1932 кто правил

1932 кто правил

Голод на территории СССР в 1932-1933 годах

Общие оценки числа жертв голода 1932-1933 годов колеблются и доходят до 8 млн человек. В советском информационном пространстве тема возникла впервые лишь к концу перестройки, сейчас же голод 1932-1933 годов считается одной из величайших гуманитарных катастроф советского периода.

Относительно масштабов голода, «вызванного насильственной коллективизацией», существует официальная оценка, подготовленная Государственной Думой РФ в изданном 2 апреля 2008 года официальном заявлении «Памяти жертв голода 30-х годов на территории СССР». Согласно заключению комиссии при ГД РФ, на территории Поволжья, Центрально-Черноземной области, Северного Кавказа, Урала, Крыма, части Западной Сибири, Казахстана, Украины и Белоруссии «от голода и болезней, связанных с недоеданием» в 1932-1933 годах погибло около 7 миллионов человек, причиной чему были «репрессивные меры для обеспечения хлебозаготовок», которые «значительно усугубили тяжелые последствия неурожая 1932 года».

Версия 5.1.11 beta. Чтобы связаться с редакцией или сообщить обо всех замеченных ошибках, воспользуйтесь формой обратной связи.

© 2018 МИА «Россия сегодня»

Сетевое издание РИА Новости зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 08 апреля 2014 года. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-57640

Учредитель: Федеральное государственное унитарное предприятие «Международное информационное агентство «Россия сегодня» (МИА «Россия сегодня»).

Главный редактор: Анисимов А.С.

Адрес электронной почты Редакции: [email protected]

Телефон Редакции: 7 (495) 645-6601

Настоящий ресурс содержит материалы 18+

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.
  • Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

    Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

    Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты [email protected]

    В письме должны быть указаны:

    • Тема – восстановление доступа
    • Логин пользователя
    • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.
    • Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

      В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

      ria.ru

      Был ли голод 1932-1933 годов геноцидом?

      Виктор Кондрашин, доктор исторических наук, для РИА Новости.

      Украина собирается отмечать 75-летнюю годовщину Голодомора.

      В России нет специальных работ, посвященных анализу голода 1932-1933 гг. на Украине. И это естественно. Поскольку российские историки изучают голод во всех регионах бывшего Советского Союза. И для нас очевидным является факт политической ангажированности украинских исследователей, которые излагают историю голода исключительно как геноцид украинского народа.

      Я и многие другие историки категорически против такой предвзятой и политизированной постановки вопроса. События 1932-1933 годов в СССР должны не разъединять, а объединять Россию и Украину, поскольку это была общая трагедия, уроки которой должны укрепить исторические узы русского и украинского народов в сложное время становления новой государственности.

      Между тем сторонники концепции Голодомора на Украине считают его специфически украинским феноменом и называют «геноцидом народа Украины» со стороны сталинского режима. На самом деле надо рассматривать этот голод как результат просчетов сталинской политики, неразрывно связанной с более общей проблемой индустриальной модернизации СССР в конце 1920-х – начале 1930-х годов насильственными методами.

      Чем аргументируют сторонники «геноцида»? Тем, что масштабы жертв голода на территории бывшей советской Украины превосходили по численности количество жертв в сопоставимых по размерам территориям российских регионов, например, в Поволжье. Но прямых документов, указывающих на наличие у сталинского режима цели уничтожить именно украинский народ с помощью голодомора, у авторов этой концепции не имеется. На этот факт указывают результаты работы «Международной комиссии по расследованию голода на Украине 1932-1933 годов». Изучив всю совокупность представленных ей архивных документов, свидетельств очевидцев, мнений ученых, эта комиссия пришла к выводу, что она «не в состоянии подтвердить наличие преднамеренного плана организации голода на Украине с целью обеспечения успеха политики Москвы». В свою очередь труды Института российской истории РАН со всей очевидностью доказывают, что голод 1932 — 1933 гг. был обусловлен насильственной коллективизацией по всей территории СССР. Эти выводы были сделаны на основе анализа ранее недоступных для исследователей документов из центральных и местных архивов, в том числе из Центрального архива Федеральной службы безопасности РФ.

      Участие в изучении этих материалов известных западных ученых позволили им тоже сделать выводы, что Сталин специально не устраивал голод на Украине, хотя и ничего не сделал для предотвращения трагедии. Обращаясь к трудам западных специалистов по истории России, нельзя игнорировать мнения противников концепции «геноцида голодомором», таких как С.Мерль (Германия), Ш.Фицпатрик (США), Р.Таугер (США) и других. Так, например, Ш.Фицпатрик, возлагая ответственность за трагедию на сталинское руководство и ссылаясь на авторитетнейшего специалиста в области изучения голода, нобелевского лауреата Амартиа Сена, справедливо указывает, что голод 1932 — 1933 годов являлся «скорее нормой, чем исключением в современной истории голода».

      Связь индустриализации и голода очевидна, поскольку связана с голодным экспортом. Причем эта особенность советской индустриализации не является изобретением сталинистов. Например, за 1887–1891 годы с целью получения источников для индустриализации из России было экспортировано примерно 10 млн. тонн зерна, результатом чего стал «Царь-голод» 1891-1892 гг. В 1930 – 1933 гг. из СССР было вывезено почти 13 млн. тонн зерна, отсюда и масштабы трагедии в зернопроизводящих районах.

      Теория «геноцида голодомором» выглядит неубедительно и с точки зрения поведения сталинского режима накануне и во время голода. Если бы речь шла о геноциде, то следовало бы действовать по логике действий нацистов в «еврейских гетто» в годы Второй мировой войны, то есть довести дело до конца, прекратить доступ продовольствия и других материальных ресурсов на Украину. Но этого не происходило.

      В 1933 году в общей сложности Украина получила 501 тыс. тонн зерна в виде ссуд, что было в 7,5 раз больше, чем в 1932 году (65,6 тыс. тонн). Российские регионы (без Казахстана) соответственно получили 990 тыс. тонн, лишь в 1,5 раза больше, чем в 1932 году (650 тыс. тонн).

      Много ли получила Украина в 1933 году продовольственных и семенных ссуд из Центра? Почти столько же, сколько в 1922 году вся Советская Россия от всех международных организаций, участвовавших в оказании помощи голодающим в России.

      Почему именно на Украину в 1933 году было направлено из Центра такое огромное количество зерна? Потому что в УССР сложилась наиболее острая ситуация в зерновых районах, поставившая под угрозу срыв посевной кампании, чего сталинское руководство не могло допустить из-за особой роли республики в зерновом производстве страны.

      Говоря о ситуации 1932 г. на Украине, необходимо особо подчеркнуть, что ответственность за начавшейся голод и несвоевременную реакцию на него Центра несет в немалой степени украинское руководство, скрывавшее факт массового голода. Об этом красноречиво говорит, например, письмо Сталину секретаря ЦК Компартии Украины Косиора от 26 апреля 1932 года. В нем Косиор писал: «У нас есть отдельные случаи и даже отдельные села голодающие, однако, это только результат местного головотяпства, перегибов, особенно в отношении колхозов. Всякие разговоры о «голоде» на Украине нужно категорически отбросить».

      Историкам известны документы о том, что Сталин в 1933 году лично санкционировал направление в Украину зерна в ущерб российским регионам. Вот лишь один факт. 27 июня 1933 г. секретарь ЦК Компартии Украины Хатаевич направил Сталину шифрограмму следующего содержания: «Продолжающиеся последние 10 дней беспрерывные дожди сильно оттянули вызревание хлебов и уборку урожая. В колхозах ряда районов полностью съеден, доедается весь отпущенный нами хлеб, сильно обострилось продовольственное положение, что в последние дни перед уборкой особенно опасно. Очень прошу, если возможно, дать нам еще 50 тысяч пудов». На документе имеется резолюция Иосифа Сталина: «Надо дать». В то же время, на просьбу начальника политотдела Новоузенской МТС Нижне-Волжского края Зеленова, поступившую в 3 июля 1933 года, о продовольственной помощи колхозам зоны МТС был дан отказ.

      Важным аргументом против концепции «геноцида голодомором» и особой ситуации на Украине, на наш взгляд, является единый и одновременный в своей основе механизм наступления голода в зонах сплошной коллективизации. Установленным фактом является распространение голодного бедствия в 1932-1933 годах не только на Украине, но и на Дону, Кубани, Поволжье, Южном Урале, Западной Сибири, в Казахстане.

      Не убедительна концепция «геноцида Украины голодомором» и с точки зрения демографической статистики не убедительна — ибо эта статистика свидетельствует о пропорциональных размерах жертв голода в его эпицентрах, каковыми являлись все зерновые районы СССР. Сравнительный анализ материалов переписей 1926 и 1937 годов следующим образом показывает сокращение сельского населения в районах СССР, пораженных голодом 1932 -1933 годов: в Казахстане — на 30,9%, в Поволжье — на 23%, на Украине — на 20,5%, на Северном Кавказе — на 20,4%. Данные переписей показывают, что как минимум четыре региона тогдашней РСФСР — Саратовская область, Автономия немцев Поволжья, Азово-Черноморский край и Челябинская область (Южный Урал) — пострадали больше, чем Украина.

      За пределами Украины от голода в 1932 — 1933 годах, по нашему мнению, погибло от 4 до 5 млн. человек, а, может быть, и больше.

      Таким образом, есть все основания определенно говорить, что голод того периода — результат антикрестьянской политики сталинского режима, ее просчетов и антигуманных, преступных мер по отношению к крестьянству, приведших к развалу сельского хозяйства страны и голоду.

      Голод никто не планировал заранее, но им воспользовался сталинский режим, чтобы заставить крестьян работать в колхозах и утвердить избранный им политический курс.

      И голод не выбирал народы. Геноцида отдельно взятого украинского народа не было, была общая трагедия украинцев, русских и других граждан страны по вине тогдашнего руководства СССР.

      Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

      Архив Александра Н. Яковлева

      ГОЛОД 1932–1933 гг. — ТРАГЕДИЯ НАРОДОВ СССР

      С 2007 г. Федеральным архивным агентством Российской Федерации осуществляется международный научный проект «Голод в СССР. 1929–1934 гг.». Его главная цель — поиск и публикация новых документов из федеральных и региональных архивов России, раскрывающих подлинные причины и масштабы этой трагедии 1 . Авторы настоящей публикации принимают участие в работе над проектом и предлагают вниманию читателям ряд наиболее важных документов по этой теме, выявленных российскими архивистами и исследователями.

      Прежде всего, новые документы убедительно свидетельствуют, что в 1932–1933 гг. голод охватил основные житницы страны и сопровождался всеми его ужасами (Док. № 32, 39–42, 44–46). С разной степенью остроты голодало тогда все население СССР, в т.ч. жители городов (Док. № 34, 47).

      Подавляющее большинство жертв голода оказалось сосредоточено в основных зерновых районах СССР, ставших зонами сплошной коллективизации. Именно здесь традиционно выращивались пшеница и рожь на экспорт. Причем львиная доля советского зерна, отправленного на экспорт в 1930 г. (70 %), пришлась на два региона СССР — УССР и Северо-Кавказский край, а остальная — на Нижнюю Волгу и ЦЧО 2 . Аналогичная ситуация повторилась и в 1931 г. Постановлением СТО СССР от 17 августа 1931 г. задания по зерновому экспорту были распределены следующим образом: Украина — 1350 тыс. тонн, Северный Кавказ — 1100 тыс. тонн, Нижняя Волга — 830 тыс. тонн, Средняя Волга — 300 тыс. тонн (Док. № 1).

      Таким образом именно экономическая специализация районов повлияла на масштабы трагедии в конкретных регионах СССР: более всего пострадали зерновые районы, основные житницы страны.

      Как показывает анализ документов проекта, голод 1932–1933 гг. явился прямым результатом сталинской аграрной политики, связанной с начавшейся в стране индустриализацией. Ее сутью стало насильственное насаждение колхозов в зерновых районах СССР с целью резкого повышения производства хлеба для его экспорта за границу и нужд растущего городского населения. Сталинское руководство не хотело голода. Но оно создало его своей политикой в области планирования обязательных госпоставок сельскохозяйственной продукции колхозами, совхозами и единоличными хозяйствами, а также конкретными действиями по их выполнению.

      Планирование хлебозаготовок оказалось несовершенным, как и вся сталинская бюрократическая система управления сельским хозяйством страны в условиях коллективизации. Органы планирования (Наркомснаб и Наркомзем) устанавливали планы хлебозаготовок явно завышенные, ориентированные на лучшие колхозы и совхозы, каковых в реальности было меньшинство. А местные органы их рьяно выполняли, не считаясь при этом с интересами крестьян, разным хозяйственным положением колхозов и совхозов (Док. № 13).

      Сложившая система планирования хлебозаготовок в первые годы коллективизации в полной мере отвечала замыслам ее организаторов, поскольку была нацелена на изъятие из колхозов как можно большего количества зерна. Об этом прямо указано, например, в докладной записке А.И. Микояна И.В. Сталину, написанной в мае 1932 г. и имеющей характерное название «О норме сдачи хлеба колхозами и МТС». В ней сообщалось, что фактические нормы сдачи зерна колхозами из урожаев 1930–1931 гг. «были значительно выше» установленного уровня и достигали в среднем по основным зерновым районам в 1930 г. — 31,5 %, в 1931 г. — 37 %. Не выразив в связи с этим сожаления, он предложил Сталину при заключении контрактационных договоров не только сохранить эти показатели, но и повысить их до уровня 40 % от валового сбора (Док. № 6).

      Особенно негативно система планирования хлебозаготовок отразилась на единоличном секторе аграрной экономики. Чтобы вынудить единоличников вступать в колхозы, планы им устанавливались явно завышенные. Они естественно не выполнялись, единоличники всячески противодействовали им (Док. № 20). Недовыполненный план хлебосдачи единоличников перекладывался на колхозный сектор, серьезно ухудшая его и без того тяжелое положение.

      Издержки планирования хлебозаготовок и управления сельским хозяйством с лихвой компенсировались административным ресурсом, т.е. выполнение хлебозаготовок достигалось с помощью административно-репрессивных мер. Ставка на государственное насилие над крестьянством стала главным методом решения проблем создания колхозов, изъятия из деревни продовольственных ресурсов для нужд индустриализации и т.д.

      Планы хлебозаготовок и других поставок сельскохозяйственной продукции колхозами, совхозами и единоличными хозяйствами устанавливались при непосредственном участии Сталина, Молотова, Кагановича с ориентацией на максимально возможный уровень. Из Центра шли грозные директивы о необходимости выполнения плана любой ценой, и все попытки местных властей добиться его уменьшения решительно пресекались (Док. № 9, 10, 11, 12).

      И.В. Сталин проявлял твердость в обеспечении выполнения планов хлебосдачи местными органами. Так, во второй половине ноября 1931 г. на места были отправлены директивы, в которых Сталин и Молотов предлагали партийному руководству «немедленно организовать перелом в хлебозаготовках». В противном случае ЦК и СНК, «чтобы двинуть вперед хлебозаготовки», должны были поставить вопрос «о смене руководства» со всеми вытекающими последствиями» (Док. № 2).

      Массовые репрессии «на почве борьбы с саботажем хлебозаготовок» осенью 1932 г. разворачивались в зерновых районах СССР под пристальным контролем И.В. Сталина, который поощрял их и стимулировал (Док. № 18, 19, 22, 23).

      Следует особо подчеркнуть, что и местные власти сыграли весьма негативную роль в деле голода, ответственность за который они несут вместе с центральным руководством (Док. № 48). В первую очередь речь идет об областном и республиканском партийном руководстве, которое было главным рычагом исполнения директив Центра. Многие местные руководители не только безоговорочно выполняли распоряжения И.В. Сталина и ЦК ВКП(б), но и сами инициировали репрессии против крестьян, замалчивали перед Центром реальные масштабы наступившего голода, скрывали собственные просчеты и ошибки «победными реляциями». Все эти явления проистекали из характера утвердившейся в СССР сталинской бюрократической модели, когда для чиновника любого ранга главным было беспрекословное, любой ценой выполнение распоряжений руководства. При этом Центром поощрялась инициатива местных властей, способствовавшая решению поставленной им задачи (Док. № 24, 25, 29, 31).

      Можно уверенно говорить об ответственности секретаря ЦК КП(б)У С.В. Косиора за масштабы трагедии на Украине. Прежде всего, согласно документам, с Украины в Центр поступала противоречивая информация о ситуации в сельском хозяйстве республики. Например, 16 марта 1932 г. Политбюро ЦК ВКП(б) в ответ на телеграмму Косиора Сталину о положении в УССР с семенами, указало, что «положение с семенами на Украине во много раз хуже того, чем это следует из телеграммы т. Косиора, поэтому Политбюро предлагает ЦК КП(б)У принять все зависящие от него меры к тому, чтобы была предотвращена угроза срыва сева на Украине» 3 . 26 апреля 1932 г. Косиор в письме Сталину заявил: «У нас есть отдельные случаи и даже отдельные села голодающие, однако это только результат местного головотяпства, перегибов, особенно в отношении колхозов. Всякие разговоры о “голоде” на Украине нужно категорически отбросить. Та серьезная помощь, которая Украине была оказана, дает нам возможность все такие очаги ликвидировать» (Док. № 4). Характерна реакция Сталина на эту позицию Косиора: «Тов. Косиор. Если судить по материалам, похоже на то, что в некоторых пунктах УССР советская власть перестала существовать. Неужели это верно? Неужели так плохо дело с деревней на Украине? Где органы ГПУ, что они делают? Может быть, проверили бы это дело и сообщили бы в ЦК ВКП о принятых мерах» (Док. № 5).

      О виновности руководства Украины за возникший кризис сельского хозяйства недвусмысленно сообщал побывавший в июне 1932 г. в Винницкой области УССР С.М. Буденный. Ознакомившись с ситуацией, на встречах с колхозниками он открыто обвинил в организации голода местные власти, в первую очередь, республиканских руководителей, которые с помощью встречных планов оставили деревню без хлеба и семян. Именно они «в течение двух лет обманывали ЦК ВКП(б) и правительство о высокой урожайности», доводили до районов «нереальные планы». В результате колхозники и единоличники были «оставлены голодными» (Док. № 8). Критика Буденного вызвала резкие возражения Косиора, который в письме Кагановичу от 30 июня 1932 г. написал: «Если Буденный и другие «благодетели» будут натравливать на нас колхозников и местные организации Украины, тогда не приходится говорить о выполнении плана этого года» (Док. № 8).

      Позицию С.В. Косиора в период голода на Украине отражают две записки, адресованные И.В. Сталину, посланные с разницей в три дня. Первая — недавно назначенного секретарем Днепропетровского обкома КП(б)У М.М. Хатаевича от 12 марта 1933 г., вторая — секретаря Компартии Украины С.В. Косиора от 15 марта 1933 г. М.М. Хатаевич докладывал, что он «буквально завален ежедневными сообщениями и материалами о случаях голодных смертей, опуханий и заболеваний от голода», что к нему «все чаще поступают сообщения о трупоедстве и людоедстве», просил Сталина о дополнительной продовольственной помощи (Док. № 32).

      В записке «О тяжелом продовольственном положении Украины» Косиор подтвердил информацию Хатаевича о голоде в республике (Док. № 33). Однако отметил, что имеющиеся в его распоряжении сведения с мест, как от обкомов, так и по линии ОГПУ «о размерах голодовок крайне противоречивы» и «достаточно серьезной и трезвой оценки положения без замалчивания и замазывания, как равно и без преувеличения и паники в областях, как правило, еще нет». При этом Косиор «поддел» Хатаевича, указав, что «Днепропетровск слишком уж афиширует и выпячивает свое тяжелое положение». Причиной голода на Украине он называл «плохое хозяйничанье и недопустимое отношение к общественному добру (потери, воровство и расхищение хлеба)». Косиор осудил действия и областных партийных руководителей, которые вместо «серьезной работы» по мобилизации внутренних ресурсов стремятся «получить помощь из Центра». В итоге Косиор попросил Сталина дать немедленно 300 тыс. тонн зерна для одной Киевской области. Остальные регионы, по его оценке, будут в ней нуждаться лишь к началу посевной (Док. № 33).

      В другой записке вождю от 26 апреля 1933 г. Косиор сообщил о ходе вручения колхозам и единоличникам обязательств по сдаче хлеба «согласно нового закона». Ее содержание показалось Сталину настолько важным, что он написал: «…Заготовить 50 экземпляров для раздачи членам совещания 12 мая». Главной причиной всех трудностей Косиор считал «по существу дела вредительскую» деятельность украинского Наркомзема по учету размеров посевных площадей в колхозах. Эти размеры были преувеличены, ввиду «перспектив коллективизации», в результате чего планы хлебозаготовок превысили реальные площади пашни. Переложив ответственность за все проблемы сельского хозяйства Украины на республиканский Наркомзем, Косиор следующим образом описал настроения украинских крестьян, массово погибавших от голода: «Идет в колхозы много тех единоличников, которые за последнюю пару лет совсем перестали вести хозяйство, ликвидировали скот в расчете на то, что как-нибудь проживут. Теперь прямо говорят: “Треба працювати”… несомненно большой поворот в настроениях колхозной массы в сторону желания лучше работать» 4 .

      Важнейший вопрос темы — это количество жертв голода в СССР, в т.ч. в конкретных регионах. Если сравнить в процентном отношении сокращение сельского населения на Украине и в зерновых районах России между переписями 1926 и 1937 гг., а также по данным ЦУНХУ СССР, то выявится примерно одна и та же картина (Док. № 49). Это позволяет заключить, что острота голода в зерновых районах СССР была одинаковой.

      Действия сталинского режима по выходу из голодного кризиса свелись к выделению основным зерновым районам СССР, оказавшимся в зоне голода, значительных продовольственных и семенных ссуд (Док. № 26, 30, 35, 43).

      Голод 1932–1933 гг. — это трагедия всей советской деревни. И эта трагедия должна не разъединять, а объединять народы бывшего СССР.

      В настоящей публикации предпринята попытка показать ее на основе документов, выявленных в Архиве Президента Российской Федерации (АП РФ), Центральном архиве Федеральной службы безопасности Российской Федерации (ЦА ФСБ РФ), Государственном архиве Российской федерации (ГАРФ), Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ), Российском государственном архиве экономики (РГАЭ) в рамках проекта Федерального архивного агентства «Голод в СССР. 1929–1934 гг.».

      Всего представлено 49 документов. Большинство из них — подлинники. Все документы недавно рассекречены. Текст передан в соответствии с общепринятыми правилами публикации документов советского периода.

      Вступительная статья, подготовка текста к публикации и комментарии В.В. Кондрашина и Е.А. Тюриной

      www.alexanderyakovlev.org

      Голод в СССР 1932—1933

      Голод в СССР 1932—1933 гг. — массовый голод в СССР на территории Украины, Северного Кавказа, Поволжья, Южного Урала, Западной Сибири, Казахстана.

      Истоки голода в России

      История России представляет длинный ряд голодных годов.

      В то же время, как отмечает историк В. В. Кондрашин в своей книге, посвящённой голоду 1932—1933 годов, «В контексте голодных лет в истории России своеобразие голода 1932—1933 годов заключается в том, что это был первый в ее истории „организованный голод“, когда субъективный, политический фактор выступил решающим и доминировал над всеми другими. . В комплексе вызвавших его причин отсутствовал природный фактор, как равноценный другим, характерный для голодов 1891—1892, 1921—1922, 1946—1947 годов. В 1932—1933 годах не наблюдалось природных катаклизмов, подобных великим засухам 1891, 1921, 1946 годов».

      За вторую половину XIX столетия особою жестокостью отличались голодные годы, порождённые неурожаями 1873, 1880, 1883, 1891, 1892, 1897 и 1898 гг. В XX веке особенно выделялись массовый голод 1901, 1905, 1906, 1907, 1908, 1911 и 1913. Причины массового голода в XX веке были не в сфере обмена, а в сфере производства хлеба, и вызывались они прежде всего чрезвычайными колебаниями русских урожаев в связи с их низкой абсолютной величиной и недостаточным земельным обеспечением населения, что, в свою очередь, не давало ему возможности накопить в урожайные годы денежные или хлебные запасы. Исключительная неустойчивость русских урожаев — прежде всего результат неблагоприятных климатических условий. Наиболее плодородные районы отличаются особой неравномерностью осадков. Наряду с низкой урожайностью, одной из экономических предпосылок массового голода в России была недостаточная обеспеченность крестьян землёй. Возможной причиной этого явления была ликвидация крепостного права. Кроме того, тема голода была раскрыта и Л. Н. Толстым в статье «О голоде».

      Разруха, экономический хаос, кризис власти и отказ в помощи со стороны иностранных государств после Гражданской войны вызвал новый массовый голод в 1921/22 гг.. Этот голод стал первым в зарождающемся СССР. Региональные и локальные проблемы с продовольствием и голод среди отдельных слоёв населения, вызванные различными факторами, периодически возникали и в течение 1923-31 годов . Второй массовый голод в СССР разразился в 1932/33 гг. в период коллективизации — тогда от голода и болезней, связанных с недоеданием, погибло около 7 миллионов человек. И, наконец, после Великой Отечественной войны население СССР охватил последний в истории Советского Союза массовый голод 1946/47 гг.

      В дальнейшем массового голода с голодными смертями в СССР и в России не отмечалось, однако, до сих пор проблема голода остаётся актуальной: по данным продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН в 2000—2002 году в России от голода страдали 4 % населения (5,2 млн человек).

      В то же время, как отмечает историк В. В. Кондрашин в своей книге, посвящённой голоду 1932—1933 годов: «В контексте голодных лет в истории России своеобразие голода 1932—1933 годов заключается в том, что это был первый в ее истории „организованный голод“, когда субъективный, политический фактор выступил решающим и доминировал над всеми другими. . В комплексе вызвавших его причин отсутствовал природный фактор, как равноценный другим, характерный для голодов 1891—1892, 1921—1922, 1946—1947 годов. В 1932—1933 годах не наблюдалось природных катаклизмов, подобных великим засухам 1891, 1921, 1946 годов».

      Голодомор — массовый голод, охвативший всю территорию Украинской ССР в 1932—1933 годах, повлекший значительные человеческие жертвы, пик которого пришёлся на первую половину 1933 года и, по мнению противников доказанности умышленного характера голода, являющийся частью общего голода в СССР 1932—1933.

      Предпосылки возникновения голода 1932—1933 гг

      С 1927—1929 гг. советское руководство начинает разрабатывать комплекс мероприятий по переходу к сплошной коллективизации сельского хозяйства. Весной 1928 Наркомземом и Колхозцентром РСФСР был подготовлен проект пятилетнего плана по коллективизации крестьянских хозяйств, согласно которому к 1933 предполагалось объединить в колхозах 1,1 млн хозяйств (около 4 %). В Резолюции пленума ЦК ВКП(б) от 10 июля 1928 года «Политика хлебозаготовок в связи с общим хозяйственным положением» указывалось что, » несмотря на достижение 95 % довоенной нормы посевных площадей товарный выход зернового производства едва превышает 50 % довоенной нормы». В процессе доработки этого плана процент коллективизации изменялся в большую сторону, и в утверждённом весной 1929 г. пятилетнем плане предусматривалась уже коллективизация 4—4,5 млн крестьянских хозяйств (16—18 %).

      С переходом осенью 1929 г. к сплошной коллективизации партийно-государственное руководство страны приступило к выработке новой политики в деревне. Намечаемые высокие темпы коллективизации предполагали ввиду неподготовленности как основных масс крестьянства, так и материально-технической базы сельского хозяйства такие методы и средства воздействия, которые вынуждали бы крестьян вступать в колхозы. Такими средствами являлись: усиление налогового пресса на единоличников, мобилизация пролетарских элементов города и деревни, партийно-комсомольского и советского актива на проведение коллективизации, усиление административно-принудительных и репрессивных методов воздействия на крестьянство, и в первую очередь на его зажиточную часть.

      3 января Политбюро ЦК ВКП(б) был представлен проект постановления ЦК ВКП(б) о темпах коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству, который предусматривал сокращение сроков коллективизации в важнейших зерновых районах (Средняя и Нижняя Волга, Северный Кавказ) до 1—2 лет, для остальных зерновых районов — до 2—3 лет, для важнейших районов потребляющей полосы и остальных сырьевых районов — до 3—4 лет. 4 января 1930 этот проект постановления был отредактирован Сталиным и Яковлевым. В нём были сокращены сроки коллективизации в зерновых районах, а в отношении зажиточной части крестьянства говорилось, что партия перешла «от политики ограничения эксплуататорских тенденций кулачества к политике ликвидации кулачества как класса». 5 января 1930 г. проект постановления ЦК ВКП(б) «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» был утверждён на заседании Политбюро и 6 января опубликован в «Правде».

      По мнению некоторых исследователей, этим были созданы все предпосылки не только к экономическим, но и к политическим и репрессивным мерам воздействия на крестьянство.

      Согласно исследованиям доктора исторических наук В.Кашина, в ряде регионов РСФСР и, в частности, в Поволжье массовый голод был создан искусственно и возник «не из-за сплошной коллективизации, а в результате принудительных сталинских хлебозаготовок». Данное мнение подтвержадают очевидцы событий, говоря о причинах возникшей трагедии: «Голод был потому, что хлеб сдали», «весь, до зерна, под метелку государству вывезли», «хлебозаготовками нас мучили», «продразверстка была, весь хлеб отняли». В частности, в Поволжье, в условиях ослабленного раскулачиванием и массовой коллективизацией села, лишённого тысяч хлеборобов -единоличников, подвергшихся репрессиям, комиссия ЦК ВКП(б) по вопросам хлебозаготовок во главе с секретарем ЦК партии П. П. Постышевым постановила изъять запасы хлеба у единоличников и хлеб, заработанный работниками колхоза. Фактически в условии угроз репрессиями и шантажа председатели колхозов и руководители сельских администраций были вынуждены передавать в рамках хлебозаготовки практически все объёмы производимого и имеющегося в запасах хлеба. Данные меры, лишившие регион запасов продовольствия и привели к массовому голоду. Аналогичные меры были приняты В. М. Молотовым и Л. М. Кагановичем на Украине и Северном Кавказе, что вызвало соответствующие последствия — голод и массовую смертность среди населения

      Политика в области хлебозаготовок

      Таблица 1. Изъятие зерна, в % от валового сбора

      www.dal.by

      Читайте так же:  Нужно ли платить налоги если нет прибыли

    Обсуждение закрыто.