Ходатайство об очной ставке

Ходатайство об очной ставке

Отказ в проведении очной ставки суд расценил как препятствие к рассмотрению дела

Адвокат, член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин сообщил «АГ» о необычном случае, когда суд вернул дело о злоупотреблении должностными полномочиями прокурору в связи с отказом в проведении очных ставок на стадии предварительного следствия. Суд посчитал это существенным недостатком, не позволяющим вынести какое-либо решение по делу.

Уголовное дело по ч. 1 ст. 285 УК РФ возбуждено в отношении участкового М., который отказал двум заявителям, сообщившим о похищении с их автомобилей аккумуляторов, в возбуждении уголовных дел. Эти действия сотрудника полиции расценили как злоупотребление должностными полномочиями.

В ходе следствия адвокат Борис Золотухин, защищавший М., заявлял ходатайство о проведении очной ставки между Н., Г. и обвиняемым, однако оно было отклонено следователем с указанием, что в их показаниях нет противоречий.

Точно так же было отклонено и ходатайство о допросе эксперта, заключение которой было использовано обвинением в качестве доказательства. Адвокат указал на нее как на лицо, подлежащее вызову со стороны защиты, однако в нарушение ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении эксперт не была включена в соответствующий список. Кроме того, использовались показания не имеющей отношения к обвинению свидетеля Д. и содержание телефонных переговоров.

Постановление о привлечении М. в качестве обвиняемого и обвинительное заключение содержали информацию о том, что тот по заявлению Г. о хищении аккумуляторов вынес заведомо незаконное и необоснованное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления, тем самым укрыв преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 158 УК РФ от учета, что и повлекло существенное нарушение охраняемых законом прав и интересов Н., гарантированных Конституцией.

В ходе предварительного слушания Борис Золотухин сообщил об указанных недостатках и заявил ходатайство о возврате уголовного дела прокурору в связи с нарушением требований УПК.

Стоит заметить, что судьей по собственной инициативе также был поставлен вопрос о возвращении уголовного дела прокурору, поскольку обвинительное заключение составлено с нарушением норм УПК РФ и исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного акта. По мнению суда, препятствуют рассмотрению дела в том числе и имеющиеся в материалах дела определения о прекращении по этим же фактам дел об административных правонарушениях за истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

Возражая против возвращения дела прокурору, сторона обвинения сообщила, что заявленные защитником в ходе следствия ходатайства разрешены следователем в соответствии с требованиями УПК РФ, а допросить Н., Г. и эксперта можно в ходе судебного разбирательства. Что касается указания на то, что отказ в возбуждении уголовного дела по факту хищения аккумуляторов у Г. повлек существенное нарушение законных прав и обязанностей Н., то это техническая ошибка, не влияющая на существо предъявленного обвинения. Отсутствие указания в обвинительном заключении на Г. и Н. как на потерпевших по делу, по мнению стороны обвинения, не является основанием для возвращения дела прокурору, так как они могут быть признаны потерпевшими судом.

Кроме того, гособвинитель указал, что вынесенные М. определения об отказе в возбуждении дел об административных правонарушениях не имеют юридической силы, так как вынесены после возбуждения по тем же фактам уголовных дел.

Суд отметил, что указание на нарушение законных прав и интересов Н. в связи с вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Г. порождает для суда неопределенность в том, чем нарушены охраняемые законом права и интересы Н. хищением аккумуляторов у Г.

Кроме того, суд указал, что на момент возбуждения уголовных дел в отношении обвиняемого у следователя имелись сведения о лицах, чьи права и законные интересы нарушены в результате незаконных действий М., однако решения о признании таких лиц потерпевшими в порядке, установленном ст. 42 УПК РФ, не было принято. Кроме того, было установлено нарушение ст. 220 УПК РФ в связи с тем, что эксперт, несмотря на ходатайство стороны защиты, не был включен в список лиц, подлежащих вызову на судебное заседание.

Суд указал, что в соответствии с ч. 3. ст. 15 УПК РФ он не является органом уголовного преследования и не выступает на стороне обвинения или защиты. Кроме того, он отверг доводы гособвинителя о возможности самостоятельного устранения судом выявленных нарушений, поскольку определение существа обвинения и указание в нем всех фактических данных, подлежащих обязательному доказыванию на стадии досудебного производства, относятся к компетенции следственных органов.

Сославшись на положения ч. 2.1 ст. 281 УПК РФ, обусловливающие возможность оглашения показаний потерпевшего и свидетеля в суде лишь при условии предоставления обвиняемому права их оспаривания в предыдущих стадиях по делу, суд указал, что из-за отказа органа предварительного расследования в проведении очных ставок на стадии предварительного следствия суд лишается возможности в дальнейшем применить вышеуказанные положения Кодекса при рассмотрении уголовного дела.

В комментарии «АГ» Борис Золотухин рассказал, что в своей практике ни разу не сталкивался с тем, чтобы суд, рассматривая на предварительном слушании ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору, хотя бы раз посчитал отказ в проведении очных ставок нарушением. Он отметил, что суды обычно указывают, что лица, в проведении очных ставок с которыми отказано, подлежат обязательному вызову в судебное заседание, где сторона защиты реализует свое право на их допрос.

«Но вот случилось неожиданное. Суд согласился с доводом о нарушении права защиты отказом в проведении очных ставок и, наряду с другими нарушениями, посчитал такой отказ препятствующим рассмотрению дела по существу», – прокомментировал адвокат.

В заключение Борис Золотухин сообщил, что постановление о возвращении дела прокурору не обжаловалось и вступило в законную силу.

www.advgazeta.ru

Ходатайство о проведении очной ставки

Следователю по особо важным делам следственного отдела U управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК РФ полковнику юстиции Сафронову Ю.Л.

от адвоката Семенова А.А. Адвокатский кабинет Семенов А.А. 100000, г. СПб, Гранитный пр.д.21, каб.11 , тел.: 8 (812) 100- 00-00 в защиту интересов обвиняемого по уголовному делу 890765 Симонова Александра Львовича

ХОДАТАЙСТВО

(в порядке ст. ст. 119-122 УПК РФ)

В Вашем производстве находится уголовное дело в отношении Симонова Александра Львовича 22.11.1979 г.р. уроженца с. Новое N-го края, гражданина РФ, проживающего по адресу: г. Санкт-Петербург, Осенний пр.д.87, корп. 7, кв. 400, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 4, ст. 292 ч. 2 УК РФ.

В соответствии со ст. 119 УПК РФ обвиняемый, его защитник вправе заявить ходатайство о производстве процессуальных действий или принятий процессуальных решений для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, обеспечения прав и законных интересов обвиняемого Симонова Александра Львовича.

В соответствии со ст. 159 УПК РФ обвиняемому не может быть отказано в производстве следственного действия (в данном случае в проведение очной ставки между обвиняемым (Симоновым Александром Львовичем) и свидетелями) если обстоятельства, об установлении которых он ходатайствует, имеют значение для данного уголовного дела.

Как следует из показаний Улановой З.О. от 01.11.2016 года (протокол допроса свидетеля следователем Мироновым из материалов УД 1-го районного суда): «Николаев А.О. по указанию Симонова А.Л.оформил медицинскую карту на имя Петрова З.Л.…», «Николаев А.О. по указанию Симонова А.Л. оформил медицинскую карту на имя Кожевникова П.Р.… со слов самого Симонова А.Л. Краснов А.А. участвовал в оформлении ложных заключений… Я неоднократно указывала на незаконность действий Симонова А.Л., Краснова А.А. и Николаева А.О.».

Однако, как следует из показаний Улановой З.О. от 30.11.2016 года (протокол допроса свидетеля следователем Мироновым из материалов УД 1-го районного суда): «24.10.2016 г. ко мне в кабинет пришли представители администрации 1-го района г. Санкт-Петербурга…в ходе общения Николаев А.О. пояснил, что оформил медицинскую карту на имя Петрова З.Л…» и, соответственно, в протоколе допроса свидетеля Улановой З.О. отсутствует ФИО Симонова А.Л. и Краснова А.А.

Таким образом, в показаниях Улановой З.О. от 01.11.2016 года, показаниях Улановой З.О. от 30.11.2016 года, показаниях Симонова А.Л. и должностной инструкции заведующего гериатрическим отделением имеются существенные противоречия по вопросам организации и подготовки амбулаторных карт и консультативных заключений на имя Петрова З.Л. и Кожевникова П.Р.

Читайте так же:  Договор временного проживание

На основание выше изложенного и в соответствии со ст. ст. 119,159, 192 УПК РФ

Прошу провести очную ставку между свидетелем Улановой Зинаидой Осиповной и обвиняемыми (Симоновым Александром Львовичем и Николаевым Александром Олеговичем) и (свидетелем) экспертом «X центр» (Красновым Алексеем Алексеевичем), результаты которой могут способствовать всестороннему, объективному производству предварительного расследования.

«___» ______________ 2018 г.

С уважением, Семенов А.А. _____________________

expert-domen.ru

Николаев Андрей Юрьевич

Комментарии к публикациям, ответы на комментарии, новые публикации и все прочие события

Скрываются уведомления об ответах на комментарии и прочие частые уведомления

Только важные

Показываются только уведомления о новых публикациях, днях рождения и прочие важные события

Ходатайство или заявление? Пусть решит суд.

Одним, из ставших уже шаблонным способов защиты, является отказ от дачи показаний со ссылкой на ст.51 Конституции РФ.

При всем том, что этот способ, хотя и достаточно успешно используется адвокатами, в том числе, и на стадии доследственной проверки, когда, по каким-либо причинам, нет смысла давать письменные объяснения, не имея информации о том, какие сведения уже получены в рамках проверки, этот способ содержит в себе и определенные недостатки.

Например, вне зависимости от того, дал ли ваш подзащитный показания на очной ставке, или он отказался от дачи этих показаний, данное следственное действие будет считаться проведенным.

При этом, учитывая уровень «правосознания» некоторых судей, неизвестно как будет толковаться такой отказ при постановлении приговора – т.е., не исключено – пресловутое «внутреннее убеждение», основанное на прокурорском прошлом, может дать команду: «ату его – коль ссылается на Конституцию – точно виновен и признаваться не хочет».

Примерно в такой ситуации оказался мой подзащитный А., которому очная ставка со свидетелем, пусть и дающим показания из области – «мне показалось» и «я сам не видел, но я так думаю», была совершенно ни к чему.
Да и следователь попался из тех, даже при кратком общении с которыми возникают четкие ботанические ассоциации с одним известным деревом.

К тому же, с упорством, достойным лучшего применения, например, при обработке упомянутого дерева, он отклонял заявляемые мной ходатайства, примерно, с одной и той же формулировкой – мол, все законно, и, вообще – «я так вижу».
В данном случае отказ от дачи показаний, исключительно, ссылаясь на ст.51 УПК РФ, значило бы делать ему совершенно незаслуженный подарок, облегчая работу, и не заставляя заниматься лишней писаниной в таком неуютном месте, как СИЗО-2, в просторечии именуемой «Бутыркой».

После некоторых раздумий о том, как, с одной стороны, сорвать нежелательные для моего подзащитного следственные действия, при этом, оставаясь строго в рамках уголовного судопроизводства, я, от имени своего подзащитного, подготовил следующее заявление:

Следователю СЧ СУ УВД по ЦАО ГУ
МВД России по г.Москве

от ……………., обвиняемого
по уголовному делу № ………….

ЗАЯВЛЕНИЕ

В связи с тем, что я считаю обвинение меня в совершении преступления, которого я не совершал, полностью Вами сфабрикованным, надуманным, а также в связи с многочисленными нарушениями, допущенными, Вами в ходе предварительного следствия, а именно: незаконное возбуждение уголовного дела частно-публичного обвинения при отсутствии потерпевшего и факта причинения вреда, проведение следственных действий в ночное время, надуманные поводы для заявления ходатайств о содержании меня под стражей, и т.д., я отказываюсь от участия в каких-либо следственных действиях, за исключением ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст.217 УПК РФ.
Возможность знакомиться с протоколами следственных действий, которые должны быть мне представлены в силу закона и право делать к ним какие-либо замечания, я доверяю своему адвокату – Николаеву А.Ю.

Подпись

Заявленное ходатайство поддерживаю
Адвокат А.Ю.Николаев

Следователь не обманул моих надежд, со всего размаха влетев в эту достаточно простенькую ловушку – он рассмотрел данное заявление, не как уведомление о том, что обвиняемый не желает более участвовать в безобразии, именуемом предварительным расследованием, но и приводит доводы, которые могут найти свое документальное обоснование, а как ходатайство, в котором он, привычно, не задумываясь, поспешил отказать.

Хотя семантика понятия «ходатайство» не раскрыто в УПК, тем не менее его можно найти, например, в «Энциклопедии юриста» 2005 года издания: «В судопроизводстве официальная просьба участника процесса о совершении процессуальных действий или принятии решений, обращенная к органу дознания, следователю, прокурору, судье или суду».
Аналогичное толкование, кстати, можно найти и в словаре Ушакова.

В своем же заявлении, как видите, мой подзащитный ни о чем не просил…

При всем моем крайне осторожном отношении к ст.125 УПК РФ, вследствие абсолютной непредсказуемости судебной практики применения данной статьи (про Постановление ВС РФ мне напоминать не надо – много их было, постановлений этих), в тот раз я не удержался:

В Таганский районный суд
г.Москвы
От адвоката Николаева А.Ю.
В интересах……………………….
заинтересованное лицо: следователь СЧ СУ УВД по ЦАО ГУ
МВД России по г.Москве И.И.Чугунков

ЖАЛОБА в порядке ст.125 УПК РФ
(на незаконное постановление по заявлению обвиняемого)

Моим подзащитным А., 20.06.2014 г., на имя следователя СЧ СУ УВД по ЦАО ГУ МВД России по г.Москве Чугункова И.И., в чьем производстве находится расследование уголовное дело № ………., возбужденное по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 и ч.3 ст.159 УК РФ, было подано заявление, в котором мой подзащитный уведомлял следователя Чугункова И.И. о том, что отказывается от участия в каких-либо дальнейших следственных действий, за исключением ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст.217 УПК РФ.
Данное заявление, по смыслу ст.119 УПК РФ, не являлось ходатайством, поскольку не содержало в себе какого-либо требований о совершении процессуальных действий; в данном заявлении следователь уведомлялся А. о своем отказе в участии в них.
Постановлением, вынесенным, якобы, 20.06.2014 г., А. было отказано в его праве не участвовать в следственных действиях, по следующим, достаточным с точки зрения следователя Чугункова, основаниям:
«Часть четвертая ст.47 УПК РФ содержит перечень прав, которыми пользуется обвиняемый на стадии предварительного следствия и суда. Так, согласно п.З части четвертой ст.47 УПК РФ, «обвиняемый вправе возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний.
Таким образом, УПК РФ право обвиняемого отказаться от участия в каких-либо следственных действиях не предусмотрено, в связи с чем, заявленное обвиняемым А. ходатайство не подлежит удовлетворению».
Считаю данное постановление незаконным, необоснованным, и подлежащим отмене, по следующим основаниям:
1. Статья 47 УПК РФ не содержит в себе закрытого перечня прав, которыми располагает обвиняемый, направленных на реализацию своих конституционных и процессуальных прав на защиту.
В соответствии с ч. 2 ст. 16 УПК РФ суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами.
Согласно п.11 ч.4 ст.47 УПК РФ, обвиняемый имеет право защищаться иными средствами и способами, не запрещенными настоящим Кодексом.
Толкование данной нормы приведено в Определении Конституционного Суда РФ от 18.12.2003 № 429-О; ограничения прав участников уголовного судопроизводства на совершение действий, не предусмотренных уголовно-процессуальным законом, но не противоречащих ему, были расценены Конституционным Судом Российской Федерации как не соответствующие статьям 45, 46 и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
Отказ обвиняемого от участия в следственных действиях не запрещен уголовно-процессуальным законом и является одним из способов реализации прав на защиту, следовательно, какие-либо ограничения, препятствующие реализации этого основополагающего права, являются незаконными.
2. Отказывая в праве обвиняемого не участвовать в следственных действиях, тем самым следователь Чугунков И.И. указывает на возможность мер принуждения к обвиняемому А. в случае его отказа в участии следственных действиях, не смотря на то, что каких-либо законных мер воздействия на обвиняемого в случае реализации им своих прав на защиту, т.е., предполагается возможность применения незаконных мер следствия.

На основании изложенного, и в соответствие с п.1 ч.5 ст.125 УПК РФ, прошу:
Признать постановление от …… г. следователя СЧ СУ УВД по ЦАО ГУ МВД России по г.Москве И.И.Чугункова, незаконным ……

Приложение:
1. Копия заявления А.
2. Копия постановления от ……..
3. Ордер адвоката.

Читайте так же:  Интернет юрист бесплатные консультации

Адвокат А.Ю.Николаев

Моя жалоба попала судье Прохоровой Софье Михайловне (умница и красавица), единственный, не зависящий от нее недостаток которой заключается в работе в Таганском районном суде г.Москвы.

Именно это недостаток и сыграл свою роль – в удовлетворении поданной мной жалобе было отказано…
Что же – будем обжаловать – решил я; ну, в самом деле – нельзя же так над законом-то издеваться.

Итог: Мосгорсуд, своим апелляционным постановлением мою жалобу удовлетворил, чем впоследствии, я не преминул воспользоваться в интересах своего подзащитного, но это, как говорится, совсем другая история…

Судья: Прохорова С.М. Дело №10-14555/2014

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ
г. Москва 5 ноября 2014 года

Суд апелляционной инстанции Московского городского суда в составе:
председательствующего судьи Молчанова А.В.,
при секретаре Бахвалове М.А.,
с участием: прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г. Москвы Бурмистровой А.С.,
рассмотрел в открытом судебном заседании 5 ноября 2014 года апелляционную жалобу заявителя – адвоката Николаева А.Ю. на постановление Таганского районного суда г. Москвы от 28 июля 2014 года, которым отказано в принятии к рассмотрению жалобы заявителя – адвоката Николаева А.Ю., поданной в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконным и необоснованным постановления следователя СЧ СУ УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве Чугункова И.И. от 20 июня 2014 года об отказе в удовлетворении ходатайства обвиняемого А******* К.Ю.

Заслушав доклад судьи Молчанова А.В., выслушав мнение прокурора Бурмистровой А.С., полагавшей обжалуемое постановление суда отменить, направить данную жалобу на новое судебное рассмотрение, суд апелляционной инстанции

У С Т А Н О В И Л:
Заявитель — адвокат Николаев А.Ю., действуя в интересах обвиняемого А******* К.Ю., обратился в Таганский районный суд г. Москвы с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ, указывая, что 20 июня 2014 года обвиняемым А******* К.Ю. на имя следователя Чугункова И.И. было подано заявление, в котором он уведомлял следователя о своем отказе от участия в следственных действиях по уголовному делу, за исключением ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ.
Постановлением следователя от 20 июня 2014 года А******* К.Ю. было отказано в удовлетворении данного ходатайства.
Постановлением Таганского районного суда г. Москвы от 28 июля 2014 года отказано в принятии к рассмотрению жалобы заявителя – адвоката Николаева А.Ю., поданной в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконным и необоснованным постановления следователя СЧ СУ УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве Чугункова И.И. от 20 июня 2014 года об отказе в удовлетворении ходатайства обвиняемого А******* К.Ю., поскольку решение следователя Чугункова И.И. об отказе в удовлетворении ходатайства обвиняемого об отказе от участия в следственных действиях по уголовному делу каких-либо конституционных прав обвиняемого не нарушает и не затрудняет его доступ к правосудию, в связи с чем, при подготовке данной жалобы к рассмотрению установлено, что отсутствует предмет обжалования.

В апелляционной жалобе заявитель — адвокат Николаев А.Ю., действуя в интересах обвиняемого А*******К.Ю., просит признать незаконным и необоснованным постановление Таганского районного суда г. Москвы от 28 июля 2014 года, считает, что следователь, отказав в удовлетворении ходатайства, нарушил право на защиту обвиняемого А******* К.Ю., поскольку, по мнению адвоката, УПК РФ не предусмотрена возможность ограничения права обвиняемого на отказ от участия в следственных действиях, являющийся способом его защиты, жалоба адвоката подлежала рассмотрению, поскольку составлена в соответствии с требования ст. 125 УПК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции находит обжалуемое постановление суда первой инстанции подлежащим отмене в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.
С учетом целей уголовного судопроизводства, закрепленных в ст. 6 УПК РФ, требований ст. 125 УПК РФ, обжалованию подлежат действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, в том числе суд обязан рассмотреть жалобу обвиняемого об ограничении его прав.
Статья 7 УПК РФ предусматривает, что судебные решения должны быть законными, обоснованными и мотивированными.
Уголовно-процессуальным законодательством установлены обязанности обвиняемого, в том числе являться по вызовам следователя, исполнять свои обязанности в связи избранной мерой пресечения, выполнять требования следователя об участии в производстве следственных действий, соблюдать порядок их проведения, не препятствовать производству по уголовному делу.
В своей апелляционной жалобе заявитель — адвокат Николаев А.Ю., действуя в интересах обвиняемого А******* К.Ю., полагает, что участие в производстве следственных действий, является правом обвиняемого.
Однако, в нарушение указанных требований уголовно-процессуального закона, суд первой инстанции необоснованно отказал в принятии к рассмотрению жалобы заявителя – адвоката Николаева А.Ю., поданной в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконным и необоснованным постановления следователя СЧ СУ УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве Чугункова И.И. от 20 июня 2014 года об отказе в удовлетворении ходатайства обвиняемого А******* К.Ю., суд свои выводы о том, что обжалуемое решение следователя каких-либо конституционных прав обвиняемого не нарушает и не затрудняет его доступ к правосудию, не мотивировал.
При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции находит постановление суда первой инстанции подлежащим отмене, жалобу заявителя – адвоката Николаева А.Ю., поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, о признании незаконным и необоснованным постановления следователя СЧ СУ УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве Чугункова И.И. от 20 июня 2014 года об отказе в удовлетворении ходатайства обвиняемого А******* К.Ю. направлению на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

П О С Т А Н О В И Л :
Постановление Таганского районного суда г. Москвы от 28 июля 2014 года, которым отказано в принятии к рассмотрению жалобы заявителя – адвоката Николаева А.Ю. о признании незаконным и необоснованным постановления следователя СЧ СУ УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве Чугункова И.И. от 20 июня 2014 года об отказе в удовлетворении ходатайства обвиняемого А******* К.Ю., отменить, жалобу заявителя – адвоката Николаева А.Ю. о признании незаконным и необоснованным постановления следователя СЧ СУ УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве Чугункова И.И. от 20 июня 2014 года об отказе в удовлетворении ходатайства обвиняемого А******* К.Ю. направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.
Апелляционное постановление может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в течение года со дня его провозглашения по правилам главы 47.1 УПК РФ.

aunikolaev.pravorub.ru

Ходатайство о производстве дополнительных следственных действий и дополнении материалов уголовного дела

Деятельность адвоката защитника должна быть эффективной. То есть, направленной на реальное улучшение положения лица, чью защиту осуществляет адвокат. Или, чьи интересы он представляет. В противном случае адвокат не выполняет своё предназначение.

Эффективность защиты выражается не в подписях адвоката в протоколах следственных и иных процессуальных действиях, а в заявляемых им ходатайствах и подаваемых жалобах.

Поскольку оспаривать обвинение допустимо только в тех процессуальных формах, которые определены уголовно-процессуальным законом, то, адвокат защитник, с одной стороны, ограничен этими положениями УПК РФ, но, с другой стороны …разрешено всё, что не запрещено законом (п.11, ч.1, ст.53 УПК РФ). Другое дело – нельзя обязать следователя выполнить те действия, которые не предписаны ему нормами УПК РФ, регулирующими порядок производства по уголовному делу. Соответственно, адвокат не может об этом просить.

В предложенном варианте типового ходатайства адвоката защитника реализуется основная функция защиты – участие в собирании доказательств посредством обращения к следователю, как к должностному лицу, осуществляющему производство по уголовному делу. Сам адвокат не уполномочен собирать доказательства, получаемые в результате проведения следственных и иных процессуальных действий – на стадии предварительного расследования это сфера компетенции следователя. В суде – это компетенция председательствующего судьи.

В случае, если следователь не удовлетворяет ходатайство, хотя должен был удовлетворить, то, адвокат защитник должен обжаловать незаконный отказ в удовлетворении ходатайства. В противном случае, адвокат выражает согласие с полученным отказом, что вряд ли можно признать эффективной защитой, поскольку адвокатом было заявлено необоснованное ходатайство, которое было отклонено следователем и с этим адвокат согласился (не возражал против этих действий и решений следователя).

Читайте так же:  Следственный комитет гастрахань

Имеют значение и тактические аспекты – когда заявлять ходатайство о получении новых (дополнительных) доказательств?

Иногда имеет смысл заявлять не о собирании дополнительных доказательств, а о неполноте предварительного расследования, исключающей постановление обвинительного приговора ввиду недостаточности доказательств, которые не исключают и иные версии произошедшего. Такая позиция защиты вполне приемлема и реализуется на стадии судебного разбирательства.

Но, когда дополнительные доказательства могут позволить поставить под сомнение выводы следователя, и отсутствует опасение, что эти доказательства могут быть «нейтрализованы» следователем, то, ходатайство о получении таких доказательств может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу. Особенно, если обвиняемый находится под стражей, а дополнительные доказательства могут позволить изменить меру пресечения, то, медлить с заявлением такого ходатайства вряд ли будет целесообразным. В любом случае, лучше всего адвокату защитнику принимать такие решения совместно и с учётом мнения обвиняемого, поскольку речь идёт о его судьбе и о его процессуальном положении.

Заявлять ходатайство о получении дополнительных доказательств имеет смысл только тогда, когда предполагаемое новое (дополнительное) доказательство не может навредить стороне защиты. Соответственно, должно быть ясное понимание того, для чего, с какими целями надо заявлять ходатайство о производстве дополнительных следственных действий. Например, во время очной ставки другая сторона тоже будет пытаться реализовать свои процессуальные интересы и, тем самым, противодействовать стороне, заявившей ходатайство. Самая большая ошибка – это недооценка процессуального оппонента и переоценка собственных способностей, собственных сил и собственных возможностей.

Судебная экспертиза требует особых, специальных профессиональных познаний. Наиболее оптимальны действия защиты, если они согласованы со специалистом, привлекаемым со стороны защиты. Например, вопросы для производства судебной экспертизы целесообразно обсуждать и готовить совместно со специалистом в той области, в которой предполагается производство судебной экспертизы.

Прежде чем заявлять ходатайства о получении дополнительных доказательств, адвокат защитник вправе самостоятельно запросить документы, опросить сведущих лиц (при условии, что они не были допрошены следователем и не дали показания в качестве свидетелей, потерпевших или иных участников уголовного судопроизводства).

В любом случае, заявление ходатайств о собирании доказательств должно быть тщательно продумано с учётом всех возможных по уголовному делу вариаций изменения процессуальной ситуации, как условия для осуществления адвокатом своих функций защитника.

С ледователю СО СУ МВД РФ

по городу Самаре

От адвоката НО “Самарская областная коллегия

адвокатов” Антонова А.П., рег. № 63/2099

в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: г. Самара,

пр-кт Карла Маркса, д. 192, оф. 619

в защиту (ордер в деле)

обвиняемого Ч. _________________

« ____ » _________ 20 ___ г

Ходатайство

о производстве дополнительных следственных действий

и дополнении материалов уголовного дела

В Вашем производстве находится уголовное дело № ______________ , возбужденное в отношении Т. по п. «б», ч.2, ст.173.1; п. «б», ч.2, ст.199 и ч.3, ст.327 УК РФ.

Мной в установленном законом порядке с «___» _________ 20 ___ г осуществляется защита Ч.______________ по данному уголовному делу.

«____» ____________ 20____г в соответствии со ст.215 УПК РФ обвиняемому Ч._____________ в моём присутствии вручено уведомление об окончании производства следственных действий и разъяснено право ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами данного уголовного дела в порядке ст.217 УПК РФ.

В этом уведомлении мной собственноручно выполнена запись о том, что решение следователя об окончании предварительного следствия является преждевременным, поскольку по уголовному делу необходимо провести ряд следственных действий, направленных на получение дополнительных доказательств, имеющих существенное значение для окончательных выводов следователя относительно виновности Т.______________ в совершении инкриминируемых ему групповых преступлений.

Согласно ст. ст. 215, 217, 219 УПК РФ производство дополнительных следственных действий не препятствует выполнению следователем требований ст. ст. 217, 219 УПК РФ с другими обвиняемыми и их защитниками. Кроме того, затягивание с выяснением обстоятельств, имеющих существенное значение для дальнейшего движения уголовного дела, может отразиться на сроках предварительного следствия, учитывая, что двое обвиняемых по данному уголовному делу содержатся под стражей.

Полагаю, в качестве дополнительных, необходимо провести следующие следственные действия:

1. Очную ставку между обвиняемым Ч.______________ и свидетелем Д._______________, на показаниях которого основано заключение эксперта №________.

Эксперт исходил из того, что Д.____________ получил изготовленные Ч._____________ учредительные документы ООО ___________ в день их подачи в регистрирующий орган для регистрации перехода права собственности на нежилое помещение, расположенное по адресу _________. День сдачи документов на регистрацию установлен по материалам, полученным из регистрирующего органа.

Вместе с тем, в указанный день Д.__________ не мог встречаться с Ч.___________ по причине того, что согласно детализации и билинга телефонных переговоров Д.____________ и Ч._____________, они в этот день разговаривали по мобильным телефонам в 10 час 30 мин, в 12 час 10 мин, в 15 час 05 мин и в 17 час 25 мин. Каждый раз они оба находились в различных районах Москвы, что исключало их встречу по месту нахождения регистрирующего органа.

Более того, предшествующие и последующие телефонные переговоры Д.___________ и Ч.___________ с другими лицами также указывают на то, что никто их них не находился по месту регистрирующего органа.

Таким образом, имеются все основания полагать, что Д.____________ ошибается в своих показаниях, либо намеренно оговаривает моего подзащитного – обвиняемого Ч.__________. Что необходимо выяснить путём производство очной ставки между ними, в ходе которой мы сможем устранить противоречия между показаниями Д.________ и Ч._________.

2. Очную ставку между обвиняемым Ч.________ и обвиняемым П._________, ссылка на которого имеется в обвинении, предъявленном Ч._________. Поскольку, вызывают неустранимые сомнения выводы следователя о том, что Ч._______ и П.________ были знакомы ранее.

Подобные выводы могли быть сделаны следователем не иначе, как во время допроса П.________. Однако, Ч.________ это отрицает, поэтому устранить противоречия между показаниями П._______ и Ч._________ возможно только путём очной ставки между ними.

Если же следователь пришёл к этим выводам на основе имеющихся у следователя других источников информации – показаний свидетелей, письменных документов, то, допросить Ч.________ по этим вопросам с предъявлением таких документов и последующим проведением очных ставок с подобными свидетелями, давшими заведомо ложные показания.

3. Судебную экспертизу давности изготовления договора, якобы заключенного между ООО_________ и ЧОП_________ на охрану спорного нежилого помещения, поскольку Ч._________ такой договор не заключал и имеются все основания полагать, что этот договор сфальсифицирован и «появился» уже после возбуждения данного уголовного дела, то есть, не ранее ___________. Существующие и применяемые экспертные методики позволяют установить давность изготовления таких документов от 6 месяцев – до 1,5 лет от даты производства экспертизы, что позволит установить фальсификацию данного договора, как доказательства.

4. Судебную экспертизу оттисков печати ООО_______ на оригиналах документов, представленных в регистрационную палату, поскольку визуально можно наблюдать отличие оттиска якобы этой печати на договоре ООО_________ и ЧОП_________, а также на документах, изъятых из регистрирующего органа.

Во время допроса Ч._________ в качестве обвиняемого, кроме указанного заключения эксперта №________, обвиняемому Ч._________ были предъявлены учредительные документы нескольких юридических лиц, в том числе, ООО ________, а также договоры, заключённые между ООО_______ и другими юридическими лицами, в том числе с ЧОП______ .

Мы обратили внимание следователя на то обстоятельство, что согласно обвинению, Ч._________ якобы проставил печать ООО_______ на всех документах, после чего передал их Д._________.

Однако, Ч.________ не мог проставить печать на этих документах, поскольку не встречался в этот день с Д._________. Это означает, что, либо Д.__________ сам учинил оттиски данной печати, либо это выполнило другое лицо, а Д._________ дал заведомо ложные показания.

Выяснить эти обстоятельства позволит судебная экспертиза.

Руководствуясь ст. ст. 119-122; 215; 219 УПК РФ , —

ПРОШУ:

Произвести по уголовному делу перечисленные выше в п.п.1-4 ходатайства следственные действия, что не препятствует ознакомлению с материалами уголовного деле других его участников.

По результатам производства дополнительных следственных действий решить вопрос о наличии правовых и фактических оснований для возобновления предварительного следствия и изменения обвинения в отношении Ч._________ путём исключения эпизодов обвинения, связанных с ООО________.

Ходатайство о производстве других дополнительных следственных действий будет нами заявлено при необходимости, после ознакомления с материалами уголовного дела.

pravo163.ru


Обсуждение закрыто.