Для чего привлекаются юристы

Для чего привлекаются юристы

Только дипломированные юристы будут допущены в арбитражный и гражданский процессы

Пленум Верховного суда РФ, состоявшийся 3 октября, одобрил ряд законопроектов, в числе которых новелла, уже получившая в обиходе название « юридическая монополия».

– Нововведение, которое предложил пленум Верховного суда, в целом соответствует мировой практике, – отметил Роман Савичев. – На Западе клиентов представляют в судах дипломированные юристы. А в России сегодня юридическую помощь в судах могут оказывать даже те, у кого нет специального образования, – достаточно иметь договор и доверенность. Правда, есть исключение – уголовный процесс, где обвиняемого должен защищать только адвокат. Платный или назначенный. И в нашей стране, и за рубежом гражданину не запрещается защищать себя самому, если, например, нет денег на юриста. Я думаю, если дело несложное и человек « подкован» юридически и ему не жаль времени, то он вполне может сам отстаивать нарушенные права в суде. В остальных же случаях лучше, конечно, привлечь дипломированного специалиста.

Пленум Верховного суда РФ допускает, чтобы по просьбе законного представителя в суде участвовал поверенный, не обладающий квалификацией юриста. Он, например, будет давать устные и письменные объяснения, получать документы по делу. Статус поверенного вполне может получить главный бухгалтер или инженер в арбитражном процессе, которые сегодня, как правило, привлекаются в качестве свидетелей. Институт поверенных хорош еще и тем, что дает возможность попрактиковаться молодым специалистам и даже студентам юрфака.

Надо сказать, что законопроект « о юридической монополии», разработанный судейским сообществом, не единственный, поднимающий данную проблему. Есть конкуренты, которые идут еще дальше, предлагая различные формы допуска юристов к участию в судебном процессе, – что-то вроде лицензирования и аттестации. На этой ниве схлестнулись интересы Ассоциации юристов России (АЮР) и Федеральной палаты адвокатов (ФПА). В сентябре нынешнего года в Госдуму РФ внесен законопроект « Об осуществлении представительства сторон в судах», автором которого является председатель АЮР Павел Крашенинников, он же председатель комитета ГД РФ по государственному строительству и законодательству. Идея этого документа созвучна проекту, предложенному пленумом Верховного суда РФ: ограничить круг представителей в судах профессионалами с высшим юридическим образованием. Однако Павел Крашенинников предлагает включить в этот перечень и лиц, имеющих ученую степень по юридической специальности, и иностранных юристов, и адвокатов, которые, чтобы получить лицензию на судебное представительство, должны сдать экзамен в российской общественной организации граждан, имеющих юридическое образование. АЮР уже изъявила желание выступить в роли органа, осуществляющего допуск к профессии, причем не только для иностранцев.

Законопроект Павла Крашенинникова был встречен с недоумением и отчасти враждебно Федеральной палатой адвокатов. Дело в том, что Министерство юстиции России совместно с ФПА уже несколько лет разрабатывает концепцию регулирования рынка профессиональной юридической помощи. Этот документ (его окрестили концепцией « адвокатской монополии», поскольку планировалось перейти к ведению дел в арбитражных судах только через адвокатов) уже нынешней осенью собирались представить общественности, а затем в Госдуму РФ. Поэтому законопроект Павла Крашенинникова в ФПА оценили чуть ли не как подрыв реформы.

Ну а пока законопроект, который мы сегодня обсуждаем, не принят, гражданам и предприятиям все-таки советую обращаться за помощью в судах не к случайным людям, обещающим по дешевке решить любую проблему, а к солидным юридическим фирмам, имеющим многолетний успешный опыт работы.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter

www.stapravda.ru

Для чего привлекаются юристы

Юридическая профессия и юридическое образование в США.

Василий Анатольевич Власихин, юрист-советник ABA/CEELI

1. Структура юридической профессии

2. Юридическое образование

а) Допуск в адвокатуру

б) Структура адвокатуры и формы деятельности адвокатов

в) Оплата адвокатских услуг

г) Общественные организации адвокатов

Сложная правовая система США, традиционно высокая роль правового регулирования жизни общества, американский “легализм” предопределяют особое, исключительное место юридического сословия по сравнению с другими профессиональными группами. Юристы занимают многие ключевые посты в экономике и государственно–политическом механизме.

1. Структура юридической профессии

В США насчитывается (все данные в записке – на конец 1990–х годов) около 986 тысяч юристов, подавляющее большинство которых прошли допуск в адвокатуру и имеют патент адвоката – необходимое условие для любой формы практической деятельности юриста; лишь для научно–преподавательской работы нет необходимости в адвокатском патенте, хотя многие юристы–учёные в начале своей карьеры предпочитают пройти процедуру допуска в адвокатуру на случай перехода на практическую работу.

Всё юридическое сословие можно разбить на три категории: юристы–практики, занимающиеся работой, непосредственно связанной с правом; лица с дипломом юриста, выполняющие функции, непосредственно с правом не связанные; юристы, занимающиеся научно–преподавательской деятельностью.

Из первой категории юристов наиболее крупная профессиональная группа – частнопрактикующие адвокаты; их в США более 700 тысяч человек.

Наделены всеми полномочиями адвокатов юрисконсульты корпораций, являющиеся штатными, получающими зарплату сотрудниками юридических служб предпринимательских единиц; они составляют более 10% от общего числа юристов. Своих юристов имеют и многие общественные организации со статусом корпорации, то есть юридического лица. Например, широкую известность в деле защиты прав чёрных граждан получил Юридический фонд Национальной ассоциации содействия развитию чёрного населения. Будучи первоначально юрисконсультской службой этой общественной организации, фонд расширился и ныне занимает автономное положение по отношению к ней.

Большую группу образуют юристы государственных учреждений – штатные сотрудники юрисконсультских служб ведомств исполнительной власти, административных учреждений, местных органов власти, законодательных органов, а также сотрудники и руководители органов государственных обвинения (государственных атторнейских служб), адвокаты из ведомств «публичных защитников», деятельность которых оплачивается из государственного бюджета. Сотрудники полиции и органов расследования, даже имеющие диплом юриста, по принятым в американском юридическом сословии стандартам, не считаются юристами, хотя работники их юридических служб (в ФБР, например, есть собственный юрисконсультский отдел) считаются юристами. Крупнейшей государственной «юридической фирмой» является министерство юстиции, руководимое «главным юристом» правительства – генеральным атторнеем США. Всего же на государственной службе работают юристы, составляющие 15% от всего числа юристов, то есть лиц, имеющих патент и полномочия адвоката (из них одна треть – в федеральных министерствах и ведомствах).

Отдельный сегмент внутри группы юристов, занимающихся практической деятельностью, составляют судьи. На судейские должности приходят юристы из числа лиц, имеющих практический опыт юридической работы в адвокатуре, бизнесе, юридических службах государственных ведомств, органах государственного обвинения, или из числа опытных и авторитетных профессоров права. Федеральных судей насчитывается около 1200 человек, судей штатов и местных – около 30 тысяч.

В системе военной юстиции занято около 4 тысяч юристов.

Вторая категория юристов – лица, отошедшие от юридической практики или науки и избравшие бизнес или политику, – не поддаётся статистическому описанию. Однако можно привести следующие данные, красноречиво свидетельствующие о социально–политической роли обладателей диплома юриста в США. Из 42 президентов США 25 были юристами; в частности, адвокатами по профессии были А. Линкольн, Ф.Д. Рузвельт, Г. Трумэн, Р. Никсон, Б. Клинтон. 2/3 сенаторов и почти половина членов палаты представителей Конгресса США – юристы. Обладателями диплома юриста являются половина губернаторов штатов и 40% дипломатов. Около 45% лиц, занимавших с 60–х годов высшие посты в правительстве, были юристами, а более 25% пришли в государственный аппарат непосредственно из адвокатских контор.

Третья категория юристов – лица, занимающиеся научно–преподавательской работой. Число преподавателей права, работающих в 181 официально признанном учебном заведении, составляет 5395 человек. Кроме того, по совместительству преподают правовые дисциплины 4000 юристов.

Лицо, окончившее юридическое учебное заведение, обычно, если не выбирает себе сразу академическую карьеру, начинает работу в адвокатуре либо в суде в должности клерка (референта, помощника) судьи или в аппарате юридических служб, органов обвинения на младших должностях.

Читайте так же:  Рабочий день учителя закон

Жёстких перегородок внутри групп юристов, направляющих человека лишь по одной стезе, не существует: для юридического сословия США характерны высокая ротация и мобильность. Переход от частной адвокатской практики на государственную службу и обратно – явление распространённое. Довольно часто на государственную работу привлекаются юристы–учёные. Судьи обычно подбираются из числа политически активных и опытных адвокатов. Многие обвинители становятся судьями, хотя практика показывает, что должности окружных атторнеев юристы рассматривают как трамплин в политику, на высокие выборные должности. Юристы корпораций нередко посвящают себя предпринимательской деятельности целиком. Всё больше американских корпораций выдвигают на руководящие посты своих юристов; во многих корпорациях главные юрисконсульты по должности являются исполнительными вице-президентами.

Адвокатов, обслуживающих корпорации, или юристов, непосредственно служащих в корпорации, охотно приглашают на государственную работу в административные регулирующие ведомства. После определённого срока работы в этих ведомствах они возвращаются на руководящие посты в корпорации.

Внутри юридического сословия наиболее престижной считается работа судьи (особенно федерального, на пожизненной должности); несколько ниже, с точки зрения социального престижа, располагаются адвокаты корпораций и юристы–учёные (профессора права); далее идут юристы, работающие в административных ведомствах, и сотрудники государственных атторнейских служб. Группа юристов–политиков стоит особняком. Её «совокупный» престиж измеряется политическим успехом отдельных деятелей, достигших высот в государстве и политике.

2. Юридическое образование

По состоянию на 1998 год, в США насчитывалось примерно 220 высших (частных или государственных) юридических учебных заведений – юридических школ или колледжей, входящих в состав университетов (по сути, юридических факультетов), либо самостоятельно функционирующих юридических школ или колледжей. Из общего числа юридических вузов 181 является официально признанным. Организацией, решающей вопрос об официальном признании юридического вуза, выступает (по уполномочию министерства образования США) Американская ассоциация юристов (ААЮ). Она утверждает перечень требований, которым должен отвечать юридический вуз. Среди этих требований – наличие определённого контингента квалифицированных преподавателей, пригодные и удобные для занятий помещения, определённый минимальный бюджет, количественный и тематический минимум учебных, справочных и нормативных изданий в библиотеке, наличие определённых учебных программ и др.

Юридические вузы, не попавшие в список официально признанных, – это обычно небольшие частные юридические школы, ориентированные на студентов из числа местных жителей или на вечернее образование. Отличает такие вузы от официально признанных то, что качество обучения в них ниже, а выдаваемые ими дипломы дают право выпускнику претендовать на допуск к адвокатской практике лишь в некоторых штатах.

В США сложилась своеобразная система образования, в которой высшее образование двухступенчато. Среднее образование начинается в шестилетнем возрасте и обучение продолжается 12 лет. Затем молодой человек может получить общее высшее образование в колледже. По окончании колледжа (3–4 года обучения) выпускник получает диплом “бакалавра искусств”. Высшее специальное (профессиональное) образование получают в специализированных школах или колледжах университетов только по окончании общеобразовательного колледжа. Таким образом, для поступления в юридический вуз (юридическую школу или юридический колледж) наличие диплома общеобразовательного колледжа является, как правило, обязательным условием.

Вступительных экзаменов в юридический вуз нет, их заменяет “тест на способность к обучению в юридической школе”, высылаемый по почте абитуриенту. Учитываются также оценки абитуриента, полученные им при обучении в колледже. Конкурс для поступления в юридические вузы достаточно высок – около 130 тысяч человек примерно на 40 тысяч мест (в середине 1990–х годов в официально признанных юридических вузах); конкурс в элитарные вузы –до 40 человек на место.

В 1997/98 учебном году в официально признанных юридических вузах обучалось около 131 800 студентов. Срок обучения, как правило, три года. Обязательные учебные дисциплины существуют только на первом курсе; к ним обычно относятся договорное, имущественное, деликтное, уголовное и административное право, профессия юриста, философия права и др. На втором и третьем году обучения обязательных предметов нет, однако устанавливается определённое минимальное их число, которое надлежит изучить студенту. Устанавливается также обязательное минимальное количество учебных часов в неделю.

Метод обучения в юридических вузах основан преимущественно на анализе прецедентов и решений апелляционных судов; законодательный и административно–правовой материал привлекается постольку, поскольку он помогает анализу прецедента. Главным в юридическом образовании является развитие аналитических способностей студента, а не заучивание нормативного текста. Отсюда – практическое отсутствие лекций как таковых; занятие превращается в активное собеседование преподавателя с аудиторией студентов (так называемый метод Сократа). Наиболее интенсивными в этом смысле являются семинары. Довольно часто преподаватели устраивают разбирательство дела – гипотетического или из реальной практики, во время которого студенты должны полностью воспроизвести функции участников процесса: предъявить и исследовать доказательства, заявить процессуальные ходатайства, представить аргументы и т.п. Обычно по окончании первого курса устраивают показательный инсценированный судебный процесс (для этого в юридических школах есть, как правило, помещение оборудованное, как зал суда).

Всё чаще в программы обучения будущих юристов вводятся практические занятия; по существу, это практика на младших должностях в адвокатских конторах и низших судах.

Большое внимание при обучении уделяется привитию навыков самостоятельной исследовательской работы. Характерной чертой крупных американских юридических вузов является издание самими студентами юридических журналов – “правовых обзоров”. В состав редколлегий этих журналов входят студенты, зарекомендовавшие себя с академической стороны наилучшим образом. Отбор статей из числа представленных для публикации профессорами и известными юристами производят сами студенты.

Оценка знаний студента производится исключительно на основе письменного (часто и внеаудиторного) экзамена. Экзаменационная работа представляется анонимно, под девизом, оценивается по буквенной системе (А – высший балл, В – несколько ниже, С – ещё ниже, D – приравнивается к оценке “неудовлетворительно”) или по системе “сдано – не сдано”. Оценки оглашению преподавателем третьим лицам не подлежат.

По завершении обучения пишется дипломная работа, и выпускник получает диплом и степень “доктора юриспруденции”, что необходимо и достаточно для занятия юридической практикой.

Желающие посвятить себя научно–преподавательской деятельности могут продолжить обучение на степень “магистра права” (год занятий по углублённой программе и представление соответствующей диссертации) или более высокую степень “доктора юридических наук” (2–года занятий и представление соответствующей диссертации) 1 . В 1994 году в США степень “магистра права”получили 1788 человек, а степень “доктора юридических наук”–46 человек.

Во многих университетах практикуется обучение по индивидуальной объединённой программе одновременно в двух специальных профессиональных школах: по окончании учёбы выпускник получает два диплома –“доктора юриспруденции”и бакалавра или магистра в другой отрасли знаний (например, экономике, бизнесе, политологии).

В американском юридическом сословии частнопрактикующие адвокаты являются доминирующей группой – более 700 тысяч человек в первой половине 1990–х годов, или примерно один адвокат на 500 человек населения.

Адвокатская профессия в США является престижной и доходной. Причины высокого престижа профессии коренятся в “легалистских” традициях американского общества, в приверженности американцев к судебно–правовым, требующим юридического обеспечения формам разрешения конфликтов (включая защиту личных, политических и иных прав), а также в исключительно высокой роли адвокатов в функционировании капиталистической экономики. Почти во всех крупных корпорациях в составе правлений имеются представители адвокатских фирм.

Несмотря на наличие собственных юридических служб, многие компании пользуются на постоянной основе услугами адвокатских фирм. Участие адвокатов в деловых переговорах, заключении и реализации контрактов, разрешении споров обеспечивает чёткий правовой ритм жизнедеятельности частнопредпринимательского организма, костяк которого составляет принцип незыблемости договорных отношений.

а) Допуск в адвокатуру. Выпускник юридического высшего учебного заведения вместе с дипломом и степенью не обретает автоматического права заниматься адвокатской практикой. Для того чтобы стать адвокатом, получить патент на адвокатскую практику, необходимо сдать экзамен, пройти своего рода дополнительную аттестацию. Причём патент выдаётся на право заниматься адвокатской практикой не вообще, повсеместно в США, а только на территории того штата, где собирается практиковать данный кандидат в адвокаты.

Читайте так же:  Налог федеральная трасса

Принцип и условия допуска к адвокатской практике устанавливаются обычно верховным судом штата, однако вопрос о самом допуске решается специальной комиссией по допуску в адвокатуру, формируемой ассоциацией адвокатов штата. Комиссия решает этот вопрос на основе изучения моральных качеств кандидата и результатов устраиваемого ею экзамена.

Изучение моральных качеств предваряет экзамен и состоит в исследовании документов, представляемых самим кандидатом, а при необходимости проводится расследование –сбор дополнительных материалов, заслушивание лиц, которые могут сообщить какие–то сведения о кандидате и т.п. Экзамен проводится в письменной форме и продолжается 2–дня. Экзаменуемый должен ответить на 20–30 вопросов, касающихся знания, толкования и применения правовых норм штата. Для многих кандидатов –выпускников юридических школ этот экзамен довольно труден, поскольку требует дополнительных занятий для изучения особенностей норм статутного и общего права конкретного штата.

Для ведения дел в федеральных судах необходимо разрешение, которое выдаётся автоматически лицам, допущенным к адвокатской практике в штате.

б) Структура адвокатуры и формы деятельности адвокатов. В каждом штате имеется ассоциация адвокатов штата. В большинстве штатов установлено обязательное членство в ассоциации для всех лиц, допущенных к адвокатской практике; в таких штатах адвокатура, по американской терминологии, “интегрирована”: ассоциация адвокатов тождественна понятию “адвокатура”. Ассоциации адвокатов как добровольные организации существуют в меньшинстве штатов, а также в крупных городах и графствах. Общенациональной организацией адвокатов с добровольным членством является Американская ассоциация юристов.

В задачи ассоциаций адвокатов входит установление норм профессиональной этики, содействие адвокатам, принятие дисциплинарных мер, разработка стандартов адвокатской деятельности, содействие совершенствованию права и правосудия и т. п.

В США адвокат может практиковать в одиночку или в составе небольших адвокатских контор либо крупных адвокатских фирм. До половины адвокатов практикует в одиночку; вместе с небольшими (2–человека) адвокатскими конторами одиночки составляют 2/3 от общего числа адвокатов.

Однако по своей важности главной формой адвокатской деятельности являются крупные (50 человек и больше) адвокатские фирмы. Такие фирмы, как правило, не занимаются уголовными делами и предпочитают вести дела обеспеченных клиентов, преимущественно корпораций. Адвокаты, работающие в фирме, подразделяются на две категории –партнёры (совладельцы фирмы, делящие доход) и сотрудники (адвокаты, получающие жалованье от фирмы).

Часть адвокатов работает в ведомствах “публичных защитников” – организациях, состоящих на государственном бюджете штата и обслуживающих на бесплатной основе обвиняемых из числа неимущих граждан.

Существуют и аналогичные службы юридической помощи неимущим, финансируемые из федерального бюджета. Эти службы появились в середине 60–х годов в рамках программ борьбы с бедностью. В 1974 году Конгресс учредил и финансировал Корпорацию по оказанию юридической помощи –своего рода головную организацию для всех этих служб.

Для юридического обслуживания определённых категорий населения (конкретных этнических или профессиональных групп) во многих городах организованы общества юридической помощи, существующие преимущественно на разного рода благотворительные пожертвования и добровольные взносы; органы власти также могут выделять средства этим обществам.

В 1970–х годах появилась и такая форма адвокатской деятельности, как адвокатские конторы, “защищающие интересы общества” (pro bопо publico). Они не ведут дела отдельных клиентов, а выступают с исками против государства или корпораций, связанными с охраной прав и интересов крупных категорий граждан (потребителей, политических активистов, избирателей, налогоплательщиков) или с охраной природы и охраной здоровья населения (например, иски против предприятий, загрязняющих окружающую среду, или против строительства атомных электростанций).

Наконец, многие адвокаты работают в юридических службах общественных организаций, ориентирующихся преимущественно на судебно–правовые способы реализации своих задач. Наиболее известные и крупные организации такого рода – Американский союз защиты гражданских свобод, Национальная ассоциация содействия развитию цветного населения, Центр охраны конституционных прав граждан, Национальный совет по охране природных ресурсов, Национальный союз борьбы с расовыми и политическими репрессиями.

в) Оплата адвокатских услуг. В США не существует системы твердо установленных тарифов оплаты услуг адвоката. Сумма гонорара устанавливается по договорённости с клиентом. В системе оплаты труда адвоката наиболее распространена почасовая такса, которая колеблется от 25 до 500 долларов в час. По гражданским делам, связанным с материально–финансовыми притязаниями, практикуется так называемый условный гонорар –адвокат получает гонорар только в случае выигрыша дела в размере заранее обусловленного процента от выигранной суммы. В целом адвокатские услуги стоят дорого. Однако ведомства “публичных защитников”и службы юридической помощи населению предоставляют неимущим и малоимущим гражданам услуги адвокатов бесплатно. Кроме того, бесплатную юридическую помощь общественных организаций могут получить лица, дела которых имеют важное политическое или конституционное значение. В последние годы федеральным законодательством установлено также, что расходы на адвоката понесённые стороной, которая предъявила иск по поводу незаконной правительственной акции и выиграла дело, возмещаются правительством.

г) Общественные организации адвокатов. В США имеются самые разнообразные добровольные организации адвокатов; они объединяются по различным признакам: географическим, в зависимости от специализации, расово–этническим, политико-идеологическим; существуют объединения женщин–адвокатов и слепых адвокатов.

Крупнейшей и наиболее влиятельной организацией адвокатов является Американская ассоциация юристов (около 401 тысяч членов). Основную массу индивидуальных членов ААЮ составляют адвокаты. Помимо них индивидуальными членами могут быть юристы государственных ведомств, юристы–ученые, студенты юридических ВУЗов. На правах коллективных членов в деятельности ААЮ принимают участие около 35 специализированных профессиональных организаций юристов (например, Общество судей, Национальная ассоциация генеральных атторнеев, Национальная ассоциация адвокатов по уголовным делам, Национальная ассоциация женщин–адвокатов).

Работа ААЮ организована по секциям, отделениям, комитетам. Её деятельность охватывает все аспекты функционирования правовой системы США: от вопросов профессиональной этики до разработки законопроектов важной политической значимости. Ассоциация выступает с крупными законодательными инициативами в различных отраслях права; её рекомендации способствуют унификации законодательства, выработке единообразных стандартов адвокатской практики и принципов отправления правосудия. На заключениях ААЮ основываются решения Президента и Сената при назначении и утверждении в должности федеральных судей, включая членов Верховного суда США, лиц на посты в высшем эшелоне министерства юстиции, федеральных обвинителей.

www.law.edu.ru

Зачем бизнесу юрист?

Захотелось ещё порассуждать на тему того, а зачем нужен юрист. Бизнесу, в первую очередь. И бизнесу, который попадает в разряд некрупного, то есть малому и среднему.

Бизнес крупный, а уж тем более — особо крупный, вопросом «зачем бизнесу юрист» не задаётся по определению. Это аксиома.
На протяжении своей профессиональной карьеры я не встречал ни одной крупной организации, которая бы не пользовалась услугами юриста. Причём, как правило, это не один юрист, а команда юристов. Более того, для решения определённых вопросов часто этими крупными структурами привлекаются юристы со стороны, нештатные: адвокаты, юристы из юридических компаний, реже, но привлекаются частные юристы.
А вот именно для некрупного — малого и среднего — бизнеса вопрос о юридическом обслуживании в нашей стране решается по-разному.

Ситуации в этом разрезе можно разложить на две большие группы:

1. Нам юрист не нужен.
2. Нам юрист нужен.

В этой части заметки рассмотрим первую группу.

«Нам юрист не нужен»

Обычно так рассуждают откровенно прижимистые бизнесмены. Поэтому название данной категории я бы даже уточнил. По своей сути оно должна подразумевать: «да зачем нам платить каким-то юристам за непонятно что?»

К сожалению, пока превалирующее количество бизнесменов малого, а иногда — даже среднего бизнеса, рассуждает именно в этом ключе. По разным причинам и основаниям, но так.

Правда, до поры до времени.

Пока их кто-то не «прищучит»: или контрагент поведёт себя неправильно, или потребитель начнёт свои права отстаивать, или же контролирующие органы нагрянут.
Но даже в этих случаях предприниматели с подобной установкой в мозгу только в самом крайнем случае обращаются за профессиональной помощью юриста. И уже, как правило, тогда, когда совсем ничего исправить нельзя.
Это из серии, когда лицо, совершившее преступление, резко вспоминает слово «АДВОКАТ»! И у него возникает иллюзия, что этого достаточно, чтобы «отмазаться» от тюрьмы.
Чрезвычайное заблуждение!

Читайте так же:  Приказ no 169 фсин

Для лица, попавшего в жернова нашей системы уголовного судопроизводства, к сожалению, другой дороги, кроме как в категорию уголовников, практически нет. В России процент оправдательных приговоров для большинства обычных граждан находится на уровне с дурацким, но точным определением — «ниже плинтуса».

Но, тем не менее, каждый, если дело до этого дойдёт, искренне надеется, что достаточно заплатить адвокату, и адвокат их спасёт, по терминологии, используемой в таких ситуациях — «отмажет».

А адвокат, прекрасно зная о такой ситуации, никогда не упустит своего шанса «честно заработать» на адвокатской помощи. Благо, что закон ему для этого создаёт всё условия. Нет, не ждите, что адвокат действительно что-то сделает такое, отчего правоохранительные органы умоют руки. Увы.

Адвокат в этом случае сродни доктору, который понимает, что больному грозит лишь ампутация. У доктора в этом случае вопрос о сохранении целостности руки или ноги не стоит. Варианты лишь: отрезать побольше или поменьше.

Так и у адвоката. Он прекрасно понимает, что шансов избежать уголовного наказания практически нет. Вопрос лишь «сколько дадут» и «возможно ли получить условно». Поэтому работу свою адвокат делает соответствующим образом. Не надо ожидать в России от адвокатов изысков «в стиле Перри Мэйсона».

Но при этом ни один адвокат не преминёт заломить такую цену за свои услуги, что обвиняемому и его родственникам приходится или брать кредиты, или продавать имущество, чтоб набрать денег хотя бы на следствие и первую инстанцию в суде.

Вот и с юристами предприниматели, в основном, сотрудничают примерно также.

Другое дело, что когда вопрос не стоит о твоей свободе, то сговорчивость хозяев бизнеса всё равно оставляет желать лучшего, хотя в критических ситуациях иногда эта сговорчивость даже круче.

Но тем не менее, они всё же обращаются к нам за помощью, особенно, если им кто-то разрисовал какие-то страшилки, что сейчас всё имущество заберут и сделают должным всем и вся.
И на волне кризиса и страха эти бизнесмены, которым вдруг стало понятно, что сами они ничего решить и сделать не могут, вспоминают, что есть же закон! Есть юристы!
И привлекают юриста. По-разному.
Кто-то из бизнесменов пытается найти среди знакомых «хорошего юриста». Кто-то звонит по первому попавшемуся телефону из наружного объявления, кто-то ищет в интернете.
Одни торгуются до копейки и получения самых надёжнейших гарантий, другие — соглашаются на всё.
Варианты, когда всё-таки предпринимателя «допекло», привлечь юриста, разные.
Но все они грешат одним и тем же: НАДЕЖДОЙ, что юрист, которого они привлекли, ВСЁ РЕШИТ.

В этот момент всегда хочется спросить заказчика:
«А вот когда всё ещё можно было исправить, сделать и отстроить корректно и грамотно, что мешало привлечь юриста для этого?»
Не сейчас, когда всё уже в полном дерьме и это Вы привлекаете меня, чтобы, по большому счёту, разделить его порцию, а не жрать всё одному. А тогда, когда можно было оформить все отношения так, что при всём желании, никто бы даже подумать не смог, чтобы покуситься на ваше.

Всегда одна и та же песня.
Сперва ответы на предложение о сотрудничестве вроде таких:
1. «У нас не такой бизнес, когда могут потребоваться услуги юриста. У нас нечем юристу заняться.»
2. «Да зачем нам юрист? Мы сами всё знаем! У нас есть бухгалтер/менеджер/охранник, который в суде дело о разводе сам выиграл, или у которого дядя в налоговой/полиции/управе работает, там всё схвачено.»
А сейчас: «ну я же не знал, что так получится, я думал, что …Помогите! Решите!»
В общем, «думал».
А сейчас заказчик готов платить любые деньги, лишь бы выбраться из своего дерьма.
И платит.
Если юрист честный и профессиональный, вроде меня, то он честно расскажет, на что следует рассчитывать заказчику. Никаких волшебных замков и радужных небес. Да, жёсткая правда, которая заставляет задуматься и понять, что, в общем-то, косяки — твои, и настало за них расплачиваться. Не столько оплатой за услуги юристу, сколько санкциями в пользу других лиц и организаций. И действительно встаёт вопрос о рентабельности юридических услуг именно на данном этапе.
Но совершенно точно могу сказать, что оплачиваемые услуги юриста, который привлекается заранее, не в момент кризиса, а когда ситуацией можно управлять, такие юридические услуги всегда рентабельны.
Ну про юристов с адвокатским (в плохом смысле) менталитетом я уже писал. Им пофиг. Их задача сорвать деньги сейчас, здесь. В большем объёме и особо не утруждать себя далее, понимая, что «дело — табак». Главное, чтоб клиента не «сорвать» с крючка. Поэтому они не дадут ни единой возможности задуматься о рентабельности их услуг. Потому что о рентабельности юридических услуг таких юристов в такой ситуации говорить не приходится вообще. Они просто убыточны.

Вы сейчас читаете эти строки. Послушайте меня, опытного юриста, который кого только не видел на своём профессиональном пути.

Юридическую проблему всегда выгоднее, рентабельнее и проще упредить, предотвратить, чем потом бороться с её кризисным состоянием.
Последнее — долго, дорого и, как правило, малорентабельно.
Я не призываю Вас не заниматься решением кризисных ситуаций, но Вы должны знать, что проще обратиться к профессионалу сейчас, получить и получать от него своевременную, достаточную и адекватную помощь на регулярной основе.

Поскольку Вы добрались до этого места, то для Вас — бонус.

Я предоставляю Вам возможность здесь ниже заказать моё правовое обслуживание по чрезвычайно неадекватно низкой цене.

Обычные мои тарифы на правовое обслуживание можно посмотреть, пройдя по этой ссылке, и убедиться, что минимальная ставка месячного абонентского обслуживания составляет 100 000 рублей.

Но для Вас, если Вы заполните заявку на мои услуги отсюда, с этой страницы, указав в тексте кодовую фразу «юрист бизнесу», ставка будет равняться всего лишь 75 000 рублям в месяц. Для того уровня правовых услуг, который вы получите, это очень скромно.

Ваша экономия в данном случае составит 33%.
При этом Вы получите практически неограниченное количество моих рабочих часов (в пределах разумного).

Почему я это предлагаю.
Потому что хочу предоставить Вам возможность получить классные юридические услуги от профессионала высшего уровня по доступным ценам, а не переплачивать за дилетантский уровень услуг основной массы ширпотребных юристов, часто прикрывающихся звучным названием «адвокат», только на этом основании задирая цену на свои бесполезные услуги. (Оговорюсь — иногда встречаются вполне достойные адвокаты)

Я хочу, чтобы вы платили деньги за действительно качественный продукт, а не «сливали» их за услуги сомнительного уровня.

Соглашусь, что даже 75 000 рублей в месяц для некоторых предпринимателей — это большие деньги.
Но если Вы посчитаете всё точно и корректно, то Вы поймёте, что рентабельность этих вложений чрезвычайно высока.
И отнюдь не меньшие деньги с Вас возьмут в какой-нибудь юридической конторе, услуги которой изначально заявляются в разы дешевле.

Итак, внизу этой страницы, прямо под текстом статьи заполните форму заказа и нажмите кнопку «Заказать». И я свяжусь с Вами в самое ближайшее время.

При этом ещё один бонус для Вас, если уж на то пошло.

Вы получите сертификат на мою бесплатную консультацию, стоимость которой обычно составляет 8 000 рублей. Этот сертификат Вы можете использовать в течение 1 (Одного) года с момента его получения. Причём, можете использовать как сами, так и кому-либо подарить.

Про ситуацию группы «Юрист нужен» — в продолжении.

konchin.ru

Обсуждение закрыто.