Что мне даст расписка в суде

Что мне даст расписка в суде

Действительна ли расписка не заверенная нотариусом?

здравствуйте!имеется расписка на 240000т.р на ней ф.и.о. подпись должника копия паспорта должника на обратной стороне,данные паспорта поручителя,но она не заверена у нотариуса!но должник должен не только мне но и другу ,может ли он стать свидетелем в суду и вообще возможно с этим всем обратиться в суд и выиграть дело. заранее спасибо!

Ответы юристов (3)

Такая расписка действительна для суда. Свидетели по таким делам судом не принимаются.

Есть вопрос к юристу?

Нотариальное удостоверение договора займа не требуется. Расписки будет достаточно. Главное, чтобы она содержала все необходимые реквизиты.

Согласно статье 808 договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем 1000 рублей, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, — независимо от суммы. Пункт 2 той же статьи гласит, что в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

При отказе добровольно вернуть деньги, возможно взыскание в судебном порядке.

Здравствуйте Денис! Расписка о которой Вы говорите в своем вопросе-это в соответствии с ГК РФ является договором займа в простой письменной форме и дает Вам право ссылаться на нее в суде, привлекать свидетелей также Ваше право. Вопрос на самом деле в содержании текста расписки, от которого зависит получите Вы свои денежки или нет. Предлагаю ее продемонстрировать специалисту и получить любую юридическую помощь. Надеюсь мой ответ Вам помог, удачного дня

Уточнение клиента

12 Марта 2015, 20:25

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

«Расписка не спасет»: ВС разъяснил, когда отсутствуют заемные отношения

Супружеская пара из Петербурга утверждала, что дала в долг ответчику 68 000 евро, большую часть которых последний не хочет возвращать. В качестве доказательства заемных отношений истцы предъявили лишь расписку и факт одномоментной выплаты 5000 евро ответчиком. Первая инстанция посчитала, что этих доказательств недостаточно для решения в пользу заявителя, апелляция решила иначе. Точку в споре поставил ВС.

Подозрительная расписка

В феврале 2011 года супруги Куркины* Александр и Ирина получили от Андрея Шайгина* расписку следующего содержания: «Я, Шайгин А. Б., обязуюсь выплатить Куркину А. В. и Куркиной И. В. 68 000 евро (40% от 170 000 евро) по следующему графику: 1-й платеж: 5000 евро 16 февраля 2011 года, а далее по дополнительно согласованному графику».

Должник отдал вовремя оговоренную сумму в 5000 евро, но остальные деньги он не стал выплачивать. Летом 2014 года Александр и Ирина Куркины направили Шайгину письмо с требованием вернуть оставшуюся часть долга – 63 000 евро в срок до 30 августа 2014 года. Послание осталось без ответа, тогда супруги Куркины обратились в Василеостровский районный суд, чтобы вернуть свои деньги (дело № 2-267/2015 (2-4961/2014;)

Заявители потребовали взыскать с ответчика долг в размере 3,1 млн руб. по курсу ЦБ РФ на 31 августа 2014 года, а также судебные расходы. Однако Шайгин иск не признал. На судебном заседании ответчик уверял, что никаких денег в долг у истцов не брал. По словам должника, обязательства по представленной расписке связаны с участием сторон дела в иностранном юридическом лице. Шайгину удалось убедить суд, что заемные правоотношения между сторонами отсутствуют. Судья Оксана Рябко отказала заявителям в иске сославшись на то, что одну лишь расписку нельзя расценивать как договор займа, а других доказательств истцы не предоставили.

Конклюдентные действия или буквальное толкование: что весомее

Супруги Куркины обжаловали такое решение в Санкт-Петербургский городской суд. Апелляция отменила решение первой инстанции, придя к противоположному выводу: «В представленной расписке содержатся достаточные существенные условия договора займа» (дело № 33-12556/2015).

Кроме того, суд апелляционной инстанции указал на конклюдентные действия, которые совершил ответчик: Шайгин передал истцам в установленный распиской срок 5000 евро, что тоже подтверждает позицию заявителей. С решением Санкт-Петербургского городского суда не согласился уже Шайгин. Он оспорил его в Верховный суд.

Коллегия по гражданским делам ВС пришла к выводу, что буквальное толкование содержания расписки не подтверждает наличия заемных правоотношений между сторонами по делу. Все риски по неправильному составлению договора займа лежат на заимодавце, который и должен доказать, что соглашение было заключено, пояснили судьи ВС.

Факт передачи 5000 евро в ВС тоже не сочли достаточным аргументом в пользу позиции истца: «Частичное исполнение денежного обязательства само по себе не позволяет определить его правовую природу» (дело № 78-КГ16-44).

«Тройка» судей под председательством Виктора Момотова отменила решение апелляции и отправила дело на новое рассмотрение в Санкт-Петербургский городской суд (прим. ред.пока еще не рассмотрено).

Эксперты Право.ru: «Расписка не равна договору займа»

Тимур Баязитов, член совета адвокатской палаты Республики Татарстан, обращает внимание на то обстоятельство, что в предъявленной истцами расписке не был зафиксирован факт передачи денег ответчику: «В этом случае наличие конклюдентных действий ответчика представляется достаточно слабым основанием для того, чтобы вынести решение в пользу несостоявшихся заимодавцев». Кроме того, суд апелляционной инстанции действительно не привел в качестве обоснования своего решения подробной мотивировки, что противоречит процессуальным нормам, уверен эксперт.

По словам адвоката Светланы Бурцевой из КА «Бурцева, Агасиева и партнеры», многие думают о том, что письменная форма договора займа – это простая расписка: «Но последняя всего лишь удостоверяет передачу заемщику определенной денежной суммы». Таким образом, только договор займа может свидетельствовать о наличии между сторонами заемных отношений, подчеркивает эксперт.

Екатерина Билык, юрист правового департамента «Heads Consulting», советует составлять максимально подробную расписку. Она считает, что не будет лишним указать на добровольность составления документа: это должно быть подтверждено несколькими свидетелями.

* – имена и фамилии изменены редакцией

Российский налогоплательщик получил займы от иностранных взаимозависимых компаний из Австрии и Кипра и уплачивал по ним проценты. ФНС частично приравняла указанные проценты к дивидендам на основании правил тонкой капитализации и начислила на них налог по ставке 15% с учетом положений международного договора. Налогоплательщик указывал на необходимость применения ставки 5%. Налоговые органы и суды трех инстанций ему отказали, сославшись на то, что иностранные займодавцы не имели прямых инвестиций в капитал российских заемщиков. Когда дело дошло до Верховного суда, тот установил: сумма займа, проценты по которому приравнены к дивидендам, фактически является инвестициями в капитал российского заемщика. По мнению ВС, отсутствие между заемщиком и займодавцем оформленных акционерных отношений не может являться основанием для лишения иностранного лица, фактически осуществившего инвестицию в капитал российского заемщика, права на применение пониженной ставки налога (№ А40-176513/2016).

Читайте так же:  Правила отзыва продукции

«Это дело показывает готовность ВС учитывать экономическую сущность сложившихся отношений, несмотря на правовые пробелы в некоторых вопросах применения правил недостаточной капитализации. Будем надеяться, что аналогичным образом ВС будет рассматривать споры, касающиеся контролируемых иностранных компаний и положений о лицах, имеющих фактическое право на доходы», – заявил юрист Налоговой практики VEGAS LEX Денис Кожевников. «Еще один положительный момент этого спора: ВС сослался на комментарии Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в части возможности отнесения займов, проценты по которым переквалифицированы в дивиденды, к вложениям в капитал российской компании. Это еще раз подтверждает возможность ссылок налогоплательщиков на комментарии к Модельной конвенции ОЭСР», – считает руководитель Налоговой практики Noerr Максим Владимиров.

«Нельзя не упомянуть: отправляя это дело на новое рассмотрение, коллегия призвала нижестоящие суды протестировать доходы в виде процентов по займам иностранных компаний по правилам, направленным на борьбу с уклонением от налогообложения с использованием бенефициарного собственника. Таким образом, ВС потребовал от нижестоящих судов исследовать дополнительный довод в пользу ФНС, который сам налоговый орган, судя по всему, не заявлял. Не приняла ли на себя коллегия чрезмерно активную роль и не нарушила ли она принцип состязательности сторон?» – задается вопросом старший юрист Налоговой практики Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Кирилл Рубальский.

Как и предыдущее дело, спор налоговой с «СУЭК-Кузбасс» разгорелся из-за вопроса: имеет ли право российская организация-налогоплательщик применять минимальную ставку налога на дивиденды к процентам, переквалифицированным в дивиденды по правилам «тонкой капитализации»? ВС указал на недопустимость частичной переквалификации, когда проценты приравниваются к дивидендам, а тело займа, соответствующее этим процентам, не переквалифицируется (№ А27-25564/2015).

«Это знаковое дело о комплексной переквалификации контролируемой задолженности в капитал для применения льготных налоговых ставок к сверхнормативным процентам, переквалифицированным в дивиденды. Именно комплексная, а не фрагментарная переквалификация представляет собой наибольшую ценность. Позиция ВС с успехом может применяться и в других делах, где всплывает тема налоговой реконструкции», – уверен партнер Taxology Алексей Артюх.

В результате признания договора купли-продажи недействительным организация-налогоплательщик, ранее продавшая движимое имущество, получила его обратно и вернула покупателю деньги. После этого организация подала уточненную налоговую декларацию, исключив стоимость ранее реализованных объектов из своей налоговой базы по НДС за налоговый период, в котором было продано имущество. ФНС с этим не согласилась, посчитав, что возврат имущества являлся новой хозяйственной операцией, налоговые последствия которой должны быть отражены в периоде ее совершения. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Он указал: поскольку законодательство в случае признания сделки недействительной не устанавливает порядок корректировки у налогоплательщика-продавца ранее исчисленной с реализации товара суммы НДС, переход права собственности на товар не считается состоявшимся, а действия налогоплательщика должны признаваться правомерными (№ А33-17038/2015).

«Впервые ВС провозгласил, что налоговые органы не должны злоупотреблять своими правами в фискальных и личных интересах. Тем самым признано, что не только налогоплательщики, но и налоговые органы могут создавать налоговые схемы, и это недопустимо ни для одной из сторон. Принцип добросовестности действует зеркально – он не только для налогоплательщиков, но и для налоговых инспекций», – считает Вадим Зарипов, руководитель аналитической службы ЮК «Пепеляев Групп», которая вела это дело. «Как указал ВС, налоговое администрирование должно осуществляться с учетом принципа добросовестности. Он предполагает учет законных интересов налогоплательщиков и недопустимость создания условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону. На моей памяти это одно из первых дел, в котором ВС говорит о добросовестности и налогового органа, и налогоплательщика», – сообщил управляющий партнер ЮК «Архитектура Права» Андрей Зуйков. «В деле поднят вопрос о последовательности позиции налогового органа, своего рода процедурно-процессуальном эстоппеле. Когда инспекция заняла позицию об определенной квалификации операции, впоследствии она не вправе менять ее, если в результате налогоплательщик потеряет право на обоснованную налоговую выгоду из-за пропуска срока возмещения налога», – отметил Артюх. «Кроме того, коллегия указала: возникший спор был обусловлен как пробелом в правовом регулировании, так и действиями налоговой, отказавшейся в нарушение закона предоставить налогоплательщику информацию о порядке исчисления налога. Это указание коллегии говорит: способом снижения налоговых рисков в спорных ситуациях может служить прямое официальное обращение к ФНС за разъяснениями», – сообщил Рубальский.

Налогоплательщик представил уточненную декларацию, и спустя 22 месяца ФНС назначила повторную выездную налоговую проверку. Ее обжалование и стало предметом спора. ВС признал: формально ограничительных сроков в законе нет, однако это не означает невозможность применения общих принципов разумности и недопустимости избыточного налогового контроля. По мнению ВС, назначение повторной проверки через 22 месяца – это значительно, а потому налоговая обязана доказать наличие непреодолимых препятствий к организации проверки в более разумные сроки (№ А40-230080/2016).

«После этого спора для налогоплательщиков несколько повысилась определенность и возникли гарантии неизменности налоговых обязательств в отношении давно завершенных периодов», – считает Артюх, который вел этот спор. «Теперь налогоплательщики, подав уточненную декларацию за уже закрытый выездной проверкой налоговый период, вновь открывают его для повторной проверки. При этом из определения прямо не следует, что проверка может касаться только тех показателей уточненной декларации, по которым было произведено уточнение», – заметил Рубальский. «Хочется надеяться, что срок проведения повторной выездной проверки будет объективным и разумным как по отношению к фискальным органам, так и к самим налогоплательщикам», – заявил Зуйков.

Налогоплательщик учел срок исковой давности, который истек в одном из предыдущих налоговых периодов, в составе расходов текущего периода. В связи с истечением срока исковой давности он списал дебиторскую задолженность. Налоговый орган с таким подходом не согласился: по его мнению, налогоплательщик не вправе исправлять ошибки в исчислении налоговой базы, которые привели к переплате налога в следующем налоговом периоде. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Суд со ссылкой на п. 1 ст. 54 НК отметил: налогоплательщик вправе провести перерасчет налоговой базы и суммы налога за налоговый период, в котором выявлены ошибки, относящиеся к прошлым налоговым периодам, когда допущенные ошибки привели к излишней уплате налога (№ А41-17865/2016).

«Этим делом фактически окончены споры вокруг применения ст. 54 НК в части возможности корректировать ошибки в следующих периодах или в периоде совершения такой ошибки. Порядок исправления ошибки остается на усмотрение налогоплательщика. Но при этом глубина исправления ошибок ограничена общим трехлетним сроком на возврат и зачет налоговых переплат. Такая гибкость важна для налогоплательщиков при эффективном налоговом планировании», – считает Артюх. «Раньше налоговые органы нередко предъявляли налогоплательщикам претензии по поводу отражения расходов прошлых периодов в текущем периоде. Хочется верить, что после принятия рассматриваемого определения число таких претензий существенно снизится», – заявил Рубальский.

Налогоплательщик 8 лет платил НДФЛ и подавал декларацию о сдаче недвижимости в аренду. Затем он зарегистрировался в качестве ИП и продал свое имущество. Фискальный орган начислил недоимку, посчитав, что сдача в аренду имущества задолго до получения статуса ИП может быть расценена как предпринимательская деятельность. Суд счёл требования налоговой незаконными. Он указал: если ФНС не обращается к налогоплательщику за объяснениями или документами, подтверждающими НДФЛ, то у нее нет сомнений в правильности уплаты этих налогов. В противном случае можно говорить о произволе налоговых органов. Еще один спорный вопрос заключался в режиме налогообложения дохода ИП от продажи принадлежавшего ему нежилого помещения. ВС решил: вопрос законности доначисления налога по УСН с продажи доли в праве собственности напрямую зависит от того, была ли у налоговой ранее информация, позволяющая квалифицировать эту деятельность, как предпринимательскую (№ А53-18839/2016).

Читайте так же:  Переход права собственности услуги

«Я очень позитивно оцениваю это дело. Однако стоит отметить, что оно идет вразрез с многочисленной практикой, когда по результатам выездной налоговой проверки ФНС переоценивает выводы, сделанные в ходе камеральной проверки. В результате этого налогоплательщики получают неожиданные налоговые претензии по казалось уже подтвержденным расходам и вычетам», – сообщил Зуйков. «Коллегия начала делать акцент на наличие у ФНС ряда обязанностей по отношению к налогоплательщикам в области информационного взаимодействия. Этот факт, безусловно, следует оценивать положительно. На практике налоговые имеют свойство забывать о таких обязанностях, и зачастую это не оборачивается для них какими-либо негативными последствиями в суде», – отметил Рубальский.

Между правопредшественником налогоплательщика и взаимозависимыми лицами были заключены договоры займа, по которым начислялись проценты. В связи с этим налогоплательщик уменьшил налоговую базу по налогу на прибыль на сумму убытков. ФНС это не устроило: по ее мнению, имело место не предоставление займов, а инвестирование денег в целях приобретения контроля над производителем сырья. В обоснование своей позиции налоговая указала: договоры займа не исполнялись сторонами сделки, срок погашения займов неоднократно переносился, заемщик не имел источник дохода для возврата займов, а заимодавцы полностью разделяли риски заемщика. Поэтому налоговая отказала в учете суммы процентов в составе расходов. Но суды встали на сторону налогоплательщика. Они отметили: вся сумма по договорам займа была предоставлена в пользу заемщиков, деньги использовались в соответствии с указанной в договорах целью, налогоплательщик стал собственником акций компаний, в настоящий момент договоры займа погашены (№ А66-7018/2016).

«Продолжает сохраняться критический подход к оценке структур, связанных с привлечением заемных средств от аффилированных компаний. Вместе с тем мы видим новый тренд в оценке налоговыми хозяйственных операций в отношении предоставления заемного финансирования, а именно осуществление переквалификации заемных отношений в инвестиционные. Налогоплательщикам стоит критически подойти к оценке отношений, связанных с договорами займов, особенно внутри группы, – это поможет снизить риск осуществления переквалификации», – считает партнер EY, руководитель Практики разрешения налоговых споров в России Алексей Нестеренко. «Примечательно, что в этом деле налогоплательщик использовал в том числе правовое заключение о природе займа и инвестиций, полученное в Исследовательском центре частного права имени С. С. Алексеева при Президенте», – отметил Артюх.

ПАО «Уралкалий» оспаривал применение цен в контролируемой сделке по поставке удобрений в адрес взаимозависимого трейдера в Швейцарии. Налоговая сочла, что налогоплательщик применил неправильный метод определения рыночной цены. Суд первой инстанции встал на сторону налогоплательщика, апелляция отменила это решение и поддержала налоговую. Окружной суд, направляя дело на новое рассмотрение, сформулировал ряд выводов. Во-первых, правильное применение различных методов определения рыночной цены не должно давать слишком больших отклонений, что может говорить о методологических ошибках в позициях сторон. Во-вторых, даже при проверках контролируемых сделок ФНС должна убедиться в наличии или отсутствии в действиях налогоплательщика признаков получения необоснованной налоговой выгоды. В-третьих, кассационный суд прямо допустил и даже настойчиво рекомендовал привлекать экспертов к рассмотрению дел подобной категории (№ А40-29025/2017).

«Кроме того, неожиданным и достаточно опасным явился довод суда о необходимости исследовать вопрос деловой цели и выявить, что действия налогоплательщика были направлены исключительно на получение налоговой экономии. Такой подход приводит к смешению совершенно различных категорий дел: по контролю трансфертных цен и по обвинению в получении необоснованной налоговой выгоды. Эти правонарушения должны проверяться разными налоговыми органами, по различным правилам и с различными правовыми последствиями. Смешение этих категорий дел может привести к тому, что территориальные налоговые органы еще больше будут вторгаться в контроль цен для целей налогообложения, а ФНС – заниматься проверкой наличия различных злоупотреблений в налоговой сфере», – считает партнер, директор Департамента налоговых споров ФБК Грант Торнтон Галина Акчурина.

В 2011 году ООО «Крафт Фудс Рус» (сейчас «Мон’дэлис Русь») купило у Cadbury Russia Two Limited (СRT) 100%-ную долю в ООО «Дирол Кэдбери» за 12,9 млрд руб. Структурирована эта сделка была с применением новации – обычную оплату заменили обязательством по кредитным нотам с процентами по ставке. В итоге компании «Мон’дэлис Русь» доначислили налоги, пени и штрафы на общую сумму около 740 млн руб., причем большая часть претензий была связана с конфигурацией той самой сделки. Налоговики, а вслед за ними и суд сделали заключение, что сделка по покупке «Дирол Кэдбери» являлась нереальной. Целью совершенных операций, по их мнению, было скрытое распределение прибыли «Крафт Фудс Рус» в адрес холдинга (№ А11-6203/2016).

«В этом деле имело место стандартное корпоративное структурирование сделки по приобретению актива. Причина интереса к сделке со стороны налогового органа – в процентах по займу, которым стороны заменили обычное денежное исполнение. Хотя решать, у кого и на каких условиях приобретать актив, может только налогоплательщик. На мой взгляд, в этом деле нет признаков уклонения от налогообложения, хотя акценты, которые сделала ФНС при обосновании своих претензий, на первый взгляд могут говорить об обратном. Я считаю, произошло вмешательство в предпринимательское усмотрение и переоценка целесообразности бизнес-решений налогоплательщика, что недопустимо с позиций, сформулированных в постановлении Пленума ВАС № 53 и актах Конституционного суда», – отметил Зуйков.

Ранее действовавший закон о страховых взносах запрещал возврат соответствующей переплаты, если пенсионные взносы уже были разнесены по счетам индивидуального учета застрахованных работников, но позволял зачесть такую переплату в счет будущих платежей. Однако после 1 января 2017 года документ утратил силу, при этом администрирование взносов было передано в налоговые органы, а регулирование самих взносов вновь оказалось в НК. Компания «Газпромнефть-Развитие» попыталась вернуть переплату по страховым взносам, образовавшуюся до 2017 года, но и внебюджетные фонды, и суды ей отказали (№ А56-67008/17).

«Суды лишили плательщиков совершенно обоснованного права на корректировку обязательств и нарушили неприкосновенность их права собственности на переплаченные суммы. Причины этого понятны – изменение регулирования, порядка исчисления и отражения взносов, а также смена администратора, который не может технически осуществить зачет. Тем не менее такое обессмысливание правовых норм судебной практикой заслуживает самого пристального внимания со стороны вышестоящих судов прежде всего ВС», – считает Артюх.

pravo.ru

Взыскание долга по расписке

Статья 195 ГК РФ устанавливает 3-летний срок давности для взыскания денег по расписке. Если договор займа составлен без указания даты, то срок наступает после обращения заимодавца с требованием возвратить долг.

Читайте так же:  Приказ 968 от 16082013

Способы возврата долга

Перед тем как взыскать долг по расписке с физического лица, необходимо иметь в виду, что сделать это вы можете несколькими способами:

  • досудебное урегулирование вопроса.
  • Этот шаг сводится к фактическому понуждению должника к добровольному погашению взятого на себя обязательства;

    • привлечение в качестве посредника (третьего лица) коллекторской компании, которой продается долг по расписке. После заключения соответствующего договора, коллекторы возвращают займодателю оговоренную часть долга, а всю сумму взыскивают с должника в установленном законом порядке;
    • взыскание через суд, получив судебный приказ, вынесенный мировым судьей, если сумма долга составляет не более 500 тысяч рублей, или путем возбуждения искового производства.
    • Досудебное урегулирование

      Если ваши устные просьбы возвратить долг не возымели действия, направьте заемщику письменную претензию!

      Кроме основного требования возврата денег укажите в претензии, что при отказе сделать это вы примените нормы ст. 395 ГК РФ, которая предусматривает начисление процентов в размере ставки рефинансирования.

      В результате, чем больше должник будет держать у себя ваши деньги, тем большим будет его общий долг.

      Если же в расписке нет срока возврата долга, то после подачи претензии он должен быть возвращен в течение 30 календарных дней. В процессе взыскания долга по расписке обязательно подчеркните в своей претензии, что в случае отказа добровольно вернуть деньги за защитой своих прав вы обратитесь в суд. Тогда, кроме возврата основной суммы, должник должен будет ее проиндексировать, возместить все понесенные вами судебные расходы, а также оплатить услуги юриста, к которому вы вынуждены будете обратиться при подаче судебного иска.

      Чем грамотнее будет составлена ваша претензия, тем большее воздействие она сможет оказать на должника. В результате вам не нужно будет заниматься судебными тяжбами и тратить время на судебное обращение.

      Привлечение в качестве посредника коллекторской компании

      Если должник игнорирует ваши устные и письменные предупреждения, а вы не хотите обращаться в суд, вы вправе прибегнуть к альтернативному, несудебному способу – переуступить право взыскания долговых обязательств коллекторской компании. Она выкупит ваш долг на основании заключенного договора уступки прав требования. Вы, в зависимости от условий договора, сразу же получите часть денег (например, 75–80% от общей суммы долга), зато не будете дальше общаться с должником и ходить по судам. Этим будет заниматься уже коллектор.

      Взыскание через суд

      Вернуть долг по расписке с физического лица в 2017 году, как и ранее, можно и напрямую, путем обращения в суд. Для этого при сумме долга не более 500 тысяч рублей нужно составить и подать заявление о вынесении судебного приказа. Получив ваше заявление, суд в месячный срок даст вам на руки судебный приказ и исполнительный лист. После возбуждения исполнительного производства судебные приставы смогут применить в отношении должника меры принудительного взыскания.

      Подача искового заявления

      Подать прямой иск в суд можно в течение 3 лет с момента нарушения ваших прав. В самом иске должны быть:

    • наименование судебного органа;
    • полная информация о заимодателе и должнике;
    • обстоятельства, подтверждающие факт передачи денег (время, место и присутствующие свидетели);
    • информация о нарушении сроков возврата денег (в полном объеме или частично);
    • взыскиваемая сумма;
    • обоснование требований нормами Гражданского и Гражданского процессуального кодексов РФ;
    • просьба о взыскании денег, процентов и судебных расходов;
    • приложения в виде поданных документов;
    • квитанция об уплате госпошлины, которая зависит от цены иска.
    • Чтобы получить от должника неустойку за незаконное удержание денег, а также средства за уплату госпошлины и иных судебных расходов, вы должны приложить к иску подробный расчёт всех этих сумм и подтверждающие документы (чеки, квитанции и договоры).

      В случае если исковое заявление составлено с нарушением (в том числе при неверном расчете суммы долга), оно возвращается судом и остается без рассмотрения. Когда претензий к документам нет, суд принимает иск, и начинается второй этап – судебное разбирательство.

      Куда обращаться

      Подать исковое заявление о взыскании долга по расписке можно по месту жительства истца или ответчика. На выбор суда непосредственно влияет цена иска. Если она не превышает 500 тысяч рублей, дело рассматривает мировой суд. В остальных случаях им будут заниматься районные суды.

      Судебный процесс

      Сначала суд начинает подготовку к судебному заседанию. Должник, выступающий в роли ответчика, получает копию искового заявления, после чего назначается предварительное судебное заседание. Обе стороны должны прибыть в суд, где выслушивается их мнение, выясняется наличие ходатайств и назначают в случае необходимости почерковедческую экспертизу.

      После этого суд определяет дату рассмотрения дела по существу. На этом заседании стороны должны предоставить необходимые доказательства.

      Любые доказательства своей позиции стороны представляют в суд самостоятельно. Сами же они опровергают и доказательства противной стороны.

      После заслушивания доказательств и прений сторон выносится судебное решение. Если вы смогли доказать нарушение должником принятых им на себя обязательств, то в решении суда будет указана сумма долга, подлежащая взысканию. На обжалование судебного решения в апелляционном порядке у вас или должника будет 30 дней после изготовления решения. Далее оно вступает в законную силу, и начинается этап взыскания.

      Исполнительное производство

      После того как решение вступило в законную силу, вы получаете исполнительный лист. Он должен быть предъявлен в инспекцию Федеральной налоговой службы по месту жительства ответчика. Она принимает меры к принудительному исполнению судебного решения.

      Закон отводит для принятия исполнительных мер по взысканию долга 2 месяца. На практике процесс может затянуться. Чтобы этого не произошло, лучше воспользоваться помощью грамотного юриста нашей компании.

      Оспаривание расписки

      В некоторых случаях выданную расписку о получении денег в долг можно оспорить в суде из-за её безденежности. Заинтересованная сторона должна будет опровергнуть факт передачи денежных средств. Этим, правда, нередко пользуются мошенники.

      Оспорить расписку по безденежности трудно, особенно на основании одних показаний свидетелей. Они принимаются во внимание, только если:

    • размер долга не более 1000 рублей;
    • документ был заключен с использованием насилия, угроз, под влиянием обмана или в тяжелой жизненной ситуации.
    • Когда это произошло, то лучше сразу обратиться с заявлением в полицию. В противном случае на основании одних доводов свидетелей выиграть суд будет очень проблематично.

      Если же аргумент безденежности неприменим, расписка составлена правильно и соответствует закону, то оспорить её в суде можно, когда:

    • при составлении одна из сторон была введена в заблуждение в результате сговора группы лиц;
    • заимодавец был недееспособен и на момент подписания документа было принято решение суда по этому вопросу.

    Тогда суд примет решение о её ничтожности в соответствии со ст. 171 ГК РФ.

    Если в расписке нет необходимых реквизитов или они приведены частично, то такой документ может быть признан в суде неидентифицируемым.

    В любом случае все обстоятельства дела нужно в суде доказать. Помочь это сделать правильно смогут квалифицированные юристы нашей компании. Тогда вам удастся взыскать свои деньги, которые дали в долг, или доказать, что требование заимодавца по отношению к вам выдвинуты необоснованно.

    m.pravoved.ru


    Обсуждение закрыто.