Международные стандарты в области исполнения уголовных наказаний

Международные стандарты в области исполнения уголовных наказаний

Международное сотрудничество в области исполнения уголовных наказаний

Международное сотрудничество в области исполнения уголовных наказаний и обращения с осужденными – это специфическая деятельность государств и других участников международного общения в сфере предупреждения преступности, борьбы с ней и обращения с правонарушителями.

Цель этой деятельности – на основе объединения усилий, с помощью коллективного разума выработать единую концепцию борьбы с преступностью путем более эффективного исполнения уголовных наказаний. Сотрудничество в этой сфере осуществляется по следующим направлениям: научно-информационное (обмен национальным научным и практическим опытом, обсуждение проблем и проведение совместных исследований); оказание профессионально-технической помощи; договорно-правовая координация обращения с правонарушителями на основе международных соглашений.

Эта деятельность организуется в следующих формах: в рамках международных органов и организаций (комитеты и комиссии ООН и Совета Европы, Международный конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, Комитет по проблемам борьбы с преступностью Совета Европы (CDPS) и Европейский комитет по сотрудничеству в области пенитенциарных проблем (PC-R-CP); на основе многосторонних и двухсторонних соглашений.

Особое воздействие на развитие национального уголовно-исполнительного права, законодательства и практики исполнения уголовных наказаний оказывают международные правовые акты, которые подписало и ратифицировало наше государство. Обязательные нормы международных правовых актов, определяющие естественные права человека, не могут нарушаться при исполнении уголовных наказаний. К таким «абсолютным» правам следует отнести право на жизнь, свободу и безопасность личности, запрет пыток, право на свободу мысли, совести и религии и др. Эти права закреплены во Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), в Международном пакте о гражданских и политических правах (1966 г.), Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.), Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984 г.), Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), Европейской конвенции по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (1987 г.) и др.

Право на жизнь закреплено в ст. 3 Всеобщей декларации прав человека, ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 2 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и является неотъемлемым, все остальные права и свободы человека, в том числе и осужденного, производны от права на жизнь. Главные принципы указанной международной нормы состоят в том, чтобы защитить человека от любого умышленного лишения жизни государством, а также обязанность государства обеспечить принятие и применение законов, предусматривающих суровое наказание за преступления против жизни, осуществление эффективных превентивных и охранительных мер в случае возникновения опасности для жизни человека. По общему правилу право на жизнь предполагает, что государство должно принимать все меры к тому, чтобы человеческая жизнь даже в условиях отбывания уголовного наказания оставалась вне опасности. На реализацию этих принципов направлены положения Конституции РФ (ч. 1 ст. 20), уголовного и уголовно-исполнительного законодательства. Так, ст. 13 Уголовно-исполнительного кодекса РФ закрепляет право осужденных на личную безопасность, согласно которому при возникновении, главным образом, угрозы жизни осужденного администрация учреждения, исполняющего наказания в виде ареста, ограничения свободы или лишения свободы, обязана незамедлительно перевести осужденного в безопасное место или принять иные меры, устраняющие угрозу личной безопасности осужденного. При этом не имеет значения, от кого исходит угроза – от других осужденных, персонала и др.

Вместе с тем Конвенция о защите прав человека и основных свобод допускает исключения из общего правила. Прежде всего это касается смертной казни, законно назначенной по приговору суда за совершение преступления. Но данное положение в связи с вступлением в силу Протокола № 6 относительно смертной казни к Конвенции и его ратификацией большинством европейских государств фактически не действует. Россией в настоящее время указанный документ подписан, но не ратифицирован, поэтому возможность применения смертной казни после введения на всей территории РФ судов присяжных сохраняется. Кроме того, ч. 2 ст. 2 Конвенции определяет ситуации, при которых разрешается лишение человека жизни (для защиты любого лица от противоправного насилия, для осуществления законного задержания или предотвращения побега, для подавления бунта или мятежа) и условия, которые должны соблюдаться при этом. Главными из них являются абсолютная необходимость и соразмерность применения силы для достижения законных целей в обозначенных ситуациях. Эти положения в полной мере относятся как к случаям правомерной необходимой обороны осужденных, так и к действиям государственных органов по преодолению чрезвычайных ситуаций в учреждениях уголовно-исполнительной системы.

Право быть свободным от пыток и от бесчеловечного или унижающего достоинство обращения является одним из самых главных прав человека, так как оно связано с личной неприкосновенностью и человеческим достоинством личности. Запрет пыток зафиксирован в ст. 5 Всеобщей декларации прав человека, ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Последняя норма относится к разряду неприкосновенных положений Конвенции. В ч. 2 ст. 15 Конвенции, которая позволяет государствам отступать от своих обязательств по Конвенции в случае чрезвычайных обстоятельств, сказано, что ни при каких обстоятельствах государство не может отступать от своих обязательств по ст. 3. Права, охраняемые в перечисленных нормах, защищаются также двумя другими международными актами – Конвенцией ООН против пыток и другого жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (1987 г.) и Европейской конвенцией о предупреждении пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (1989 г.).

Основной областью применения указанных статей являются места предварительного заключения, а также учреждения и органы, исполняющие уголовные наказания, связанные с изоляцией осужденного от общества. В ст. 10 Международного пакта о гражданских и политических правах подчеркивается, что все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности. Это связано с тем, что подозреваемый, обвиняемый или осужденный менее других граждан защищен от произвола государства в лице сотрудников правоохранительных органов и имеет большую вероятность стать объектом пыток, жестокого, бесчеловечного или унижающего его достоинство обращения. Поэтому в отечественном законодательстве содержатся надежные гарантии прав личности в этой сфере. Конституция РФ в ч.2 ст. 21 определяет: «Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию». Это конституционное положение получило развитие в принципах гуманизма уголовного и уголовно-исполнительного законодательства (ст. 7 УК РФ, ст. 8 Уголовно-исполнительного кодекса РФ), а также в ч. 2 ст. 12 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, где осужденным гарантируются вежливое обращение со стороны персонала и неприменение к ним жестоких и унижающих человеческое достоинство видов обращения.

Право человека на признание его правосубъектности установлено во Всеобщей декларации прав человека (ст. 6), в Международном пакте о гражданских и политических правах (ст. 16) и означает, что «каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности». Важными свойствами правосубъектности являются ее признание и гарантированность государством, т.е. обеспечиваемая соответствующими государственными органами способность лица иметь субъективные права и юридические обязанности, а также способность независимо их осуществлять. Особое значение имеет обеспечение рассматриваемого права в сфере исполнения уголовных наказаний, где только в постсоветские годы лица, отбывающие наказания, на законодательном уровне и в правоприменительной практике действительно стали признаваться субъектами права. Сегодня осужденные, являясь гражданами государства, обладают правами и свободами человека и гражданина, которые в соответствии со ст. 2 Конституции РФ представляют собой высшую ценность. В ч. 2 ст. 10 Уголовно-исполнительного кодекса РФ определяется, что при исполнении наказания осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации. Осужденные не могут быть освобождены от выполнения своих гражданских обязанностей, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом.

Право на свободу мысли, совести и религии, согласно ст. 18 Всеобщей декларации прав человека и Международного пакта о гражданских и политических правах, а также ст. 9 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, представляет собой, в частности, свободу исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять или не отправлять религиозные обряды. Конституция РФ сформировала основу правового регулирования отношений, связанных с осуществлением осужденными свободы мысли, совести и религии. Статья 28 Конституции РФ гарантирует это право всем гражданам, в том числе и отбывающим уголовные наказания. На его реализацию направлены положения ст. 14 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, которая регламентирует осуществление права на свободу совести и свободу вероисповедания осужденными к лишению свободы, ограничению свободы, аресту и смертной казни. Для осужденных, отбывающих наказания, не связанные с изоляцией от общества, каких-либо особенностей в осуществлении данного права гражданина нет.

В сфере исполнения уголовных наказаний действует ряд международных правовых актов, в которых содержатся нормы, которые хотя и носят рекомендательный характер, но подлежат максимальному учету при разработке национальных законодательных актов. Такие специализированные международные стандарты обращения с осужденными содержатся в Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными (1955 г.), Минимальных стандартных правилах ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила 1990 г.), Минимальных стандартных правилах ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила 1985 г.), в Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (1979 г.), в Европейских пенитенциарных правилах (2006 г.). В этих актах содержится прямое указание на то, что они применяются с учетом политических, социально-экономических, культурных условий каждой страны, а также целей и задач ее системы уголовного правосудия. Реализация норм-рекомендаций осуществляется путем приведения национального законодательства в соответствие с содержащимися в указанных документах требованиями по мере создания необходимых условий.

В связи с дальнейшей интеграцией России в европейское сообщество особую актуальность приобретают стандарты обращения с осужденными к лишению свободы, изложенные в новых Европейских пенитенциарных правилах (далее – Правила), утвержденных в январе 2006 г. Комитетом министров Совета Европы (Рекомендация № R(2006)2). Указанные Правила применяются в отношении всех лиц, содержащихся под стражей по решению суда, а также осужденных к лишению свободы.

В новых Правилах первостепенное значение придается девяти главным принципам, лежащим в основе толкования и применения Правил в целом. К ним относятся:

  1. соблюдение прав человека при исполнении лишения свободы;
  2. недопущение дополнительного внесудебного ограничения прав осужденных во время отбывания лишения свободы;
  3. минимальность ограничений прав осужденных, их обоснованность;
  4. нарушение прав осужденных не может быть оправдано недостатком ресурсов;
  5. содержание в местах лишения свободы должно быть максимально приближено к позитивным аспектам жизни в обществе;
  6. исполнение лишения свободы должно способствовать возвращению осужденного к нормальной жизни в обществе;
  7. активное сотрудничество с социальными службами и институтами гражданского общества;
  8. профессионализм персонала пенитенциарных учреждений, позволяющий обеспечивать высокие стандарты обращения с осужденными;
  9. регулярный государственный и общественный контроль за деятельностью пенитенциарных учреждений.

Эти положения воплощают в себе идеи приоритета прав человека, гуманизма, социальной ориентированности и результативности исполнения лишения свободы, являющиеся предопределяющими для четкого и эффективного функционирования современных пенитенциарных систем.

Принципы, изложенные в ч. I Правил, нашли свое отражение в остальных разделах этого документа. Так, ч. II «Условия содержания» раскрывает вопросы приема и регистрация осужденных, их распределения, перемещения и классификации, определяет стандарты материально-бытового обслуживания осужденных (требования к помещениям в местах лишения свободы, обеспечению осужденных предметами личной гигиены, одеждой и постельными принадлежностями, организации питания осужденных, порядку хранения их вещей), устанавливает режимные требования, принципы привлечения осужденных к труду и обучению, организации их досуга, а также взгляды на оказание осужденным правовой помощи, возможности предоставления информации и подачи жалоб, общения осужденных с внешним миром, их религиозной и моральной поддержки.

В частности, в Правилах отмечается, что никто не может быть принят в пенитенциарное учреждение без наличия на то необходимых документов, вступивших в законную силу (14). По возможности осужденные должны направляться для отбытия наказания в пенитенциарные учреждения, расположенные вблизи от места их постоянного проживания (17.1). Размещение осужденных, особенно в спальных помещениях, не должно унижать человеческое достоинство и по возможности обеспечивать уединение осужденного. Помещения, в которых содержатся осужденные, должны удовлетворять требованиям санитарии и гигиены с учетом климатических условий, особенно в том, что касается кубатуры воздуха, жилой площади, освещения, отопления и вентиляции (18.1). Правила не содержат конкретных стандартов, однако Европейский комитет по предотвращению пыток и бесчеловечного обращения (ЕКПП) определил минимальные требования к нормам жилой площади: 4 м2в общих жилых помещениях и 6 м2в тюремной камере на одного осужденного. Эти требования по мере создания необходимых условий должны найти отражение в национальном законодательстве.

В ч. III Правил определены основные требования к организации медицинского обслуживания осужденных к лишению свободы. В ней устанавливаются общие принципы и порядок оказания медицинской помощи осужденным, обязанности медицинского персонала, особенности медицинского обслуживания отдельных категорий осужденных, требующих специализированного лечения. Главным требованием является то, что администрация пенитенциарных учреждений должна нести ответственность за охрану здоровья всех осужденных (39). Политика медицинского обслуживания в таких учреждениях является неотъемлемой частью национальной политики в области здравоохранения и совместима с ней (40.2).

Часть IV Правил «Поддержание правопорядка» регулирует вопросы охраны, режима и обеспечения безопасности в пенитенциарных учреждениях. В правиле 49 подчеркивается, что порядок в пенитенциарных учреждениях поддерживается соблюдением требований режима, безопасности и дисциплины с одновременным предоставлением осужденным условий содержания, обеспечивающих их человеческое достоинство. В пенитенциарных учреждениях должны быть разработаны процедуры, обеспечивающие безопасность осужденных, персонала и всех посетителей и снижающие до минимума риск насилия и других инцидентов, угрожающих их безопасности (52.2). Персонал не должен прибегать к использованию силы по отношению к осужденным, кроме случаев необходимой самообороны, пресечения попыток побега или при оказании активного или пассивного физического сопротивления законным требованиям персонала. Служащие, прибегающие к силе, должны ограничивать ее использование рамками абсолютной необходимости (64).

В ч. V закреплены правила, регулирующие деятельность персонала пенитенциарных учреждений. В правиле 71 установлено, что за пенитенциарные учреждения не могут подчиняться военному ведомству, полиции или ведомству уголовного расследования. Специализированный персонал обычно состоит из профессиональных штатных сотрудников, имеющих статус государственного служащих, которым гарантируется занятость при условии добросовестного выполнения своих обязанностей, эффективности, физической пригодности, душевного здоровья и соответствующего уровня образования (78). Особое внимание обращается на честность, гуманность, профессионализм сотрудника. Заработная плата должна быть достаточно высокой, чтобы позволить нанимать и сохранять на службе персонал соответствующей квалификации (79.1). Все сотрудники должны при любых условиях вести себя и выполнять свои обязанности таким образом, чтобы служить примером и оказывать благотворное влияние на осужденных, вызывая их уважение (75). По мере возможности в состав персонала включается достаточное число таких специалистов, как психиатры, психологи, социальные работники, учителя и инструкторы по профессионально-техническому обучению, физкультуре и спорту (89.1).

Часть VI Правил определяет порядок организации контроля за работой пенитенциарных учреждений. Согласно правилу 92 пенитенциарные учреждения регулярно инспектируются одним из государственных органов на предмет соответствия деятельности требованиям национального законодательства и международного права, а также Европейских пенитенциарных правил. Кроме того, условия содержания и обращение с осужденными должны контролироваться независимыми органами, результаты такого контроля обязательно обнародуются (93).

В заключительных разделах Правил раскрываются особенности правового положения и условий содержания в пенитенциарных учреждениях заключенных под стражу подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления (ч. VII) и собственно осужденных к лишению свободы (ч. VIII). В отношении последних главным является создание для осужденных таких условий отбывания лишения свободы, которые побуждали бы их вести правопослушный образ жизни без совершения новых преступлений (102). Для этого рекомендуется по прибытию в пенитенциарное учреждение на каждого осужденного составлять индивидуальную программу отбывания наказания и разрабатывать стратегию подготовки осужденного к освобождению. Данные программы по возможности должны включать: а) труд; б) образование; в) иные виды деятельности; д) подготовку к освобождению. В процессе отбывания наказания исполнение программ должно контролироваться и при необходимости они должны корректироваться.

В Правилах большое внимание уделяется ресоциализации – возвращению осужденных к нормальной жизни в обществе после освобождения. Так, все осужденные должны иметь возможность воспользоваться мерами, призванными помочь им возвратиться в общество, восстановить свою семейную жизнь и найти работу после освобождения. В этих целях разрабатываются соответствующие процедуры и организуются специальные программы, обеспечивающие переход от жизни в пенитенциарном учреждении к законопослушной жизни на свободе (107.2). Администрация пенитенциарного учреждения должна в этом вопросе тесно сотрудничать с социальными службами. Представители социальных служб должны иметь возможность посещать места лишения свободы и оказывать содействие осужденным в целях их подготовки к освобождению и последующей социальной реабилитации.

Таким образом, новые Европейские пенитенциарные правила являются еще одним подтверждением приверженности Совета Европы традиционным ценностям, основанным на гуманности, а также позитивной роли пенитенциарных служб, деятельность которых по мере возможности имеет своей целью возвращение осужденных к правопослушной жизни в обществе. Правила предоставляют для этого необходимую основу международного сотрудничества, стандарты деятельности пенитенциарных учреждений, определяют их перспективы и являются стимулом для дальнейшего прогресса в этой области в Европе.

Таким образом, в связи с демократизацией общества, постепенной интеграцией в мировое сообщество, вступлением России в Совет Европы все большее значение приобретает международное сотрудничество в сфере исполнения уголовных наказаний. Целью этой деятельности является формирование единой концепции борьбы с преступностью путем более эффективного исполнения уголовных наказаний на основе объединения усилий, практического опыта различных стран. Решающее значение для сотрудничества в указанной сфере имеет система международных правовых актов по правам человека и обращению с осужденными. Они оказывают действенное влияние на развитие системы исполнения уголовных наказаний, определяя принципы и направления формирования всей правовой системы новой России и векторы развития уголовно-исполнительного законодательства и практики его применения.

Читайте так же:  Нпф благосостояние накопительная часть пенсии

be5.biz

Международные стандарты в области исполнения уголовных наказаний

В настоящее время в связи с происходящими геополитическими изменениями на первое место выходит проблема глобализации, которая существенно влияет на международно-правовою защиту прав человека. Развитие процессов глобализации позволило некоторым авторам сделать вывод о возможности отмирания конституционно-правового института прав и свобод.1 Некоторые авторы высказывают данную точку зрения более умеренно, например: «Определение прав человека как универсальной категории, их естественность и неотчуждаемость от индивида, выступающего в качестве носителя этих прав, объекта и субъекта международной среды, позволяют предположить, что права человека есть категория, которая проявляется наиболее полно только на универсальном, всемирном уровне».2

Международный опыт играет огромную роль при исполнении наказаний, а обмен опытом необычайно важен для динамичного развития пенитенциарной системы любой из стран мира. В связи с этим необходимо рассмотреть историю международного сотрудничества в системе исполнения наказаний, а также появление и развитие международно-правовых актов в этой области.

История свидетельствует, что на протяжении длительного времени во всем мире отсутствовало правовое регулирование исполнения уголовных наказаний. Попытки представителей власти внести атрибуты организованности и единообразия в систему исполнения наказаний на протяжении веков не достигали успеха. Такое положение обусловливалось многими факторами. И, прежде всего тем, что уголовно-исполнительной системе, как и всему праву, уделялось крайне мало внимания из-за недооценки их роли в борьбе с преступными проявлениями и из-за нежелания (а также из-за невозможности в силу постоянных финансовых затруднений государства) расходовать материальные ресурсы на ее создание.

В XVII столетии французский монах Бенедиктинского ордена, ученый Ж. Мабильон впервые в мире предложил особую систему тюрем, в которых нашли бы наиболее полное применение основные принципы исправления преступников. Эти тюрьмы получили название пенитенциарии (poenitentiorius).

Основами исправления Мабильон считал:

— заключение каждого осужденного в отдельную келью и создание в ней возможностей для обучения и занятий каким-либо полезным ремеслом;

— устройство при тюрьмах небольших садиков с мастерскими в них с тем, чтобы для сохранения здоровья заключенных выводить их в определенное время для работы на свежем воздухе;

— религиозно-нравственное разобщенное воспитание осужденных, включая и разделение на всех богослужениях в церкви;

— проведение с преступниками религиозно-нравственных собеседований в целях их укрепления в вере и нравственности, исправления и утешения;

— наконец, приучение заключенных к воздержанию путем самого строгого пищевого режима, в основе которого должна быть пища грубая, скудная, преимущественно постная.

Однако во Франции времен Людовика XVI предложения Мабильона не могли быть воплощены в жизнь. Между тем сама концепция получила развитие в Европе, прежде всего применительно к детям. В 1656 г. в Генуе основывается первый пенитенциарий — исправительно-трудовой дом на 600 детей. Подобный дом в 1735 г. создается папой Климентом XI в Риме, а в 1766 г. — в Милане уже для взрослых правонарушителей.

В 1790 г. пенсильванские квакеры (религиозная секта) открыли в Филадельфии (США) первый американский пенитенциарий. Смысл заключения в нем сводился к изоляции человека от всего мирского и преступного. Изоляция имела целью оставить правонарушителя один на один со своей совестью и богом, что, по мнению квакеров, должно было привести его к раскаянию и обретению им желания вернуться к людям и найти свое место в «пастве божьей». Этому должны были способствовать соответствующие элементы воздействия и режим, включающие полное уединение, тишину, устрашающие меры физического принуждения, усердное изучение религиозной литературы, служение Богу и т.п.

Оборнская тюремная система (по названию г. Оборна вблизи Нью-Йорка) была также создана религиозной сектой, исходившей из того, что в основе преступности лежит лень, безделье, стремление человека уклониться от работы. Заключенные ночью содержались в отдельных камерах, а днем привлекались к работе в общих помещениях, система абсолютного молчания сохранилась. Оборнская тюремная система, отменив абсолютное одиночество, несомненно улучшила процесс исполнения лишения свободы.

В конце XVIII в. укрепилось мнение, что наибольших успехов в тюремном деле добились США. Туда направлялись делегаты для изучения тюремного законодательства. Отчеты делегатов, их популярные статьи об американской тюремной системе привлекли внимание всей Европы.

Изучению опыта тюрьмоведов США, Англии способствовало стремление ученых и практиков обменяться мнениями по вопросам состояния тюремного дела в различных государствах, а также позаимствовать наиболее удачные методы воздействия на правонарушителей. К тому же проблемам пенитенциарной практики в конце XVIIIи начале XIX в. уделялось значительное внимание.

С начала ХIХ в. в Западной Европе также начались серьезные опыты с существующими в то время различными системами тюремных устройств и режимов. В первой половине XIX века в Европе и Америке в целом ряде мест лишения свободы находили широкое практическое применение новые принципы заключения преступников и проводились соответствующие эксперименты. Так, в 1824 — 1830 гг. в Лозанне, в Женеве, в Берне были основаны новые пенитенциарии. В некоторых из них появились значительные новшества и улучшения, основанные на опыте американских и английских тюрем. Указанная система тюрем получила название европейской. В программу занятий с арестованными входили религиозно-нравственное воспитание и умственное развитие, обучение ремеслам и приучение к труду. В обязанности персонала тюрьмы вменялись оказание помощи освобожденным по отбытии наказания и дальнейшая их поддержка.

Обсуждению проблем исполнения наказаний способствовали идеи английских основателей пенитенциарной науки гуманистов — тюремного врача Д. Говарда и философа И. Бентама, которые резко обрушились на старую тюремную систему и выступили за тюремную реформу. Джон Говард был известен как филантроп, т.е. человек, занимающийся благотворительностью. Иеремия Бентам хотел придать тюрьме такую архитектурную форму, которая позволяла бы в любое время наблюдать за каждым заключенным из центральной башни, расположенной перед кругообразным тюремным зданием; при этом последнее должно быть построено по “келейному” принципу, а наблюдатель — оставаться невидимым.

В XIX в. потребность в международном сотрудничестве в пенитенциарной области стала столь велика, что не могла не вылиться в определенные организационные формы.

Одной из них стала проведенная по инициативе общественности серия благотворительных, организованных частными лицами, международных тюремных конгрессов. Первый конгресс открылся во Франкфурте-на-Майне (Германия) в 1846 г., второй — в 1847 г. в Брюсселе, третий — в 1857 г. снова во Франкфурте3. Первый конгресс носил ознакомительную с национальными и международными пенитенциарными проблемами направленность, на втором — организован и размещен в Париже Тюремный комитет действия, а также состоялось решение о ежегодном проведении конгрессов, на третьем — предметно обсуждался ряд пенитенциарных проблем и пути их решения. Однако на всех трех конгрессах превалировал благотворительный характер намечаемых мер. Характеризуя международные конгрессы данного направления, И.Я.Фойницкий указывал на «частный уклад организации, благотворительно-либеральные тенденции, отвлеченность рассуждений и предвзятую защиту одиночного заключения».

Деятельность международных тюремных конгрессов второй серии (1872–1950 гг.) связана с осознанием необходимости решения пенитенциарных проблем на межгосударственном уровне. Они стали созываться по инициативе Нью-Йоркского тюремного общества. Такое общество было организовано для изучения практики деятельности тюремных заведений в США в целях выработки единообразных конкретных рекомендаций по содержанию заключенных. В связи с этим Нью-Йоркское тюремное общество обратилось ко всем цивилизованным государствам мира с предложением описать тюремные заведения и сообщить условия содержания в них осужденных.

Тюремные конгрессы приняли ряд международных актов по совершенствованию пенитенциарного дела — резолюций, носивших для государств рекомендательный характер. Принятые акты позволили ускорить прогресс в пенитенциарной сфере и стандартизировать отдельные моменты ее функционирования. Среди этих документов следует прежде всего выделить Всеобщую декларацию прав человека, принятую Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.

На конгрессах обсуждались вопросы целесообразности одиночного тюремного заключения (пришли к выводу, что оно вредно для несовершеннолетних преступников и полезно для взрослых рецидивистов), организации режима отбывания лишения свободы (предложили примерный набор дисциплинарных взысканий, рекомендовали определить перечень дисциплинарных проступков осужденных и т.п.), труда лиц, лишенных свободы (предложили считать труд обязательным для осужденных, оплачивать его и т.п.), об участии общественности в ресоциализации преступников (рекомендовано создать наблюдательно-попечительские органы при каждом месте заключения и т.п.) и другие проблемы пенитенциарной политики и практики.

В 1950 г. возникшая в русле тюремных конгрессов и постепенно расширившая сферу своих интересов далеко за пределы чисто пенитенциарной проблематики Международная уголовная и пенитенциарная комиссия была упразднена, а ее функции приняла на себя Организация Объединенных Наций4. Предшественником ООН была Лига Наций, организация, задуманная при схожих обстоятельствах во время Первой мировой войны и учрежденная в 1919 году в соответствии с Версальским договором «для развития сотрудничества между народами и для обеспечения им мира и безопасности». В 1945 году представители 50 стран собрались в Сан-Франциско на Конференции Объединенных Наций по созданию международной организации, чтобы разработать Устав ООН. В основу работы делегаты положили предложения, выработанные представителями Китая, Советского Союза, Великобритании и Соединенных Штатов в Думбартон-Оуксе в августе-октябре 1944 года. Устав был подписан 26 июня 1945 года представителями 50 стран. Польша, не представленная на Конференции, подписала его позднее и стала пятьдесят первым государством-основателем. Устав ООН явился первым в истории международных отношений договором, который закрепил обязанность государств соблюдать и уважать основные права и свободы человека. В Уставе ООН также закреплены основные принципы международного сотрудничества:

суверенное равенство всех членов ООН;

разрешение международных споров исключительно мирными средствами;

отказ в международных отношениях от угрозы силой или её применения каким-либо образом, несовместимым с целями ООН;

невмешательство ООН в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства, и др.

Организация Объединенных Наций официально существует с 24 октября 1945 года, к этому дню Устав был ратифицирован Китаем, Францией, Советским Союзом, Великобританией, Соединенными Штатами и большинством других подписавших его государств.

Под эгидой ООН проблематика применения уголовных наказаний развивается, главным образом, в рамках Конгрессов ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, которые проводятся раз в пять лет, начиная с 1955 г.: 1955 (Женева), 1960 (Лондон), 1965 (Стокгольм), 1970 (Киото), 1975 (Женева), 1980 (Каракас), 1985 (Милан), 1990 (Гавана), 1995 (Кипр), 2000 (Вена). Конгрессы оказывают влияние на национальную политику и профессиональную практику путем содействия обмену соответствующими знаниями и опытом и их распространению; разработки международных руководств; поощрения сотрудничества между государствами и практическими работниками из различных секторов и по различным дисциплинам, имеющим отношение к преступности; разработки новаторских жизнеспособных подходов в целях обновления и совершенствования существующих систем; мобилизации общественного мнения и групп поддержки; прокладывания пути для более гуманных и эффективных методов предупреждения преступности и борьбы с ней5.

На первом конгрессе (1955 г.) обсуждались: текст Минимальных стандартных правил обращения с заключенными, статус пенитенциарного персонала, организация труда заключенных. На втором конгрессе (1960 г.) освещались проблемы краткосрочного лишения свободы, обращения с несовершеннолетними преступниками, подготовки осужденных к освобождению и оказания им постпенитенциарной помощи. На третьем конгрессе (1965 г.) на обсуждение были вынесены вопросы применения мер, не связанных с изоляцией осужденного от общества, исправительных мер для молодежи и предупреждения рецидива. На четвертом конгрессе (1970 г.) обсуждались проблемы применения и совершенствования Минимальных стандартных правил обращения с заключенными в свете достижений пенитенциарной практики. На пятом конгрессе (1975 г.) были освещены вопросы обращения с правонарушителями, осужденными к мерам, не связанным с изоляцией от общества, и с отбывающими тюремное заключение. На шестом конгрессе (1980 г.) изучались проблемы применения смертной казни. На седьмом конгрессе (1985 г.) обсуждались вопросы разработки применения стандартов ООН в области уголовного правосудия. На восьмом конгрессе (1990 г.) были рассмотрены проблемы стандартизации обращения с несовершеннолетними осужденными и другие вопросы пенитенциарной политики и практики. На девятом конгрессе (1995 г.) рассматривались вопросы практической реализации минимальных стандартных правил обращения с осужденными в различных странах.

На десятом конгрессе (2000 г.) рассматривались вопросы борьбы с транснациональной организованной преступностью, принята Венская декларация о преступности и правосудии: ответы на вызовы двадцать первого века.

Международное сотрудничество является неотъемлемой частью эффективной деятельности системы уголовного правосудия и исполнения уголовных наказаний в странах мира, поскольку происходит обмен опытом, принятие важных документов для урегулирования различного вида правоотношений, в частности — правоотношений в области исполнения наказаний и стандартов обращения с осужденными.

В международных пенитенциарных нормах сконцентрирован мировой опыт уголовно-исполнительной практики, гуманистические тенденции исполнения наказаний. Существуют различные классификации международно-правовых норм и стандартов в пенитенциарной сфере. Они классифицируются: по масштабу и широте действия (территории); источникам происхождения; по основному содержанию; по степени общности и т.д.

По масштабу действия различают универсальные и региональные стандарты. Универсальные — это стандарты, выработанные и принятые в рамках ООН (Всеобщая декларация прав человека (1948 г.), Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 г.), Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (1955 г.) и др. Региональные стандарты установлены Советом Европы или иными региональными объединениями государств. Совет Европы как региональная правительственная организация, занимающаяся проблемами защиты прав и свобод человека, была образована в 1949 г. В соответствии со ст. 1 Устава Совета Европы его целью является общий интерес — заключение соглашений и проведение совместных действий в экономической, социальной, культурной, научной, правовой и административной сферах. Помимо Устава Совета Европы юридическую основу его деятельности составляют международно-правовые акты общего значения, а также принятые Советом (Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (1987 г.), Европейские пенитенциарные правила (1987 г.).

По основному содержанию. Прежде всего, это стандарты, содержащие общие положения — стандарты-принципы. Такие стандарты устанавливают основные принципы сотрудничества государств по пенитенциарным проблемам, международные резолюции, соответствующие концепции. Обязательные нормы международных правовых актов, определяющие естественные права человека, не могут нарушаться при исполнении уголовных наказаний. К таким «абсолютным» правам следует отнести право на жизнь, свободу и безопасность личности, запрет пыток, право на свободу мысли, совести и религии и др. Эти права закреплены во Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), в Международном пакте о гражданских и политических правах (1966 г.), Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.), Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984 г.), Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), Европейской конвенции по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (1987 г.) и др.

Стандарты-рекомендации могут регулировать конкретные правоотношения, возникающие в связи с исполнением того или иного вида уголовного наказания. Так, Минимальные стандартные правила обращения с заключенными регулируют отношения в сфере исполнения наказания в виде лишения свободы, а Стандартные Минимальные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила) касаются назначения наказаний, не связанных с тюремным заключением. Главное назначение стандартов-рекомендаций как менее категоричных форм по сравнению с международными договорами (конвенциями) заключается в том, что они должны содействовать развитию внутреннего пенитенциарного законодательства в целях эффективного достижения ресоциализации заключенных6. В последующем, по мере их внедрения в национальное законодательство, они приобретают характер обязательных.

По источникам происхождения выделяют межгосударственные договоры (пакты, конвенции) и нормы, принципы, принятые международными, правительственными (ООН и её рабочие органы) или неправительственными организациями.

По степени общности международные акты, содержащие стандарты обращения с осужденными, подразделяются на два вида: 1) акты общего характера, определяющие права человека, содержащие отдельные стандарты обращения с осужденными; 2) акты специализированного характера, имеющие своей целью изложение стандартов обращения с осужденными. К первым следует отнести Всеобщую декларацию прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод. К актам специализированного характера относятся Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984 г.), Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (1987 г.), Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (1955) , Минимальные стандартные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила, 1990 г.), Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила, 1985 г.) и др.

По субъектам правоотношений. С одной стороны, это международные стандарты, которые распространяются в основном на осужденных (Минимальные стандартные правила обращения с заключенными, Токийские правила), с другой — стандарты, относящиеся к определенным профессиональным группам, — персоналу пенитенциарных учреждений и другим категориям должностных лиц (Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка 1979 г. и др.).

Документами общего характера являются Всеобщая Декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.); Международный пакт о гражданских и политических правах (принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН 16 декабря 1966 года); Конвенция о защите прав человека и основных свобод (принята 4 ноября 1950 г.)

Эти документы были приняты для того, чтобы регулировать правоотношения, возникающие во всех сферах жизни человека.

Всеобщая декларация прав человека, принятая и провозглашенная резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10. 12. 1948 г., которая, по сути, явилась одним из первых документов ООН, устанавливающих единые стандарты, к которым необходимо стремиться государствам, и как отметили Гуценко К.Ф. и Ляхов Е.Г., «это стало одним из первых эффективных шагов, предпринятых ООН по международно-правовому закреплению основных прав и свобод человека» 7.

Всеобщая декларация прав человека — это один из ведущих источников международного права, так как большинство государств рассматривает ее как документ, содержащий обычные нормы международного права, почти все из которых воспроизведены в национальных конституциях и внутригосударственных законах.

Читайте так же:  Пенсия ребенку по потере кормильца в москве

Декларация, имевшая статус рекомендательного международного акта, со временем приобрела статус общепризнанной нормы международного права.

В ст. 3 Всеобщей декларации прав человека, ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 2 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод закреплено право на жизнь. Оно является неотъемлемым, все остальные права и свободы человека, в том числе и осужденного, производны от права на жизнь. Главные принципы указанной международной нормы состоят в том, чтобы защитить человека от любого умышленного лишения жизни государством, а также обязанность государства обеспечить принятие и применение законов, предусматривающих суровое наказание за преступления против жизни, осуществление эффективных превентивных и охранительных мер в случае возникновения опасности для жизни человека. По общему правилу право на жизнь предполагает, что государство должно принимать все меры к тому, чтобы человеческая жизнь даже в условиях отбывания уголовного наказания оставалась вне опасности. Вместе с тем Конвенция о защите прав человека и основных свобод допускает исключения из общего правила. Прежде всего, это касается смертной казни, законно назначенной по приговору суда за совершение преступления. Но данное положение в связи с вступлением в силу Протокола № 6 к Конвенции относительно смертной казни и его ратификацией большинством европейских государств фактически не действует8. Кроме того, ч. 2 ст. 2 Конвенции определяет ситуации, при которых разрешается лишение человека жизни (для защиты любого лица от противоправного насилия, для осуществления законного задержания или предотвращения побега, для подавления бунта или мятежа) и условия, которые должны соблюдаться при этом. Главными из них являются абсолютная необходимость и соразмерность применения силы для достижения законных целей в обозначенных ситуациях.

Право на свободу мысли, совести и религии, согласно ст. 18 Всеобщей декларации прав человека и Международного пакта о гражданских и политических правах, а также ст. 9 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, представляет собой, в частности, свободу исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять или не отправлять религиозные обряды. Для осужденных, отбывающих наказания, не связанные с изоляцией от общества, каких либо особенностей в осуществлении данного права нет.

Вместе с тем стандарты общего характера, не предназначенные специально для заключенных, содержат отдельные положения, касающиеся лиц, осужденных за уголовные преступления.

Ст. 9 Всеобщей декларации прав человека гласит: «Никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию». В соответствии со ст. 5 Декларации, ст. 3 Конвенции, ст. 7 Пакта никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию. Статья 10 Пакта устанавливает, что все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства. В пенитенциарных учреждениях должен быть установлен такой режим, целью которого является исправление и социальное перевоспитание лиц, лишенных свободы.

Конвенция запрещает «принудительный или обязательный труд». Однако в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах данным понятием не охватывается какая бы то ни была работа или служба, которую, как правило, должно выполнять лицо, находящееся в заключении на основании законного распоряжения суда, или лицо, условно освобожденное от такого заключения 9. И это вполне обосновано, на наш взгляд, поскольку за счет работы, выполняемой осуждёнными, достигаются цели их исправления. При этом Пакт копирует положения Конвенции об обязательном или принудительном труде (принята в 1930 г.).

Вторая основная группа международно-правовых стандартов — это нормы специального характера, которые непосредственно отражают специальные права осужденных, то есть относятся к пенитенциарному законодательству либо в целом для уголовной системы. Данные нормы, которые хотя и носят рекомендательный характер, но подлежат максимальному учету при разработке национальных законодательных актов.

Из этой группы стандартов выделяют акты, регулирующие отношения в сфере исполнения наказаний, связанных с изоляцией от общества, и акты, регулирующие отношения в сфере исполнения наказаний, не связанных с изоляцией от общества; а также акты в отношении отдельных категорий осужденных и акты, относящиеся к работникам пенитенциарных учреждений.

Как известно, большинство международных стандартов обращения с осужденными относятся к наказанию в виде лишения свободы. Основная часть стандартов в данной области содержится в Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными, принятых на первом Конгрессе Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшемся в Женеве 30 августа 1955 года10. Указанные Правила были одобрены Экономическим и Социальным Советом ООН в 1977 г.

Текст Правил неоднократно пересматривался, дополнялся новыми статьями и в настоящее время состоит из Предварительного замечания, 95 статей и Приложения, включающего 13 Процедур выполнения Правил. Структурно Правила делятся на 2 части. Первая содержит общие положения, применяемые ко всем осужденным, вторая рассчитана на применение к особым категориям заключенных.

Первая часть рассматриваемых Правил содержит общие принципы, т.е. правила, применяемые ко всем категориям заключенных. В их числе положения, касающиеся предварительного заключения, принципы исполнения наказания, разбивки осужденных на категории (классификация), размещения, обеспечения осужденных одеждой и постельными принадлежностями, оказания им медицинской помощи, дисциплины и наказания, вопросы режима отбывания наказания заключенных в тюрьме, их связи с внешним миром. Здесь же содержатся положения о религии, хранении имущества заключенных, библиотеке, переводах в другие тюремные учреждения, штатах служащих, вопросы инспектирования пенитенциарных учреждений (ст. 6-55).

Вторая часть Правил содержит принципы, которые применяются к различным категориям заключенных и состоит из следующих разделов:

раздел «А» содержит стандарты применительно к заключенным, в отношении которых вынесен приговор к лишению свободы;

раздел «B» формулирует стандарты исполнения наказания применительно к душевнобольным и психически ненормальным заключенным;

раздел «C» посвящен заключенным, которые находятся под арестом или в ожидании судебного разбирательства;

в разделе «D» выделены правила содержания заключенных, содержащихся в тюрьме в порядке исполнения решения по гражданскому делу;

раздел «Е» содержит одну статью в отношении лиц, арестованных или помещенных в тюрьму без предъявления обвинения.

Наибольший интерес представляет раздел «А», который состоит из следующих подразделов: основополагающие принципы (формулируются цели тюремного заключения); обращение с заключенными (дается попытка определить правовое положение заключенного); дифференциация и индивидуализация; стимулирующие средства. В данном разделе содержатся указания на средства исправления осужденных. В частности, формулируются принципы обязательности труда (ст. 71-76).

К иным средствам исправления Правила относят: учебу и досуг (развлечения, культурный отдых) заключенных (ст. 77, 78), физкультурно-спортивную работу (ст. 21), просветительную работу (ст. 39), религиозное попечение с оговоркой — там, где это возможно (ст. 41).

Специальной статьи о правовом положении Правила не содержат. Однако в некоторых статьях можно встретить указание на это. Статья 61 Правил устанавливает, что заключенные продолжают оставаться частью общества и имеют право на социальное обеспечение. Указывается, что должно проявлять посильную заботу не только об ном, но и о его семье и обеспечивать защиту их интересов. Правила устанавливают принцип о том, что администрация тюрем обязана уважать и соблюдать гражданские права заключенных. В ст. 36 Правил говорится, что осужденные имеют право на подачу жалобы.

В ст. 67 Правил указываются цели классификации: изолировать заключенных от других категорий, которые могут оказать вредное воздействие; разделить заключенных на классы для того, чтобы обеспечить работу персонала в интересах исправления осужденных. Основаниями для раздельного содержания заключенных являются пол, возраст, уголовное прошлое, юридическое основание для тюремного заключения, их поведение.

Минимальные стандартные правила обращения с заключенными регулируют порядок поддержания дисциплины, условия применения привилегий (ст. 70), средств (ст. 33-34), которые не следует применять в качестве взыскания. Средства усмирения могут применяться только в качестве средства безопасности для предотвращения нанесения вреда, пресечения побегов и по причинам иного характера.

Правила предусматривают и такое важное средство воспитательного воздействия, как индивидуальный подход к каждому заключенному (ст. 59, 63).

Ст. 51-63 Правил специально посвящена персоналу пенитенциарных учреждений (С одной стороны, от сотрудников требуется поддерживать в тюрьме высокий уровень безопасности, а с другой — персонал должен постоянно осознавать, что рано или поздно заключенные вернутся в общество. Поэтому ст. 56 Минимальных стандартных правил гласит, что все сотрудники мест заключения всегда должны вести себя и выполнять свои обязанности так, чтобы служить примером для заключенных и завоевывать их уважение. Правила рекомендуют обеспечить этим работникам соответствующие льготы и условия труда (ст. 46).

Механизм осуществления Правил предусмотрен в приложении к нему, именуемом «Процедуры эффективного выполнения Минимальных стандартных правил обращения с заключенными». Этот документ, принятый ЭКОСОС ООН 25 мая 1984 г., представляет 13 положений, которые должны способствовать выполнению Правил. В соответствии с Процедурами все государства, законодательство которых не соответствует Правилам, должны принять этот документ и имплементировать его в нормы национального законодательства с учетом политической, экономической и правовой систем своего государства, но без ущерба для духа и цели Правил.

Принятие Процедур свидетельствует о стремлении сделать Правила «работающим» документом. Однако, как отмечает Федосеева Г.Ю., влияние Правил на национальное пенитенциарное законодательство незначительно11. В связи с этим в целях повышения эффективности применения Правил и придания им юридической силы, целесообразно принятие на основе Правил специальной международной конвенции. Это, в свою очередь, повысит ответственность государств-участников за приведение в соответствии с нормами международного права своего национального законодательства12. До принятия такой конвенции необходима широкую пропаганду Правил среди сотрудников исправительных учреждений. Необходимость такой пропаганды содержится в названных выше Процедурах. Об этом говорится и в указанных процедурах. Так, в процедуре 3 говорится, что Правила предоставляются в распоряжение должностных лиц по поддержанию правопорядка и персонала исправительных учреждений для того, чтобы они могли применять и выполнять их в системе уголовного правосудия. Далее, согласно процедуре 4, Правила, воплощенные в национальном законодательстве и в других положениях, доводятся также до сведения и разъясняются заключенным и задержанным лицам при их поступлении в соответствующее учреждение и в период их заключения13.

Подводя итог, представляется, что в целом, Правила, имеют гуманный и прогрессивный характер, и их следует рассматривать как провозглашение руководящих принципов воспитательного воздействия на заключенных.

Минимальные стандартные правила обращения с заключенными получили широкое признание в мире как авторитетные практические рекомендации по руководству местами лишения свободы и обращению с заключенными. Их ключевые положения впоследствии нашли отражение в ряде других специальных международных документов. Одним из них является Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме.

Свод принципов широко использует существующие документы. Предусмотренные им правила в основном относятся к процедуре судопроизводства, например, судебный контроль над арестами и задержаниями. Однако они включают такие важные меры, как:

— обязанность содержать задержанных, по их просьбе, как можно ближе к их дому и семье (принцип 18);

— предоставление учебных материалов (принцип 24);

— обязанность официальных лиц обеспечивать минимальную поддержку семьям заключенных (принцип 27);

— обязанность расследовать причины внезапной смерти или исчезновения заключенных вскоре после освобождения (принцип 30).

Принцип 6 Свода имеет особое значение. Он гласит, что «ни одно задержанное или находящееся в заключении лицо не должно подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания. Никакие обстоятельства не могут служить оправданием для пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания».

Термин «жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды наказания», о котором говорится в Принципе 6 документа, должен толковаться таким образом, чтобы обеспечить, по возможности, наиболее широкую защиту против злоупотреблений физического или психологического характера, включая содержание задержанного или находящегося в заключении лица в условиях, которые лишают его, временно или постоянно, любого из его природных чувств, таких как зрение, слух, пространственная или временная ориентация. Данное понятие до этого уже озвучивалось в других международных документах, один из них будет рассмотрен ниже.

В 1975 г. ООН была принята Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. На основе этой Декларации 10 декабря 1984 г. Генеральной Ассамблеей ООН была принята Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Она содержит 33 статьи. Конвенция устанавливает, что все государства, ратифицировавшие данный документ, обязаны рассматривать пытки в соответствии со своим законодательством как уголовное преступление. При этом ст. 2 Конвенции запрещает оправдание пыток в связи с военными действиями, политической нестабильностью, чрезвычайным положением, с иными исключительными обстоятельствами, а также ссылками на «приказ вышестоящего начальника или государственной власти».

В соответствии со ст. 7 Конвенции любому лицу, в отношении которого осуществляется разбирательство в связи с любым преступлением, гарантируется справедливое обращение. Это одно из основополагающих положений Конвенции. Поэтому ни одно государство не должно выдавать какое-либо лицо другому государству, если имеются серьезные основания полагать, что тому или иному гражданину может угрожать применение пыток (ст. 15).

Пытки как средство воздействия не могут применяться и к подсудимым на всех уровнях судебного разбирательства, а также в период содержания обвиняемого (подозреваемого) в местах предварительного заключения. Любая информация, установленная под пыткой, не может использоваться в качестве доказательства. Важно отметить, что данный стандарт в полной мере относится и к осужденным, отбывающим уголовные наказания.

Что же касается механизма реализации рассматриваемой Конвенции, то ее правоприменителем выступает специально созданный Комитет против пыток, действующий под руководством Генерального секретаря ООН. Комитет состоит из десяти экспертов и избирается сроком на 4 года. При этом государства-участники берут на себя покрытие расходов по содержанию Комитета.

Если Комитет получает информацию, что в каком-то государстве применяются пытки, то Конвенция допускает возможность проведения международного расследования. Соответствующее расследование предполагает посещение территории государства с его согласия членами Комитета против пыток для выявления требуемых обстоятельств. По итогам работы Комитет представляет доклад государствам-участникам и Генеральной Ассамблее ООН (ст. 24).

Основные принципы обращения с заключенными были представлены Восьмым конгрессом ООН по предотвращению преступлений и обращению с правонарушителями. В Преамбуле к Основным принципам говорится о важности Минимальных стандартных правил обращения с заключенными и препятствиях к их полному выполнению и выражается надежда, что формулировка принципов, лежащих в их основе, будет способствовать их наиболее полному воплощению в жизнь. Основные принципы были приняты Генеральной Ассамблеей ООН в декабре 1990 г.

Принципы исходят из уважения человеческого достоинства и недопущения дискриминации (принципы 1 и 2). Они также напоминают, что заключенные имеют все права, данные им соглашениями ООН, «за исключением тех ограничений, которые влечет за собой тюремное заключение» (принцип 5).

Кроме того, в данном документе провозглашаются:

уважение к религиозным верованиям и культурным традициям заключенных; их право принимать участие в культурных и образовательных мероприятиях; необходимость бороться за отмену или ограничение применения одиночного заключения; создание условий для осмысленной работы заключенных, зарабатывания ими денег; равное право на медицинское обслуживание; благоприятные условия для адаптации бывших заключенных к жизни на свободе.

За время существования Минимальных стандартных правил обращения с заключенными они оказали и оказывают заметное влияние на пенитенциарную политику и практику в странах, которые согласились с их основными положениями.

Европейские тюремные правила разрабатывались и принимались под эгидой Совета Европы. В ракурсе стоящих перед ним задач Совет Европы занимается и проблемами, возникающими вследствие преступного или антиобщественного поведения. В 1973 г. Комитет министров Совета Европы принял резолюцию, содержащую текст европейского варианта Минимальных стандартных правил обращения с заключенными. В резолюции было рекомендовано правительствам государств — членов Совета Европы руководствоваться в законодательстве и практике изложенными в Правилах принципами и каждые пять лет направлять Генеральному секретарю Совета отчет по реализации и развитию этих принципов.

В 1981 г. Парламентская Ассамблея Совета Европы согласилась с предложениями о подготовке нового варианта Европейских тюремных правил. Новые Правила были должны максимально соответствовать текущим и возможным в будущем стандартам европейских пенитенциарных систем.

Актом специального характера являются Принципы медицинской этики, относящиеся к роли работников здравоохранения, в особенности врачей, в защите заключенных или задержанных лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, которые были приняты в 1982 году и основываются на Токийской декларации Всемирной медицинской ассоциации, принятой в 1975 г. Ее основные положения изложены в первом параграфе: «Врач не должен санкционировать, допускать или участвовать в пытках и других формах жестокого, бесчеловечного или унизительного обращения с заключенными, независимо от того, в каком преступлении жертва такого обращения подозревается, обвиняется или виновна, а также от ее убеждений или мотивов, в любых ситуациях, включая вооруженные конфликты и гражданские столкновения».

Первый принцип медицинской этики гласит, что заключенные должны обеспечиваться лечением такого же качества и уровня, как и лица, не являющиеся заключенными или задержанными.

Второй принцип провозглашает, что участие или соучастие в пытках или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания является грубым нарушением медицинской этики.

Третий принцип трактует роль врачей в тюремных заведениях. Работники здравоохранения, в особенности врачи, нарушают медицинскую этику, если они вовлечены в любые другие профессиональные отношения с заключенными или задержанными лицами, «целью которых не является исключительно обследование, охрана или улучшение их физического или психического здоровья».

Четвертый принцип рассматривает сложный вопрос участия врачей в вынесении приговора. Он гласит, что медицинский персонал не должен участвовать в допросах заключенных или удостоверять, что состояние здоровья заключенных или задержанных лиц позволяет подвергать их любой форме наказания, которое может оказать отрицательное воздействие на их здоровье и которое не согласуется с соответствующими международными документами.

Читайте так же:  Возврат налогов в турции

Другим международно-правовым актом, который относится к работникам исправительных учреждений, является Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, принятый резолюцией 34/169 ГА ООН от 17 декабря 1979 г. В отличие от выше рассмотренных Принципов, Кодекс является актом промежуточного характера и распространяется на должностных лиц всех правоохранительных органов. В соответствии с Кодексом должностные лица по поддержанию правопорядка — это лица, «которые обладают полицейскими полномочиями, особенно полномочиями на задержание правонарушителей». Кодекс содержит восемь статей и в целом носит рекомендательный характер. К важнейшим положениям этого Кодекса относится правило о том, что при выполнении своих обязанностей должностные лица по поддержанию правопорядка уважают и защищают человеческое достоинство и поддерживают и защищают права человека по отношению ко всем лицам (ст. 2). В соответствии со ст. 5 Кодекса должностные лица не могут осуществлять, подстрекать или терпимо относиться к любому действию, представляющему собой пытку или другие жестокие или унижающие достоинство виды обращения и наказания.

Актом, регулирующим исполнение высшей меры наказания, являются Меры, гарантирующие защиту прав тех, кто приговорен к смертной казни, которые одобрены резолюцией 1984/50Экономического и Социального Совета ООН от 25 мая 1984 года. Данные меры определяют основополагающие принципы исполнения смертной казни с учетом наиболее гуманного отношения к лицам, совершившим преступления. В странах, которые не отменили смертной казни, смертный приговор может быть вынесен лишь за самые серьезные преступления, причем предусматривается, что их состав ограничивается преднамеренными преступлениями со смертельным исходом или другими чрезвычайно тяжелыми последствиями. Также смертная казнь не должна применяться к лицам моложе 18 лет, беременным женщинам, лицам, потерявшим рассудок. Особый акцент Меры делают на то, что смертный приговор может быть вынесен только в том случае, если виновность лица, обвиненного в совершении преступления, установлена на основе ясных и убедительных доказательств, не оставляющих возможности для иного толкования фактов. Смертный приговор может быть приведен в исполнение только в соответствии с окончательным судебным решением, вынесенным компетентным судом после завершения судебного процесса, в ходе которого предоставляются все возможные гарантии обеспечения справедливого судебного разбирательства. Также каждый приговоренный к смертной казни имеет право подачи апелляции в суд высшей инстанции, причем необходимо принять меры для того, чтобы такие апелляции стали обязательными. В случаях приведения смертного приговора в исполнение эта процедура должна осуществляться таким образом, чтобы причинять как можно меньше страданий. О вопросах применения смертной казни в пенитенциарном практике зарубежных стран будет рассмотрено во второй главе.

В 1989 г. Генеральной Ассамблеей ООН принята Конвенция о правах ребенка. В соответствии со ст. 37 указанной Конвенции государства-участники должны обеспечивать, чтобы ни один ребенок не был подвергнут пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания. Ни смертная казнь, ни пожизненное тюремное заключение, не предусматривающее возможности освобождения, не должны назначаться за преступления, совершенные лицами моложе 18 лет.

Ни один ребенок не должен лишаться свободы незаконным или произвольным образом. Арест, задержание, тюремное заключение ребенка должны осуществляться согласно закону и использоваться лишь в качестве крайней меры и в течение как можно более короткого периода времени. Каждый лишенный свободы ребенок должен иметь право на незамедлительный доступ к правовой и иной соответствующей помощи.

Положению несовершеннолетних в системе уголовной юстиции специально посвящены Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, получившие сокращенное наименование Пекинские правила. Пекинские правила были предложены Седьмым конгрессом ООН по предотвращению преступлений и обращению с правонарушителями, созванным в сентябре 1985 г., и приняты Генеральной Ассамблеей в ноябре 1985 г. Правила имеют в целом рекомендательный характер и применяются с учетом экономических, социальных и культурных условий того или иного государства. Название правил происходит от места их разработки.

Правила гласят, что «несовершеннолетним является ребенок или молодой человек, который в рамках существующей правовой системы может быть привлечен за правонарушение к ответственности в такой форме, которая отличается от формы ответственности, применимой к взрослому». Они не уточняют возраст, с которого несовершеннолетние могут привлекаться к ответственности за правонарушения или признаваться взрослыми, но указывают, что следует прилагать усилия для распространения принципов правосудия для несовершеннолетних на молодых совершеннолетних людей.

Данный международный документ определяет принципы обращения с несовершеннолетними правонарушителями на всех стадиях уголовного правосудия, включая отбывание уголовного наказания. Помещение несовершеннолетнего в исправительное учреждение определяется как крайняя мера, принимаемая в течение минимально необходимого срока.

Пекинские правила рекомендуют к исправляющимся применять условное освобождение в более широких масштабах и по возможности в ранние сроки. Освобождающиеся условно из исправительных учреждений должны получать социальную поддержку со стороны общины и находиться под надзором компетентного учреждения. Следует прилагать усилия для использования таких промежуточных для лишения свободы форм работы, как «исправительное учреждение с ослабленным режимом, воспитательные дома, центры дневной подготовки» и другие аналогичные им соответствующие формы, которые могут способствовать «надлежащей реинтеграции несовершеннолетних в жизнь общества». Под термином «реинтеграция», как нам видится, в правилах понимается повторное объединение с обществом, восстановление в нем социально-полезных связей (от лат. «integra» – восстановление, и «re» – приставка, обозначающая повторное действие).

По общему правилу, несовершеннолетние должны содержаться отдельно от взрослых. Правила не конкретизируют условия содержания несовершеннолетних правонарушителей, делая отсылку к Минимальным стандартным правилам обращения с заключенными, которые должны использоваться «по мере их применимости к обращению с несовершеннолетними».

Однако позднее ООН вернулась к этому вопросу, и Резолюцией от 14 декабря 1990 г. Генеральной Ассамблеей ООН были приняты Правила ООН по защите несовершеннолетних, лишенных свободы. Следуя в основном структуре Минимальных стандартных правил, упомянутые Правила определяют принципы и цели управления учреждениями для несовершеннолетних, основания классификации осужденных, физические условия отбывания наказания, условия труда, отдыха, отправления религиозных обрядов, порядок медицинского обслуживания, дисциплинарные процедуры, пути поддержания позитивных социальных контактов, средства ресоциализации после освобождения.

В августе 1990 г. Восьмой конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями одобрил Стандартные минимальные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением. Правила были разработаны Институтом Азии и Дальнего Востока при ООН в Токио. Отсюда происходит их сокращенное название — Токийские правила. В декабре 1990 г. Токийские правила были приняты Генеральной Ассамблеей ООН.

В отличие от Минимальных стандартных правил обращения с заключенными Токийские правила распространяются на всю сферу уголовной юстиции (от стадии возбуждения уголовного дела до последующей ресоциализации виновного). Они содержат свод основных принципов для содействия использованию мер, не связанных с лишением свободы, а также минимальные гарантии для лиц, в отношении которых применяются уголовно-правовые меры, не связанные с реальным лишением свободы. Правила имеют рекомендательный характер и должны применяться «с учетом политических, экономических, социальных и культурных условий каждой страны, а также целей и задач ее системы уголовного правосудия» (ст. 1—2).

Токийские правила включают целый набор мер, альтернативных тюремному заключению (ст. 8.2):

а) устные санкции такие, как замечание, порицание и предупреждение;

б) условное освобождение от ответственности;

в) поражение в гражданских правах;

г) экономические санкции и денежные наказания такие, как разовые штрафы и поденные штрафы;

д) конфискация или постановление о лишении права собственности на имущество;

е) возвращение имущества жертве или постановление о компенсации;

ж) условное наказание или наказание с отсрочкой;

з) условное освобождение из заключения и судебный надзор;

и) постановление о выполнении общественно полезных работ;

к) направление в исправительное учреждение с обязательным ежедневным присутствием:

л) домашний арест;

м) любой другой вид обращения, не связанный с тюремным заключением;

н) какое-либо сочетание перечисленных выше мер.

По рекомендации Токийских правил любой вид освобождения от тюремного заключения для принятия не связанных с ними мер рассматривается по возможности на самой ранней стадии. Если же режим обращения, не связанный с лишением свободы, окажется неэффективным, то к правонарушителям рекомендуется применять строгие меры воздействия, вплоть до тюремного заключения (п. 14.3).

Токийские правила также устанавливают определенные требования к квалификации персонала, которые должны работать с осужденными к наказаниям, не связанным с лишением свободы. Пункт 15.2 Правил гласит, что «лица, назначаемые для применения не связанных с тюремным заключением мер, должны обладать соответствующими личными качествами и по возможности надлежащей профессиональной подготовкой и практическим опытом. Такие требования должны быть четко определены».

Раздел 7 Токийских правил рекомендует использовать участие общественности (добровольцев) в исправлении лиц, в отношении которых приняты меры, не связанные с тюремным заключением. Пункт 17.2 указывает, что «участие общественности следует рассматривать как предоставляемую членам общества возможность внести свой вклад в дело зашиты интересов общества.

При рассмотрении международно-правовых стандартов исполнения уголовных наказаний отдельного внимания заслуживает такая категория правонарушителей, как женщины. Основным международным документом по защите их прав является Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, принятаярезолюцией 34/180 Генеральной Ассамблеи от 18 декабря 1979 года. Согласно Конвенции, понятие «дискриминация в отношении женщин» означает любое различие, исключение или ограничение по признаку пола, которое направлено на ослабление или сводит на нет признание, пользование или осуществление женщинами, независимо от их семейного положения, на основе равноправия мужчин и женщин, прав человека и основных свобод в политической, экономической, социальной, культурной, гражданской или любой другой области (ст. 1). В статье 2 говорится, что государства-участники осуждают дискриминацию в отношении женщин во всех ее формах, соглашаются безотлагательно всеми соответствующими способами проводить политику ликвидации дискриминации в отношении женщин.

Долгое время отсутствовал международный документ в отношении женщин-правонарушителей, и положения, применимые к ним, указаны в различных других документах, таких как Токийские правила или Минимальные стандартные правила обращения с заключенными. Однако недавно такой документ был принят резолюцией 65/229Генеральной Ассамблеи от 21 декабря 2010 года на двенадцатом международном тюремном конгрессе, а именно, это Правила Организации Объединенных Наций, касающиеся обращения с женщинами-заключенными и мер наказания для женщин-правонарушителей, не связанных с лишением свободы (Бангкокские правила). В связи с их новизной, в научной литературе отсутствуют какие-либо упоминания о них, поэтому их положения будут рассматриваться только на основании их самих. Их смысл направлен на защиту женщин, имеющих малолетних детей, а равно и не имеющих таковых, поскольку любая женщина является потенциальной матерью. В конечном счете, особой защите подлежат любые женщины уже в силу своих физиологических, эмоционально-психологических и иных особенностей, отличающих их от мужчин. Данный документ состоит из введения, предварительных замечаний и 4 разделов (Общеприменимые правила; правила, применимые к особым категориям; меры, не связанные с лишением свободы; исследования, планирование, оценка и информирование общественности), включают 70 правил. Раздел I правил, касающийся общего управления учреждениями, применим ко всем категориям женщин, лишенных свободы, независимо от того, находятся ли последние в заключении по уголовному или гражданскому делу и находятся ли они только под следствием или уже осуждены, включая женщин, являющихся объектом «мер безопасности» или исправительных мер, назначенных судьей.

В разделе II излагаются правила, применимые только к особым категориям, о которых говорится в каждом подразделе. Однако правила, изложенные в подразделе A и касающиеся отбывающих наказание заключенных, следует в равной степени применять и к категории заключенных, о которых говорится в подразделе B, при условии, что они не противоречат правилам, разработанным для этой категории женщин, и улучшают положение последних. И в подразделе A, и в подразделе B изложены дополнительные правила обращения с несовершеннолетними заключенными женского пола. Однако важно отметить, что для обращения с этой категорией заключенных и их реабилитации следует разработать отдельные стратегии и политику в соответствии с международными стандартами.

В разделе III содержатся правила, касающиеся применения наказаний и мер, не связанных с лишением свободы, к женщинам и несовершеннолетним правонарушителям женского пола, в том числе во время ареста и на этапах предварительного судебного рассмотрения дела, вынесения приговора и после вынесения приговора в процессе уголовного судопроизводства.

В раздел IV включены правила, касающиеся исследований, планирования, оценки, информирования общественности и обмена информацией, и они применимы ко всем категориям женщин-правонарушителей, охватываемым настоящими правилами.

Уже в предварительных замечаниях говорится, что в Правилах, принятых более 50 лет назад (имеются ввиду Минимальные стандартные правила обращения с заключенными), не уделялось достаточного внимания особым потребностям женщин. С увеличением числа женщин-заключенных во всем мире необходимость привнесения большей ясности в вопросы обращения с женщинами-заключенными приобретает особое значение и актуальность. При этом специально делается оговорка, что Бангкокские правила не имеют своей целью заменить Минимальные стандартные правила обращения с заключенными или Токийские правила, и, следовательно, все соответствующие положения, содержащиеся в двух этих сводах правил, по-прежнему применяются ко всем заключенным и правонарушителям без какой-либо дискриминации. То есть, Бангкокские правила принимаются для внесения ясности существующих положений о женщинах-правонарушителях и уточнении некоторых областей, которые не были охвачены в других международных документах.

Одно из основных положений указывает правило 1, а именно, что учитываются особые потребности женщин. В дальнейших правилах идет расшифровка этого положения: «в камерах должны быть созданы условия для удовлетворения специфических гигиенических потребностей женщин» (пр. 5), «соблюдается врачебная тайна» (пр. 8), «наказание в виде водворения в одиночную камеру не применяется в отношении беременных женщин и женщин с грудными детьми» (пр. 22), «беременным женщинам, младенцам, детям и кормящим матерям бесплатно предоставляется надлежащее и своевременное питание и создаются благоприятные для здоровья условия и возможности для регулярного занятия физическими упражнениями» (пр. 48) и др.

Также Бангкокские правила содержат одновременно положения, касающиеся исполнения наказаний, связанные с изоляций от общества, и мер, альтернативных лишения свободы, что характеризует их как универсальный акт о женщинах-правонарушителях.

Международные стандарты обращения с осужденными довольно высоки и плодотворно взаимодействуют с правами, провозглашенными в национальных конституциях и законах. Государства готовы принять данные международные стандарты и многие из них приняли на себя правовые обязательства следовать им14.

Учитывая вышеизложенное, можно выделить, что международные нормы обращения с осужденными должны «придать устойчивость мировому развитию», а обеспечение прав и свобод человека и гражданина называют «важнейшим условием достижения стабильности и устойчивости развития межгосударственных отношений, а в конечном счете жизнедеятельности каждого человека»15.

Список литературы

Всеобщая декларация прав человека (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 217 А (III), 1948 г.)

Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 34/52, 1975 г.).

Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (Турин, 1961 г.).

Кодекс поведения должностных лиц по подержанию правопорядка (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 34/169, 1979 г.).

Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 1950 г.).

Конвенция ООН о правах ребенка (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 44/25, 1989 г.).

Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 39/46, 1984 г.).

Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый м открытый для подписания и присоединения резолюцией 2200 А (XXI) ГА ООН от 16 декабря г (Нью-Йорк, 1966 г.).

Минимальные стандартные правила обращения с заключенными от 30 авг. 1955 г.,одобрены Экономическим и Социальным Советом на 994-ом пленарном заседании 31 июля 1957 г. //Сборник стандартов и норм Организации Объединенных Наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. (Нью-Йорк, 1992 г.).

Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила). (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 45/110, 1990 г.).

Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила») (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 40/33, 1985 г.).

Основные принципы обращения с заключенными, принятые (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 45/111, 1990 г.).

Принципы медицинской этики, относящиеся к роли работников здравоохранения, в особенности врачей, в защите заключенных или задержанных лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 37/194, 1982 г.).

Процедуры эффективного выполнения Минимальных стандартных правил, касающихся обращения с заключенными (Резолюция Экономического и Социального Совета ООН 1984 /47, 1992).

Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник для вузов. М., 2001 г.

Бородин С.В., Ляхов Е.Г. Международное сотрудничество в борьбе с уголовной преступностью. М., 1983.

Гуценко К.Ф., Ляхов Е.Г. Устав ООН, его цели и принципы, и актуальные проблемы разработки и применения международных норм, касающихся уголовного правосудия. М., 1980.

Малиновский А.А. Уголовное право зарубежных государств. —М.: Новый Юрист, 1998. —128 с.

Милюков С. Ф. Российская система наказаний. СПб., 1998.

Мовчан А.П. Международный правопорядок. – М., 1996, 103 с.

Нурумов Д.И. Становление и развитие международной системы защиты прав человека. Автореф. дис. на соискание уч. степени к.ю.н. М., 2000 г.

Стручков Н.А., Шупилов В.П. Исполнение наказания в капиталистических странах. Учебное пособие. М., 1977. Вып. 1.

Уголовное право. История юридической науки/ Под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1978.

Уголовное право зарубежных государств. Общая часть /Под ред. и с предисл. И.Д. Козочкина. — М.: Институт международного права и экономики имени А.С. Грибоедова, 2001. — 576 с.

Флетчер Дж., Наумов А.В. Основные концепции современного уголовного права. — М.: Юристь, 1998.

www.km.ru


Обсуждение закрыто.