Восстановление нарушенного права в суде

Восстановление нарушенного права в суде

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26 августа 2014 г. N 4-КГ14-16 Суд отменил принятые по делу судебные решения по делу о признании права на оформление земельного участка и направил дело на новое рассмотрение, поскольку судами первой и апелляционной инстанций не была дана надлежащая правовая оценка тому, что заявленные требования истца, являются предпосылкой для восстановления положения, существовавшего до нарушения его права

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С. и Асташова С.В.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Гевондяна Г.Р. к Управлению делами Президента Российской Федерации о признании права на оформление земельного участка

по кассационной жалобе Гевондяна Г.Р. на решение Одинцовского городского суда Московской области от 20 мая 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 сентября 2013 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., выслушав объяснения представителей Гевондяна Г.Р. по доверенности Караханяна С.Г. и Шихшаидова Ш.М., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителя Управления делами Президента Российской Федерации по доверенности Деминой С.А., объяснения представителя ФГУП «Рублево-Успенский лечебно-оздоровительный комплекс» по доверенности Истоминой Е.А., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Гевондян Г.Р. обратился в суд с иском к Управлению делами Президента Российской Федерации о признании права на оформление земельного участка в порядке статьи 35 Земельного кодекса Российской Федерации.

Решением Одинцовского городского суда Московской области от 20 мая 2013 г. в удовлетворении исковых требований Гевондяна Г.Р. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 сентября 2013 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Гевондяна Г.Р. поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 18 февраля 2014 г. отказано в передаче кассационной жалобы Гевондяна Г.Р. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 21 июля 2014 г. отменено определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 18 февраля 2014 г., кассационная жалоба Гевондяна Г.Р. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные законом, для удовлетворения кассационной жалобы, отмены состоявшихся по делу судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При принятии обжалуемых судебных постановлений судами первой и апелляционной инстанций были допущены такие нарушения.

Судом установлено, что на основании договора купли-продажи от 28 апреля 2005 г., заключенного между Грудининым С.В. и Гевондяном Г.Р., истцом приобретен в собственность земельный участок с кадастровым номером . площадью 4701 кв.м., расположенный по адресу: . область, . а также жилой дом, расположенный на указанном земельном участке.

Право собственности Гевондяна Г.Р. на указанные земельный участок и жилой дом было зарегистрировано в установленном порядке.

Решением Одинцовского городского суда Московской области от 29 мая 2007 г. вышеуказанный земельный участок, находящийся в постоянном (бессрочном) пользовании Федерального государственного унитарного предприятия «Рублево-Успенский ЛОК» (далее — ФГУП «Рублево-Успенский ЛОК»), изъят из владения Гевондяна Г.Р. Этим же решением на Гевондяна Г.Р. возложена обязанность за свой счет снести забор с воротами на земельном участке, указано на возможность переноса оставшихся на земельном участке сарая и беседки.

Решением Одинцовского городского суда Московской области от 28 января 2010 г. Гевондян Г.Р. признан утратившим право собственности на дом, расположенный по адресу: . область, . район, . (л.д. 7-10).

Впоследствии решением Одинцовского городского суда Московской области от 5 октября 2012 г. установлено, что жилой дом истца на спорном земельном участке на момент принятия обеспечительных мер в отношении этого участка отсутствовал, а доказательств уничтожения жилого дома вследствие умышленных противоправных действий каких-либо лиц представлено не было.

Решением Одинцовского городского суда Московской области от 21 апреля 2011 г. Гевондяну Г.Р. отказано в удовлетворении исковых требований о предоставлении ему в собственность спорного земельного участка.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Гевондяна Г.Р., суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что выбранный истцом способ защиты права не предусмотрен статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации; права и охраняемые законом интересы истца не нарушены; земельный участок истребован у истца на основании вступившего в законную силу решения суда от 29 мая 2007 г., установившего незаконность владения истцом земельным участком; в признании права пользования истцу отказано, право собственности на жилой дом истцом утрачено. Кроме того, истцом пропущен срок исковой давности, подлежащий исчислению с момента истребования земельного участка из его владения в соответствии с решением Одинцовского городского суда Московской области от 29 мая 2007 г., о чем заявлено ответчиком.

С данными выводами судов первой и апелляционной инстанций согласиться нельзя.

Граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права (пункт 1 статьи 9 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений, защита гражданских прав осуществляется путем признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права; присуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещения убытков; взыскания неустойки; компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношения; неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону; иными способами, предусмотренными законом.

При этом Гражданский кодекс Российской Федерации в соответствии с вытекающими из Конституции Российской Федерации основными началами гражданского законодательства (пункт 1 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации) не ограничивает гражданина в выборе способа защиты нарушенного права и не ставит использование общих гражданско-правовых способов защиты в зависимость от наличия способов специальных. Граждане и юридические лица вправе осуществить этот выбор по своему усмотрению с учетом статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходя из характера спорных правоотношений и существа нарушенного права.

Определение наиболее эффективного способа защиты своих прав осуществляется самим заявителем.

Из анализа положений статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что способы защиты гражданских прав сформулированы в ней в общем виде и подлежат уточнению при выборе субъектами конкретных гражданских прав способов их защиты (в частности, в случае защиты субъективного права посредством признания права следует указать конкретное нарушенное право).

Следовательно, избрание заявителем в рамках статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации такого способа защиты права, как признание права на оформление земельного участка, не может рассматриваться как не предусмотренное действующим законодательством, а потому соответствующий вывод суда является неправильным.

При этом вывод суда о выборе истцом способа защиты права, не предусмотренного статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, являлся не только ошибочным, но и противоречащим другим суждениям судебных инстанций в связи со следующим.

При разрешении данного дела суды первой и апелляционной инстанций исследовали и оценивали спорные правоотношения с точки зрения возможности признания за истцом права на оформление земельного участка.

Следовательно, суд, указав на противоречие закону избранного истцом способа защиты гражданских прав, тем не менее дал правовую оценку вопросу о возможности применения указанного способа защиты к спорным правоотношениям.

Вывод суда о пропуске истцом срока исковой давности, подлежащего исчислению с момента истребования спорного земельного участка из его владения в соответствии с решением Одинцовского городского суда Московской области от 29 мая 2007 г., также не может быть признан основанным на законе в связи со следующим.

Общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 Гражданского кодекса Российской Федерации (пункт 1 статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Однако принятие Одинцовским городским судом Московской области решения от 29 мая 2007 г. и вступление его в законную силу не может рассматриваться в качестве нарушения права истца.

Кроме того, судами не было учтено, что решением Одинцовского городского суда Московской области от 29 мая 2007 г. об истребовании спорного земельного участка из владения Гевондяна Г.Р. не разрешался вопрос о праве Гевондяна Г.Р. на оформление земельного участка в порядке статьи 35 Земельного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает необходимым указать также на следующее.

Обращаясь в суд с иском о признании права на оформление земельного участка, Гевондян Г.Р. указывал на то, что сохранение за ним указанного права является необходимой предпосылкой для восстановления разрушенного по вине третьих лиц объекта недвижимости на земельном участке.

В обоснование отказа в удовлетворении заявленных требований суды сослались на фактическое отсутствие жилого дома, ранее располагавшегося на спорном земельном участке, а также на утрату истцом права собственности на указанный жилой дом.

При этом судами первой и апелляционной инстанций не была дана надлежащая правовая оценка тому, что заявленные требования, по мнению истца, являются предпосылкой реализации им права на восстановление разрушенного не по его вине объекта недвижимости, то есть восстановления положения, существовавшего до нарушения его права.

В связи с этим суду исходя из задач гражданского судопроизводства (статья 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) следовало уточнить предмет заявленных истцом требований.

Этого сделано не было, в результате чего суд фактически не установил существо спорного права.

Между тем, принимая решение по делу, суд должен руководствоваться не формальными соображениями и основаниями для отказа в удовлетворении иска, а исходить из мотивов, связанных с оценкой существа самого спорного права, и принимать во внимание все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Нарушение этих требований повлекло за собой вынесение судебных постановлений, не отвечающих требованиям статей 195 и 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Допущенные при рассмотрении дела судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов

Гевондяна Г.Р., в связи с чем решение Одинцовского городского суда Московской области от 20 мая 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 сентября 2013 г. подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Одинцовского городского суда Московской области от 20 мая 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 сентября 2013 г. отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

www.garant.ru

Статья 12. Способы защиты гражданских прав

Защита гражданских прав осуществляется путем:

восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;

признания недействительным решения собрания;

признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

присуждения к исполнению обязанности в натуре;

компенсации морального вреда;

прекращения или изменения правоотношения;

неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;

иными способами, предусмотренными законом.

Комментарий к Ст. 12 ГК РФ

1. Как правило, в нормах гражданского законодательства, посвященных конкретному типу правоотношений, предусматриваются способы защиты прав участников правоотношения. Так, например, в силу ст. 475 ГК РФ покупатель, которому передан товар ненадлежащего качества, вправе по своему выбору потребовать от продавца соразмерного уменьшения покупной цены, безвозмездного устранения недостатков товара в разумный срок, возмещения своих расходов на устранение недостатков товара. В соответствии со ст. 1252 ГК РФ защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации может осуществляться, например, таким способом, как публикация решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя.

Между тем законодательно предусмотреть способы защиты субъективных гражданских прав применительно ко всем видам гражданских правоотношений невозможно и вряд ли необходимо. Глава 2 «Возникновение гражданских прав и обязанностей, осуществление и защита гражданских прав» ГК РФ содержит ст. 12, в которой перечислены основные способы защиты субъективных гражданских прав: признание права, признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления, присуждение к исполнению обязанности в натуре, возмещение убытков, взыскание неустойки и др. Поэтому участники гражданских правоотношений вправе защищать свои права, опираясь на указанную статью. Так, например, в положениях ст. 234 ГК РФ для лица, чье давностное владение чужой вещью превысило сроки, установленные этой статьей, не предусмотрена возможность потребовать признания его собственником. Однако, как отмечается в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10 и Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», возможность обращения в суд с иском о признании права собственности в силу приобретательной давности вытекает из ст. ст. 11 и 12 ГК РФ, согласно которым защита гражданских прав осуществляется судами путем признания права. Поэтому лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности. При этом ответчиком по иску о признании права собственности в силу приобретательной давности является прежний собственник имущества.

2. В то же время большинство отдельных способов защиты гражданских прав, подлежащих применению в тех или иных правоотношениях, представляют собой частные случаи способов, предусмотренных комментируемой статьей. Так, например, требование участника отношений долевой собственности о переводе на него прав и обязанностей покупателя в случае нарушения преимущественного права покупки (п. 3 ст. 250 ГК) выступает в качестве такого способа защиты гражданских прав, как изменение правоотношения (правоотношения общей долевой собственности).

В случае неисполнения обязательства передать индивидуально-определенную вещь в собственность, в хозяйственное ведение, в оперативное управление или в возмездное пользование кредитору последний вправе требовать отобрания этой вещи у должника и передачи ее кредитору на предусмотренных обязательством условиях (ст. 398 ГК). Требование о передаче вещи представляет собой требование о присуждении к исполнению обязанности в натуре.

В силу ст. 1065 ГК РФ опасность причинения вреда в будущем может явиться основанием для иска о запрещении деятельности, создающей такую опасность. Если причиненный вред является последствием эксплуатации предприятия, сооружения либо иной производственной деятельности, которая продолжает причинять вред или угрожает новым вредом, суд вправе обязать ответчика помимо возмещения вреда приостановить или прекратить соответствующую деятельность. Этот способ защиты гражданских прав — предупреждение причинения вреда — не упомянут в ст. 12 ГК РФ, однако по природе своей он является требованием о пресечении действий, создающих угрозу нарушения права.

В соответствии со ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений. По существу, опровержение служит попыткой восстановления положения, существовавшего до нарушения права.

Иногда специальные нормы гражданского законодательства, посвященные защите отдельных субъективных прав, прямо указывают способы защиты, перечисленные в ст. 12 ГК РФ. Так, в соответствии со ст. ст. 1251 и 1252 ГК РФ интеллектуальные права могут защищаться путем признания права, пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, компенсации морального вреда, возмещения убытков.

3. В допускаемых законом случаях меры защиты гражданских прав могут быть конкретизированы договором. Например, поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, если иное не предусмотрено договором поручительства (ст. 363 ГК). Таким образом, размер применяемой к поручителю меры может быть изменен соглашением сторон.

4. В числе способов, предусмотренных ст. 12 ГК РФ, принято выделять меры гражданско-правовой ответственности, к которым относятся возмещение убытков, взыскание неустойки и компенсация морального вреда . К мерам ответственности могут быть отнесены и иные санкции, например изъятие из оборота и уничтожение без компенсации материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, оборудования и материалов, из которых такие носители изготавливались (ст. 1252 ГК), а также требование об уплате процентов за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате (ст. 395 ГК) .

———————————
Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. Т. I: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права. С. 420 — 421.

О природе этой меры см.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 8 октября 1998 г. «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами».

Меры гражданско-правовой ответственности возлагаются на лицо, нарушившее право, с целью восстановить имущественное положение потерпевшего или компенсировать причиненный ему моральный вред, а потому имеют неблагоприятные последствия для правонарушителя .

———————————
Об имущественном характере неблагоприятного воздействия на лицо, допустившее нарушение гражданских прав или обязанностей, писал, например, В.П. Грибанов: Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав (серия «Классика российской цивилистики»). М.: Статут, 2000. С. 310 — 312.

Иные предусмотренные комментируемой статьей меры гражданско-правового воздействия принято называть мерами защиты гражданских прав в узком смысле.

5. Положения комментируемой статьи имеют важное значение для реализации субъективных гражданских прав, поскольку в них содержится неисчерпывающий перечень способов защиты гражданских прав, допускающий возможность использования иного, не указанного в ст. 12 ГК РФ способа защиты нарушенного права в случае, если такой способ прямо предусмотрен федеральным законом. Поэтому к способам защиты гражданских прав следует отнести также целый ряд мер гражданско-правового воздействия, например требование о государственной регистрации перехода права собственности, заявляемое в соответствии с п. 3 ст. 551 ГК РФ, в случае, когда другая сторона договора продажи недвижимости уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость. Особым способом защиты гражданских прав можно считать также требование, предъявляемое к нарушителю исключительного права о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя (ст. 1252 ГК).

Новым для гражданского права является такой способ защиты, как требование о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ. Возможность предъявления этого требования предусмотрена Федеральным законом от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее — Закон о компенсации), введенным в действие с 4 мая 2010 г. Эта мера подлежит применению к публично-правовому образованию, допустившему указанное нарушение, имеет имущественный характер, а последствия ее применения явно неблагоприятны для правонарушителя. Однако взыскиваемая сумма «компенсации» не может быть расценена как убытки, возмещаемые потерпевшему при причинении вреда актами власти, поскольку п. 4 ст. 1 названного Федерального закона эти способы защиты «разводит».

———————————
Российская газета. 04.05.2010. N 94.

6. Правообладатель, исходя из своих интересов, вправе избирать любой способ защиты, разумеется отвечающий существу нарушенного права и характеру правонарушения. Кроме того, он вправе сочетать разные способы защиты. В упомянутом выше случае предъявления требования о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество по договору продажи недвижимости сторона договора, заявляющая такое требование, вправе также требовать взыскания со стороны, необоснованно уклоняющейся от государственной регистрации перехода права собственности, убытков, вызванных задержкой регистрации .

———————————
В таких случаях, как пишет В.С. Ем, происходит «субсидиарное применение наряду с главной мерой защиты дополнительной меры защиты» (см.: Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права. С. 423).

stgkrf.ru

Арбитражный суд Поволжского округа

Обобщение судебной практики на тему «Правовые проблемы избрания способов защиты и самозащиты гражданских прав»

Обобщение судебной практики

на тему «Правовые проблемы избрания способов

защиты и самозащиты гражданских прав»

В соответствии с Планом работы Федерального арбитражного суда Поволжского округа на первое полугодие 2014 года изучена и проанализирована судебная практика в целях выявления правовых проблем избрания способов защиты и самозащиты гражданских прав, а также выработки единых подходов к их разрешению.

Согласно существующей доктрине для достижения сути защиты субъективных прав относительно объекта гражданских прав имеют значения два основных понятия – «форма защиты» и «способ защиты», при этом способы защиты субъективных гражданских прав указывают на тот конкретный правовой инструмент (набор инструментов), который применим при нарушениях обозначенных прав, тогда как форма защиты есть ответ на вопрос, как он применяется.

Актуальность изучения проблемы избрания способа защиты прав обусловлена наличием в судебной практике определенных недочетов в квалификации правовых критерий относительно избранных участниками экономического конфликта названного правового инструмента (способ защиты).

Положения статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) определяют способы защиты гражданских прав, которые, по сути, носят открытый характер в их определении.

В настоящее время имеются разъяснения, изложенные в пункте 3 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в котором отмечено, что, если на стадии принятия иска суд придет к выводу о том , что избранный способ защиты права собственности или другого вещного права не может обеспечить его восстановление, данное обстоятельство не является основанием для отказа в принятии искового заявления, его возвращения либо оставления без движения.

Такие принципы согласуются и с процессуальными нормами (статья 133 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), применение которых разъяснено в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.2006 № 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству».

Право на самозащиту гражданских прав (т.е. на защиту гражданских прав без обращения к юрисдикционному – судебному или административному органу) закреплено в статьях 12 , 14 ГК РФ . Однако самозащита гражданских прав не может быть неограниченной: в соответствии с предписаниями второго предложения статьи 14 ГК РФ способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения.

По вопросу о том, что есть соразмерность способа самозащиты допущенному нарушению, высказались Пленумы Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, которые разъяснили, что при разрешении споров, возникших в связи с защитой принадлежащих гражданам или юридическим лицам гражданских прав путем самозащиты, следует учитывать, что самозащита не может быть признана правомерной, если она явно не соответствует способу и характеру нарушения и причиненный (возможный) вред является более значительным, чем предотвращенный ( пункт 9 постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Как правило, признавая те или иные действия по самозащите права соразмерными нарушению, суды не объясняют, на основании каких именно обстоятельств они сделали вывод о соразмерности.

В немногочисленных делах, в которых суды все же приводили те обстоятельства, на основе которых ими был сделан вывод о соразмерности избранного способа самозащиты, можно встретить, к примеру, следующие рассуждения. Так, Федеральный арбитражный суд Центрального округа по одному из дел указал следующее: самозащита хранителем своего права на получение вознаграждения за хранение посредством удержания товара была признана несоразмерной, так как плата за хранение была крайне невысока (не более 5% от стоимости товара) по сравнению с его стоимостью ( постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 10.10.2006 по делу № А09-11799/04-9. ).

В другом деле того же суда способ самозащиты (удержание имущества) был признан несоразмерным, так как было установлено, что лицо, удерживающее имущество, извлекает доходы, которые значительно превышают суммы расходов по оплате коммунальных услуг, истребуемые истцом ( постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 20.04.2001 по делу № А62-159/2000).

Таким образом, и в первом, и во втором случае суды применили один и тот же критерий оценки соразмерности действий по самозащите гражданского права – соотнесение денежного выражения защищаемого права и потенциальных убытков, которые могут возникнуть у лица, в отношении которого применяются меры по самозащите.

Возмещение убытков – универсальный способ защиты гражданских прав.

При рассмотрении спора по делу № А06-4829/2013, в котором оспаривался отказ Управления земельными ресурсами администрации города Астрахани в предоставлении земельного участка в собственность, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа отметил правильность позиции суда апелляционной инстанции относительно ошибочного избрания заявителем способа защиты гражданских прав, поскольку специальные положения части 6 статьи 36 ЗК РФ определяют механизм восстановления таких прав при отказе в приобретении земельного участка в собственность (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 11.04.2014 по делу № А06-4829/2013).

По делу № А55-3389/2010 О диннадцатый арбитражный апелляционный суд, отменяя решение суда первой инстанции, исходил из принципов разграничения действий органов местного самоуправления, учитывая, что между сторонами фактически возник спор по условиям договора купли-продажи земельного участка, такой спор может быть разрешен только в рамках искового производства в соответствии с требованиями статей 445, 446 ГК РФ, оспаривание действий администрации не допускается (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 30.07.2010 по делу № А55-3389/2010).

При разрешении спора по делу № А57-3374/2008 судебные инстанции ошибочно по сути рассмотрели вещно-правовой спор в порядке главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) , обязав Комитет по управлению имуществом предоставить право собственности на земельный участок, при этом суды не учли положения статей 218, 223 ГК РФ и статьи 36 ЗК РФ (решение Арбитражного суда Саратовской области от 21.05,2008, постановление Д венадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.11.2008, постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 02.03.2009 по делу № А57-3374/2008).

Аналогичные подходы при квалификации способа защиты отражены в судебной практике:

— постановление Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.12.2013 по делу № А39-934/2012;

— постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 24.07.2013 по делу № А51-26349/2012;

— постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 31.05.2011 по делу № А24-3145/2010;

— постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.03.2014 по делу № А42‑387/2013;

— постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.06.2013 по делу № А05‑11917/2012;

— постановление Федерального арбитражного суда Северо‑Кавказкого округа от 01.07.2011 по делу № А32-30026/2010;

— постановление Федерального арбитражного суда Северо‑Кавказкого округа от 03.06.2013по делу № А20‑1234/2012;

— постановление Федерального арбитражного суда Северо‑Кавказкого округа от 28.04.2011 по делу № А32-8941/2009;

— постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 02.02.2012 по делу № А50‑7289/2011;

— постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 29.07.2010 по делу № А71-126/2010;

— постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 02.08.2011 по делу № А76-37526/2009.

При рассмотрении дела № А55-16610/2013 Арбитражный суд Самарской области и О диннадцатый арбитражный апелляционный суд не учли право прокуратуры требовать признание недействительности сделок без предъявления требования о применении последствий их недействительности (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 23.04.2014 по делу № А55-16610/2013) .

Разрешая спор в рамках дел № А57-14551/2011, А55-21354/2011, судебные инстанции сделали обоснованный вывод о том, что требования о признании права отсутствующим могут предъявляться в исключительных случаях, а именно когда права заинтересованного лица не могут быть защищены с помощью иска о признании права или истребовании имущества из чужого незаконного владения, применительно к спорному случаю возврат имущества допускается только при использовании виндикационного иска (постановления Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 08.11.2013 по делу № А57-14551/2011, от 23.01.2014 по делу № А55-21354/2011) .

При рассмотрении дела № А57-9677/2012 Федеральный арбитражный суд Поволжского округа отменил принятые по делу судебные акты, поскольку были нарушены правовые положения статьи 12 ГК РФ. Администрация избрала способ защиты не соответствующий характеру прав, поскольку только лицо, считающее себя собственником, находящегося в его владении недвижимости, вправе обращаться с иском о признании права собственности, эти критерии судами первой и апелляционной инстанции не были учтены (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 09.12.2013 по делу № А57-9677/2012.) .

Аналогичные подходы относительно оборота объектов недвижимости и способов защиты были отражены в деле № А55-1082/2013 и существуют в практике других окружных судов:

— постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 29.01.2014 по делу № А82-15970/2012;

— постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31.10.2012 по делу № А45-13414/2012;

— постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа по делу от 18.03.2008 по делу № А47-8685/2007.

По делу № А12-1106/2013 по заявлению ОАО «Волжский азотно‑кислородный завод» о признании незаконным бездействия ТУ Росимущества в Волгоградской области, выразившегося в непринятии у общества по акту приема-передачи федерального имущества – аппаратуры оповещения, отдельно стоящего убежища, расположенного на автодороге, суд кассационной инстанции пришел к выводу, что спор возник из гражданско-правовых отношений, и не связан с осуществлением ТУ Росимущества властных полномочий по отношению к акционерному обществу. Защита гражданских прав осуществляется способами, указанными в статье 12 ГК РФ, данная норма не предусматривает возможности обжалования действий либо бездействия государственного органа. В связи с этим суд первой инстанции правомерно указал на избрание обществом ненадлежащего способа защиты гражданских прав, требование о признании незаконным бездействия Управления, выразившееся в неисполнении гражданско-правового обязательства, не может быть удовлетворено в порядке главы 24 АПК РФ. Поскольку суд может возложить на орган, осуществляющий властные полномочия, обязанность совершить определенные действия в целях устранения нарушения законных прав и интересов заявителя только при признании оспоренных действий (бездействия) незаконными (часть 5 статьи 201 АПК РФ) (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 24.09.2013 по делу № А12-1106/2013).

По делу № А55-31250/2012 по исковому заявлению ООО «Ю.Н. КОМПАНИ» к Территориальному управлению Росимущества в Самарской области о признании договора аренды продленным на неопределенный срок, суд установил, что по истечении срока действия договора аренды истец продолжает пользоваться арендованным имуществом, своевременно и в полном объеме оплачивает арендную плату. Вступившим в законную силу решением по делу № А55-3575/2010 условие о расторжении спорного договора аренды признано не наступившим.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу, что истцом при заявленных требованиях избран ненадлежащий способ защиты права. Признание сделки продленной на неопределенный срок на прежних условиях не относится к способам защиты гражданских прав, установленных действующим законодательством. При отказе одной из сторон договора от исполнения данного договора надлежит использовать соответствующие способы защиты, к каковым могут быть отнесены присуждение к исполнению обязанности в натуре, возмещение убытков, негаторный и виндикационный иски и другие. Такой способ защиты, как признание договора продленным на неопределенный срок, не конкретизирован и не влечет восстановления определенных субъективных прав истца, в связи с чем в иске отказано правомерно (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 08.07.2013 по делу № А55-31250/2012).

По делу № А72-9671/2012 по исковому заявлению ООО «Сервис» к ИП Федорову В.В., ФГБУ «ФКП Росреестра» о признании права на обращение, суд пришел к выводу, что между сторонами имеет место спор о праве, подлежащий рассмотрению в порядке искового производства, ГК РФ не содержит такого способа защиты гражданских прав, как обращение с иском о признании судом права какого‑либо лица на обращение в административный орган. В связи с этим суды признали избранный заявителем способ защиты нарушенного права ненадлежащим, указав, что применение данного способа не приведет к восстановлению нарушенного права (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 04.07.2013 по делу № А72-9671/2012).

По делу № А55-9905/2011 по исковому заявлению Министерства имущественных отношений Самарской области к ИП Коротееву Дмитрию Александровичу об освобождении земельного участка, суд пришел к выводу, что, поскольку между сторонами существуют договорные отношения по поводу спорного имущества (индивидуальный предприниматель использует земельный участок на основании договора аренды, не прекратившего своего действия), а фактически истцом заявлен виндикационный иск, который носит внедоговорный характер и защищает право собственника, как абсолютное субъективное право, исходя из разъяснений, содержащихся в пункте 34 постановления от 29.04.2010 № 10/22, суд посчитал, что спорные правоотношения сторон, возникающие из договора аренды, могут быть урегулированы в самостоятельном порядке. Поэтому у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для удовлетворения иска об истребовании из чужого незаконного владения занимаемого земельного участка, как отсутствуют основания для удовлетворения требований в порядке статьи 622 ГК РФ (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 22.08.2012 по делу № А55-9905/2011).

По делу № А72-1884/2012 по иску ТСЖ «Навигатор» к УМУП «Городской теплосервис» о признании незаконными действий, суд пришел к выводу, что действующим законодательством не предусмотрен такой способ защиты, как обязание контрагента по договору произвести перерасчет суммы задолженности. Выставление ответчиком истцу счетов с указанием количества и стоимости потребленной истцом тепловой энергии (по данным ответчика) не является основанием для бесспорной оплаты истцом указанного в этих документах количества и стоимости тепловой энергии, а также не является основанием для бесспорного списания спорных денежных сре дств с р асчетного счета истца.

Таким образом, предъявление ответчиком счета на оплату тепловой энергии не порождает обязанность истца по оплате этих счетов-фактур в случае несогласия с ними. Следовательно, само по себе выставление ответчиком счетов на оплату тепловой энергии не является нарушением прав и законных интересов истца, подлежащих судебной защите. Оспаривание действий ответчика по выставлению счетов, фактически не оплаченных истцом, в данном случае использовано в качестве способа защиты от возможного взыскания долга в будущем (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 13.11.2012 по делу № А72-1884/2012).

По делу № А57-25144/2011 по исковому заявлению акционера ЗАО «Кондитерские изделия от Прачкина» Аракеляна Валерия Давидовича к ЗАО «Кондитерские изделия от Прачкина» об обязании ответчика в течение месяца со дня вступления в законную силу решения суда по настоящему делу исключить из суммы расходов по итогам хозяйственной деятельности общества в 2009 году расходы по статье «передача на склад готовой продукции», и на основании этого произвести перерасчет чистой прибыли общества за указанный период, судами установлено, что такой способ защиты права, как обязание ответчика в течение месяца со дня вступления в законную силу решения суда по настоящему делу исключить из суммы расходов по итогам хозяйственной деятельности общества в 2009 году расходы по статье «передача на склад готовой продукции» в сумме 288 909 руб . 76 коп . и на основании этого произвести перерасчет чистой прибыли общества за указанный период, не предусмотрен статьей 12 ГК РФ либо иными законами (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 21.06.2012 по делу № А57-25144/2011).

По делу № А12-13398/2011 по заявлению Козлова А.В. к ОАО «Волгоградэнергосбыт» о признании незаконными действий совета директоров, суд пришел к выводу о том, что истцом избран ненадлежащий способ защиты нарушенного права, поскольку действующим законодательством не предусмотрен такой способ защиты, как требование о признании незаконными действий совета директоров общества, а требования истца в рассматриваемом случае не связаны с восстановлением его прав как члена совета директоров.

Пунктами 5-6 статьи 68 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» предусмотрен специальный способ защиты гражданских прав члена совета директоров акционерного общества в виде оспаривания решений совета директоров общества (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 12.07.2012 по делу № А12-13398/2011).

По делу № А65-10592/2013 по исковому заявлению исполнительного комитета муниципального образования города Казани к ООО «АРТА» и ИП Уразманову А.Р. о демонтаже рекламной конструкции., с уд апелляционной инстанции пришел к выводу, что Законом о рекламе не предусмотрен судебный порядок принудительного демонтажа рекламных конструкций, требование Исполкома о демонтаже самовольно установленной рекламной конструкции, не подлежит рассмотрению в арбитражном суде и прекратил производство по делу соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 150 АПК РФ.

Отменяя постановление апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции установил, что статья 19 Федерального закона от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекламе» не предусматривает в действующей редакции такого способа защиты права, как демонтаж рекламной конструкции на основании решения суда.

Вместе с тем введение такой процедуры, предусматривающей осуществление публичным органом права на демонтаж за счет средств местного бюджета с последующим их возмещением собственниками рекламной конструкции либо недвижимого имущества, в определенных случаях не может исключать возможность обращения в судебные органы с требованиями о принудительном демонтаже рекламы. Иное толкование норм законодательства о рекламе может быть рассмотрено как ограничение реализации конституционного права на судебную защиту (статья 46 Конституции Российской Федерации) (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 12.03.2014 по делу № А65-10592/2013).

В заключении следует отметить, что, разрешая указанные споры необходимо учитывать, что избранный способ защиты должен соответствовать характеру нарушенных прав и служить эффективным средством для восстановления нарушенных интересов. При правовой квалификации способа защиты суды, прежде всего, должны учитывать материальный интерес стороны, а также правовые цели, которые должны быть достигнуты посредством юрисдикционной формы защиты.

faspo.arbitr.ru

Еще по теме:

  • Правила отжигов Методические рекомендации по проведению выжигания сухой травянистой растительности (утв. МЧС России 23 января 2014 г. N 2-4-87-1-19) (Согласованы Министерством природных ресурсов и экологии РФ от 26 декабря 2013 г. N 04-16-36/26487, Министерством регионального […]
  • Приказу 565 Приказ Министерства природных ресурсов и экологии РФ от 28 декабря 2015 г. N 565 "Об утверждении форм, содержания и порядка представления отчетности об осуществлении органами государственной власти субъектов Российской Федерации переданных полномочий Российской […]
  • Законы иркутской области 38-оз Закон Иркутской области от 8 июня 2010 г. N 38-ОЗ "Об административной ответственности за неисполнение отдельных мер по защите детей от факторов, негативно влияющих на их физическое, интеллектуальное, психическое, духовное и нравственное развитие, в Иркутской […]
  • Приказ фтс от 29122012 2710 Приказ ФТС России от 14.05.2014 N 881 (ред. от 05.09.2014) "О компетенции таможенных органов по совершению таможенных операций в отношении энергоносителей, классифицируемых в отдельных позициях и подсубпозициях группы 27 ТН ВЭД ТС и отдельных подсубпозициях группы 29 […]
  • Сроки изготовления решения в арбитражном суде ВС: Поздняя публикация судебного акта в КАД позволяет восстановить срок на обжалование Мотивированный текст решения судьи АСГМ Виталия Зубарева слишком долго публиковался в КАД, а проигравшая сторона спора при подаче апелляционной жалобы ориентировалось именно на эту […]
  • Закон рф 15-фз Закон "О запрете курения" Федеральный закон от 23 февраля 2013 г. N 15-ФЗ"Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака" С изменениями и дополнениями от: 14 октября, 31 декабря 2014 г., 30 декабря 2015 г., 26 […]
  • Закон самарской области 3-гд с изменениями Закон Самарской области от 31 января 2011 г. N 3-ГД "О мерах по ограничению потребления (распития) алкогольной продукции на территории Самарской области" (с изменениями и дополнениями) Закон Самарской области от 31 января 2011 г. N 3-ГД"О мерах по ограничению […]
  • Минюст приказ 67 Приказ Минюста России от 29.06.2015 № 147 «Об утверждении Порядка ведения реестра нотариусов и лиц, сдавших квалификационный экзамен» Зарегистрировано в Минюсте России 30 июня 2015 г. N 37820 МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 29 июня 2015 г. N 147 ОБ […]

Комментарии запрещены.