Культурное наследование

Культурное наследование

Культурное наследие — это часть материальной и духовной культуры, созданная прошлыми поколениями

За тысячелетия истории человеком создано множество рисунков, надписей, строений, статуй, предметов быта. С момента обретения сознания человек с неимоверным усердием плодит следы своего существования – с целью впечатлить будущее поколение или преследуя более практическую цель. Все это — артефакты, отображения культуры человека. Но не все из этого является культурным наследием.

Культурное наследие – это созданные человеком прошлого творения (материальные или духовные), в которых человек настоящего видит культурную ценность и желает сохранить их для будущего. Само наследие определяется как составная часть культуры, выступая одновременно и как способ присвоения индивидом культурных феноменов, и как сама основа культуры. Другими словами, культурное наследие — это особая часть культуры, значимость которой признана поколениями. Также признается ныне и усердием современников должна быть сохранена и передана в будущее.

Т. М. Миронова противопоставляет понятия «памятник» и «объекты культурного наследия». По ее мнению, само слово «памятник» означает какой-то предмет для хранения памяти. В то время как объекты культурного наследия обретены нами не просто для хранения, а для деятельного отношения к ним, осознания их ценности для сегодняшнего дня в ходе современной интерпретации.

Два подхода в отношении общества к культурному наследию: охрана и сохранение

  • Охрана культурного наследия. Условием и главным требованием содержания объекта считается его ограждение от внешних воздействий. Объект возводится в ранг неприкосновенности. Предотвращается любое взаимодействие с объектом, за исключением необходимых мер. Эмоциональной основой такого отношения является чувство тоски по былым временам или интерес к редкостям и реликвиям прошлого. Объект определяется как память о прошлом, воплощенная в конкретном предмете. Чем более древним является предмет, тем он считается ценнее как носитель памяти о прошлой эпохе. У данной концепции есть существенный недостаток. Столь тщательно оберегаемый предмет прошлого с течением времени оказывается чем-то чужеродным в постоянно меняющейся среде. Он не наполняется новым содержанием и вскоре рискует стать пустой оболочкой и оказаться на периферии общественного внимания и в итоге в забытьи.
  • Сохранение культурного наследия. Возник во второй половине двадцатого века в связи с усложнением отношений к памятникам культурного наследия. Включает в себя комплекс мер не только по охране, но и по изучению, интерпретации и использованию культурных объектов.
  • Прежде охранялись какие-то отдельные объекты (сооружения, памятники), которые были выбраны специалистами, использующими «очевидные критерии». Переход от исключительно охранных мер к концепции сохранения позволил включить в этот процесс уже целые комплексы и даже территории. Критерии отбора объектов расширились.

    Современный подход не предполагает отказа от охраны культурного наследия, но ведет к большей целесообразности этого процесса. Результаты показали, что разумное использование исторических объектов (зданий, территорий) в большей степени способствует ревитализации («возвращению к жизни») памятников культурного наследия, чем ориентация исключительно на охрану. Отношение к памятнику вышло за пределы простого оберегания материальной оболочки объекта старины. Памятники культурного наследия стали не просто напоминанием о прошлом. Прежде всего, они стали значимыми как ценность в глазах современников. Они наполнены новыми смыслами.

    Культурное наследие ЮНЕСКО. Деятельность в сфере сохранения культурного наследия

    1972 год. Принятие Конвенции «Об охране всемирного культурного и природного наследия».

    Самого определения понятию «культурное наследие» данная конвенция не давала, но в ней были перечислены его категории:

  • Памятники культурного наследия — понимаются в широком смысле, сюда относят строения, скульптуры, надписи, пещеры. Памятник – это единица культурного наследия, определяется как конкретный объект, обладающий художественной или научной (исторической) ценностью. Но в то же время преодолевается изолированность памятников одного от другого, поскольку предполагается их взаимосвязь между собой и их связь со средой. Совокупность памятников формирует предметный мир культуры.
  • Ансамбли, к которым причисляют архитектурные комплексы.
  • Достопримечательные места: созданные человеком или им же, но еще и при значимом участии природы.
  • Значение данной конвенции заключается в следующем:

    • реализация комплексного подхода в оценке взаимосвязей культурного и природного наследия;
    • к охраняемым была добавлена новая группа объектов (достопримечательные места);
    • были даны ориентиры для включения объектов наследия в хозяйственную деятельность и использования их для реализации практических целей.
    • 1992 год. Ла Петит-Пьер. Пересмотр Руководства по выполнению Конвенции 1972-го года. В Конвенции говорилось об объектах Всемирного наследия, созданных и природой, и человеком. Но совершенно не была предусмотрена процедура их идентификации, отбора. В исправление этого международные эксперты сформулировали и включили в руководство понятие «культурный ландшафт», что привело к корректировке культурных критериев. Для присвоения статуса культурного ландшафта территория, помимо всемирно признанной ценности, должна еще быть репрезентативна региону и иллюстрировать его исключительность. Таким образом, была введена новая категория культурного наследия.

      1999 год. Внесение поправок в Руководство по выполнению Конвенции 1972-го года.
      Содержанием поправок было подробное определение понятия «культурный ландшафт», а также характеристика его видов. К ним были отнесены:

      1. Созданные человеком ландшафты.
      2. Естественно развивающиеся ландшафты.
      3. Ассоциативные ландшафты.
      4. Критерии культурного ландшафта:

      5. всеобще признанная выдающаяся ценность территории;
      6. аутентичность местности;
      7. целостность ландшафта.

    2001 год. Конференция ЮНЕСКО, в ходе которой было сформулировано новое понятие. Нематериальное культурное наследие — это особые процессы в человеческой деятельности и творчестве, способствующие возникновению чувства преемственности у различных обществ и поддержанию самобытности их культур. Тогда же были выделены его виды:

  • воплощенные в материале традиционные формы быта и культурной жизни;
  • формы выражения, не представленные физически (сам язык, устно передаваемые предания, песни и музыка);
  • смысловая составляющая материального культурного наследия, являющаяся результатом его интерпретации.
  • 2003 год. Париж. Принятие ЮНЕСКО Конвенции «Об охране нематериального культурного наследия». Необходимость данного мероприятия была продиктована неполнотой Конвенции 1972 года, а именно отсутствием даже упоминания в документе духовных ценностей в числе объектов Всемирного наследия.

    Препятствия на пути сохранения культурного наследия

    1. Представители разных слоев общества имеют противоположные взгляды на целесообразность сохранения того или иного наследия прошлого. Историк видит перед собой образец викторианской архитектуры, нуждающийся в реставрации. Предприниматель видит ветхое здание, которое необходимо снести и использовать освободившийся участок земли для постройки супермаркета.
    2. Не разработаны общепринятые критерии научной или художественной ценности объекта, то есть какие объекты следует отнести к культурному наследию, а какие таковыми не являются.
    3. При благоприятном разрешении первых двух вопросов (то есть объект решили сохранить и за ним признали ценность) возникает дилемма выбора способов сохранения культурного наследия.

    Значение культурного наследия в формировании исторического сознания

    В изменчивой повседневности современный человек все явственнее ощущает потребность в причастности к чему-то непреходящему. Идентифицировать себя с чем-то извечным, изначальным – значит обрести чувство стабильности, определенности, уверенности.

    Таким целям служит культивация исторического сознания – особого психологического образования, позволяющего личности приобщиться к социальной памяти своего народа и других культур, а также перерабатывать и транслировать историческую событийно-национальную информацию. Формирование исторического сознания возможно только в опоре на историческую память. Субстратами исторической памяти являются музеи, библиотеки и архивы. Н.Ф. Федоров называет музей «общей памятью», противостоящей духовной смерти.

    Приоритеты развития исторического сознания

  • Усвоение понятия исторического времени – культурное наследие в разных формах дает возможность индивиду осязать историю, ощущать эпоху через соприкосновение с объектами наследия и осознавать отраженную в них связь времен.
  • Осознание перменчивости ценностных ориентиров – знакомство с культурным наследием как презентацией этических, эстетических ценностей людей прошлого; показ видоизменений, трансляция и отображение этих ценностей в разные периоды времени.
  • Ознакомление с историческими истоками этносов и народов через демонстрацию аутентичных образцов народного творчества и внесения элементов интерактивности в виде вовлечения в проживание традиционных ритуалов и обрядов.
  • Использование объектов культурного наследия в социальном планировании

    Культурное наследие — это объекты прошлого, которые могут выступать как фактор развития современного общества. Это предположение давно обсуждалось, но практическая реализация началась только во второй половине двадцатого века. Передовыми странами здесь выступили Америка, Испания, Австралия. Образцом данного подхода может быть проект Colorado-2000. Это план развития одноименного штата Америки. В основу развития был положен процесс сохранения культурного наследия Колорадо. Доступ к участию в программе был открыт для всех, что в результате позволило задействовать в этом процессе представителей всех слоев колорадского общества. Эксперты и непрофессионалы, госучреждения и неправительственные организации, корпорации и мелкие фирмы – их объединенные усилия были направлены на воплощение программы развития Колорадо на базе раскрытия его исторической уникальности. Данные проекты позволяют участникам ощутить себя в качестве носителей аутентичной культуры родных земель, ощутить вклад каждого в сохранение и презентацию миру наследия своего края.

    Значение культурного наследия в поддержании уникального разнообразия культур

    В современном мире коммуникативные границы между обществами стираются, и под угрозой оказываются самобытные национальные культуры, которым сложно конкурировать за внимание с массовыми явлениями.

    Так возникает необходимость воспитывать в людях гордость за наследие своего народа, привлекать их к сохранению региональных памятников. В то же время следует формировать уважение к самобытности других народов и стран. Все это призвано противостоять глобализации мировой культуры и утрате идентичности народных культур.

    fb.ru

    Глава первая. Салонная культура как объект культурного наследования Раздел первый. Культурное наследование: сущность, объекты, механизм

    Проблематика культурного наследования поднималась уже в глубокой древности, но стала объектом изучения лишь с момента конституирования культурологии как науки. Однако уже в период становления культурологии выделяются несколько подходов, с разных позиций исследующих указанную тему.

    В рамках эволюционистского подхода акцент делался на сравнительном анализе различных типов культур, их эволюции, сопоставлении современной европейской культуры с предшествующими. При этом само развитие культуры представлялось как естественно-исторический процесс, когда предшествующие состояния культуры рассматривались в качестве причин появления последующих. Э.Тейлор, один из разработчиков эволюционистского подхода писал: «Различные ступени культуры могут считаться стадиями постепенного развития, из которых каждая является продуктом прошлого и в свою очередь играет известную роль в формировании будущего» 70 . Эволюционисты отмечали огромную роль культурного наследия в формировании отдельного индивида, который пассивно воспринимал данные культурные достижения.

    С точки зрения диффузионизма культурное наследование отождествлялось с процессами заимствования и распространения культуры из одних центров в другие. Вместе с тем исследователи отмечали и нечто общее (сходные элементы культурного наследия), что объединяет все разнообразные культурные проявления. Отсюда следовал вывод о наличии общих истоков культурного развития.

    Еще одни подход к трактовке культурного наследования был представлен функционалистами. В этом направлении культура и ее феномены редуцировались к структурно-функциональным проявлениям и объяснялись на их основе. Культура выступала функционально связанной с социальной структурой, а все культурные феномены функционально также были объединены между собой.

    В настоящее время в современной зарубежной и отечественной культурологии существует большое число подходов, концепций изучения культурного наследования, выделяется та или иная его проблематика 71 .

    Так, в западной культурологии широко известен постмодернистский подход к трактовке культурного наследования 72 . Противопоставляя себя культуре модернизма, чье начало ведется с эпохи Просвещения, постмодернизм сформулировал новые правила, в том числе касающиеся и подхода к культурному наследованию: отказ от построения целостной системы культурных норм, их общезначимости, акцент на различии и многообразии культурных ценностей, их условности или метафоричности. Весь мир рассматривается постмодернистами как бесконечный текст, интерпретатором которого выступает отдельная личность. Все в культурном наследии равноправно, поскольку каждая культурная ценность — лишь одна из интерпретаций текста бытия.

    Данную позицию можно считать одной из радикальных в трактовке процессов культурного наследования.

    Анализируя перечисленные выше подходы, можно сделать вывод, что теоретическое осмысление понятия «культурное наследование» во многом связано с содержанием базисного понятия «культура». От того как раскрывается понятие «культура», зависит и понимание процессов культурного наследования.

    В научной литературе сложились многообразные подходы к осмыслению данного понятия 73 . Если игнорировать весьма экзотические дефиниции культуры (например, в трактовках В. Оствальда или Й. Хейзинга), то можно выделить широкую и узкую ее трактовки. В широком смысле культура — способ внегенетической передачи информации, аккумуляция всего социального опыта, внебиологический способ деятельности 74 . При таком подходе существуют разные определения культуры: личностно-атрибутивное (то, что отличает человека от животного; специфический способ мышления и чувствования, поведения); общественно-атрибутивное (социальное наследование, внегенетический способ передачи информации); информационно-знаковое («знаковая система»); системообразующее («совокупность организационных форм и методов»).

    Социальное и культурное, таким образом, рассматриваются как синонимы. Поэтому в процессуальном плане культурное наследование совпадает с процессами социализации, воспитания и обучения (социально наследуемое поведение). Этот подход выразил в своем определении культуры Э. Сепир: «Культура — это социально унаследованный комплекс способов деятельности и убеждений, составляющих ткань нашей жизни» 75 .

    При иных, более узких подходах, исходящих из разделения понятий «социальное» и «культурное», возникает вопрос о проведении границы между этими феноменами. Культурное входит в состав социального, но при этом обладает своей спецификой. Указанное разделение может также выводиться по разным основаниям. Соответственно выделяются и многообразные определения культуры: предметно-ценностное («совокупность материальных и духовных ценностей» 76 ); деятельностное («способ человеческой деятельности» 77 ).

    В рамках такого более узкого понимания культуры само культурное наследование связано с трансляцией: при предметно-ценностном подходе материальных и духовных ценностей (некоторые авторы делают акцент при этом на наследовании предметного мира культуры прошлого; другие — говорят о культурных ценностях вообще); при деятельностном — результатов деятельности, ее способов, видов, форм, технологий и пр. (причем одни авторы говорят о культуре как о совокупном результате деятельности человека, другие — включают в нее и саму деятельность; третьи полагают, что культура — не всякая деятельность, а лишь та, которая связана с творческим ее развитием).

    Методологически деятельностный и предметно-ценностный подходы имеют разные цели. На наш взгляд, деятельностный подход раскрывает атрибутивное понимание культуры, при котором она осмысливается как интегральное свойство или состояние человеческой деятельности. Причем одни исследователи ассоциируют это свойство с деятельностью вообще, связывая с ней ее отличия от досоциальных форм активности. В иных случаях культура рассматривается не как универсальное свойство, а как состояние исторически конкретных форм деятельности, позволяющее отличать их друг от друга.

    Предметно-ценностный подход трактует культуру как некоторую часть, внутреннюю структурную компоненту общества, ассоциируя ее с самыми различными явлениями и процессами.

    В содержательном плане разделения предметно-ценностного и деятельностного подходов можно избежать, введя понятие «культурные ценности» и трактуя его при этом предельно широко, например, как систему «жизненно значимых для человека и общества объектов, состояний, потребностей, целей, на основе которых осуществляется регуляция человеческой жизнедеятельности, формирование того или иного отношения к объектам окружающей культурной среды» 78 .

    Поэтому трактовка наследования культуры как процесса «критического восприятия, освоения и творческого внедрения культурных ценностей прошлого в социальную и личностную практику, в систему социальных и межличностных отношений» 79 , представляется весьма эвристичной, дающей понимание сути данного процесса.

    Указанный подход строится на том основании, что в культуре наследуется не все, а только то, что относится к культурным ценностям. В противном случае не было бы необходимости выделения среди феноменов культуры именно культурных ценностей. Анализируя этот подход, можно сделать вывод, что он противоречит достаточно распространенному определению культуры как совокупности материальных и духовных ценностей, когда все явления культуры должны быть отнесены к ценностям (культура связывается только с позитивным началом в жизни социума, что служит его сохранению и развитию, в отличие от цивилизации, которая несет человечеству не только блага, но и вред) 80 .

    При выделении понятия «культурные ценности» априорно все явления культуры подразделяются на те, которые выступают в качестве таковых, и те, которые таковыми не являются. Разрешить данное противоречие возможно следующим образом: действительно, большинство авторов культурные феномены рассматривают в отличие от цивилизационных только как социально ценностные. Поэтому если исследовать культурное наследование как процесс общепланетарный и всемирно-исторический, то все культурные феномены на том или ином этапе воспринимались или могут восприниматься в дальнейшем социумом как культурные ценности. Отсюда все феномены культуры потенциально могут быть отнесены в разряд культурных ценностей (чтобы стать феноменом культуры, то или иное явление должно было обрести статус культурной ценности, затем, оставаясь в лоне культуры, на каком-то этапе социального развития его потерять, но в дальнейшем вновь обрести).

    В данном случае важно само понимание, что такое ценности вообще. В настоящее время под ценностями понимают не только «мир должного», нравственные и эстетические идеалы, но и любые феномены сознания и даже объекты из «мира сущего», имеющие ту или иную мировоззренчески-нормативную значимость для субъекта и общества в целом. Эта трактовка применима и к ценностям культуры. При этом само культурное наследие раскрывается как совокупность всех достижений человечества, его социальный опыт, сохраняющийся в общественной памяти. «Такое наследие обладает для общества вневременной ценностью, так как к нему относятся различной давности достижения, которые сохраняют способность перехода к новым поколениям в новые эпохи» 81 .

    Другое дело, если процесс культурного наследования рассматривать конкретно-исторически (в рамках культурного хронотопа), с учетом множества социальных факторов (социально-классового деления общества, национальных особенностей, конкретного состояния социума, имеющихся глобальных процессов и пр.), то в этом случае одни культурные феномены будут переходить в разряд актуальных культурных ценностей, а другие — до определенного момента так и будут находиться в составе потенциальных. При таком подходе вполне обоснованно введение понятия «культурные ценности» как актуализированное социально-ценностное значение тех или иных культурных феноменов.

    При подобной трактовке культурного наследования возникают сложные вопросы формулировки критериев отнесения к культурным ценностям на конкретном этапе развития социума, а следовательно, необходимости перечисления и самих объектов наследования. Но за разработкой таких критериев скрываются, в конечном итоге, ценностные суждения, связанные с оценкой того или иного культурного феномена. В культурологии велась и ведется дискуссия по поводу указанных суждений, суть которой — допустимость оценочных суждений применительно к объектам культурного наследования, поиски объективных оснований данных оценок.

    Тем не менее вывод, к которому пришло большинство исследователей, следующий: оценочные суждения о явлениях культуры необходимы, но только в конкретном контексте, в рамках вполне определенной познавательной задачи или общественной позиции. Наиболее очевидны в качестве подобных критериев идеалы гуманизма, хотя в определенных условиях на первое место выходят такие критерии, как вероятность выживания, возможности модернизации, системность, стабильность и пр. Но все перечисленные критерии могут рассматриваться воедино, когда идеалы гуманизма органично сочетаются с системностью и стабильностью.

    Вместе с тем в философии культуры и культурологии существует понятие общечеловеческого применительно к культурным ценностям, которые имеют значение для всего человечества, они в той или иной форме разделяются всеми социальными общностями, хотя не у всех выражены одинаковым образом. С содержательной стороны — это предельные, исторически и социально нелокализуемые ценности. Они носят постоянный, непреходящий характер, выступают в качестве регулятивной идеи, образцов поведения для всех людей.

    Однако любое конкретное общество к общечеловеческим ценностям культуры прибавляет те, которые оно считает таковыми на современном этапе развития. В условиях дифференцированности общества вопрос о подобных ценностях выступает предметом многочисленных дискуссий, ведущихся на самом различном уровне. Не всегда удается найти и консенсус по этим проблемам.

    Итак, что касается критериев отнесения того или иного феномена культуры к культурным ценностям, то здесь вряд ли можно говорить об общих алгоритмах, одинаковых для всех сообществ: слишком сильны различия в социальном, историческом, культурном развитии стран на современном этапе, а уж тем более применительно к историческому развитию обществ в целом.

    Наряду с тем перед современными обществами нарастает волна глобальных проблем и без выработки общего подхода к их решению невозможно дальнейшее существование всего человечества. Все это затрагивает вопрос и о том, какие культурные ценности должны быть взяты за основу решения подобных проблем. Может быть в недалеком будущем воплотится мечта тех культурологов, которые писали об общечеловеческой культуре, имеющей в своем фундаменте общечеловеческие культурные ценности.

    Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов и процессы глобализации, которые также имеют интенцию на выработку общих культурных ценностей.

    Представляется более вероятным построение единых алгоритмов определения культурных ценностей для обществ, отнесенных к одному культурологическому типу (например, для европейского сообщества; для мусульманского мира и пр.).

    Таким образом, при определении того или иного феномена как культурной ценности наблюдается взаимопересечение двух тенденций: с одной стороны, необходимо отвлечься от чьих бы то ни было частных интересов, ценностей и предпочтений, например, социально-политических или идеологических, найти объективные критерии отнесения к ценности; с другой — определение культурных ценностей в качестве таковых имеет культурно-исторические, социально-политические, философско-мировоззренческие и концептуальные предпосылки, содержащие ценностно-оценочные элементы. Возникает сложная методологическая проблема соотношения общечеловеческих культурных ценностей и ценностей культуры, имеющих конкретно-исторический характер.

    Как показывает проведенный анализ проблематики культурного наследования, в современной науке отсутствуют строгие критерии, что такое памятник культуры, шедевр, эталонный образец, которые имели бы непреходящее значение и входили бы в состав культурного наследия. Но возникает сложный вопрос, а может ли наука, находясь в рамках своего концептуального статуса, выработать такие критерии, или здесь всегда будет присутствовать вненаучная оценка, выражающая идеологические, политические и иные интересы? Однозначного ответа на него не существует.

    В связи с этим не менее важно решение проблемы субъектов, определяющих процессы культурного наследования на макросоциальном уровне и влияющих на указанные процессы на микроуровне. Данную проблему нельзя рассматривать абстрактно, ее решение зависит от того, какой тип общества исследуется, на каком этапе его развития и пр. Изучая современное демократическое развитое общество, можно утверждать, что такими субъектами выступают гражданское общество, государство, специализированные институты, группы экспертов и пр. Однако даже при такой форме общественного устройства нельзя не отметить противоречивость процессов культурного наследования.

    Эта противоречивость может быть объяснена целой совокупностью причин: разнонаправленностью целей, которые ставят перед собой отдельные индивиды, социальные группы в процессах культурного наследования; стихийными моментами, которые влияют на эти процессы, изменяя его векторность и пр. Кроме того, само культурное наследие выступает как узел противоречий, соперничество разных тенденций, обостренных классовостью общества, многообразием этносов и пр.

    Важность решения проблемы отнесения к культурным ценностям имеет не только теоретическую, но и практическую значимость: что наследовать — все ли явления культуры, если нет — то в каком объеме, какими критериями при этом руководствоваться и кто будет выступать субъектами, определять объекты культурного наследования.

    Итак, полное перечисление культурных феноменов, которые могут выступить в качестве объектов наследования, не представляется возможным в силу подвижности границ, что считать культурной ценностью, входящей в состав культурного наследия на современном этапе (даже общепризнанные культурные ценности на определенных этапах культурного наследования могут переоцениваться). Все это — трудности аксиологического характера.

    Вместе с тем существует трудность и онтологического плана. Данные объекты не могут быть гипостазированы как некая локализованная материальная система или как объективно существующий социальный институт.

    Известно, что мир культуры многообразен, поэтому необходимо выделить различные проявления, виды культуры 82 . По своей направленности на объекты виды культуры могут различаться по отношению к природе, к деятельности в обществе, к отдельному человеку. Так, в отношении к природе говорят о культуре земледелия, садоводства, парковой культуре и пр. Относительно общества речь идет о культуре конкретных видов общественного производства, ее проявлениях в отдельных сферах жизни. Уровень, или степень развития общества, представленная в каких-либо достижениях, также характеризуется понятием «культура». Это понятие употребляют и применительно к истории общества, при характеристике регионов, народностей, групп.

    По отношению к человеку понятие «культура» используют в тех случаях, когда пытаются охарактеризовать какие-либо его способности, поведение, усвоение влияния общества и т.д.

    Культурные ценности существуют: а) предметно-материально — в качестве вещей, зданий, текстов и т.п.; б) социально — как практики, виды, формы, способы деятельности; в) духовно-ментально — в качестве проявлений индивидуального и коллективного сознания и бессознательного («идеи», «паттерны», «стереотипы», «представления»); г) институционально; д) в качестве содержания и форм интерпретации, коммуникации и рефлексии.

    Таким образом, в аспекте существования культурные ценности не предстают как обособленная сфера социального бытия (хотя в истории общественной мысли такие трактовки культурных ценностей встречались, например, у неокантианцев 83 ), а как сквозной параметр, пронизывающий все сферы общества, интегральная характеристика общества и личности. Культурные ценности «собираются» как множество явлений — черт, параметров, характеристик, особенностей, выраженных в определенных материальных объектах, знаниях, действиях, отношениях.

    Многими авторами поднимается в связи с этим вопрос об аддитивности, субаддитивности и супераддитивности в процессах культурного наследования. Что касается универсального процесса наследования и составляющих его частей, то аддитивность здесь явно отсутствует. И.К. Кучмаева в данной связи отмечает, что и «об отношении неаддитивности можно говорить лишь с определенными оговорками и в определенном смысле: с одной стороны, о форме супераддитивности, когда целое больше суммы частей (вернее не прямолинейно выводимо из этой суммы); с другой — субаддитивности, когда целое в сущности своей меньше суммы составляющих» 84 . Неаддитивность в процессах культурного наследования обусловливается сложностью, ценностной неоднозначностью составляющих его объекта и субъекта.

    Большинство авторов, анализируя процессы культурного наследования, делают акцент на их значении в сохранении преемственности культуры. Одновременно возникает непростой вопрос, а можно ли утверждать о такой преемственности в истории человечества? При положительном ответе на этот вопрос априорно существует утверждение о линейном развитии культуры (да и общества в целом). Однако факты всемирной истории культуры утверждают о прерывности в процессах такого наследования, о невозможности рассматривать однолинейно и само развитие культуры (что отразилось в концепциях локальных культур Шпенглера, теории волн Кондратьева, Тофлера и пр.). В связи с этим какая-то часть пласта всемирной истории культуры оказалась навсегда вычеркнутой из культурного наследия человечества. Поэтому, как отмечал О. Тофлер, «прогресс — это возвращение утраченного» 85 .

    Сохранение непрерывности, преемственности в культурном наследовании зависит и от целого ряда других социальных факторов, в частности от типа политического режима, направленности государства, особенностей проводимой правящей верхушкой политики в области культуры и пр. Так, в годы советской власти мы фактически потеряли все многообразие русской философии, введя монополию марксизма, что привело к разрыву с культурно-исторической традицией предшествующей отечественной философии. Аналогичная ситуация имела место и в других областях культуры. Подобных примеров в истории, к сожалению, достаточно много. Все они красноречиво говорят о том, что хотя сами процессы наследования имеют внутреннюю логику развития и соответственно собственные закономерности, но на их реальное протекание в конкретном обществе влияет огромное количество факторов.

    Следует также подчеркнуть, что процессы культурного наследования могут быть рассмотрены на разных уровнях: на макроуровне (общество вообще, конкретные типы обществ, таксономически выстроенные по формационным, культурологическим и иным основаниям); уровне конкретных социальных организмов (хронотопов); социальных групп; отдельных личностей.

    Так, на уровне отдельных личностей данный процесс предстает как процесс интериоризации, критического усвоения культурного наследия. Культурное наследование на уровне личности можно представить в виде определенного цикла: процесс усвоения культурных ценностей человеком в процессах интериоризации, что делает его в дальнейшем субъектом деятельности и культуры (культурное наследование как деятельность по распредмечиванию культурных ценностей); результат этого процесса — человек как носитель культуры — ее творец и ее творение; процессы создания культурных ценностей (деятельность опредмечивания); предметное бытие культуры. Далее цикл повторяется. Схематически это можно представить следующим образом:

    studfiles.net

    Читайте так же:  Экспертиза уровня образования

    Обсуждение закрыто.