБ и Генпрокуратуры время от времени встречаются с лидерами бизнес-ассоциаций (РСПП, ТПП, «Деловая Россия» и «Опора России»), чтобы поговорить о повышении порога крупного ущерба по экономическим статьям УК, допуске нотариусов в следственные изоляторы и возвращении изъятых в ходе следственных действий вещдоков.

На прошлой неделе стало известно, что усилиями рабочей группы в УК может вернуться статья о мошенничестве в сфере бизнеса. Согласно данным бизнес-омбудсмена Бориса Титова, до 80% дел в отношении российских предпринимателей заводят по статье «Мошенничество», максимальное наказание, которое она предусматривает, — десять лет лишения свободы. Новая статья, которая создаётся специально для предпринимателей, будет мягче — до пяти лет лишения свободы.

«Секрет» изучил судебную статистику и разобрался, как за экономические преступления наказывают в России и за рубежом. Оказалось, наше законодательство не сильно строже, чем в других странах. Другое дело — особенности национального правоприменения.

Экономические преступления в российском Уголовном кодексе

В России за экономические преступления наказывают в соответствии со статьями раздела VIII УК РФ «Преступления в сфере экономики». Этот раздел состоит из трёх глав: «Преступления против собственности» (21), «Преступления в сфере экономической деятельности» (22) и «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях» (23).

Статьями главы 21 предусмотрены наказания за все виды преступлений против собственности, включая кражу и разбой, однако в контексте преступлений экономической направленности из статей этой главы наиболее актуальны статьи 159 («Мошенничество») и 160 («Присвоение или растрата»).

В Германии, Британии и США, как и в России, по статье за мошенничество ежегодно рассматривается больше дел, чем по другим экономическим статьям

Глава 22 УК охватывает статьи 169–200. Сюда входят, например, такие преступления, как воспрепятствование предпринимательской деятельности, фальсификация финансовых документов, отмывание денег и уклонение от налогов.

Глава 23 состоит из статей 201–204. В них говорится о злоупотреблении полномочиями, превышении полномочий, коммерческом подкупе, даче и получении взяток.

Мошенничество

Максимальный срок по статье «Мошенничество», которую часто называют «предпринимательской», — десять лет. В 2015 году за мошенничество осудили 22 186 человек. В первом полугодии 2016-го (данных за весь прошлый год пока нет) — 10 482 человек.

В прошлом году 27% получили реальные сроки, 31% был осуждён условно, 15% обязали выплатить штраф, 4% приговорили к исправительным работам, 8% — к обязательным, а 11% освободили от наказания. Остальные были приговорены либо к ограничению свободы, либо были осуждены условно. Оправдали в первом полугодии 2016 года лишь 0,4% подсудимых.

В делах 89% тех, кто получает срок за мошенничество, находят отягчающие и особо отягчающие обстоятельства. Но в большинстве случаев сроки за мошенничество в России не превышают пяти лет.

В Англии и Уэльсе (поскольку законодательство Шотландии и Северной Ирландии отличается от того, которое действует в Англии и Уэльсе, единой статистики по приговорам за мошенничество в Британии нет. — Прим. «Секрета») в период с октября 2015 по сентябрь 2016 года по делам о мошенничестве было вынесено 12 199 приговоров в отношении физических лиц, отдельной статистики по приговорам для юридических лиц нет.

В Англии и Уэльсе действует принцип разделения бытового и корпоративного мошенничества. Физическим лицам за мошенничество грозит до десяти лет тюрьмы, хотя на практике больше чем к восьми годам лишения свободы за мошенничество не приговаривают. Для юридических лиц предполагается ответственность в виде возмещения нанесённого ущерба и штрафа, максимальный размер которого в абсолютных величинах не установлен. В зависимости от обстоятельств совершения преступления он может составлять от 120% до 1200% суммы ущерба. Стоит отметить, что в случаях, когда есть доказательства вины конкретного служащего компании, его судят отдельно — в соответствии с законом о мошенничестве для физических лиц.

По 15% дел были вынесены оправдательные приговоры. 17% приговорили к тюремному заключению, средний срок — 19 месяцев. 22% осуждённых были приговорены к условным срокам, ещё 25% — к общественным работам, 8% — к выплате штрафов. Остальных признанных виновными суд либо освободил от наказания, либо просто обязал выплатить компенсацию пострадавшей стороне.

В США за 2015 отчётный год по обвинениям в мошенничестве были вынесены судебные решения в отношении 7420 человек. 94% были признаны виновными, 72% осуждённых получили реальные сроки, средняя продолжительность тюремного заключения — 24 месяца.

В Германии за мошенничество судят чаще, но процент оправдательных приговоров там заметно выше, чем в России или США, а наказания — мягче. Там различные виды мошенничества, которые у нас проходят по пунктам общей статьи 159, выделяются в отдельные статьи. Помимо общей статьи за мошенничество также существуют статьи за мошенничество в страховой сфере, в области кредитования и мошенничество с использованием компьютерных технологий. Суммарно по всем статьям, так или иначе связанным с мошенничеством, в 2015 году в Германии было вынесено 114 712 приговоров, из них 18% оправдательных. Но реальные сроки получили только 3% осуждённых, ещё 12% были приговорены к условным срокам, остальных обязали выплатить штрафы.

Самый большой срок за мошенничество в мировой истории в 1989 году получила тайка Чамой Тхипясо. Тайские власти приговорили её к 141 078 годам тюрьмы за создание финансовой пирамиды, жертвами которой стали более 16 000 граждан Таиланда.

Присвоение и растрата

За присвоение или растрату чужого имущества в 2015 году в России было осуждено 8476 человек. В первом полугодии 2016 года — 4198 человек. Лишь 10% осуждённых получили реальные сроки. Максимальное наказание, предусмотренное этой статьёй, — лишение свободы на срок до десяти лет. Наиболее распространённое наказание за присвоение и растрату при особо отягчающих обстоятельствах — условный срок. К нему приговорили 65% осуждённых. За то же самое преступление, совершённое без отягчающих обстоятельств, чаще всего приговаривают к исправительным работам (26% осуждённых) или выплате штрафа (34%). В 70% случаев штрафы не превышали 25 000 рублей.

Мировая практика

В США в зависимости от обстоятельств дела о присвоении и растрате имущества могут подпадать под один из параграфов раздела 31 Кодекса США, куда также входят параграфы о краже. Суммарно по делам о присвоении и растрате в 2015 году в Штатах было вынесено 342 приговора, 97% из которых обвинительные. Реальные сроки получили 37% осуждённых, средняя продолжительность срока — 12 месяцев.

В Германии присвоение и растрата максимально наказываются лишением свободы на срок до трёх лет, а в случаях, когда присвоенное имущество было официально доверено обвиняемому, — на срок до пяти лет. В 2015 году по соответствующей статье было рассмотрено 7094 дела. Обвинительные приговоры были вынесены в 75% случаев. К тюремному заключению были приговорены 2% осуждённых, ещё 9% получили условные сроки, остальных наказали штрафами.

Читайте так же:  Как обжаловать наказание

Уклонение от налогов

За уход от уплаты налогов в первом полугодии 2016-го было осуждено 269 человек, при этом за неуплату налогов с физических лиц — лишь 22 человека.

Максимальный срок за уклонение от налогов с физических лиц составляет один год, с деятельности организаций — шесть лет. Среди всех осуждённых за преступления, связанные с неуплатой налогов, реальные сроки получили лишь 26 человек. 59% осуждённых за налоговые преступления были по приговору освобождены от наказания.

Лица, впервые признанные виновными в уклонении от уплаты налогов, освобождаются от уголовной ответственности в случае, если они полностью оплатили сумму недоимки и соответствующих пеней, а также сумму штрафа в размере, определяемом российским Налоговым кодексом.

В Британии в 2015 году за неуплату налогов было осуждено 1258 человек, их число увеличилось почти вдвое по сравнению с 2014-м — тогда были признаны виновными 795 человек.

По Германии отдельной статистики по налоговым преступлениям нет. Наиболее релевантные доступные данные относятся одновременно к нарушениям налогового и таможенного законодательства: было рассмотрено 13 199 дел, 11 510 человек были признаны виновными.

Законодательство в России не самое жёсткое. Другое дело — особенности национального правоприменения

В США за неуплату налогов в 2015 году были вынесены решения в отношении 561 подсудимого, в 95% случаев были вынесены обвинительные приговоры, к реальным срокам приговорили 53% осуждённых. Средняя продолжительность срока — полтора года.

В 2011 году (более свежие данные отсутствуют) США занимали первое место по объёму ущерба от неуплаты налогов. Тогда американская казна недополучила более $337 млрд. Россия находилась на четвёртом месте, потери оценивались в $221 млрд.

За дачу взятки в первом полугодии 2016-го в России было осуждено 2352 человека, 12% из них получили реальные сроки. В большинстве случаев заключение длится не больше года.

За получение взяток был осуждён 721 человек, из них 187 — за взятки в крупном и особо крупном размерах. Кроме того, обвинительные приговоры получили девять чиновников. 18% всех осуждённых за получение взяток были приговорены к условному лишению свободы, ещё 56% обязали выплатить штрафы.

Максимальный срок, предусмотренный статьёй УК о коммерческом подкупе, — 12 лет. Большинство реальных тюремных сроков составляют от трёх до пяти лет, за получение взятки при отягчающих обстоятельствах — до восьми лет.

В США за взяточничество в 2015 году было осуждено 217 человек, 67% из них получили реальные сроки. В среднем продолжительность срока составила 35 месяцев.

В Германии из 92 обвинённых в коммерческом подкупе 65 человек были признаны виновными. 55% получили реальные сроки, а 45% обязали выплатить штраф.

Релевантных статистических данных по Британии нет. Максимальный срок за взяточничество для физических лиц там составляет десять лет, однако, как правило, более чем к восьми годам не приговаривают. Для юридических лиц предусмотрено наказание в виде штрафа, верхний предел которого не установлен.

Подделка денег и документов

За изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг в первом полугодии 2016-го в России осудили 300 человек. Реальные сроки по этой статье получили 59% осуждённых, сроки в большинстве случаев составляют от года до пяти лет. В России максимальный срок, предусмотренный за подобные преступления, составляет 15 лет.

В прошлом году 38% осуждённых по соответствующей статье были приговорены к условным срокам. По два человека получили наказание в виде исправительных работ и штрафа, ещё четверых освободили от лишения свободы по амнистии.

В США в 2015 году за аналогичные преступления было осуждено 508 человек, 70% из них получили реальные сроки, средняя продолжительность — полтора года.

В Германии за подделку денег и документов в 2015 году судили 19 579 человек, обвинительные приговоры были вынесены по 87% дел. 4% получили реальные сроки, ещё 12% — условные, остальным предписали выплатить штраф. Суммарно в Европе в 2015 году было изъято более 3 млн фальшивых купюр на 109 млн евро.

Отмывание денег

За отмывание денег в первом полугодии 2016-го в России было осуждено всего шесть человек, реальные сроки не получил никто. Максимальный предусмотренный законом срок за легализацию денежных средств — семь лет.

Поскольку схемы по отмыванию денег достаточно сложно отследить (как и доказать участие в них), в некоторых странах предусмотрены наказания за недоносительство о финансовых махинациях.

Например, в Британии за несообщение о подозрительной экономической деятельности можно получить до пяти лет лишения свободы. В период с октября 2014-го по сентябрь 2015-го в британскую прокуратуру поступило более 380 000 заявлений о возможных схемах отмывания денег, в основном их присылают местные банки на основании зафиксированной ими подозрительной активности клиентов. Информации о числе возбуждённых на базе этих заявлений дел нет, однако известно, что в результате действий органов правопорядка и банков за соответствующий период преступникам было отказано в доступе к подозрительным активам на сумму 46 млн фунтов.

Самый большой срок за мошенничество в мировой истории в 1989 году получила тайка Чамой Тхипясо, которую приговорили к 141 078 годам тюрьмы

В США в 2015 году за отмывание денег было осуждено 668 человек, 69% были приговорены к реальным срокам, средняя продолжительность сроков — 26 месяцев.

В Германии за тот же период были рассмотрены дела 868 человек, 82% были признаны виновными. Из них 3% были приговорены к реальным срокам, 19% — к условным, остальные отделались штрафами.

Азартные игры

В России к категории экономических преступлений также относят организацию и проведение азартных игр. По соответствующей статье приговоры выносят достаточно часто — за первое полугодие 2016 года по ней осудили 470 человек.

Детальной статистики о применённых видах наказаний за организацию азартных игр нет. Максимальное наказание — шесть лет лишения свободы.

Мировая практика

Статья о незаконном проведении азартных игр есть и в Кодексе США. В 2015 году по ней было осуждено 75 человек, 24% из них получили реальные сроки, в среднем — полгода лишения свободы.

Заключение

В целом в России к нарушителям законов, связанных с экономической деятельностью, относятся достаточно лояльно. По многим статьям из главы 22 УК «Преступления в сфере экономической деятельности» не судят вообще. Так, в 2015 году и первом полугодии 2016-го не было осуждённых за ложную рекламу, монополистические действия и ограничение конкуренции, подкуп участников и организаторов спортивных соревнований, использование инсайдерской информации для осуществления операций с финансовыми инструментами, злоупотребления при выпуске ценных бумаг и фиктивное банкротство.

В Германии, Британии и США, как и в России, по статье за мошенничество ежегодно рассматривается больше дел, чем по другим экономическим статьям. При этом в Германии второе место по количеству дел среди экономических статей занимает статья о незаконном обогащении. По ней в 2015 году было вынесено 71 101 приговор, 93% — обвинительные. В России аналогичная статья отсутствует, хотя в 2006 году мы ратифицировали Конвенцию ООН против коррупции, которая предусматривает её введение. В законе о ратификации (40–ФЗ) перечислены статьи, в отношении которых Россия обладает юрисдикцией, статья 20 о незаконном обогащении в него не входит. Таким образом, Россия заранее исключила её из дальнейшего правоприменения. В 2014 году политик Алексей Навальный предлагал ввести соответствующую статью в российский УК. Однако в 2015 году экспертной рабочей группой в отношении этой инициативы было принято отрицательное решение, так как она «противоречит Конституции».

Фотография на обложке: Bloomberg / Getty Images

secretmag.ru


Обсуждение закрыто.