Адвокат володина елена

Адвокат володина елена

«Я защищаю героя». Адвокат пожарного Сергея Генина заявила о его полной невиновности

13 апреля 2018 16:01 43

Сергей Генин будет находиться в СИЗО до 11 июня Фото: Кирилл ЧАЩИН

В пятницу, 13 апреля, командир звена газодымозащитной службы Сергей Генин , который работал на пожаре в ТРЦ «Зимняя вишня», по решению суда был арестован на два месяца. Следствие обвинило спасателя в халатности, которая привела к гибели 37 человек. Защита же пожарного заявляет, что он герой, спасший из огня Михаила Трусова.

На судебном процессе по избранию меры пресечения Сергею Генину его интересы защищала адвокат Елена Киселева . Приводим выдержку из речи, в которой защитник оправдывает обвиняемого:

«Я защищаю героя. Этого человека собирались представить к награде. За то, что он фактически единственный из всего пожарного состава, кто спас человека…

Моего подзащитного обвиняют в его бездействии, якобы пробежка по другой лестнице стала причиной смерти не менее 37 детей. Прежде всего, у моего подзащитного всего один спасательный прибор. И он его использовал…

На пожаре находилось 15 таких звеньев, как звено Генина: 45 человек. Все они фактически были на четвертом этаже. Звено Генина приехало на пожар не первым. Сведения о том, что два расчета уже прошли на четвертый этаж, имелись у моего подзащитного. Соответственно, все помещения, где могли были находиться люди, должны были быть обследованы этими людьми, которые приехали их спасать…

адвокат Елена Киселева Фото: Кирилл ЧАЩИН

… 40 человек ползали по четвертому этажу, держа друг друга за руки. В кромешной тьме, в аду, имея на себе снаряжение, в том числе баллоны с газом на 30 минут. В тех условиях этого газа хватает на 10 минут. Мой подзащитный использовал два раза до нуля баллон и три раза до свистка. Он пять раз менял баллон, поднимаясь в четвертых этаж. До нуля – это использование последнего вздоха кислорода, что считается героизмом среди пожарных…

У него было один спасательный прибор. Поэтому он сам мог спасти только одного человека, а звено – троих. Никаких 37 человек они спасти не могли, просто физически.

Мы не можем обвинять человека, который бросился спасать и спас. Один из этих 45, кто спас человека… Никто не знал, где та дверь.

Куда же должен был побежать мой подзащитный за человеком, который находится в панике или за охранником? Ни в каком уставе сказано, что спасатель должен следовать за очевидцами. Естественно, что он пошел за охранником»

Адвокат отмечет, что действиями Генина руководил руководитель тушения пожаров. Кроме того, он знал, что на четвертом этаже уже были его коллеги, которые должны были искать выживших. Сам Сергей Генин также не считает себя виновным в гибели людей в ТРЦ «Зимняя вишня».

– Мы делали все правильно. Других точек зрений быть не может. Я приношу родственникам свои соболезнования, но не считаю, что теперь родственники должны пить мою кровь из-за того, что им нужна какая-то жертва. Им все равно какая, лишь бы кого-то наказали. Я все буду обжаловать, я ни в чем не виноват, – сказал пожарный после оглашения решения суда.

Александр Ананьев настаивал на аресте пожарного Фото: Кирилл ЧАЩИН

Напомним, спасатели звена газодымозащитной службы под руководством Сергея Генина одними из первых прибыли к горящему торгового — развлекательному центру. Командир вместе с подчиненным зашел в здание через западный вход (со стороны магазина «Ярче», — прим. « КП »). Отец трех детей Александр Ананьев рассказал Генину о том, что на четвертом этаже во втором кинозале находится много людей, в том числе дети. Он же показал на лестничный марш у западного входа, как кратчайший путь к кинозалу. Командир звена решил направиться к дальнему лестничному маршу в юго-восточной части здания. На четвертом этаже спасатели обнаружили запертую дверь и вернулись. Следователи считают, что Гениным было утрачено время, которое могло быть использовано для спасения и эвакуации людей из кинозала №2.

Сергей Генин стал восьмым фигурантом расследования пожара в «Зимней вишне», который унес жизни 64 человек, в том числа 41 ребенка. В СИЗО уже находятся генеральный директор ОАО «Кемеровский кондитерский комбинат» Юлия Богданова , управляющая торговым центром «Зимняя вишня» Надежда Судденок, технический директор ОАО «Кемеровский кондитерский комбинат» Георгий Соболев , руководитель компании «Системный интегратор», разработавшей и внедрившей систему противопожарной безопасности в ТЦ «Зимняя вишня», Игорь Полозиненко , сотрудник компании «Системный интегратор», непосредственно отвечавший за монтаж и исправность пожарной сигнализации Александр Никитин , охранник Сергей Антюшин и экс-начальница Госстройнадзора Кузбасса Танзилия Комкова .

m.kem.kp.ru

май 2014 — наст. время, Руководитель проекта Леди Mail.Ru/ Издатель (женский сайт No1 в России)

март 2013 — апрель 2014, Леди Mail.Ru, Главный редактор

апрель 2011 — март 2013, Леди Mail.Ru, Редактор

февраль 2009 — ноябрь 2010, “Русская служба новостей” , Интернет-редактор радиостанции

январь 2008 — февраль 2009, Редактор журнала Gloria (ИД Sanoma Independent Media), МСК

сентябрь 2004 — август 2006, Главный редактор шопинг-гида “Удачная покупка”, НСК

Наталья Родикова, главный редактор журнала «Домашний очаг»:

Я познакомилась с Леной Володиной больше десяти лет назад. Она тогда училась в Новосибирском госуниверситете на факультете журналистики и пришла к нам, в журнал «Дорогое удовольствие», на практику. Приход Лены был подарком, тем более приятным, что мы его совсем не ожидали. В двадцать лет это был абсолютно зрелый человек: организованный, сосредоточенный, умеющий мыслить аналитически, упорный в достижении целей. Чрезвычайно привлекало Ленино желание учиться, слушать, задавать вопросы. Уже тогда было ясно: это журналист с серьезными амбициями и большим будущим. Прошедшие годы только подтвердили это. Сегодня я знаю Лену не только как одного из профессионалов своего дела, но и человека невероятно щедрого — она умно, интересно и здорово умеет делиться тем, что знает и умеет сама. Это настоящий талант, и я рада, что у не есть возможность его реализовывать.

Отзывы протеже

Орхан Мамедов, директор по маркетинговым коммуникациям Mail.Ru Group:

Лена, пожалуй, самый целеустремленный человек из всех, кого я встречал. В свое время я готовил ее себе на замену, и примерно за год она выросла из главного редактора до руководителя проекта, а на протяжении последних нескольких лет входит в рейтинг лучших медиаменеджеров России. В свое время в Лене я сразу отметил вот что: она берется за задачи, выходящие за рамки ее обязанностей, и всегда доводит их до конца, быстро учится и использует бизнес-подход в решении многих вопросов. Очень важные качества для менеджера и руководителя. В то же время Лена успевает развивать и свои многочисленные таланты. С интересом наблюдаю за историей с ателье эклеров.

Мария Березовская, редактор Леди Mail.Ru:

Лена Володина для меня идеальный руководитель. Она умеет так поставить задачу, чтобы ее ХОТЕЛОСЬ — и это ключевое слово — выполнить на все сто процентов. С первых же дней работы с ней налаживается прочная обратная связь: она всегда готова помочь, объяснить, посоветовать и даже вдохновить. А еще Лена обладает способностью увидеть талант в зародыше и помочь его раскрыть.

Читайте так же:  Заявление без сохранения заработной платы на один день образец

careerforwomen.ru

Руководитель «Леди Mail.Ru» Елена Володина о любимой косметике

Фотографии: Алёна Ермишина

Интервью: Маргарита Вирова

ДЛЯ РУБРИКИ «КОСМЕТИЧКА» мы изучаем содержимое бьюти-кейсов, туалетных столиков и косметичек интересных нам героев — и показываем всё это вам.

Елена Володина

Долгое время моей визитной карточкой, как и у многих, были красные губы

Лет до двадцати пяти я вообще не пользовалась кремом для лица и умывалась мылом — пока коллеги не пристыдили. А до двадцати семи была уверена, что у меня ген вечной молодости — конечно, оказалось, что это не так. Я уже пережила бум отшелушивающих щёток, и сейчас у меня простой базовый уход: пенка или гель для умывания, сыворотка и крем. В зимний период вместо крема могу сразу наносить маску, которая моментально впитывается. Вообще у меня очень сухая кожа, зимой даже уши облезают, и ярко выраженный синдром сухого глаза, поэтому без увлажнения не могу.

Говорят, что бывают «женщины-лицо» и «женщины-тело», то есть одни тщательнее ухаживают или за первым, а другие — за вторым. Я однозначно «женщина-лицо». Уход за телом элементарный: гель для душа, скраб несколько раз в неделю, крем. Зимой я даже не хожу в салоны на педикюр и пользуюсь японскими носочками Sosu — очень нравится эффект «змеиной кожи». Ещё у меня пунктик на зубах, так что хожу к стоматологу раз в полгода. На работе держу зубную пасту и щётку, дома лежат две пасты в душе и одна у раковины, есть ирригатор. Уже давно думаю о том, чтобы поставить брекеты.

Не могу сказать, что люблю краситься, скорее это привычка и жизненная необходимость. Макияж предпочитаю нейтральный и натуральный. Долгое время моей визитной карточкой, как и у многих, были красные губы. Самый частый вопрос, который мне задают: «Что ты делаешь, чтобы у тебя была такая сияющая кожа?» На самом деле моей заслуги в этом нет — я не делаю пилингов и не пользуюсь регулярно скрабами. У меня хорошая наследственность, так что кожа гладкая сама по себе, благодаря чему и получается «сияние»: BB-кремы ложатся идеально, а свет красиво отражается, даже если не пользоваться хайлайтером. Вообще у меня «модельное» лицо — то есть чистый холст, на котором можно нарисовать всё, что угодно. Если я не накрашусь, то просто сольюсь с толпой. Однажды мой молодой человек пошутил: «Ты каждый день выглядишь по-разному, такое ощущение, будто я всё время встречаюсь с разными девушками».

www.wonderzine.com

Круговорот и паника вокруг Дела по отжиму моего дома ул. Жуковского, 53, Коктебель

Внутренние ворота моего дома ул. Жуковского 53 Коктебель. Я с дочерью.

Обращаюсь к сотрудникам полиции Крыма! Научитесь работать. Вы не знаете законов, вы не знаете обычных правил вежливости. Всех людей воспринимаете, как скот. Но видимо это у вас природное. У данного участвого, который только что закончил школу милиции, есть мой электронный адрес. Обращаюсь к участковому ЧУПИЛКО Д.М. :1) на всех моих заявлениях указана моя электронная почта. Напишите официально ЧТО выхотите. Я жду. В письменном виде происходит фиксация, но именно этого не любят делать сотрудники полиции. 2) не стоит брать клиента «за рога», нельзя назойливо звонить и пытаться общаться ночью в пятницу, когда все жители Планеты Земля ушли на отдых; 3)у меня есть адвокат,который предупредил меня не делать ничего без его разрешения, поэтому мне необходимо сначала поставить в известность адвоката, а потом только разговаривать с вами.

ДРУЗЬЯ! У меня новости. Прокуратура и менты стоят на ушах по моему делу о рэйдерском захвате моего дома в Коктебеле, ул. Жуковского, 53
Все таки российская власть обращает внимание на беспредельщиков! Прокуратура Крыма, которая игнорирует меня 5 лет, вдруг спустила ментам мое заявление об избиении дочери за 2011 год. вы представляете! Теперь все поднимут, и весь беспредел в Коктебеле вылезет наружу. УРА.

Началось все очень неожиданно. Я попросила своего крымского адвоката поехать в Феодосию к судье Хожаиновой , и переснять все дело. Оказалось, что Дело затребовал Верховный. Но Дело то ведь закрыто в пользу санитарки И.Митрофановой . Вот здесь начинаются интересные повороты! Верховный еще в декабре 2015 пошел на беспредел перед заседанием по моей апелляционной Жалобе. За месяц до заседания Верховного (г. Симферополь) я отправила конвертом с уведомлением дополнения к Жалобе. Приехав в Верховный перед судом в начале декабря 2015 я не увидела своих документов, хотя квиток о получении судом Дополнения к Жалобе у меня на руках. Тогда я заново собрала все свои документы и заново подала 68 листов описания и пояснения. Теперь уже в Канцелярию Верховного суда Крыма. Получила штампы на второй копии и роспись. Все как положено.

Но в день заседания 8 декабря 2015 документов в деле снова не было!

Мне сообщили, что мент полковник Володин з аходил по моему делу к судье и просил решить дело в пользу дважды судимой, со справкой из дурдома И.Митрофановой. Потому что Володин мечтает продать мой дом. Дочь Елена,тоже активно участвует в этом процессе. С.Ф.Володин судье сказал, что этот дом для его дочери, а не для Митрофановой. Поэтому просит судью для себя. Конечно, судья пошла ему навстречу, как это водится в Крыму.

А вот теперь Верховный, закрыв мое дело 8 декабря 2015, вдруг на днях истребовал Дело обратно. Что происходит! Как это? Зачем истребовали мое Дело теперь уже полностью все 6 томов, а не как до этого 10 страниц, в основном фальшивые документы на собственность от Митрофановой. В своих пояснениях Верховному я подробно описываю нарушения по Делу. Видимо, именно факт присутствия моих объяснений в Деле, судья решила запросто — изъять в момент заседания.

Но самое интересное было, когда мой адвокат приехал в Верховный, то ему отказались выдать мое Дело! Брали Дело с боем!

Что пытаются скрыть?

Где-то можно столкнуться с таким самоуправством? Видимо, только в Крыму. Здесь судьи, прокуроры, менты, все повязаны с бандитами и сами действуют, как бандиты. Для них нет закона.

Адвокат, несмотря на препятствия со стороны суда, переснял Дело.

На фото Синежук Юрий и Елена Володина-Ким 9 июля 2015г в день осмотра дома по решению суда. Но дом нам не открыли.

Елена Володина-Ким и Ю.Синежук, 9 июля 2015 г, Коктебель, ул. Жуковского, 53, не дали провести осмотр дома, назначенный по решению суда

Меня коктебельский участковый (Чупилко Денис Михайлович) сегодня задолбал. Требует чтобы я с ним поговорила. Звонит мне по крымскому телефону в Швейцарию. Сначала, как узнал, что он со Швейцарией разговаривает, то затрещал, что ему дорого. Но через 20 минут стал опять названивать и просить поговорить с ним. А я на авторуте, в горах Альпах. Повороты крутые и движение насыщенное. Но видно Чупилку руководство поджаривает. 5 лет заявление было похерено где-то и вдруг такая невыносимая спешка.

Кто крымским бандитам в погонах пятки жарит? Россия?

ОПЯТЬ. Участковый меня смс забросал, последняя в 22:37, просит позвонить. У него ТРИ моих заявления из Прокуратуры спущено. Сегодня пятница, люди все ушли на отдых. А Чупилко в половине одиннадцатого НОЧИ пишет смс, чтобы я ему позвонила. Как такое может быть, неожиданно позвонил и давай говори с ним.

Читайте так же:  Отправка трудовой книжки по почте при увольнении

У меня адвокат есть. С ним будет говорить теперь, не со мной. Взяла адвоката из Москвы. Грамотный. Знающий. Его на кримском кумовстве не проведешь.

Пять лет меня игнорировали. У меня три тома толстенных папок с моими заявлениями во все силовые и правоохранительные органы. И вдруг такая забота от володинского мента по заявлению об избиении моей дочери и угрозах жизни 27.06.2011.

Не верю ментам. Их всех надо вычищать и гнать поганой метлой из Большой Феодосии.

Имеет ли право участковый Чупилко Д.М. выходить на меня с вопросами по моему Делу об отжатии моего дома санитаркой в преступном сговоре со своим сыном и бабкой, тоже санитаркой. За всей историей стоит кум Могилева — С.Ф.Володин. Возможно данные в официальных списках устарели. В любом случае спешка нужна при ловле блох, а не в судебных делах. Участковый Чупилко, как раз пытался меня взять на спешке.

Феодосийская газета КАФА указывает 27 января 2016г, что в функции ЧУПИЛКО входят другие адреса. Как объяснить этот факт?

Прошу сотрудников правоохранительных органов разобраться в этом запутанном вопросе о правомочности участкового Чупилко звонить мне по служебным вопросам.

Руководители полиции Крыма! Научите своих сотрудников работать правильно.
Необходимо придерживаться законных процедур, которые гласят:

Когда вас пригласили на допрос
Добейтесь официального уведомления
Это нужно, к примеру, чтобы вы могли отпроситься с работы (допрос, согласно трудовому законодательству, считается уважительной причиной).
Не идите на допрос без адвоката. Никогда!

kara-dag.info

Адвокат – «штучный товар»

– Вы 60 лет верно служите адвокатуре. Что подвигло вас сделать такой выбор, и как вы попали в адвокатское сообщество?

– В какой-то мере случайно. Вообще-то я хотела поступать на факультет журналистики МГУ.

Но за сутки до окончания работы приемной комиссии я приехала в Университет полюбопытствовать, какой там конкурс. За столиком журфака никого не было, а за соседним сидел мужчина в возрасте, который поинтересовался, чего я хочу. Он-то и заявил: «Хотите получить профессию на всю жизнь – приходите на юридический, не пожалеете». Я поддалась его уговорам и, когда пришел представитель факультета журналистики, забрала у него свои документы, подав их на юридический. Училась там с великим удовольствием, мне было очень интересно и довольно легко. До сих пор не верю, когда говорят, что на юрфаке учиться очень трудно.

А в адвокатуру я пришла по государственному распределению, получить которое было непросто, но я уже была замужем и могла капризничать – отказываться от тех предложений, которые меня не устраивали. Причиной такого каприза было знакомство с адвокатами на втором курсе. До 3 марта 1954 г. слово «адвокат» чаще употреблялось с пренебрежительным оттенком. И вскоре заведующий кафедрой уголовного процесса Моисей Львович Шифман предложил студентам посетить заседание научно-студенческого кружка, куда должны были прийти адвокаты. Что такое адвокатура, на тот момент я не знала. На слуху были судьи, прокуроры, следователи.

Встреча оказалась судьбоносной. Мне показалось, что эти люди из другого мира – они даже одеты были иначе. На курсе у нас мужчины ходили, как правило, в галифе и френчах, девушки – в школьных платьицах, а адвокаты все были в костюмах и при галстуках. Всегда любопытно встречаться с чем-то новым. Увидев этих мужчин и, главное, услышав, как они говорят, я была поражена. Позже я узнала, что многие из них вернулись из лагерей, не утратив ни интереса к жизни, ни интеллигентных манер. Фантастические люди!

Позже в университете появился факультативный курс «Советская адвокатура». Я с удовольствием посещала лекции, а затем каждый год проходила практику в Московской городской коллегии адвокатов. О существовании областной я тогда даже не знала. На практике мне пришлось познакомиться с бывшими присяжными поверенными, и я поняла, что значит интеллектуал. Многие из них были энциклопедически образованными, безумно доброжелательными и внимательными. Именно от них я впервые услышала слово «досье».

Руководителем моих студенческих практик был очень известный адвокат Лев Моисеевич Яхнич, которому довелось поработать в прокуратуре, сидеть в камере смертников. Отправляя меня на ознакомление с уголовным делом, он шутливо объяснил мне, как нужно составлять адвокатское досье: «Пиши все, что сочтешь нужным». Когда же я показала ему, что сделала, он признал мою работу «настоящей». И диплом я тоже писала о советской адвокатуре.

– В основном, наверное, писали об уголовных делах?

– Да, конечно. Впоследствии я много занималась гражданским правом. На мой взгляд, цивильное право гораздо сложнее уголовного, от чего интерес к нему только возрастает. Бытовые истории, которые больше привлекают, обеспечивают более стабильный заработок. Но главное – они позволяют работать самостоятельно, не подчиняясь указаниям прокуроров и следователей.

– И как же вы начали адвокатскую практику?

– Тоже случайно. Я фаталистка. Вначале мне сказали, что мест нет. Но я, как уже говорила, продолжала капризничать. И уже в последний день распределения мне вдруг предложили работу в Московской области, предупредив, что меня могут отправить как на границу Тульской или Рязанской области, так и в более близкий район.

15 августа 1957 г. я пришла с путевкой о распределении в Президиум Московской областной коллегии адвокатов на ул. 25-летия Октября. Найти дом было сложно, поскольку он находился во дворе, на второй этаж вела винтовая лестница, над которой была расположена вывеска «Венерологический кабинет». И лишь на маленькой медной табличке можно было увидеть надпись: «Президиум МОКА». Он располагался в двух комнатах: в первой стояли шкафы с книгами, во второй – стол из какого-то старинного кабинета.

Когда я пришла на заседание Президиума МОКА, то увидела солидных людей, с которыми мне предстояло работать. Возглавлял Президиум Лазарь Яковлевич Назаров, сплотивший вокруг себя пришедших с войны нескольких человек из той, «другой», жизни. Работать с таким адвокатом (бывшим присяжным поверенным), как, например, Иосиф Борисович Гринблат, выступавшим еще по делу Промпартии, было интересно. Его профессиональная грамотность, образованность и общая культура доставляли удовольствие. Он очень нежно ко мне относился и работал вплоть до своего 91-летия.

22 февраля 1958 г., после полугодичной стажировки, я получила удостоверение адвоката МОКА. Так для меня адвокатура оказалась не только любимой работой, но и смыслом жизни. Всегда работала с радостью, и в этом смысле я – счастливый человек. Ни разу не пожалела о том, что пришла в адвокатуру.

– Так куда же вас направили?

– Вначале я попала в районную консультацию поселка Крюково (ныне – Зеленоград), располагавшуюся в комнатках маленького двухэтажного домика, где в коридоре стояла керосинка и висели тряпки уборщицы бабы Моти. Одну комнату занимала канцелярия, вторую – консультация, а напротив были совещательная комната и небольшой зал. Туалет, естественно, был на улице.

Тем не менее все эти годы я шла на работу как на праздник. По окончании стажировки я стала работать в Химкинской консультации и проработала там 17 лет. Хотя предпочитаю говорить не «работала», а «служила».

Я тогда много занималась уголовными делами несовершеннолетних. Их родители относились ко мне очень тепло, моя дочь даже удивлялась, как много людей здоровается со мной на улице.

Читайте так же:  Прошнуровано и пронумеровано правила

– Вам не предлагали перейти на какую-то другую работу, например, в суд?

– Боже упаси. Я даже слышать об этом не хотела.

– А все остальное время вы работали уже в Москве?

– Я работала в Московской областной юридической консультации (ныне – филиал № 1 МОКА), ее возглавлял очень известный адвокат Семён Львович Кроник, который собрал вокруг себя ровесников, участников войны. Всего их было 20 человек. А сейчас в филиале больше 100 человек.

В силу своего характера Кроник считал, что у него все должно быть самое лучшее. Когда знакомые узнавали, что я работаю у Кроника, просто не верили, ведь там собрались очень известные адвокаты. Я была среди них самой молодой.

А попала я к нему опять-таки случайно. На одном вечере меня пригласил танцевать мужчина, не очень высокий, довольно красивый и уверенный в себе. Оказалось, что это был тот самый знаменитый Кроник. Он-то и спросил: «А почему вы до сих пор не у нас?» И предложил перейти к ним в консультацию, куда попасть было просто невозможно.

Адвокаты нашей консультации называли себя «деревенскими», среди нас было много людей военного поколения, особенно любивших жизнь, дороживших ею так, что трудно описать. Каждый вечер, где бы мы ни вели дела, все собирались на работе – так было принято, к тому же мы считали филиал своим вторым домом.

– Когда было интереснее работать: в те годы или сегодня, в новой России?

– Тогда, даже спору нет. Адвокатура – отражение общества. А в обществе в то время были особенные люди – «шестидесятники», адвокаты, преданные своему делу. В области насчитывалось 320 адвокатов, а сейчас более 5000, в Москве занималось практикой чуть более 700, а сейчас свыше 8000. Наверное, закон, по которому так резко все изменилось, был исторически необходим. Но в начале 90-х общество стало «болтать» из стороны в сторону и, естественно, начала «болтаться» адвокатура. Наступило такое время, когда я предпочитала говорить, что работаю просто юристом, потому что слово «адвокат» стали ассоциировать с не очень чистоплотными людьми. Это абсолютно неверно, ведь в каждую бочку может попасть ложка дегтя. И когда начали принимать случайных людей, которые шли за длинным рублем, отношение к адвокатуре изменилось к худшему.

– Наверное, за 15 лет многие случайные люди ушли из сообщества?

– Ничего подобного. По разным причинам уходили те, кто не захотел подчиняться требованиям и этическим правилам адвокатуры или не сумел обзавестись клиентурой. Мои учителя говорили: «Если за 5 лет к тебе не пришли клиенты твоих клиентов – уходи. Значит, ты не состоялась как адвокат».

– А что вы думаете о новом расширении адвокатуры в соответствии с Концепцией регулирования рынка профессиональной юридической помощи?

– Если «вливание» произойдет на условиях адвокатуры, то все не так плохо. Это означает, что придется сдавать экзамены, что кандидатов будет оценивать Квалификационная комиссия, что от новых адвокатов можно будет потребовать соблюдения этики и дисциплины, а нарушителей – привлечь к ответственности вплоть до лишения статуса. А вот если принять всех «оптом», то будет очень плохо. Прежде всего, обществу. Главное, что итогом реформы должно стать введение адвокатской монополии на судебное представительство. Иначе зачем огород городить?

– Вы занимались семейными делами. Недавно много шума наделал закон, декриминализировавший семейное насилие. Как вы к нему относитесь?

– Для России это не губительно. Наше общество устроено на общинных началах. «Бьет – значит любит», что с этим поделать? А в Америке сейчас многие женщины начали вспоминать о домогательствах 30-летней давности. У нас это невозможно: другие мужчины, совсем другие женщины.

Русские женщины, когда в отношении их мужей возбуждали уголовные дела по статье «Хулиганство», со слезами просили закрыть дела, лишь бы вернуть супругов в семьи. И производства по таким делам часто прекращались, так как женщины забирали свои заявления. Я, конечно, на стороне защиты прав женщин. Но не стоит слепо копировать чужую практику. Давайте жить по своим законам.

– Наверное, поэтому у нас и ювенальная юстиция не прижилась.

– Да и не нужна она в таком виде, как на Западе. Нам необходимы по-настоящему грамотные и образованные судьи. Но, как сказал один коллега, «где же их взять».

– Вы читаете молодым адвокатам лекции о традициях адвокатуры. Насколько эти традиции сильны, в каком виде они сохраняются?

– Адвокатский долг был сформулирован еще в римском праве. Отказываться от него не следует. Принимая на себя защиту, адвокат вклинивается в судьбу не только одного человека, но и тех, кто его окружает. И потому, даже если человек оступился не в первый раз, настоящий адвокат должен сделать все от него зависящее, чтобы оказать помощь квалифицированно, попытаться понять вместе с доверителем, что произошло в его жизни.

Традиции надо сохранять непременно, что очень трудно сделать при таком большом количестве адвокатов. Глядя на фотографии присяжных поверенных, понимаешь, как их лица отличаются от других. В их глазах – мысль, на челе – напряжение, видны доброта и сочувствие. Есть такие фотографии в Университете им. Кутафина, где с молодежью занимается вице-президент ФПА РФ Светлана Володина.

Светлана Игоревна уделяет особое внимание системе обучения, основанной на соблюдении традиций, чтобы вырастить из вчерашних школьников достойных юристов. Но чтобы стать настоящим адвокатом и понять суть профессии, нужно как минимум пять лет проработать и лишь затем открывать свой кабинет. В противном случае мы получаем рекламную вывеску: «Круглосуточные консультации, результат гарантирован». Но это же не адвокаты, а случайные люди. Адвокат – «штучный товар».

– Кто же должен заботиться о сохранении традиций?

– На мой взгляд, региональные палаты. И, конечно, ФПА РФ, где сейчас уделяют большое внимание не только данному вопросу, но и дальнейшему развитию адвокатской корпорации.

Хорошо, что теперь есть люди, которые могут донести до властных структур те мнения и пожелания, которые высказываются в адвокатской среде. С удовольствием слежу за выступлениями Юрия Сергеевича Пилипенко; позиция, которую занимает ФПА РФ, меня как адвоката устраивает.

Что касается традиций, то это не только бесплатные консультации, ведение дел по назначению, не только особое отношение к своим доверителям. Традиции проявляются даже в том, как внешне выглядит адвокат.

У нас в МОКА работой с молодежью занимался адвокат Мирон Семёнович Мельниковский, которому ныне исполнилось бы 103 года. Девушки на его занятия не могли явиться без чулок даже в самую жаркую погоду.

Не уверена, что в обществе потребления, где все завязано на деньгах, найдется много адвокатов, готовых вести бесплатные дела.

А явиться в суд в бандане и шортах – вообще отвратительно. И хотя лишение статуса в данном случае было признано неправильным решением, лично я думаю, что такое нарушение внешнего облика произошло не случайно, а осмысленно. Ну а если сам адвокат этого не понимает, то он, видимо, болен и ему можно только посочувствовать.

Кодекс профессиональной этики адвоката требует четкого его соблюдения не только в профессиональной деятельности. Мои учителя не раз напоминали, что даже маленькое пятнышко на репутации одного адвоката ложится большим пятном на всю адвокатуру.

www.advgazeta.ru

Обсуждение закрыто.